Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Аксель

      Открытие   05.11.2017

      Друзья, мы официально открываем двери форума для гостей! По всем вопросам можете предварительно списаться с Администрацией с помощью виджета Вконтакте или в Гостевой - мы всё объясним и поможем. 

Таблица лидеров


Популярный контент

Показан контент с высокой репутацией за 19.05.2018 во всех областях

  1. 4 балла
    Хэлкар

    Минас-Моргул

    Назгул с удовлетворением выслушал доклад своего ученика, практически незримо для глаз переместившись к большому деревянному креслу-полутрону у стены, и занял его. Мысль об усилении армии у Пороса вызвала у него снисходительную улыбку, которую тот, конечно же, не мог заметить. - Хорошая мысль, Гаруда. Подстраховать южан своими силами не будет лишним и прибавит им уверенности. Хэлкар уже давно почувствовал ауру стоящего в стороне орка и прекрасно его видел. Кроме того, он ощущал напряжение, возникшее между ним и Гарудой. Если быть точным - опасения ученика. "Наверное, беспокоится за свою шкуру",- мысленно усмехнулся Призрак. Уверенный и смелый ответ орка, несмотря на откровенно угрожающий взгляд Гаруды заставил Хэлкара (а это бывает очень редко) засмеяться. - А ты хорош, Корган. Не боишься, что мой верный ученик сделает с тобой что-нибудь страшное за то, что ты выставляешь его в таком свете - не умеющим считать и контролировать подчинённых? - Вновь усмехнувшись, Тар-Кириатан мгновенно оказался в опасной для орка близости - буквально в нескольких дюймах от его уродливой морды, от которой повеяло сковывающим страхом. - Надеюсь, ты отлично справишься со своим заданием. Оправдаешь мои ожидания - поднимешься выше, а если нет... - Тень Назгула недвусмысленно кивнула в сторону нуменорца. - Разрешу ему сделать с тобой всё, что он пожелает. А перед этим... - Теперь взгляд Кольценосца был направлен на Гаруду. И ничего хорошего в нём не было. - Имейте это в виду. Оба. Несмотря на всю ответственность, которая лежала на его плечах, несмотря на многотысячелетний опыт, иногда Призрак любил и развлечься. Было забавно видеть, как гордятся низшие, на которых он обращал внимание. Этот, небось, тоже будет щеголять перед подчинёнными подобным "покровительством". Что ж, если он выполнит свою задачу - пусть. Это Тар-Кириатана уже не будет заботить. Наконец, разобравшись с отдачей приказов, Кольценосец мог позволить себе немного побыть наедине. - Выполняйте указания. Гаруда, не просмотри армию из Моргвэя, иначе их встретит твой труп, прибитый к воротам. - Назгул тенью бесшумно скользнул за дверь кабинета ученика и быстро поднялся к себе. Предстояло ещё раз тщательно обдумать план и все возможные развития событий, чтобы неприятные сюрпризы не омрачили "жизнь" полководца, и необходимость предстать перед Властелином возникла только после того, как Минас-Тирит будет пылать огнём, а гондорцы окажутся в цепях.
  2. 4 балла
    Гаруда

    Минас-Моргул

    Гаруда просмотрел стопку бумаг с донесениями и рапортами о приготовлениях. Голова все еще гудела и цифры, похожие на гоблинские закорючки слегка расплывались перед глазами. Канцелярская робота. Ему б сейчас свеженькую девчонку лет тринадцати и бочонок пива, а не вот это вот все. Он уставился в одну точку, чтобы дать мозгу немного передохнуть. Впереди ждали великие дела. И Гаруде, не меньше своих солдат, было невтерпеж броситься с головой в безумство резни. Но впереди их ожидали не налеты и грабежи на крестьян, а бои с настоящей армией. И уж здесь явно не следовало терять голову. Ни в одном из смыслов. Внезапно в дверях встал орк, всем своим видом показывая, что он готов к войне. - Прибыли. Это хорошо.– флегматично протянул Гаруда. Он не отрывал взгляда от странного вида орка. Он что, загорать собрался? Или у них сейчас брачные игры начинаются, что он приперся сюда в таком виде? Мимолетная мысль об орочьих брачных играх вызвала в Феникса… легкое волнение. Он стрельнул в орка суровым взглядом, – Но на будущее. Приходишь в мой кабинет – называешь имя и стаешь в стойку, пока к тебе не обратятся. Гаруда собирался найти что-то, чтобы взъесться на орка и спустить пар. Но он не успел ни разозлиться, ни задать хоть один вопрос. Чем-то таким потянуло в воздухе. То ли тленом, то ли старым бабушкиным матрасом. А на небольшом балкончике позади кабинета Гаруды тихонько взвыла старушка Дороти. Она (хотя, скорее всего, то был он) была одной из тех, кого Первый привел в эту волшебную страну мертвых фей, и всегда чувствовала его приближение. - Учитель вернулся, - сообщил Гаруда, чувствуя, как невольно съёживается желудок и к горлу подступает приступ легкой тошноты. Духовное или же моральное состояние Гаруды никогда не отличалось особой стабильностью, но к воздействию на него назгулов он давно привык. Это было подобие некоего извращенного удовольствия мазохиста от того, что смертоносная аура кольценосцев как будто по своей воле постоянно пытается сломать тебя изнутри, словно спичку. Жесткое и постоянное доминирование над его волей и душой. Гаруда никогда не делился этим с самим Хэлкаром, так он наверняка должен был ощущать нечто подобное возле самого Темного Властелина. А значит, имел в этом опыт длиною в несколько тысяч лет. Никакие наркотические смеси с этим и рядом не стояли. - Стань у стены и притворись мебелью, пока он к тебе не обратится, - скомандовал Гаруда, обращаясь к орку. Прогонять его особого смысла уже не было. Тень в темных одеждах, превышающая даже внушительный рост Гаруды, вошла (или вплыла?) в комнату. Напряжение в помещении моментально выросло, и нуменорец почувствовал холодок по коже и учащенное сердцебиение, когда учитель остановился рядом с ним. Это чувство легко представить, если остаться в закрытом склепе вместе с безжалостным людоедом, а позади витает нечто, дышащее в затылок и шепчущее о пасти дьявола в глубинах ада. Только, живи Гаруда в другом мире, он и сам мог бы быть бесом, развлекающим грешников в котлах с кипятком. - Лорд Назгуль, - не вставая, Гаруда склонил голову перед кольценосцем. Его произношение же так и осталось слегка корявым и неправильным, после многих лет жизни на юге. Пока кольценосец спрашивал и давал поручения, Гаруда, не глядя на бумаги шарил между листами рукой, словно он пальцами мог чувствовать, что там написано. - Все поручения исполняются согласно назначенному сроку. Командиры назначены, обозы загружаются и будут готовы к выступлению сразу по вашему приказу. Всего наша армия насчитывает десять тысяч воинов, разделенные на тысячи, сотни и десятки, плюс полсотни троллей. Он не стал вдаваться в подробности, нюансы и мелкие осложнения, возникающие всякий раз при сборе такого войска. Вряд ли назгулу все это было интересно. Он только выслушал его план по захвату северной части Гондора и удовлетворенно кивнул. - Да, мой лорд, все ясно. Остался только один вопрос. Крысы на Бродах Пороса. Они стоят там уже давно, и, в общем-то, всегда удачно отбивали набеги южан. Но сейчас на южном берегу собралась армия под знаменем Багрового Ока. Об этом мне сообщили мои разведчики, вернувшиеся с южного Итилиэна. Я еще не послал разведчиков к самому лагерю, но есть предположения, что та армия собирается сломить сопротивление гондорцев на Бродах. Так вот, не стоит ли нам послать еще один отряд с севера, в качестве усиления? Мы могли бы отправить туда подкрепление Моор… - он указал на орка, удачно слившегося с интерьером, имя которого он не мог вспомнить, пока не вспомнил, что вообще его не знает, - из отряда Кровавых Стрел под командованием сего прелестного господина. С тобой ведь прибыла тысяча воинов, - наконец-то и очень вовремя Гаруда нашел доклад о переброске элитного отряда лучников в Минас-Моргул, - тысяча ведь, верно? Гаруда посмотрел на орка, и что-то как-то его взгляд слегка насторожил Феникса. Но он не сказал ни слова в присутствии назгула, только окинул орка взглядом как будто пророчащим повешение на мясницких крюках, пока его тушка не скукожится, и ее не съедят черви, если тот вдруг надумает расстроить Кольценосца и подпортить жизнь Гаруде.
  3. 3 балла
    Элладан

    Долгое Озеро

    Серый густой туман был здесь, кажется, всегда. Он и не думал полностью рассеиваться, то отползая, то снова сворачиваясь плотными жгутами, клубками, словно живой. Создавалось впечатление, что он и есть такой, дышит, пульсирует, шепчет, играя с теми, кто не побоялся сегодня покинуть город. Самая подходящая погода для темных дел. Собравшиеся на берегу люди и нелюди уже привыкли к нему, почти перестав обращать внимание - и зря. Один из таких, особо густых, клочков серого тумана, подобравшийся к ним поближе, насмешливо хмыкнул. Еще пара секунд, и его клочья сложились в высокую фигуру в темных одеждах и длинном, таком же дымчатом, что и туман плаще. Именно из-за него, кажется, пришелец так удачно сливался с обстановкой. Он был довольно высок, но как-то обманчиво строен, издалека его можно было принять, пожалуй, за молодого человека, ровно до того момента, как тот не начинал двигаться. Именно эти движения, плавные, ртутно текучие, выдавали в нем представителя старшего народа. Все остальное разглядеть было довольно сложно, маскировочный плащ скрывал фигуру, капюшон - волосы, а такой же серый платок на лице - его черты. Только глаза было хорошо видно, светло серые, льдистые, холодные, обрамленные светлыми, словно инеем покрытыми, ресницами. Через левый проходил тонкий, давнишний уже шрам. - Какая неожиданная встреча. Голос был чуть намешливым и таки же холодным, как ии взгляд. Эльф вряд ли был знаком людям, а вот гному - вполне. Он, иногда, приходил в озерный город и здешние завсегдатаи его видели, и не раз. И, конечно, его не могла не знать девушка - одного из стражей границ и охотника Лихолесья. Разведчика. Перекатиполе. Ехидного, циничного, презирающего опасность и ненавидящего тьму. Этот эльф часто путешествовал по округе, иногда по заданию короля, иногда просто так, ища приключений на свою.... голову, охотясь на пауков или прочих темных тварей. По характеру эльф был довольно замкнутым, нечасто можно было услышать от него что-то лично-прочувствованное. А вот байку - может быть. Только во понять, шутит он, или говорит всерьез, было трудно. Звали его Морриэль, это имя знали все, на него он откликался - и только очень немногие помнили еще, что это не имя а прозвище. А имя... оно разве что у домашних в памяти еще жило, да у короля, быть может. В Лихолесье его видели нечасто, Морри предпочитал дорогу и лес. Семьи у него не то чтобы не было, но... с женой он прожил долго, потом пути их разошлись и теперь она жила в их домике в лесу, а он наведывался туда время от времени, не особенно торопясь. Дети давно выросли... Да что там дети - внуки тоже. К ним можно было заскочить на бокал вина, послушать новости за последние годы.... Но, тоже, особенно не тянуло. Вот он и развлекался, как мог. - Что это вы тут делаете, словно контрабандисты какие?
  4. 3 балла
    Кхарн

    Барад-Дур[Тронный Зал]

    Пока все его так называемые собратья излагали свои планы и изгалялись в верности Вожаку, Хольдар едва сдерживал себя, чтобы не захохотать. Всё-таки здесь серьёзное собрание проводится, все пыжатся перед их Властелином - негоже будет портить столь знаменательное событие неуместным в этих стенах смехом. Но тем не менее вести были столь приятны, что не развеселиться было просто невозможно. Ведь наконец-то он сможет искупаться в крови эльфов и людей, и никто не будет сдерживать его голод - сам Вожак дал приказ к началу резни. Когда-то, очень-очень давно, Хольдар слыл самым успешным рейдером Севера. Все ватажники бились за право пойти с ним в очередной набег, потому что знали: где Хольдар, там непременно будет добыча. Весь Рованион, от долины Андуина и до Рунского леса слышал его боевой клич, и тогда они молились всем своим божкам, чтобы он обошёл их стороной. Он положил конец королевству Ночи, он сразил сразу трёх огнечервей Пустоши, он первый пересёк море Рун с запад на восток и разорил всё побережье, в том числе зарождающийся портовый город Илтир, заставив Хамула Чёрного взвыть в бешенстве и бессильно сыпать проклятиями в пустоту. От него в равной степени страдали и люди, и гномы, и твари, звавшиеся орками, убивать которых было особенно приятно. Даже эльфам от него досталось, когда он первый из людей рискнул войти вглубь Зеленолесья по реке Лесной в самое сердце владений короля Орофера. Он же единственный, кто смог вернуться обратно, так что эльфы досадили ему больше. Уже к сорока годам он скопил столько богатств, имел славу харизматичного и удачливого предводителя и имел такое влияние среди своего народа и родственных ему племён, что мог без особых усилий сковать себе обширное и далеко не бедное царство, но ему не интересно было править. Он обожал походы и сопровождающее их чувство опасности и неизвестности, когда не знаешь, что ждёт тебя за поворотом и как встретят тебя в очередной деревне. Ему претила размеренная жизнь с детьми и жёнами, и он с радостью собирал новую ватагу и отправлялся навстречу новым открытиям, новым сражениям и новым победам. За все его подвиги и походы, а также репутацию среди других народов, ему дали прозвище Фирдругнах - Приносящий ужас врагу. Так бы и прошла его жизнь, полная опасности, крови и убийств, но в целом незначительная в рамках всего мира, пока однажды он не разграбил один довольно крепкий торговый обоз, не побоявшийся в открытую следовать вдоль Келдуина к морю Рун, в непосредственной близости от негласных владений Хольдара. Естественно, он не мог оставить подобную наглость безнаказанной и вместе со своими людьми стальным смерчем прошёлся по обозу, не оставляя никого в живых и захватив богатую добычу. Но среди золота, шелков и пряностей ему в глаза бросилась не такая уж и ценная на первый взгляд безделушка - кольцо из чернённого серебра с куском янтаря в оправе. Пусть камень был настолько мастерски огранён, что поделки местных мастеров не шли ни в какое сравнение, но всё же янтаря на землях народа Хольдара было столько, что его никто даже и за ценный камень не считал. Но именно это кольцо чем-то так приглянулось воину, что он, доселе никогда не носивший никаких украшений и презиравший тех, кто балует себя подобными цацками, не сумел удержаться и надел его на палец. И пусть с небес не грянул гром и не осыпались молнии, а враги не попадали тут же замертво, да и сам Хольдар не ощутил никакой сверхъестественный прилив сил, но он чувствовал, что этому кольцу самое место именно тут, на его не единожды сломанном, грязном пальце. Впервые Кольцо (а оно, как несложно догадаться, было одним из Девяти колец людей) проявило себя годом позднее, когда Хольдара неожиданно, но непреклонно потянуло на юг, к чёрным горам Опалённой земли. Собрав самую большую за все годы ватагу, он отправился в новый поход в земли, которые раньше считались запретными и их сторонились все, кто не желал сгинуть в её чёрной утробе. Но вот он, разбив несколько отрядов подвернувшихся под руку орков, вступил наконец в Мордор, где его уже ожидал высокий темноволосый мужчина в самом расцвете сил, в богатых воронёных доспехах и с булавой наперевес. Его лицо было слишком красивым для человека и было больше похоже на смазливое личико эльфов, нетронутое ни морщинами, ни тем более шрамами, но его глаза... Они горели подобно глазам самого Хольдара. В них бушевало желание принести в Средиземье кровь и огонь, и бушевало с такой неистовой яростью, что впервые за всю свою жизнь мужчина засомневался в своих силах. И именно это, не ведомое ранее им сомнение, и даже можно сказать страх, побудили того бросить вызов этому человеку, решив в бою между собой узнать, кто из них истинный Приносящий ужас. Человек принял вызов, и находящиеся вместе с ними воины стали свидетелями самого ожесточённого поединка в их жизни. Об этом бое впоследствии могли бы сложить песни, выйди Хольдар из него победителем или же погибни от руки этого воина. Но он не сумел ни победить, ни умереть. Чёрный воитель сумел повергнуть Хольдара, но в то же время сохранил тому жизнь в обмен на клятву. Клятву сражаться против врагов его, как против своих, не испытывая ни жалости, ни пощады, и явиться на его зов, когда бы тот ни прозвучал. Именно такой оказалась первая встреча Хольдара с Гортхауром, Великим Вожаком, после которой он стал его верным псом. Стоит сказать, что звал его Вожак не так уж и часто. Ему нисколько не мешали кровавые походы воина по всему северу. Даже больше, они способствовали его планам по наведению ужаса и террора на землях, вплотную прилегающих к королевству Орофера. Поэтому предводитель разбойников жил так же, как и прежде, и лишь его походы с каждым разом становились всё успешнее, и вместе с тем кровавей. Неладное заметили уже гораздо позже, когда, вопреки всему, что люди знали о мире, Хольдар просто-напросто перестал стареть, оставаясь всё таким же полным сил и энергии, ведя в рейды уже внуков тех, с кем ходил раньше. Но при этом он сильно изменился внутри, и эти изменения заставляли дрожать от страха даже самых смелых и опытных мужчин. Пусть с годам он и не старел, но постепенно в нём оставалось всё меньше и меньше человеческого. Теперь вместо добычи и славы он совершал набеги лишь ради нового боя, где он наслаждался резнёй и последующим истязанием пленных, чего раньше за ним никогда не водилось. Более того, вспышки немотивированной жестокости стали случаться и в отношении своих же соплеменников, которые могли лишиться головы просто за то, что недостаточно быстро уступили дорогу. Теперь он приносил ужас не только врагам, но и своим товарищам, которые не раз совершали попытки избавиться от него. Но ни яд, ни засады, ни стрелы в спину не смогли убить Хольдара. А после многочисленных расправ и прочих учинённых им злодеяний его же люди боялись не то что смотреть на него, но даже произносит вслух его имя. Небольшие проблески прежнего великого предводителя проявлялись лишь тогда, когда его призывал Вожак. Тогда Хольдар вновь становился собранным, готовым ко всему командиром и управлял своими ватагами так, как прежде. Однако если раньше люди шли за ним, видя в нём достойного их верности главаря, который приведёт их к победе и славной наживе, то теперь они подчинялись ему только из-за страха. Как известно из истории, Гортхаур, или Саурон, был на какое-то время пленён королём Нуменора, после чего вернулся и стал готовиться к войне. Но за этот период его отсутствия Хольдар окончательно теряет остатки своей человечности. Его кожа стала тонкой и бледной - казалось, что сквозь неё можно рассмотреть сосуды и внутренности, черты лица заострились, как у хищной птицы, глаза изменили свой цвет, из серых став янтарными, и теперь они всегда были налиты кровью. Он и сам словно истончился, но при этом его физическая сила не только не угасла, но даже возросла. Но самые страшные изменения случились в душе мужчины. Из неё исчезло всё тепло, всё сострадание, она превратилась в бездонный тёмный провал, в пустоту, которую всё время необходимо было заполнять, и она не хотела ни богатств, ни земель, ни женской ласки - ей хотелось лишь крови. Эта неистовая жажда убийства вместе с пропажей единственного существа, способного его усмирить, превратила Хольдара в сорвавшегося с цепи бешеного пса, бросавшегося на любого, кто окажется поблизости, не разбирая кто перед ним - друг или враг. Он собственноручно вырезал собственное племя, все прочие родственные племена предпочли сбежать за Мглистый хребет или в Драконью Пустошь, только бы сбежать от той взбесившейся неумирающей твари, в которую превратился некогда величайший из их народа. На него объявили охоту эльфы Зеленолесья и гномы Серых гор, и, поскольку он, при всей своей силе, всё же не мог противостоять им в одиночку, рейдер нашёл себе новую ватагу - так презираемых им раньше орков. Те представляли собой ущербную версию нового Хольдара: злобные, кровожадные, не чурающиеся никаких подлостей и зверств создания, для которых убить легче чем почесаться. А уж если напустить на них страху... Уж это Хольдар умел прекрасно. Так что довольно скоро он собрал под своим началом несколько сотен орков в основном из Серых гор и принялся терроризировать Рованион, и в особенности Зеленолесье, к обитателям которрого он, благодаря Кольцу, извратившего его и сделав более сильным, более живучим, но подобием орков, воспылал неугасимой ненавистью. Но вот спустя годы Вожак вернулся и созвал всех своих слуг, чтобы подготовиться к войне, ознаменующей собой конец целой Эпохи. И, конечно же, Хольдар откликнулся на зов. В битве при Дагоралде и в последующей осаде Мордора ратями Последнего Союза он был одним из тех, кто возглавлял казавшиеся бесчисленными полчища орков, которые слушались его беспрекословно. Там он наконец встретился лицом к лицу с теми, с кем так долго вёо кровопролитные, но скоротечные стычки в лесах Рованиона, и кто как правило предпочитал осыпать его и его ватагу стрелами издалека. Теперь же он мог наконец ворваться в их сверкающие ряды с окровавленным мечом в руках и посеять там смерть и ужас. Что он и не преминул сделать, радостно хохоча от каждой принесённой им гибели. В конце он скрестил мечи с самим королём Орофером и сразил его, после чего тут же пал сам от руки его сына. Так оборвалась жизнь телесной оболочки Хольдара, однако дух его выжил, хоть и впал в спячку после того, как Кольцо Вожака было отнято у того вместе с его пальцем. Вернулся он уже спустя тысячелетие, когда Гортхаур собрался с силами и вонвь сумел призвать своих слуг к своему трону. Так Хольда узнал, что он не единственный Кольценосец, но никого из них кольцо не уродовало так, как его. Да, все они стали холодными, жестокими призраками, разбрасывающимися жизнями простых смертных как им заблагорассудиться, но все они сохранили остатки своей прежней личности вместе со своими целями и устремлениями. Кто-то грезил былым величием и тратил свои силы на то, чтобы вренуть его из пучины забвения, кто-то стремился сделать свой народ хозяевами на своей же земле, считая, что ту у него отняли, кто-то просто игрался, возводя и разрушая новые и новые империи, кому-то просто нравилось возиться со всякими диковинными тварями, поставляя их на службу своему Господину. И только Хольдар полностью утратил себя прежнего и продолжал своё существование ради одной только резни, желая, чтобы кровь никогда не переставала литься. И Вожак, конечно же, это видел и давал задания ему под стать. Он помогал Хэлкару уничтожать северных дунадан, но если Первый Кольценосец создавал королевство и вёл армии в масштабные сражения, то Хольдар со своими ватагами орков выискивал мирные деревушки и небольшие города Артедайна и Кардолана и вырезал всё их население подчистую, наводя ужас на весь Эриадор. После он помогал Хамулу, устраняя конкурентов его очередного Проекта, а затем привёл орков в Каленардон, стремясь сделать из него безжизненную пустыню, и если бы не Эорл Юный, ему бы это вполне удалось. Помимо этого он возглавлял карательные походы Мордора на юг и восток, после которых у оставшихся в живых тамошних обитателей не оставалось и мысли о том, чтобы воспротивиться воле Чёрной Башни. Когда же его услуги были не нужны, Хольдар, которому не доверяли никаких дел, связанных с политикой и интригами, в одиночку, на лошади, которую колдовством и долгими тренировками готовили к тому, чтобы не сбежать в ужасе от одного только приближения призрака, после которых он уже не сильно был похож на обычного коня, разъезжал по дикому Рованиону, где, оправдывая своё прижизненное прозвище, приносил ужас местным обитателям, и при каждой возможности старался навредить эльфам теперь уже Трандуила, короля Лихолесья. Но теперь готовится не какой-то очередной мелкий поход, а настоящая большая война, сулящая целое море льющейся вражеской крови. Может быть, он сумеет наконец заполнить бездонную яму на месте его истерзанной влияние души. - Скажи, куда мне идти, Вожак, - дождавшись, когда выговорятся остальные Улайри, проскрежетал Хольдар, - И там я сложу башни из тел твоих врагов, а кровь их будет течь до тех пор, пока сама земля не станет кровоточить. [ava]https://avatarko.ru/img/kartinka/29/film_mech_nazgul_28862.jpg[/ava] [nick]Хольдар[/nick]
  5. 3 балла
    Мортанг

    Минас-Моргул

    [nick]Корган[/nick] [ava]https://pp.userapi.com/c845321/v845321734/3aaf7/7NllsCloUo4.jpg[/ava] Не понятно, что именно раздражало в нём их командира. В последний раз доспех был сильно повреждён и его отправили на небольшой ремонт, но это ни сколько не мешало рваться в бой и крушить всех и вся. Было видно, что их так называемый "командующий" был больше похож на неврастеника или сумасшедшего. Сначала он рылся в бумагах, потом тыкал в него, указывал. Таких выскочек Корган не очень любил, но в армии пока ты не достиг нужного ранга ты должен выполнять команды. После непонятной брани в адрес командира "Кровавых стрел", он изменился в лице и начал махать в сторону угла рядом со шкафом и параллельно пытаясь навести порядок у себя на стене. Корган не спеша отошёл в указанное место и понял, почему их командор так изменился в лице. Начало веять холодом, внутри Коргана вместо злобы и усталости вдруг взвыло чувство тревоги и в дверь медленно почти плывя по полу вошёл воин в темных одеждах. Это был один из кольценосцев. Корган и ранее видел их, но не так близко, почти лицом к лицу (хотя было ли у них вообще лицо это оставалось под вопросом). Леденящим и одновременно шипящим голосом посланник обратился к командору, и начала раздавать указания. Командора звали Гаруда, и где то это имя уже он тоже слышал, надо будет спросить у своих, уж больно часто про них говорили из "отряда Мясника" - пронеслось в голове у Коргана. Затем Гаруда начал отчитываться перед своим посланником и с обнадёживающим лицом повернулся в сторону Коргана - из отряда Кровавых стрел под командованием сего прелестного господина. С тобой ведь прибыла тысяча воинов, тысяча ведь, верно? - как показалось Коргану с небольшим испугом и обнадёживающим взглядом к нему обратился его командир - Корган, меня зовут Корган. И со мной 2 тысячи лучших стрелков Мордора и 3 тысячи в резерве готовые явиться по моему первому зову - с ухмылкой на лице отрапортовал командир "Кровавых стрел"
  6. 2 балла
    Кхарн

    Гундабад [Подгорный город]

    - Чего-чего ты просишь? Разрешения? - не поверил своим ушам Мадрак. - Вождь, ты не обращай внимания, он поехавший, - вступился за своего спутника Шныр, тем не менее получая один шокирующий удар за другим вместе с каждым произнесённым словом полукровки. Ну в самом деле, эти откровения совсем уже ни в какие ворота не лезут, даже несмотря на довольно широкий по мнению самого гоблина кругозор. Ну ладно, пусть он даже богат (хотя где он это богатство может прятать - непонятно. Да и не совсем Шныр уверен, что хотел бы знать), но ни один уважающий себя орк никогда не откажется от ещё одного куска, да пожирнее. Дают - бери, бьют - беги. именно такими были правила жизни практически всех известных Шныру орков, ну и гоблинов тоже. Конечно, среди них были исключения в том плане, что вместо бегства предпочитали давать сдачи. Вот один из таких примеров как раз лежит и стонет тут на кровати. Но ещё ни разу ему не встречался орк, добровольно отказывающийся от причитающегося. И ладно бы может он какой подвох бы чуял, хотя ни Шныру, ни тем более Мадраку сейчас не до подвохов. Нет, он отказывается, потому что и так богат. Богат, Клыр! На такое заявление Шныр просто-напросто не нашёлся что ответить. Нет, этот их север со своими взглядами на жизнь и отношению к имуществу точно ему не сдался. И чего его вообще сюда занесло, такого специфического? Как он тут выживать намеревался? Конечно, это можно было бы списать на шаманские чудачества, но он и от этого звания отказывается. Такое чувство, что его эльф покусал, из-за чего кукуха его немного того, накренилась не туда, куда надо. - Ты, вождь, только не парься. Да, парень немного ебобо, но он правда может тебе помочь.Я сам, вот этими чистыми, как грог Мушларга, глазами видел, как ему ногу проткнули. И вот гляди, как он ходит и не хромает даже. А это ведь сегодня было, даже ни один гонг не прозвенел. Отвечаю. Да сам у него спроси. - Что, правда что ли? - недоверчиво покосился (а иначе он всё равно разглядеть толком незнакомца не мог) Мадрак. Конечно, он нипочём сейчас не отказался бы от помощи квалифицированного шамана, но факт того, что то с чего-то просит разрешение его лечить, ставит умудрённого опытом орка в тупик. Нет, это даже в чём-то приятно, но как правило орк берёт что хочет, или что может, ни у кого не спрашивая разрешения. Это как раз одна из возможностей показать другим свою крутость и тем самым заработать репутацию. Если ты просишь, то заранее ставишь себя в положение слабейшего, вынужденного унижаться перед сильнейшим. Именно поэтому и придумали товарно-денежные отношение и понятие найма, где тот, кому что-то нужно сделать, но он не может этого, называет свою цену, а тот, кто может это сделать, но ему нужно то, что есть у другого, соглашается - ни один орк не станет просто просить. По-другому просто не могло быть в обществе, где прав тот, кто силён, а слабаки им либо прислуживают, либо умирают. От того и такая реакция Мадрака на слова своего помощника. Ну как просящий что-то, а значит, самолично вешающего на себя ярлык слабака, может ему помочь? - Ну вождь, он же с севера, - вновь встрял Шныр, произнося эти слова так, будто они всё объясняют, - Ну а кого ты хотел чтоб я нашёл? Вот, все кадры, что сейчас доступны в пределах Горы и не заняты другими вождями. Я тут, можно сказать, из кожи вон лезу, а тут такое... - Ой, молчи, из кожи он лезет, - недовольно дёрнул плечом Мадрак и тут же сморщился от боли, так как от этого раньше привычного движения напряглись раны на спине. Что же, выбор, судя по всему, и правда невелик. - Ладно, поверю тебе в последний раз. Пусть лечит, раз шаман. Но учти, помру я - парни тебя первым освежуют. Но ты, Шныр, и так это знаешь. - Не помрёшь, я за этого прибабахнутого ручаюсь, - вновь преувеличено весело произнёс Шныр, но его глаза, обращённые в тот момент на полукровку, буквально кричали: "Не подведи!" [ava]https://pp.userapi.com/c846121/v846121714/1c94/Vxw1GtQ1p1s.jpg[/ava] [nick]Мадрак[/nick]
  7. 2 балла
    Финдарион

    Мория

    Финдарион ощущал странное гнетущее чувство, будто бы с каждым шагом они все больше углубляются в старую могилу. Склеп... Чувство тревоги все росло, рука сама тянулась к мечу, слегка доставая оружие из ножен. Но сталь оставалась такой же темной и холодной, и руны не излучали синего света. Глаза эльфа понемногу привыкли к темноте, в которой эльфы видят не хуже орков, ночных созданий. Правда ориентироваться в окружающем пространстве все равно было тяжело, если не сказать невозможно. Один сплошной каменный лабиринт, переходы и лестницы, боковые ответвления, в которых не запутаться мог только гном. Финдарион пониман, что в одиночку ему никогда не выбраться отсюда. Они сделали небольшой привал, когда к тэлери подошел следопыт и показал свою находку. Что-то шевельнулось в душе эльфа, он попросил Исилендила показать ему тело, прихватив с собой Дабура. Гном молча склонился рядом с покойником. - Мастер Исилендил прав... - тихо говорил Дабур. - Это дикие гоблины. Видимо они наводнили Морию после поражения Азога, возможно им стало тесно в своих глубоких пещерах под Мглистым... Он тут один, значит разведчик, или вестовой. - Но тогда... Почему тело еще здесь? Исилендил прав, эти твари всегда голодны, им не хватает пищи. Разве бросили бы они столь ценную добычу? - Возможно стрелок бы одиночкой и просто побоялся вылезать из укрытия. Опасался, что рядом еще кто-то из наших. Возможно, что гоблин убегал... - Сомневаюсь... Даже один, он бы постралася утащить труп, или... Его части. А он цел. В этом кроется какой-то злой умысел. Эти дикие твари обычно так себя не ведут, насколько я могу знать. Дабур задумался, а потом посмотрел куда-то вглубь темного коридора. - Что бы там ни было... Мы пойдем, если Балин и жив, у него в любом бы случае не хватило людей на то, чтобы расставить посты по всей Мории. Возможно он держиться ближе к Восточным Вратам. Финдарион вздохнул, но лишь кивнул в ответ. Гномы собрались тесным кружком вокруг убитого сородича и пропели тихую протяжную песнь на своем языке. После чего снова отправились в путь. Финдарион достал свой щит, в рост среднего человека. Некоторые гномы последовали его примеру. Не хотелось словить стрелу из мрака. Какой бы не была крепкой и надежной броня их доспехов, в ней всегда найдется зазор...
  8. 2 балла
    Исилендил

    Мория

    Исиль не участвовал в разговорах, так как ничего не мог рассказать. Иной раз вспоминал себя в гоблинском плену. Казалось их запах преследовал его всякий раз. когда он опускался под землю слишком глубоко. Со временем глаза привыкли ко мраку. Под ногами валялся всякий хлам, который гномы старательно не пропускали своими сапогами в отличии от следопыта. Его шаги даже в кольчуге не особо выделялись звучанием. Шли так долго, что казалось могли уже перейти сам Карадрас. И вот, наконец-то средний Ярус. Дунедайн не видел признаков жизни. Он бродил вокруг совещающихся гномов, напряженный как тетива лука, то и дело молча бросая встревоженный взгляд на эльфа. В итоге он нашел спрятанное за колонной усопшее тело со стрелой в шее. Аккуратно присев на колено, тихо извлекая древко с искривленным костным наконечником, следопыт почувствовал чей-то пристальный взгляд. Быть может это эльфский витязь заметил то, чем занимался Исиль? Он подошел к нему, вложив тихо, без лишних слов стрелу в руку, держась за рукоять меча. Заговорил на синдарине: - Тело не слишком старое. И она - указал взглядом на стрелу, - Не гномья, уж точно. И не орочья. Следопыт знал чьи это стрелы. По его голосу хорошо читалась та жгучая смесь страха и ненависти. - Не тех орков, что мы привыкли громить. Они не знают железа, потому что оно им не нужно. Это они... Твари, живущие так глубоко под землей, что сам мрак туда не пробивается. Их гонит не воля темного властелина, а голод. Если мы пойдем дальше, то все умрем.
  9. 2 балла
    Финдарион

    Мория

    Когда с уст Исилендила слетело это слово, то внезаапно скалу расчертили трещины, обозначая створки ворот. Медленно, но верно трещина посередине становилась все шире, пока ворота не распахнулись полностью, явив за собой темный проход во мрак. Все так и разинули рта. Финдарион хохотнул, когда до него дошло, и хлопнул по плечу Исилендила. - Отлично! Ответ лежал прямо перед нами, тут так и написали. Порой мы ищем сложное, там где все просто. Гномы одобрительно закивали. Наставал момент прощания и напутственных слов. Эльфы и люди пожелали им не задерживаться в подземном мире и поскоре возвращаться назад, как только будет добыта необходимая информация. Здесь останется пара дозорных, а сам лагерь оборудуют неподалеку, подальше от любопытных глаз. Ну что, пошли? - не очень громко спросил тэлери. Все кто собрался вниз собрались у ворот. Гномы в кольчугах, шлемах, вооруженные топорами, секирами, булавами, кистенями и небольшими круглыми щитами-баклерами. Во главе встали Финдарион, Исилендил, Хемминг и гном, из той троицы, чей доспех выделялся богатым убранством, которого звали Дабур Толостокостный. Зажгли факелы и вступили под темные своды. Сначала была лестница вверх, а потом коридор, ведущий вглубь. - Мы на Срединном Ярусе, согласно древней хронике Кхазад-Дума. - тихо сказал Дабур. Он также рассказал, что уже не осталось тех, кто жил в Мории, ибо то были дела давно минувших дней. Но каждый гном способен прочитать тайные знаки на стенах и найти путь в подземных чертогах своих проатцов. Также в некоторых родах передвались и другие тайные знания, от тех, кто жил здесь давно. Предки Дабура раньше обитали в Мории. Он также рассказал, что после великой войны с орками, несмотря на победу, гномы не смогли вернуться ни сюда, ни в другие места Мглистого Хребта - слишком большие были потери, остаками Семи Армий нужно было возвращаться. - Но ведь вы могли оставить тут дозорных или кого-то еще, или вернуться через год. Тогда бы сейчас орки не владели многими крепостями в Мглистых, тоже Гундабад... - Все не так сударь эльф... Мы хотели отомстить и мы отомстили. Орки были разбиты везде и загнанны в самые глубокие норы. Но у нас уже не было сил выковыривать их оттуда. А Мория... Тогда еще было рано... Знаешь у нас есть пословица: "Не буди Лихо, пока оно тихо". Может быть Ужаса, что неизверг Дурина больше нет и Балину удалось... - Я что-то такое слышал... - Да, Погибель Дурина. Кто или что это, никто дословно не может сказать. Но в песнях поется об этом, как о чем-то живом. Что бы это ни было, оно стало причиной всего этого... Дальше Дабур продолжать не стал, они продолжали путь, теперь начав наконец-то спускаться. Гномы хотели сначала проверить Срединный Ярус, прежде чем спускаться совсем вниз. Пока, что им не встречалось ничего, чтобы говорило о судьбе Балина или его отряда.
  10. 2 балла
    А лисички взяли спички, к морю синему пошли, море синее зажгли. Долго долго кроодил море синее тушил. Пирогами да блинами, да сушеными грибами. Есть вопрос тупой и плоский - что курил Корней Чуковский?
  11. 2 балла
    Кхарн

    Долгое Озеро

    Весь путь Лонсор провёл в тягостном молчании. Вообще, всё случившееся на пирсе просто необходимо было обсудить с Мортангом, но мужчина боялся делать это в присутствии юного лодочника, так как с большой долей вероятности он работал на загадочного Фреку, подрядившего его следить за Ньялом и после пообещав встретиться. Правда, Лонсор никак не мог понять, почему этот странный человек столь уверен в том, что он станет и правда всё ему доносить, а не расскажет об этой встрече гному. Гондорец ведь даже никаких гарантий не предоставлял, да и тот их не требовал.\ \на что он рассчитывает? На человеческую солидарность? На порядочность Лонсора? Нет, не то чтобы он был совсем уж непорядочным, хотя в биограыии были весьма скользкие моменты, но что помешает ему сдать Фреку с потрохами, так и не ясно. Ну, разве что обещание скорой встречи, однако можно всё выложить и попросить защиты. Вот отправят его к гномам под гору, как ценного свидетеля, и там его уже не достать. Вот только в чём он свидетель и свидетель ли? Да и вариант с проверкой никак из головы не выходит. Даже наоборот, наиболее вероятным с учётом всех обстоятельств видится. И в то же время полной уверенности в этом как не было, так и нет. А значит, здесь, в лодке, лучше помалкивать, чтобы кое-чьи уши ничего потом не смогли кое-кому донести. Да и атмосфера располагала к молчанию. Казалось, сам воздух над озером был настолько тяжёлым, что становилось трудно дышать, да и всё остальное было таким гнетущим и мрачным, что поневоле поверишь во все эти сказки о трупе дракона на дне озера. А уж когда они достигли его середины, и оба берега спрятались в стелящимся над кромкой воды тумане, Лонсора, человека вовсе не трусливого, пробрало до самых костей, заставляя вышагивать по спине толпы мурашек и содрогаться от холода и необъяснимо откуда взявшегося чувства тревоги и страха, задавив все мысли о разговоре в зародыше и вынуждая думать лишь о том, чтобы как можно скорее пересечь это тёмное пугающее место. Поэтому, когда туман наконец стал рассеиваться, а вдалеке показался противоположный берег, южанин не смог скрыть вздох облегчения. Фух, уж лучше бы он с тем Фрекой ещё раз встретился. Ни один человек не может нагнать такой жути, что обитает на середине Долгого Озера. Но вот они достигли своей цели, и мужчина даже сумел разглядеть стоявших рядом с берегом Ньяла и Сидгрейниэль, но не в одиночестве, а в компании ещё гномов и огромной лохматой собаки. Только что они там делают, Лонсор понять не смог, но по всей видимости пока что явно не собираются грузиться обратно на свои плавающие средства, которые представляли собой то ли маленькие корабли, то ли большие лодки. Странно, зачем им два корабля, если их здесь совсем немного? Или тут где-то другие их товарищи неподалёку? Их перевозчик, тем не менее, повторять манёвр гномов не стал, и у самого берег, но не доходя до него стал разворачиваться, настойчиво и непреклонно предлагая остаток пути дойти на своих двоих. Лонсор хотел было надавить на жалость паренька, показывая на свои не приспособленные для хождения в воде сапоги, но натолкнулся на глухую стену невозмутимости опытного ходока по озёрной глади, после чего плюнул и, стиснув зубы, выпрыгнул из лодки прямо в ледяную воду, мигом напустив её в сапоги и замочив себе штаны по колено, после чего как можно быстрее стал выбираться на сушу, сдерживаясь, чтобы не закричать благим матом. Вот ведь неприятность! Теперь придётся ещё и сапоги сушить - ходить и хлюпать, натереть, а потом и вовсе застудить ноги в его планы явно не входило. Заодно и расскажет всё Ньялу - хуже уже не будет. Как и ожидалось, гном был несказанно удивлён их внезапным появлением. Ещё бы, ведь он-то бросил их в Эсгароте и не сказал, что куда-то отправится вообще, не то сказать, где его искать. А тут на тебе. И Лонсор, предварительно понегодовав и высказав всё, что он думает об эсгаротских перевозчиках и их жутком непрофессионализме, стал выкладывать тому всю историю встречи с Фрекой, попутно стаскивая с себя сапоги и выливая набившуюся в них воды. Вот, теперь костёр нужно искать, чтобы просушиться. Ну что за дела? Так или иначе, но южанин рассказал всё: и как они дошли до пирса, никого там не обнаружив, и как к ним подошёл незнакомец, который о них самих знал очень даже много, как и знал об их знакомстве с Ньялом, как предложил им доставить до этого самого места, где они смогли воссоединиться с гномом и эльфийкой, и как в обмен поручил наблюдать за ними, пообещав скоро встретиться. - Вот мы и решили принять его предложение, дабы скорее приступить к нашим обязанностям в качестве ваших компаньонов. Всё же в планы вы нас никакие не посвящали, так что в любом случае я мало что смогу рассказать преждевременно. А там, если дело будет сделано, то оно уже и не важно будет. По крайней мере, я рассудил так. Ну и хотелось бы уточнить, в каких отношениях вы находитесь с сударем Фрекой? Просто у меня сложилось стойкое впечатление, что он с вами знаком, - попытался Лонсор выудить информацию из Ньяла, дабы узнать, чем на самом деле была та встреча у причалов: проверкой, или всё-таки происками конкурентов. И лишь потом уже он осмотрелся и заметил, что рядом с эльфийкой располагался стоящий на коленях, связанный и явно перепуганный человек. Все эти детали, вкупе с весьма угрожающим видом Сидгрейниэль, позволяли сделать вывод, что этот мужчина - не иначе как пленный в руках всей этой компании. Что навевает не очень позитивные выводы. - Хм, сударь Ньал, позвольте спросить, а что вы тут делаете? - чуя неладное, с подозрением спросил Лонсор. [ava]https://pp.userapi.com/c841334/v841334095/6353c/BMDjMPM-ynI.jpg[/ava] [nick]Лонсор[/nick]
  12. 2 балла
    Финдарион

    Мория

    Финдарион одобрительно кивнул Исилендилу. Он конечно знал и уважал искусство следопытов и разведчиков, но с его габаритами при всем желании ему бы не стать ни тем не другим. Финдарион всегда предпочитал открытый бой, а в таком бою крепость брони играла важную роль. Эльф в бою делал ставку на свои высокие силу и выносливость, а не на скорость, как его более леговооруженные сородичи. Свои личную дружину он тоже натаскал подобным образом, что давало им преимущество в корабельном бою перед более легковооружеными вражескими абордажниками. Был даже придуман перекидной мостик, сцепляющий два корабля и позволяющей тяжелой пехоте тэлери атаковать вражеское судно, переходя на него. В сухопотном сражении также хорошо защищенная пехота играла важную, если не ведущую роль в схватке. В боях на севере Средиземья, где конницы практически не использовалось, но приходилось иметь дело с орочьими бандами и троллями с гор, очень были ценны профессиональные воины в хорошей экипировке и защите. Часто такие отряды действовали вместе с более легковооруженными следопытами, когда последние буквально загоняли врагов на строй тяжелобронированных воинов. Это был один из излюбленных приемов этой долгой войны. - Значит, по одному от наших народов. В конце концов подземные города наугрим не место для нас. Но посмотреть на это думаю стоит. Финдарион несмотря на все, тоже испытывал какое-то странное предвкушение. Увидеть легендарные залы Дурина Бессмертного, о которых сложено столько песен на стольких языках. Даже сам Саурон когда-то в зените своего могущества не смог пробиться через Врата Мории. Тут же невольно пришла мысль, смогут ли они? Гномы явно чего-то ждали, замерев в молчании у стены. Общий "ох" вырвался у людей и эльфов, когда вышедшая из-за туч луна, а уже порядком стемнело, осветила стены Мории. Тогда один из гномов коснулся рукой стены и что-то прошептал на своем языке. Сияющие серебрянным светом линии прорезали скалу образовав рисунок, обозначающий Врата. С каждой стороны ворот под аркой было изображено по колонне. Возле колонн стояли два дерева. Почти у верха Врат, под аркой, размещались молот и наковальня, увенчанные короной и семью звёздами. В середине ворот была изображена восьмиконечная звезда Дома Феанора. - Галатилион, древо Высших Эльфов - произнес Финдарион, узнав очертания рисунка. - Да, и эмблема Дурина - ответил один из гномов, не отрывавший взгляда от стены. - Это же итильдин, что светиться лишь в звездном и лунном свете. И то лишь под действием особого слова, или только в опредленное время - благовейно говорил тэлери, наслышанный о об этом. - Все верно, господин эльф. Многие двери гномов так просто не увидишь, как и замки. Вот, что гласит надпись: "Врата Дурина, Государя Мории. Молви, друг и войди. Я, Нарви, сделал их. Келебримбор из Эрегиона начертал эти руны". Вот так. - Чтобы это еще значило... - пробурчал Хемминг. - Боюсь, что наш друг Исилендил прав. Это загадка, и если у кого-то есть ответ на нее, лучше бы сказать сейчас. Никаким другим способом нам не войти. Гномы сплотились кучкой, что-то обсуждая. Потом, тот, кто уже призвал лунные знаки проявиться, снова подошел к воротам, произнося слова на своем таинственном языке. Однако ничего не менялось. Хемминг раскурил трубку, пытаясь совладать с собой. Гномы поочередно подходили и пробовали разные слова и пароли, но все тщетно. Врата оставались закрытыми.
  13. 2 балла
    Финдарион

    Эред-Митрин

    [ava]https://enmsl-6ccne-jasminrochajuache.neocities.org/images/2x.jpg[/ava][nick]Довбур[/nick] Королевство гномов в Эред-Митрине было основано Торином Первым в 2210 году Третьей Эпохи, после его ухода из Эрэбора. Но гномы обитали в этом, самом северном горном хребте Средиземья задолго до того, как был заложен трон Нординбада. Во времена рассвета Кхазад-Дума и великих гномих городов Синих Гор, здесь обитали немногочисленные поселенцы из родов Железноруков, Камненоногов и Черновласов. Так продолжалось до середины Третьей Эпохи, когда в Кхазад-Дум пришло Лихо Дурина и гномы были вынуждены бежать или погибнуть. Тогда многие осели частично и в Серых Горах, ибо они были богатыми металлами и редким камнем. Имено по этой причине, и от того, что обширный горный хребет мог дать больше места, нежели одна одинокая гогра, Торин Первый и собрал здесь к 2210 году большую часть Длинобородов. Одного не учел он - драконы. Да, издревле они обитали в Драконьей Пустоши и в самих горах Эред-Митрина. Это было одной причин малочисленности народа казад в этих землях. Небольшие поселения были менее заметны, а Железноруки основали целую касту воинов - Драконоборцев. Они бережно хранили секреты изготовления жаростойких сплавов,из которых потом изготавливали свою броню и шлемы с масками. Веками они охотились на драконов и оберегали немногочисленные поселения гномов Эред-Митрин. После воцарения Торина, гномы стали активно рыть новые шахты и штольни, соеденять пещеры. Они просеивали золото из горных пород, добывали драгоценные камни, коих казалось горы рождали неимоверное количество. Гномы основали великий град Нординбад, где воссел на подгорный трон Торин, сын Траина. Но все это привлекло драконов, кои размножились и стали нападать на гномов, разоряя и захватывая их посления. Когда Даин Первый и его сын Фрор были убиты на порогах своего дворца в Нординбаде, это стало началом конца. Гномы стали покидать Серые Горы, кто ушел обратно в Эрэбор, а кто в Железные Горы. Однако Драконоборцы даже после этого устраивали походы к Эред-Митрин, чтобы отомтить драканам. А в горах стали появляться и множиться орки и страшные хобгоблины, не говоря уже о драконах. Лишь после смерти Смауга Ужасного и Битвы Пяти Воинств, гномы снова попытали счастья в Серых Горах. Они снова заняли опустевшие пещеры и шахты у восточных склонов, заново основав несколько добывающих послений. Некоторые предпреимчивые магнаты видели в этом шанс разбогатеть, тогда как в Эрэборе и Железных Холмах уже и мест не было, все рудные жилы были давно разработаны и поделены. Однако все равно это ни шло ни в какой сравнение с тем, что было раньше. Большая часть Серых Гор не принадлежала гномам, хотя обитавшие здесь давно ратовали за большой поход, чтобы вновь отвоевать Нординбад. - Конечно господин. - отвечал Довбур Бортимору. Старшина осмотрел двоих подопечных. Помимо маслянных фонарей, и запаса факелов у каждого была кирка и по кинжалу. Сам Довбур вооружился коротким топором. На всякий случай, здесь в Серых Горах всякое бывает, и гномьи колонии были вдалеке от Эрэбора и были представлены сами себе. Хотя конечно объдиненая дружина, которую содержали владельцы шахт и выработок и несла стражу на рубежах поселений, здесь дома были, что крепости, а засыпали с оружием под боком. - Идемьте. Довбур повел остальных за собой в шахту, которая освещалась прибытыми к стене факелами - специальные отряды следили за освещением в рабочих тунелях и жилых переходах. Гномы шли один за другим, осматриваясь и зовя Снори, но шахта молчала. Через час они пришли к тупику. Здесь был конец шахты, дальше гномы еще не пробивались. Туннель уперался в большой выступающий камень. Рядом был обнаружен затухший фонарь и сломанная кирка. - Это принадлежало Снори... Вот где он сам... - Довбур был явно озадачен.
  14. 2 балла
    Исилендил

    Мория

    Следопыты совещались в стороне долго. Было видно, что они недовольны решением своего командира. В итоге Исиль приблизился к эльфскому витязю, снарядившись в свое боевое снаряжение, поправляя кольчугу. - Мы приняли решение. От людей в Морию иду только я. Мои товарищи прикроют стоянку, а если мы не вернемся, отправятся за подмогой. Дунедайн не скрывал своих опасений по поводу прошлого провального похода гномов. И если он ошибался, то, значит переживать ни о чем, эльфов и людей позовут на неслыханный пир в самый глубокий и огромный подземный город, из когда-либо существовавших. Оставалось только войти. Лук со стрелами он также прихватил на всякий случай, как и плащ. - Как будем входить? Я не разбираюсь в гномьих загадках. И кто-либо еще, подозреваю тоже.
  15. 2 балла
    Финдарион

    Мория

    Долгий путь подходил к концу, и Хемминг Дубовый Лоб был этому несказанно рад. Почти две недели, а то и больше (несчастный гном потерял счет дням) верхом на этом плоту вдоль южных берегов Эриадора по волнам и ветрам, качка и брызги соленой воды, брр. Сырость, побери ее дракон. Гном мечтал об эле и жаренном мясе в теплых и отапливаемых подземных чертогах, коими их неприменно встретит Кхазад-Дум, ведь там был Балин. Ну, а как иначе-то? Слава Махалу, что последние несколько дней они плывут спокойными водами реки Гватло, так что гномы более менее пришли в себя, после того, как эльфы-мореходы в шутку седлали волны на своих плотах. А на плотах шли, так как не хотели привлекать слишком много внимания к походу. Эльфийские боевые ладьи у берегов, и особенно в устье реки обязательно заметит, кто не нужно. А в южных землях Эриадора обитали странные сумрачные племена, не имевшие никакого родства с благородными дунадайн Арнора. В поход отправилось двадцать охочих до драки гномов из рода Огнебородов, и еще с десяток воинов Широкозадов, и среди последних трое властных казад, что собирались оценить выгоду вложений гномов Эред Луина в дело отвоевания Мории. Если все получиться, то им сулили не только золотые горы, но и шанс утереть нос заносчивым жителям Эрэбора. Также здесь был с десяток эльфов-мореходов во главе с Финдарионом. Хемминг, предводитель шайки Огнебородов спрыгнул в реку, не дожидаясь момента, когда они подойдут к берегу влпотную. Вода была гному по грудь, но упрямый Дубовый Лоб хотел поскрее ощутить под ногами землю, а не вечно раскачающуюся и конечно ненадежную древесину. Да и еще, их проводник, предводитель тэлери был тот еще персонаж. Мало того, что ростом с тролля, так еще и этот его вечно невозмутимый вид. Не дать не взять огромная башня из железа. Для гнома так точно казалось. Иногда Хемминга бесило особая жизнерадостноть и оптиместичность эльфа-великана, когда они пересекали море. Ему, то Хеммингу, было ой как не весело. Плоты оставили под охраной четерых эльфов, которые отлично замаскировали импровизрованную стоянку. Финдарион сошел на землю, вооруженный своим чеканом, лук, колчан и щит висели за спиной, а меч на поясе. Его ламеллярная броня блестела каплями воды, словно рыбья чешуя. Остальные тэлери были леговооружены в кожаные панцири и шлемы, а их вооружением были дальнобойные ростовые луки и короткие мечи. Все поголовно были моряками и под землю не спешили, в отличии от своего предводителя, кого всегда влекла неизвестность. Финдариону приходилось бывать в горных крепостях Эред-Луина, но это было совсем другое. Черная Бездна была совершенно другим мирам, если верить рассказам. А митлондский воевода был не из тех, кто слушал рассказы, он любил их проверять на деле, становясь потом персонажем этих самых историй. Двинулись, эльфы в дозорах сзади, спереди и сбоку. Гномы с кучей скарба за спиной тесной гурьбой шагали за их огромным проводником. Финдариону пришлось не раз пришикивать, чтобы гномы перестали оживленно обсуждать детали предстоящего пути, что по фатку превращалось в галдеж. Все-таки не прогулка по Линдону, здесь уже давно не живут эльфы, а вот разного рода соглядатаи вполне могут быть. В итоге так и вышло, что Финдарион, ощущавший себя начальником яслей, в очередной раз обратился к Хеммингу, чтобы тот был потише, когда появились следопыты. Эльфы их заметили, но донести не успели, так как командир был занят разговором с гномами. У последних при виде, как будто из под земли выросших следопытов глаза из орбит повыскакивали. Финдарион лишь рассмеялся, и приветствовал перводителя дунадайн, пожав тому руку в воинском приветствии выше локтя. - Она самая! И гоблинов в порошок сотрут, и дракону напинают. Главное не пускать доблестных наугрим до трактиру. Хемминг недоверчиво покосился на Финдариона, и после поприветствовал людей от лица гномов Эред-Луина. - Когда в путь? - глаза гнома уже горели лихорадочным огнем, как и у всех его соплименников. Финдарион мог понять их, наверное тоже самое он бы почуствовал, если бы ему вновь удалось увидеть гавани Сириона или таинственный Дориат. Предводителя следопытов Финдарион знал, приходилось встречаться в странствиях по Эриадору. Исилендил слыл верным соратником, жестоким врагом орков и другом хоббитов. С таким человеком было приятно биться в одном строю. Так, что пожалуй лучшего кандидата для столь опасного дела им было трудно отыскать. Пока, что им везло.
  16. 2 балла
  17. 2 балла
    Кхарн

    Броды Пороса

    В тот момент, когда взмыленный вестовой из отправленных патрулировать дороги разъездов примчался в лагерь и сообщил о выступившей и приближающейся армии под Белым Древом Гондора, Мортарион был занят насущными делами расположения вновь прибывших сил. Этой ночью, уже почти под утро, к ним добрались тысячи Мордора - облачённые в чёрные тяжёлые кольчуги уруки-пехотинцы и орки-осадники, бывшие обслугой и охраной стенобитных орудий, штурмовых лестниц и разобранных на тот момент камнемётов. С ними были обещанные тролли, тянущие телеги с частями машин и инструментами по их сборке, а также тяжёлый таран на колёсах с навесом от стрел. А всего пару часов спустя объявился и Батхир со своими пешими варьягами. Те помимо своих знаменитых топоров и тяжёлых щитов носили с собой пращи, и пользовались они довольно умело. Они метали камни из своих орудий на пятьдесят-семьдесят метров, а самые лучшие могли и до сотни метров запустить, при этом с расстояния в двадцать метров пробивали камнями деревянные щиты. Теперь под его началом находилось почти семь тысяч людей и орков, которых необходимо было разместить, накормить, и, главное, объяснить, какое поведение в лагере приемлемо, а за какое будут наказывать Трое проштрафившихся уже стояли в колодках посреди лагеря на поживу ещё не впавшим в спячку мухам. Мортарион как раз обсуждал с Батхиром сроки выдвижения и роль его варьягов в грядущей осаде, когда их разговор прервал гонец, сообщивший, что около пяти тысяч воинов Гондора пересекли Порос и вскоре окажутся здесь. Что же, не сказать, что Мортарион не был удивлён храбростью военачальника Гондора. Последняя крупная вылазка Предателей была почти тридцать лет назад, и то морем - тот злополучный налёт на Умбар, где Торонгил Проклятый лишил Мортариона семьи. В последствии Торонгил, насколько ему было известно, куда-то пропал, а пришедшие на его место командиры не осмеливались переходить в наступление, ограничиваясь активной обороной и редкими вылазками разведчиков. Судя по всему, кому-то из них не терпится примерить на себя лавры Проклятого. И ложное письмо от осведомительницы уверило его в такой возможности. Что же, действительно, момент лучше не придумаешь: вражеский полководец ранен, в лагере царит смятение, каждый тянет одеяло на себя и в то же время не решается действовать самостоятельно. Будь он на месте командующего Южной Армией, он бы так и поступил - постарался разгромить вражеское войско до того, как оно опомнится. Другое дело, что, как уже было упомянуто, наступления со стороны Гондора не бывало очень давно. Кто бы мог продумать, что найдётся среди них тот, кто не побоится выступить и прикончить врага на его же земле? Вот и Мортарион не подумал. И в то же время враг не может знать, что в лагере уже гораздо больше людей, чем было после их ночной вылазки. И это уже играет на руку Мортариону. - Хм, неверные решили покончить с нами и сами выползли из своей норы. Тогда сделаем же так, чтобы эти пески стали их могилой. Дав указание Батхиру готовить людей к скорому бою, лорд вышел из шатра и немедленно подозвал к себе своих лейтенантов, а также орочьих тысячников. План обороны приходилось выдумывать на ходу, но у него было как минимум несколько часов на это. Хотя, скорее всего, даже больше. Вряд ли противник нападёт прямо с марша. Судя по донесениям разведчика, в бой идёт и пехота, а они явно будут слишком уставшие после такого перехода, чтобы сходу развернуться в боевые порядки и атаковать. Тем более что командующий не может не знать, что лагерь уже будет начеку и укреплён, и брать его с наскока означает существенно увеличить собственные потери. Скорее всего он будет пытаться выманить Мортариона на открытый бой. Что же, если он хочет открытый бой, он его не дождётся. Перво-наперво Истинный Нуменорец приказал отнести лагерь дальше в предгорья, благо это всего три сотни шагов. Этим он получал преимущество более высокой позиции, а также прижимался вплотную к горам, тем самым отрезая себе возможность бегства. Да, он будет несколько стеснён в манёвре, но и враг не сможет его окружить, а его люди будут видеть, что бежать некуда, и не станут помышлять о бегстве. Следом он приказал обозникам выкопать неглубокую, но широкую траншею по фронту лагеря, откуда ожидался главный удар. Траншея должна была получиться глубиной метр и шириной в два, комья земли сыпали вовнутрь, ближе к лагерю, утрамбовывали и вбивали в них деревянные колья, сооружённые из практически всей доступной древесины. Ряд кольев получился не такой уж и частый, как хотелось, но вкупе с траншеей должны остановить кавалерийский наскок, ни и затруднить продвижение пехоты в плотном строю. На эту работу были согнаны все до единого маркитанты, включая торгашей и шлюх, и в помощь им были выделены несколько сотен орков из осадной тысячи. Пусть они работаю всю ночь, пытаясь выкопать в каменистой и твёрдой почве траншею нужной глубины и ширины. Пора им отработать своё здесь присутствие. Прочие же орки из осадной тысячи принялись мастерить катапульты, собирать камни для её снарядов и изготавливать чеснок - четыре скреплённых друг с другом шипа, которые как их не брось, всегда один из них будет смотреть одним из шипов вверх. Отличное средство против вражеской конницы, да и пехоте придётся несладко. А главное, заметить эти шипы издалека очень сложно, а обойти их вблизи, даже в пешем строю в разгар боя, очень и очень сложно, не говоря уже о лошадях и их всадниках. Через пару часов у него было готов три камнемёта, которые он расположил в тылу на возвышенностях. Конечно, урон от них будет не впечатляющий. Даже с учётом того, что наполнять ковши камнями и натягивать тетиву будут тролли под присмотром орков, а следовательно, их скорострельность несколько увеличится, рассчитывать больше чем на пару тройку залпов не приходится. Однако сумятицу в рядах врага они какую-никакую, но внести способны, тем более что вместо больших, но единичных валунов они будут метать разом с десяток булыжников размером с человеческую голову. Если попасть прямо в плотный строй, они ох каких дел могут наворотить. Чтобы не терять время, сразу после установки они занялись пристрелкой, чтобы точно знать, с какой дистанции следует начинать обстрел. Получилось около трёхсот-трёхсот пятидесяти метров от границ лагеря. После туда сходил орки, вновь подобрали камни и поставили с помощью троллей большой валун. Как только враг достигнет его - можно открывать огонь, за чем будет следить один из его лейтенантов, чтобы сами орки не проворонили момент. На момент прибытия Предателей катапульты уже были пристреляны, однако траншея, пусть и на неё были брошены все руки, которым не придётся держать оружие в бою, была готова только на две трети. И всё же было очевидно, что с наскока их уже не взять, да и лагерь стал куда более многочисленным. Чеснок также преждевременно разбросать не удалось, но на это у него была ещё ночь, а орки видят ночью куда лучше людей, так что провернуть это под самым носом неверных большой проблемой не будет. Главное что его воины будут относительно свежими, так как от тяжёлой работы Мортарион их освободил, заставляя надрываться людей из обоза. Теперь они будут отдохнувшими и готовыми отразить атаку Гондора, пксть и на пустой желудок - наедаться на ночь он им строжайшим образом запретил, чтобы при ранении в живот у них был шанс выжить. Ну и голодным ты злее и подвижней. Войска же Мортарион распределил следующим образом. На главном направлении удара стоят варьяги и Железная тысяча уруков. Имеющие самую внушительную броню, обученные сражаться в пешем строю и оснащённые большими квадратными щитами, они могут как отразить натиск гондорской пехоты, так и выстоять против залпа их лучников. Благо, если сражение начнётся на рассвете, лучники Гондора, наступающие на восток, будут стоять лицом к восходящему солнцу, что не так сильно повлияет при навесном залпе, бьющем по площадям, но может помешать сразу точно измерить расстояние, а значит, сколько-то стрел вполне могут пройти впустую. На флангах будет терзать врага лёгкая кавалерия харадрим, вооружённая помимо своих излюбленных мечей и сабель ещё и короткими луками для верховой стрельбы и арканами, коими могут выдёргивать как всадников с лошади, так и пеших из строя. Пусть они не столь мастеровиты, как воины Великой Степи, что на востоке, но и здесь умельцев хватает. На оба фланга он выделил по тысяче всадников. Ещё около пятисот он оставил в лагере как лучников и возможный резерв на случай, если враг прорвётся по флангам. Поскольку кавалерии нужна была мобильность, то фланги лагеря не были обнесены траншеей полностью, оставляя с обеих сторон коридор примерно в трилцать-сорок шагов - достаточно и чтобы ввести или вывести кавалерию, и чтобы в случае чего перекрыть эти проходы резервом. Помимо этих харадрим в резерве остаётся три десятка троллей, не задействованных в обслуге катапульт. Из них именно сражаться готовили только десять - они должны были ворваться в форт после того, как таран разбил бы их ворота, и посеять там ужас и смятение. У них для этого были и доспехи, и железные молоты с булавами. Из остальных только у тех, кто должен был тащить таран, было некое подобие защиты, остальные обходились набедренными повязками. Однако даже в таком виде тридцать троллей - это грозная сила, и даже обычные палицы, наспех обструганные из не пошедших на колья брёвен, представляют собой смертельно опасное оружие. Ну и конечно остаётся три сотни Мор Дейтан - тренированных по стандартам Нуменора воинов, в жилах которых течёт кровь Истинных. Прекрасно вооружённые, дисциплинированные, обученные сражаться и верхов, и в пешем строю, они способны переломить ход этой битвы в их пользу. Именно для такого момента Мортарион и держит их, не выдвигая на позиции, дабы те могли в любой момент оказаться в нужной точке сражения. Что же, теперь остаётся только ждать, когда Предатели пойдут в свою атаку. А они не могут в неё не пойти. Пусть атакующая сторона они, но инициатива всё же у Мортариона. Потому как он может решать, как вести это сражение: выйти в чистое поле, сидеть в глухой обороне, контратаковать, совершать вылазки. В отличие от главнокомандующего вражеским войском, он может выбрать любую тактику, так как время играет на него. Да, он не ожидал такой наглости, поэтому вряд ли подмога, за которой он, не будь дураком, уже послал, подойдёт быстро. Но у него здесь припасов на все почти семь тысяч человек в достатке на две недели, а если ужать пайки, то и ещё на столько же - ведь он изначально рассчитывал на такое количество своего войска и подготовил провиант заранее. И это его земля, здесь именно к нему подойдёт подкрепление. Неверным же рассчитывать не на кого, кроме самих себя, они пришли на свой страх и риск, и пришли не сказать чтобы совсем налегке, но их армия не предполагает затяжного противостояния. Поэтому они будут вынуждены атаковать, и атаковать скоро - чем быстрее, тем лучше, пока враг не окопался здесь окончательно. Конечно, они могут и отойти без боя, и Мортарион вряд ли сможет их преследовать - разве что кусать мелкими уколами своими летучими отрядами. Но, о Мелькор, как же это ударит по их боевому духу. Прийти на бой, можно сказать, инициировать противостояние, впервые за долгие годы навязать свою линию, и сбежать, поджав хвост, даже не попытавшись одержать верх - это так сильно бьёт по тебе и твоей уверенности в своих силах, что потом руки сами собой опускаются, а колени дрожат от страха. А твоему врагу наоборот, придаёт большую уверенность в победе, что зачастую как раз и является решающим фактором в сражении. Скорее всего и военачальник Гондора думает так же, так что он непременно попытается вырвать для себя эту победу. Мортариону же следует лишь не дать ему выиграть. Он сам может и не разгромить войско Гондора, но если лишить врага возможности победить, для того это станет равносильно тому, чтобы расписаться в собственном бессилии. А Мортарион в случае больших потерь попросит ещё прислать ему пару тысяч орков Мордора, или обратится к правителям близлежащего Харнена. Уж времени и ресурсов у него много, в отличие от неверных. Главное теперь не прозевать атаку, для чего на ночные посты выставлены Мор Дейтан, чья внимательность не ослабнет ни на минуту. И непременно следует помолиться Мелькору перед боем. Бог-воитель помогает смелым и тем, кто не забывает о том, кто дарует им смелость. [ava]https://i.pinimg.com/736x/62/1a/15/621a15ad01062df76e449e57d42470e6--knight-armor-fantasy-male.jpg[/ava] [nick]Мортарион[/nick]
  18. 2 балла
    Финдарион

    Мемы ЛотрРола и юмор

  19. 1 балл
    Мегатр

    Гундабад [Подгорный город]

    Мегатр слушал диалог орка и гоблина не вмешиваясь, просто переводя взгляд с одного на другого краем глаза. В конце концов, урук не просто так называл себя в первую очередь наблюдателем, а уже потом охотником, воином, мастером, шаманом и дальше по списку. Когда ты просто смотришь как проходит жизнь, а сам в неё не вмешиваешься, приходят интересные вопросы вроде "зачем" и "почему", на которые важно найти ответ. Но не в этом случае, тут и так все понятно что местные живут по праву сильного. Ничего нового и занимательного. Так что вместо того чтобы заниматься прокрастинацией, северянин уже начал прикидывать чем и как лечить, если вождь разрешит. Пока что выходил небольшой список - всего лишь из четырех распространенных трав если заниматься раной по минимуму, а если подходить к делу серьезно, то из восьми - но размышления урука прервал почти риторический вопрос, на который наверняка можно было бы и не отвечать. - Что, правда что ли? - Рана несерьезная: до кости не достало, распороло только мышцы, заразы нет. - все так же кратко отчитался Мегатр. - Хуже если задеты внутренности, дольше и сложнее выздоравливать. Кстати о несерьезных ранах. Исцарапанные ножами-мечами-чтотамещебылоутехотморозков руки саднили, а кровь из царапин запеклась и приклеила рубаху к коже. Тоже ощущение на любителя. Значит, надо этими царапинами заняться и побыстрее. - Ладно, поверю тебе в последний раз. Пусть лечит, раз шаман. Но учти, помру я - парни тебя первым освежуют. Но ты, Шныр, и так это знаешь. - Не помрёшь, я за этого прибабахнутого ручаюсь. Дивные внутриплеменные взаимоотношения. - подумал урук, с невозмутимым видом выпрямляясь с корточек под взглядом гоблина, который решил распространять информацию о психическом состоянии некоего длинноволосого покусанного эльфами орка. Гипотетические оскорбления Мегатр пропустил мимо ушей как обычно, поскольку чужое мнение интересовало мало и редко когда. - Мне считать это разрешением? - вопросительно приподнял брови на Мадрака нововозведенный в ранг шамана. - Если да, то как ты предпочтешь чтобы я тебя лечил: так, чтобы это не повредило твоей репутации вождя или так, как я лечил бы себя? Но в любом случае мне понадобятся... - Мегатр еще ненадолго задумался. - Два ведра: с холодной водой и с кипятком. Шесть кружек. Корыто. Чистые тряпки. Соль, много. Водка или сильный перебродивший алкоголь. И побольше освещения. Куда я могу положить свои вещи и где можно начинать приготовления нужных ингредиентов? Да, даже тут урук следовал мудрой мысли "лучше спросить заранее, чем потом получить по шапке за незнание". А еще приходить в чей-то дом и расшвыривать там свои вещи как попало просто хамство. И ненароком можно что-нибудь потерять.
  20. 1 балл
    Это вроде первая игра или что?) Так облажаются еще. Я вообще ни во что сейчас "российское" не верю. Ни в футбол, ни в армию, ни в образование, ни в здравоохранение, ни в правительство (хе-хе), ни во что. Стал тем, кого раньше презирал - "непатриотом". Просто живу в этой стране, и пытаюсь что-то сделать для себя и близких. А все эти чемпионаты... Фарс. Не больше.
  21. 1 балл
    Финдарион

    Мория

    Мория , также известная как Кхазад-дум, Казад-Дум, Чёрная Пропасть, Чёрная Яма, Дварроуделф, Хадходронд и Фурунаргиан) — огромный подземный город в Мглистых горах Средиземья. Её обширная сеть туннелей включала глубокие шахты и огромные залы, соединённые переходами. В течение многих тысяч лет обитателями Мориа являлись гномы из династии Дурина. Ныне это место стараха и затаенного ужаса.
  22. 1 балл
    Бортимир Золотоносный

    Эред-Митрин

    Ох и не нравилось такое событие Бортимору, но делать что-то необходимо было. Да, работёнка назревала интересная, бросать пленника тоже нельзя было. Гномы хоть и разборсаны везде по всему Средиземью но их народ не так многочислен как люди или эльфы и у них в крови братство и взаимовыручка. Бросать своих, значит предать весь народ. Немного почесав свою густую бороду, взвесив все за и против Бортимор обратился к одному из работников - Как звать тебя? - Тарбор Гордый - Значит так Тарбор, возлагаю на тебя все наши надежды. Мы пойдём в новый проход у западной стены, проведём разведку. А ты лети назад, набери ребят покрепче, молотов побольше и беги к нам что есть сил. Мы будем либо в том тоннеле либо разведаем и будем ждать здесь. Подмога нам не помешает. Тарбор качнул головой, издал звук похожи на "Угу", и побежал обратно. Бортимор, взяв на изготовку свой молот, двинулся в сторону нового тунеля. - Ну, что господа шахтёры, пора пойти и навешать кое кому новых тумаков. Или вернуться ни счем
  23. 1 балл
    @Финдарион МИСТЕР ФРОДО, НЕТ! ПРОШУ! БРОСЬТЕ ЕГО! БРОСАЙТЕ ЖЕ!
  24. 1 балл
    Финдарион

    Эред-Митрин

    [ava]https://enmsl-6ccne-jasminrochajuache.neocities.org/images/2x.jpg[/ava][nick]Довбур[/nick] За скалой действительно обнаружилось пустое пространство, и даже целый туннель. Довбуру он сразу показался странным, в горах любой незнакомый туннель или лаз мог означать близкое соседство гоблинов. И возможно лучше было бы позвать кого-то еще, но с другой стороны и шум из-за ничего поднимать тоже не хотелось. Да и какой тангар откажет себе в удовольствии обследовать неизвестный ход в горах или подземье. А туннель судя по всему был тут давно. Его стены были подозрительно гладкими, даже остекленевшим, судя по всему здесь горы богаты кварцем. Довбур знал, что только в одном случае порода может настолько расплавиться - если тут подышал дракон. Но драконов не видели со времен Смауга, хотя большая часть Серых Гор все еще была недоступной для гномов, Довбур решил, что это старый след. Отого и свет - их факелы хорошо отражалесь в остекленевшей породе. Туннель вывел их к пещере, при этом тут тоже была скала, которой можно было загородить вход из пещеры. Брошенные тачанки и инструменты, следы - все это наводило на не самые приятные мысли. Довбур порылся по углам и нашел несколько интересных следов. Рубцовые следы на одной из тачанок, об которую явно били рубящим оружием, капли крови на обрывке одежды и наконец-то изогнутый грубый кинжал из вороной стали с костяной рукояткой. Довбур брезгливо взял оружие. - Да... Это гоблины, пропади они пропадом. Их работка. Похоже твари нашли ход к нашим шахтам. А эту пещеру я не помню. Но вот тот прозод явно от наших ведет, как раз должны были третью шахту расширить вглубь. Видимо и напоролись тут на этих. А вон тот ход, у западной стены явно не мы прокладывали. Похоже они ушли туда и взяли пленников. Он посмотрел на своего начальника: - Что делать-то будем, Бортимор? Довбур намекал на то, что их возможно слишком мало и они не подготовленны к схватке с гоблинами, но в тоже время пока они вернуться, пока соберут дружину... Может случиться и так, что будет поздно. Но решения тут принимал Бортимор.
  25. 1 балл
    Бортимир Золотоносный

    Эред-Митрин

    Ботимор подошёл и они вместе с Довбуром начали толкать скалу, она была тяжёлая, но не настолько чтобы её не смогли сдвинуть. К ним еще присоединились двое добровольцев, которые вместе с ними искали пропавшего. Скала поддалась и вчетвером они её отодвинули. Этого было достаточно, чтобы пройти дальше. В этом проходе был еще один небольшой туннель, который вёл в левую сторону и куда-то вниз. Видимо это было сделано специально, чтобы в случае если шахта и дальше углубилась, этот ход не был бы замечен другими. Бортимор, махнул гномам приглашая их прогуляться и исследовать этот тоннель. Спуск был достаточно пологий, и спускаться по нему было удобно, он не вилял, тут даже были поставлены опоры, прям по всем правилам построения тоннеля. Так же было своё собственно освещение, причём факелов не было, но тоннель был ярким. Альтернативный источник освещения заинтересовал Бортимора, и если они вдруг узнают, что это могло быть, надо рассмотреть возможность сделать такую же в шахте. Наконец, они вышли из тоннеля, шли они не долго, примерно минут пятнадцать. Выйдя из тоннеля они обнаружили, что находятся в одной из каких то подземных пещер. Там так же была проложена железная дорога, неподалёку была тачка, в ней лежали кирка, мешок, и ещё какие то непонятные тряпки. Рядом с этой вагонеткой, была разбросана небрежно еда. Железная дорога, опоясывала всю пещеру и обрывалась рядом с маленьким озером находящимся ту же. Пройдя немного дальше можно было увидеть ещё несколько вагонеток, в каждой из них лежали кирки, чьи-то вещи и ещё было разбросано оружие. Было видно, что эта шахта возможно была заброшена, но за неё недавно кто-то взялся. Виднелись масляные следы, смазка блестела на механизмах. Ночто ещё было интересно, рядом с ними были свежие следы. Одни из них были точно гномьи, но вот иные напугали Бортимора. - Довбур, я надеюсь что ещё не ослеп. Когда я запускал эту шахту, мы же предварительно перед этим, прошлись и по вышибали всех орков и гоблинов отсюда. Но если это так, то чьи это тогда следы?
  26. 1 балл
    Мортанг

    Долгое Озеро

    Сквозь дымку тумана уже был виден берег, и Мортанг сидевший немного позади них вглядывался в очертания на берегу. Ему показалось, что людей там больше чем двое, хотя подплывая туда он понял что не ошибся. Спрягынул в прохладную воду, Мортанг неспешно вышел на берег. Ноги промокли, его обувь тоже, этот день начался просто чудесно. Какие ещё чудные новости могли поджидать его? Хотя это был вопрос реторический. Рядом с его новыми знакомыми был какой то еще паренёк и у ног эльфийки, был связан какой то бандюга-недобиток с испуганным взглядом, уже знакомый гном который был немного удивлён их появлением и ещё появившийся незнаком откуда ещё один эльф. - Да, всё так и произошло, как и рассказал Лонсор. Я признаться честно, уже хотел было плюнуть на всё, и уйти но передумал. Уж больно как то внезапно, этот Фрека появился из неоткуда. Ваш конкурент? Мортанг вопросительно посмотрел в сторону гнома, давая понять что это был просто безобидный вопрос. Взглянув на пленного, и испуганного неумеху банюгана, Мортанг спросил у эльфийки: - Помощь не нужна? А то мне кажется, что его ребята промышляют еще на въезде в город. У них был какие то непонятные повязки, когда они пытались меня ограбить ещё вчера - слегка улыбнувшись сказал Мортанг А это я так понимаю, парламентёр? - Мортанг указал на эльфа, который вышел из тумана, его он раньше нигде не встречал.
  27. 1 балл
    @Финдарион эх. Ну, ты если контакт с ней имеешь, передавай привет от Лорда Назгуля)
  28. 1 балл
    Например, я. =) да ничего, на работе вот праздную ДРку.
  29. 1 балл
    Варанг

    Мордорский кулак

    1. Имя персонажа Варанг, порой к имени липнут прозвища типа «хитрый» или «засранец», чаще вместе. 2. Внешность Рослый орк, из подвида уруков. Для большинства светлых – уродлив и ужасен на вид. Широкоплеч, поджар, хотя, как и вся его раса немного ссутулится. Пепельная кожа, желтые глаза, зубы с заостренным клыками. Широкий, выдающийся вперед подбородок, заросший жесткой щетиной. Приплюснутый нос, не раз сломанный. Несколько шрамов пересекает морду. На голове волос почти нет, кроме нескольких жидких прядей. Одежда темных тонов из шерсти и льна, латанная не однократно. Поверх одежды носится доспех из вареной кожи и наклепанных на нее металлических чешуек. Все это добро подбито войлоком. Железные пластины закрывают голени, кисти и плечи. Для ближнего боя одеваются кольчужные рукавицы. Шлем конического вида с кольчужной бармицей, забрало представляет собой пластину, закрывающую нижнею часть лица и нос, крепится к шлему отдельно, обычно, когда наступает время жестокой рубки, в остальное время обзор предпочтительнее, даже несмотря на опасность словить шальную стрелу в морду. 3. Профессия и навыки Младший командир в войске Мордора – десятник. Специализация – ближний пеший бой. Отлично дерется в рукопашную, может метать, все что под руку попадется. Хорошо управляется с клинковым оружием и метает сулицы, отлично с чеканом, неплохо с копьем. Весьма посредственный стрелок из лука или пращи. Командный голос – позволяет отлично руководить дележом награбленного и вообще всяческим использованием сородичей рангом ниже себя. Обладает неплохими познаниями в тактике боя, помноженные на собственные опыт и хитрость. Хорошо ориентируется в горах. Кое-что смыслит в сооружении укреплений временного характера. К походной жизни приучен. Имеет выработанный иммунитет к некоторым ядам, а природная «толстокожесть» орков позволяет выживать в разных климатических условиях. Но совершенно не умеет плавать. Карты читать умеет (орочие карты, с матерными комментариями). Сносно болтает на грубом Всеобщеем и Черном Наречии. 4. Инвентарь Для ближнего боя используется изогнутый умбарский меч по типу кописа/фалькаты (выторгованный), которым особенно удобно отсекать конечности и используется чаще всего для рубящих ударов. В качестве дополнительного вооружения – чекан, орудие изуверское и соответственно орочье. Округлый щит из дерева, обтянутый шкурой тролля, вытянутый к низу. Для дальнего боя комплект из восьми сулиц, обычно используются до сближения с противником. Сулицы Варанг может делать в походе и сам. Пара ножей для хоз. Нужд или аргумента в драке/метания в противника. Фляга с орочьим пойлом. Кожаный бурдюк, котомка со всякой мелочью и необходимым запасом, типа полос вяленого мяса, костяных игл, ниток. 5. Биография Начало жизни ничем ни примечательно. Будучи мелким снагой выполнял разные поручения типа: «подай, принеси, укради»; и получал затрещины от старших, дрался со сверстниками за еду, и чтобы попросту выжить. Чуть позже отрядили в строительную бригаду укреплений Мораннона. Там же, во время работ получил кое-какие представления о фортификации. Особенно из матерных речей местного морэдайна, бывшего архитектором. Окрепшего детину и ему подобных согнали в военный лагерь, где десятники палками и пинками обучали молодежь премудростям ратного дела. Потом были походы за горы Эфел-Дуат к долине реки Андуин, набеги на селения людей Гондора в Итилиене. Поднабравшегося опыта Варанга сделали десятником и отправили на южную границу, в одну из орочьих крепостей в горах. Пару лет просидел в гарнизоне «Кирдыг-Могула», успел к горам привыкнуть и прижиться. Случались и походы в Ханд и Харад, в основном для сопровождения людей из Лагбурза, актов устрашения и усмирения некоторых непокорных племен. На стычках с туземцами в горах, степи, болтах и пустыне Варанг приобрел ценный опыт. Чуть не погиб от отравленной стрелы дикаря на востоке Ханда, но яд оказался слабее, а Варанг упорнее. Один раз почти утонул в Харнене и его чуть было не слопал крокодил, но и тут сумел выйти «сухим из воды». Через некоторое время попал в отряд тяжелой пехоты черных уруков, куда отправляли только самых свирепых, живучих и хитрых тварей. Снова атаки на Гондор. На этот раз были настоящие бои, а не налетели, пограбили и ушли обратно в горы. Варанг на своей шкуре испытал умение тарков воевать. В тихие деньки коротал время в караулах на Вратах и перегоне стад горных троллей. Последним приказом из Лагбурза, был сформирован отряд «Северной армии» - что за армия и где придется воевать, тем кто ниже сотника не докладывали. Но Варанг понял, что возможно придется померзнуть, а значит ищи растопку и теплые вещи. Но особо подготовиться не дали, командир из числа морэдайн погнал несколько сотен орков на север, в обход Дагорланда с востока. Оказалось, что целью похода была область Дорвиониона. Тамошние земли были богаты и плодородны, но вот ведь несправедливость – лежали непосредственно рядом с землями данников Мордора, но сами таковыми не являлись. Первые пару селений взяли с ходу, сопротивления почти не было. Взяли добычу, трофеи, но не успели порадоваться, как появилась местная дружина. И еще какие-то речные воители. У противника были хорошие стрелки и кавалерия, чем мордорцы особо похвастаться не могли. Приняли бой, атаки людей выдержали, но в целом ситуация была плачевной. Слишком большие потери несли от вражеских стрел и дротиков, а конница постоянно изводила наскоками. Закрепились после боя в одной из разграбленных деревень. Командир к вечеру погиб – словил стрелу точно между шлемом и нагрудником. Орки решили разделиться и попытаться прорвать кольцо окружения в разных местах. Больше из-за того, что не смогли договориться. Группа, что пыталась пробиться на юг, напоролась на сильные заслоны и вся полегла. А вот на западе противник не ожидал прорыва, и группа, в которой был и Варанг смогла порубить вражеские посты и уйти. Так вышло, что все командиры были мертвы, и Варанг стал выборочным командиром около полусотни голов, а также разжился полезной сумкой погибшего морэдайна в который были планы атаки какой-то гномей сопки – «Пэрэбор» или «Недобор» - Варанг так точно и не понял. Возглавив отряд стали отступать на запад, к лесу, где по слухам жили остатки темного народа Бальхот и где должен был находиться северный форпост Мордора. 6. Особенности персонажа Жесток и груб, что характерно для всех орков. Хитер и довольно неглуп. Привык изъяснятся жестко и по делу, резок и язвителен. Пытки все такое прочее считает развлечением для вонючих слабаков, но для дела – подпалить пятки неразговорчивым всегда можно. Падок на ценные вещи и то, что можно выгодно обменять. Врагов, коими являются представители всех свободных народов естественно не любит, но признать достойного противника способен. Для орков не существует понятия чести, и нанести подлый, но действенный удар само собой разумеющиеся. Верный воин Мордора, свое ремесло ценит и отсиживаться в тылах не считает для себя подходящей жизнью, особенно когда есть, что и кого пограбить. Не любит леса, зато в горах чувствует себя практически, как дома. Уважает тех, кто что-то умеет делать хорошо. Больших Главарей побаивается, но никогда не пресмыкается перед вышестоящими. Ему конечно свойственны амбиции, но в принципе доволен своим положением. В последнее время сильно раздражен. 7. Мировоззрение Тьма. 8. Чего вы ждете от игры этим персонажем? Войнушек, походов, приключений в духе Кука и его «Черного Отряда». Игрок: Известно.
  30. 1 балл
    Мортанг

    Мортанг

    Герой: 1. Имя персонажа Мортанг 2. Внешность Человек, выходец из вольных народов средиземья, 30 лет. Невысокого роста, примерно метр семьдесят пять. Светлые прямые волосы, крепкого телосложения, весьма вынослив. Сверху одет в теплую рубашку, под которой он носит короткую кольчугу, длинные брюки. На ногах чуть ниже пояса на специальных поясах с обеих сторонах всегда висят в своих ножнах кинжалы. На поясе с одной стороны 5 небольших фляжек с противоядиями и лечебными мазями или лекарствами. На руках имеются наручи. Почти всегда носит плащ следопытов с капюшоном. Капюшон закрывает его лицо от ненужных ему людей, и из далеко рассмотреть лицо будут затруднительно только если к нему не подойду вплотную, ну а плащ прикрывает всю его амуницию и вооружения от любопытных глаз. Ну и конечно же служит просто прикрытием от дождя. 3. Профессия и навыки Торговец лекарствами. Умеет делать целебные, усыпляющие, парализующие отравляющие и иные виды веществ. Хорошо знает различные виды трав, их свойства и где их можно найти. Отлично владеет холодным оружием (кинжалами и короткими клинками). Практикует стрельбу из лука, но в этом деле он еще далек от совершенства. Умеет взламывать некоторые виды замков. 4. Инвентарь При себе всегда имеет 2 кинжала. Эти кинжалы не совсем обычные и были сделаны на заказ. Рукоятки кинжала полые, и могут заполняться любым ядом или снадобьем по желанию. Когда Мортанг понимает, что преимущество не на его стороне, он нажимает на небольшую кнопку расположенную на рукоятке и его кинжалы через небольшие отверстия в самом лезвии смачиваются заполненной жидкостью. На поясе 5 пробирок с различными мазями или ядами. В зависимости от задания он готовит их самостоятельно, а затем наполняет. В правом наруче у него спрятана небольшая плевательная трубка, в левом 2-3 дротика и маленькие тонкие иглы. Дротики также внутри полые. При себе так же всегда имеется противоядия от самых распространенных и используемых ядов. 5. Биография Мортанг рос в одном из древнейших родов следопытов, берущих свое начало еще во времена ангмарских войн. Все отцы, деды, прадеды и иные родственники признавали только одного хозяина Средиземья, владыку Саурона. Не смотря на сокрушительное поражение сил Саурона, даже после окончания войны, они вели партизанские войны со следопытами севера и жестоко с ними расправлялись. С детства Тагира обучали владению холодным оружием. Не может сын великих следопытов, не знать, как правильно убивать. Изо дня в день у него были очень суровые тренировки, за каждую ошибку наказывали. Если допустил ошибку, значит ты слаб, если ты слаб, то мертв. Сила, проворство, коварство, вот что необходимо настоящему убийце. Мортанг был очень ловким малым, длинным мечам предпочитал кинжалы или короткие мечи. Его мать была травницей в поселении. Делала лечебные мази и снадобья. В те дни когда у Мортанга не было тренировок, он проводил много времени со своей мамой и обучался её искусству. Он многому у нее научился, как правильно распознать лжеполынь от обычной полыни, сколько грамм цветистого мха необходимо для того чтобы получилось снотворное, если насыпать чуть больше то это будет уже яд, а если чуть меньше то человек будет чувствовать просто сонливость. В один из таких дней, Мортанг как всегда помогал с приготовлением зелья. Он тщательно измельчал все нужные травы. Не хватало только одного ингридиента, а именно дикой травы. Она росла недалеко от их поселения, и обладала удивительными свойствами. Ее лепестки служили одним из ингредиентов для обезболивающего снадобья, его необходимо было измельчить до порошкового состояния, но так же в стебельке этой травы содержался сок. Если собрать достаточное количество и добавить, к примеру, в кружку с элем, то у человека, который выпьет это, одновременно с опьяненьем, начнутся галлюцинации. Сказав матери о том, что ему необходимо собрать дикой травы, он взял сумку и нож. Выйдя из поселения он прошел в небольшой лесок, там он начал заглядывать под каждый тернистый куст. Хитрая травка, пряталась очень умело и ее было трудно найти. Мортанг успел срезать несколько экземпляров, срезая один из листьев, он зацепил стебель, и оттуда ручейком потекла жидкость и попала на лезвие ножа. Мортанг небрежно стряхнул с ножа жидкость но протирать лезвие не стал. Ни какого вреда она не принесет, если не попадет внутрь. Продолжая собирать ингридиенты, Мортанг услышал у себя за спиной непонятное бурление. Он так глубоко забрался в кусты, что он не мог разобрать что это был за звук. Когда он вылез из куста, напротив него стоял оскалившись небольшой волк, вид был далеко не дружелюбный. Мортанг медленно начал обходить Волка, нож он держал на изготовке. Он понимал, что таким небольшим ножиком для сбора трав он не сможет убить его, но хотя бы защититься надо. Не отрывая взгляд от волка Мортанг медленно перемещался в ту сторону откуда он пришел, руку с ножом он медленно и осторожно вытянул перед собой, в случае нападения зверя он хотя бы сможет защитить себя. Зверь оскалившись и рыча, тоже не стоял на месте и так же неторопливо пытался обойти парнишку. Они кружили на одном месте, не давая друг другу зайти за спину, но и не нападая первым. Мортанг волновался, внутри него было волнение, он уже было подумал, что все это сейчас закончится, волк уже не выглядел, так враждебно и хотел было развернуться и уйти, но тут под ногой у Мортанга хрустнула предательски ветка. Услышав шум, волк подумал, что человек решил на него напасть и кинулся на Мортанга. Реакция у парня была отменной, он отступил на один шаг в бок, повернул корпус и волк промахнувшись пролетел мимо него. Мортанг успел зацепить в полете волка за бок, сдела ему шрам. Волк взвизгнул, резко в стал на ноги и опять оскалившись повернулся в сторону Мортанга. На этот раз медлить он не стал, и сразу соверши второй прыжок. Второй прыжок был более результативным и он повалил Мортанга на спину. Мортанг упав на спину, резким движением наотмашь, ранил волка по его передней лапе, и неловким движением ног откинул его от себя куда подальше. Зверь встал опять в боевую стойку, но тут же его грозный оскал превратился в протяжный стон, потом звверь заметался в разные стороны, прижался к земле и начал скулить. Мортанг не мог понять, что произошло со зверем. Он начал оглядываться по сторонам, но ни кого постороннего не было. Волк продолжая скулить, убежал глубоко в чащу леса. Мортанг воспользовавшись этим, побежал обратно в селение. Придя домой, он достал из сумки нужные листья и выложил их на слот. Необходимо было измельчить их, и Мортанг решил вымыть нож от остатков крови. И как только он собрался начать начищать его, как увидел на лезвии ножа вместе с кровью, зеленую жидкость. И тут Мортанг понял что случилось с волком, пока он дрался он нанес ему несколько ударов и ранил зверя, не смертельно но все таки. Жидкости нужно было время, чтобы пробежаться по кровеносной системе и достигнуть нужной точки. После этого у волка начались галлюцинаций. Начав отмывать кровь, он увидел, что ручка у ножа была расколота, во время падения видимо рукоятка была повреждена. Вымыв лезвие, он пошел на рынок, чтобы прикупить новую рукоять. Когда у него спросили, какого размера была рукоять Мортанг ответил на автомате, что рукоять была примерно длиной пробирки. После этих слов Мортанг замер на месте и уставился в одну точку. Потом он резко рванул с места и прибежав домой, взял разбитую рукоять в одну руку, в другую пустую пробирку и вложил пробирку внутрь. Она почти плотно сидела внутри. Мартангу пришла одна интересная мысль, он собирался сделать свои первые боевые кинжалы. Сделав для себя неожиданное открытие он поделился этим со своим знакомым у которого отец был кузнецом. Когда то он помог ему в одном личном деле и сейчас, Мортанг просил сделать одолжение ему. Он попросил, чтобы его отец сделал ему два кинжала с полыми ручками и лезвием, которое имело бы небольшие каналы для смазывания. Ему сказали, что процесс этот не быстрый и придется пару дней подождать. Мортанг, удовлетворенный таким ответом, пошел обратно домой, ему не терпелось обо всем, поделиться с отцом который к вечеру должен был вернуться с очередного задания. Мортанг стремился быть как его отец, и хотел быть похожим на него. Он долго и упорно тренировался до седьмого пота, приходя вечером в свою кровать, он падал замертво и засыпал. Его отца звали Горун, он принимал участие в каждой партизанской вылазке. Он был лидером всего отряда, очень ловкий и проворный, из любой трудной ситуации выходил играючи. Ему поручали самые ответственные задания. Горун наблюдал за успехами своего сына, и однажды предложил пойти на задание вместе с ним. Не веря своим ушам, Мортанг помчался сразу к матери чтобы рассказать об этом. Мать не совсем была рада такой новости, но против слова главы семейства никто идти не желал. Встав с первыми лучами, Мортанг вместе отцом позавтракали, собрались и пошли к месту сбора. В отряде их было пятеро. Тагир с отцом, и еще трое опытных следопыта из поселения. Путь предстоял не близкий и необходимо было дойти до места назначения уже к вечеру, из-за этого не стали набирать много народа. Выйдя из поселения они пошли на север, через густые леса. Мортанг в первые вышел за границы своего поселения и был поражен тем что он увидел. Пейзажи сменялись одни за одним, сначала они шли по густым зарослям, пробирались сквозь колючие кустарники, затем пересекли пустынную равнину и к вечеру как и планировали прибыли в каньон. Мортанг вместе с отцом забрались на одну из отвесных скал, и спрятались за камнями, два следопыта остались внизу и укрылись за большим валуном. Один из них с луком залез выше всех и притаился в кроне дерева. По рассказам отца, здесь должен был пройти обоз с продовольствием северян. Ничего не обычного, такие небольшие вылазки были практически постоянно, но для Мортанга, это было его первое задание, и он был настолько взволнован, что не спал целую ночь, вглядываясь в темноту и высматривая когда же прибудет обоз. Рано утром, в каньоне послышалось отдаленное цоканье копыт, весь отряд был на изготовке. Его отец, в последний раз проинструктировал, что Мортангу надо было сделать, и протянул ему небольшую трубку. Оказалось, это плевательная трубка с несколькими дротиками. Это был боевой трофей с прошлого задания, а теперь и подарок Мортангу. Как только обоз поравнялся с местом где находился отец и сын, Гарун первым спрыгнул на обоз, и первым вырубил человека управляющим обозом. Осмотревшись по сторонам, Гарун не мог понят, а где охрана? Обоз был большим, нагружен всякими явствами, вещами, но им управлял только тот бедолага, которого он только, что оглушил. Потеря бдительность, Гарун начал осматривать обоз, как вдруг стенка одного из больших ящиков отвалилась, и оттуда выскочило двое мечников. Один из них повалил Гаруна на спину, держа его руки, а второй резким движением вынул меч из ножен и отрубил ему голову. Все произошло настолько быстро и молниеносно, что Мортанг не успел ничего понять. Из-за камня где прятались воины, послышалось непонятное шуршание, затем стук и из-за него вывались два окровавленных тела. Следом вышли два человека одетых в зеленые капюшоны с луками за спиной и короткими и окровавленными клинками. Стрелок занявший высотную позицию, успел сделать только два безрезультативных выстрела, как вдруг ему в голову вонзилась стрела и он упал замертво. Мортанг прижался что есть сил к камню, и боялся пошевелиться. Дышал он медленно и размерено, чтобы не дай бог никто его не услышал. После того как обоз тронулся Мортанг просидел в своей засаде до вечера, боясь что они вернуться. Подойдя к своему отцу, он уже не сдерживал слез, упав на колени, он прорыдал перед телом. С этого момента в нем появилось жгучее желание отомстить за смерть своего отца, тем выродкам. Имен он не услышал, но он запомнил точно, их победили следопыты дунадайн и эльфы из Ривендела . 6. Особенности персонажа Очень спокойный, в любой даже проигрышной ситуации умеет найти выход, а иногда даже и выгоду для себя. Очень терпелив и целеустремлен. Если у него есть цель, он будет планомерно идти к ней. Даже если для этого потребуется очень долго прорабатывать все возможные варианты. Падок на лесть, любит прихвастнуть, а иногда и преувеличить заслуги. Пользуется популярностью у женского пола. Любит манипулировать людьми, а так же не брезгует использовать свои же зелья при допросе, или просто для экспериментов. 7. Мировоззрение Тьма 8. Чего вы ждете от игры этим персонажем? Скандалы, интриги, шпионские игры, предательства. Да все угодно, как карта ляжет лишь бы было интересно. И главное, внезапные появления и внезапные действия. Игрок: 1. Ваше имя или ник Богдан 2. Связь: skype, telegram, ссылка на страницу ВКонтакте. https://vk.com/bodaboda, скайп: boda-boda-89 Чаще пользуюсь ВК 3. С какими произведениями Толкина, так же фильмами (анимационными\художественными), по книгам профессора вы знакомы? Властелин кольца оригинал все 3 части, да и то могу забыть частично. 4. Ваш опыт на ролевых Небольшой, участвовал в одной но потом как то все стихло и стало не интересно Дополнительная информация: 1. Как вы узнали о ролевой? Проходил игру Lego Lord of the rings и решил, а почему бы не найти подобную форумную. И нашел в поисковике через Яндекс 2. Другие персонажи на ролевой Пока нет 3. Желаете ли вы вести хронологию своего персонажа? Да, да, и еще раз да. Чем больше тем лучше =)
  31. 1 балл
    Мегатр

    Вестники войны

    Первым идущего заметил один из воинов-охранников. Иначе как объяснить то, что он почти что отшвырнул от себя весьма ценную поклажу Зоровавеля и молниеносно метнулся к своему верблюду, занимая там оборону и используя животное как живой щит. Ну или средство быстрого побега, если дело будет совсем дрянным. К нему присоединился и второй воин, держащий на рукояти ятагана. Проводник со своим невозмутимым ослом начал пятится в сторону откуда пришли, явно намереваясь сбежать на своем медлительном транспортном средстве или хотя бы уйти с линии атаки, а потом и договорится, благо цвет кожи был довольно темным, в отличие от остальных троих. Все эти телодвижения оставили главу города один-на-один с чернокожим посланником. Точнее, не совсем один-на-один, Телперин все еще стояла рядом, гневно вздернув хвост и голову. Хидерат, в это время как раз решивший урвать немного завтрака, первым делом поперхнулся смесью орехов, сухофруктов, семян и зерна, залитых медом. - Я Ангу Бамба, Голос Матери. Кто вы такие и что вы делаете на священной земле Тенга? - Кха! - информативно ответил Зоровавель, согнувшись и пытаясь отхаркать пошедший не в то горло кусок мюсли. - Ты мог бы не так внезапно вылезать, а? Так и помереть недолго! - у бледнолицего даже слезы на глазах выступили когда он наконец-то смог справится со своей пищевой проблемой. Повернувшись к лошади чтобы взять из седельной сумки флягу и запить саднящее горло водой, Хидерат наконец-то оценил расстановку сил. И что его предполагаемые охранники совершенно точно не собираются его защищать. И даже проводник, который обещал всю дипломатию взять на себя, почти принял позицию низкого старта. - Ну вы пиздец смельчаки. Прямо цвет отваги всего Средиземья. А еще доблести и чести. Просто остатки сердца радуются, глядя на такую слаженность и самоотверженность. - возможно, это не было проклятьем, но сочащийся сарказмом голос предполагал что на премию этой троице можно не рассчитывать. - С таким же успехом я мог отправится один! Впрочем, с любыми проблемами Зоровавель предпочитал справляться самостоятельно. Да и вообще, чего тут страшного? Ну вышел мужик. Ну здоровенный и полуголый. Ну выглядит так, как будто может сломать некоему Зоровавелю спину дружеским похлопыванием по плечу. Пока что не встречалось еще ни одного человека который смог бы противостоять проклятию холеры. Как жаль что все оружие все еще лежит рядом с циновкой, как и горжет, плащ, табард и чалма. Прокашлявшись еще раз и повернувшись обратно к дикарю, бледнокожий отвесил четко отмеренный в градусах наклона и прогиба спины поклон, соответствующий критериям "приветствие незнакомца неизвестного ранга в неизвестной обстановке". То есть просто легкий кивок с десятиградусным наклоном плеч вперед так, чтобы черные как пустынное масло волосы немного колыхнулись. - Я Хидерат "Бешеное Проклятье" Зоровавель, сын Нергала, сына Мурхаба. Глава города Сард-ми-Эруме и его окрестных земель, единственный и последний наследник рода Зоровавель, ведущего свое начало от великого короля Ар-Фаразона. Благословлен Тьмой чтобы отбирать жизни врагов своих через болезни, яды и проклятья. Прибыл в дикие земли по приказу Саурона и господина его Мелькора дабы собрать армию, что поможет ему сокрушить западных врагов и получить власть над Средиземьем. Зоровавель замер, с непроницаемым лицом смотря на собеседника и сцепив ладони за спиной. Мысленно чертыхнулся, еще раз напомнив себе что оба кинжала все еще лежат рядом с циновкой. Телперин фыркнула, готовясь если что хватать друга за шиворот и скакать прочь. [nick]Хидерат "Паучьи Пальцы" Зоровавель[/nick] [ava]https://68.media.tumblr.com/d7291e5774adcaded718a9359d2046af/tumblr_myyca1dMNx1r1o5eso1_500.jpg[/ava]
  32. 1 балл
    Исилендил

    Мория

    - А нет другого входа? Может нам следует постучаться? Ведь если в Мории сидят гномы, они обязательно откроют нам. Следопыт ерзал пальцами по стене, изучая тактильно вырезанные руны, наслаждаясь ими. Идеальная работа. Его влюбленный взгляд было сложно отличить от любого другого, но наиболее чуткие эльфы могли заметить с каким придыханием он зачитывал загадку, выбитой на родном для всех дунедайн языке, растягивая паузы между словами, пока не дошел до главного. Перекатывал на языке слово, которое он адресовывал всем эльфам при общении с ними. - Mellon...
  33. 1 балл
    Финдарион

    Мемы ЛотрРола и юмор

    Когда ищешь новых игроков у себя во дворе
  34. 1 балл
    Кхарн

    Вестники войны

    Ангу Бамба рассматривал вторгшийся на землю Тенга отряд мертвокожих с тлеющим огнём в душах и думал, что же с ними делать. В обычной ситуации всё было очевидно: обычных мертвокожих убить, а их предводителя, своим ростом, худобой и необычайно белой кожей походящего на легендарного Белого Духа - главного врага их Бога, так и вовсе поджарить на огне, пока его кожа не обуглится, чтобы приобрести черты подобия возлюбленных детей бога Горта, а после бросить в яму к чёрным гиенам, что сожрали бы его останки, не оставив даже костей. Но одна единственная вещи мешала ему отдать такой приказ трём десяткам ожидающих его слова воинов племени, которые как раз обнаружили и оповестили Голос Матери о чужаках. Вещь эта сейчас развевалась на палке в центре их импровизированного лагеря и представляла собой кусок ткани с нарисованным на ней Огненным Оком, священным символом их Бога.Такой же знак был изображён в центре каждого поселения Тенга, возле священных алтарей из чёрного камня, где возносятся молитвы и преподносятся подношения Горту. Во время походов воины наносят его на свои щиты, чтобы он уберёг их от стрел и копий врагов, а жрецы удостаиваются чести выжечь этот знак на своём лбу в качестве доказательства безграничной преданности и близости с Богом. Белый Дух никогда бы не посмел нанести этот знак, о чём знает каждый тенга с детства. Для них он - олицетворение их скорой погибели и один только его вид приносит им невыносимые страдания и ужас. Так кто же тогда эти таинственные пришельцы, которые выглядят как враги их Бога, но при этом могту не боясь использовать его священный символ? Это противоречие и заставляет Ангу Бамба уже второй день наблюдать за ними, не решаясь принять решение. Среди тенга ходили легенды о Белых Духах, отринувших своих богов смерти и холода и обративших свои сердца и души Горту, чтобы со временем их угасший внутренний огонь смог вновь распалиться и их кожа стала чёрной как уголь, подобно детям Бога. Некоторым это удавалось, но кто-то так и оставался холодным и мертвокожим, потому как был слишком испорчен властью холодных богов, чья стужа не давала огню разжечь их сердце. Таких, согласно легендам, Горт скармливал священному огню. Ведь зачем им жить без возможности принять его дары? Раньше Ангу Бамба, как и любой другой тенга, считал это всего лишь легендой, так как никто раньше не видел ни одного раскаявшегося Белого Духа, да и не раскаявшихся он видел их лишь раз - в самом большом городе мироздания, и вместе с тем самом мерзком, грязном и жестоком месте, где ему приходилось бывать в свою бытность рабом, которое лишь благодаря защите своих таких же мерзких богов всё ещё существовало отвратительной язвой на теле земли Бога. Но теперь он видит такое существо прямо здесь, на священной земле Тенга, спокойно расхаживающего под знаком Бога, и он не причиняет ему никаких неудобств. Выходит, он принял в себя Огонь Бога. Но почему же тогда его кожа всё также мертвенно бледна? Хотя, может быть, он только в начале пути своего превращения, и его огонь не разгорелся в должной мере. Тогда, убив его сейчас, он навлечёт на себя гнев Горта. Ведь каждый обращённый Белый Дух - это новая победа Бога в его великой войне против богов смерти и холода. Эх, как жаль, что путь до Священного города займёт по меньшей мере три дня. Ему так пригодилась бы мудрость Великого Жреца или даже самой Матери в принятии такого трудного решения. Но до них слишком далеко, а эти чужаки и так слишком продвинулись в глубь леса, и нельзя им и дальше позволять расхаживать по землям Тенга. Что же, придётся брать всю ответственность на себя. Перекладывать такую ношу на плечи простых воинов и тем самым подставлять этих достойных мужей пред очами Бога негоже Голосу Матери. И даже если его действия будут ошибочными, он готов будет понести заслуженное наказание, но хотя бы никто не обвинит его в бездействии. Наказав воинам взять на прицел каждого из мертвокожих, в особенности их предводителя, и при малейшем проявлении злого умысла метать в них дротики, смазанные змеиным ядом, Ангу Бамба вышел из скрывавших его зарослей и, держа руки на виду, направился прямо к их лагерю. Приблизившись к ним на то расстояние, на котором и его люди, и чужаки смогут услышать его голос, он зычно прокричал на Хардине, самом известном языке земель Песка, который, как он знал, звучал почти повсеместно: - Я Ангу Бамба, Голос Матери. Кто вы такие и что вы делаете на священной земле Тенга? [ava]https://get.wallhere.com/photo/old-fantasy-art-ancient-looking-at-viewer-weapon-Bodybuilder-sculpture-statue-warrior-spear-Toy-mythology-KwaZulu-Natal-South-African-ART-muscle-screenshot-figurine-woman-warrior-44550.jpg[/ava] [nick]Ангу Бамба[/nick]
  35. 1 балл
    Бортимир Золотоносный

    Эред-Митрин

    Всё это казалось очень странным. Уже идя по шахте было видно, что ни куда он просто так спрятаться не мог, ответвлений ни каких не наблюдалось, шахта была хорошо освещена. Бортимор уже хотел было даже напустить немного строгости, показать себя немного хозяином но желание пропало. А за что ругать? Железная дорога для вагонеток была в хорошем состоянии, было видно что за ней регулярно присматривают, факелов было достаточное количество и они регулярно менялись. Бортимор периодически оборачивался назад, как будто бы надеялся, что потерявшийся гном материализуется у них за спинами, ну или выпрыгнет не знамо откуда с криками "А вот и я", но чуда не происходило. Это голосов разносилось по шахте, но ответа так и не последовало. Придя к тупику они остановились и уставились на вещи которые принадлежали пропавшему. Бортимор подошёл к стене шахты и ощупал ее. Камень со смесью каких либо пород, ну и конечно же примеси и полезные ископаемые которые добываются здесь. Бортимор подошёл к другой стене и так же прощупал её, со стороны это выглядело глупо, но ему хотелось удостовериться, что это не мираж. Как Снори мог бесследно исчезнуть? Не испарился эе и не просочился ведь сквозь камень. Бортимор заподозрил неладное - Когда его заметили его исчезновение? Сразу после смены? Он работал здесь один или еще кто-то тут был? У Бортимора появилась мысль, что здесь что-то утаивают, но это были только подозрения.
  36. 1 балл
    Мегатр

    Гундабад [Подгорный город]

    - Это плохая идея. - категорически отмел идею о ранее предложенном пьянстве Мегатр, осторожными шажками приближаясь к кровати и все еще ожидая подвоха. - Любая выпивка для меня - плохая идея. Те два раза что полукровку все-таки вынуждали выпить в компании заканчивались плачевно. В первый раз на утро после пьянки внезапно обнаружилось семеро трупов с выгрызенными глотками, и урук потом два часа блевал полупереваренными трахеями. Как, зачем и почему так случилось осталось загадкой сокрытой за потерей памяти, но отношения с племенем были испорчены на полтора года. Второй раз обошелся без трупов, но женщины почему-то начали его называть "Великим Соблазнителем", а мужчины гнать в шею из стойбища за "порчу целок". И снова память никакого объяснения не предложила, но раз никто из женщин не забеременел, то можно сказать что ничего и не было. - Деньги меня не интересуют потому, что я богат по меркам Севера. Только не металлом. Жадность и зависть сгубили гораздо больше орков чем войны, болезни и бухло, поэтому я не стремлюсь к бездумному сгребанию под себя всего ценного и не демонстрирую богатство. - и, не предложив больше никаких объяснений, урук медленно опустился на корточки (как же неприятно ноет бедро!) рядом с кроватью, рассматривая куда более тщательнее будущего-возможного подопечного. Да и не так уж урук был богат, просто брал не количеством, а качеством, и все ценности остались на Севере, так что чего-то особо ценного у полукровки все-таки не было. Кроме небольшого мешочка с багульником, еще называемого "болотным могильником". Растет, как нетрудно догадаться, на болоте, куда суются только самоубийцы или Мегатр, и стоит по десять золотых за сушеную жмень. Хорошая цена, учитывая что это лекарство практически от всего и сразу, а еще яд, наркотик, обезболивающее и приправа. Судя по пренебрежительному отношению к женщинам, Матриарха тут точно нет. Иначе Шныр за такие слова уже давно бы лишился мужского достоинства как в прямом, так и в переносном смысле. Но не суть, если здешним так удобнее существовать, то кто такой Мегатр чтоб лезть в чужие уклады со своим опытом и наблюдениями. Кроме того, слишком много слов было произнесено. Не обязан северянин отчитываться и объяснятся перед всякими... Всякими. - Тебе нужна моя помощь? - терпеливо и громче повторил длинноволосый, находясь на одном уровне глаз с вождем и положив свое копье на пол. - Я не буду ничего делать пока ты не разрешишь.
  37. 1 балл
    А работать кому-то надо же.
  38. 1 балл
    Что-то похоже автограф-то ему Торя оставил О_о Да и лучше не озвучивать какой...
  39. 1 балл
    Оно со всеми нами играет, всех нас меняет. А я фаерболлами кидался. А мы все профессиональные писатели! толкиен не умер, а реинкарнировал на субличности (т.е. нас) и мы теперь в N(количество субличностей, что растет экспоненциально с уровнем пиара форума) большим усердием дописываем, что не успел профессор в той жизни. (т.е. наша сверхличность)
  40. 1 балл
    Финдарион

    За барной стойкой №451 Тост за пост!

    @Элладан да можем нпс и без анкеты взять, тут многие такое практикуют)
  41. 1 балл
    Бортимир Золотоносный

    Эред-Митрин

    День выдался продуктивным. Сегодня кузня работала без остановки и было очень много заказов а также слишком много бумаги. Бортимор буквально погряз в этой рутине. В его кабинете стол завален какими то отчётами, докладами о производстве. И день о то дня их становится всё больше и больше. Бортимор сидя на своём привычно месте и подписывая очередной счёт на покрытия расходов на кузню и выплату жалованья устало откидывается на спинку стула. Тяжела участь управляющего, да и что толку если он выходит на все эти проверки раз в неделю, этого не хватает. Надо бы поискать помощника, если не двух. Траты конечно могут возрасти но тогда можно будет разобраться с текучкой моих мастеров. В последнее время Бортимор страдал от нехватки хороших мастеров, не то чтобы ему мешало искать их и нанимать просто началась какая то чёрная полоса. Все кто к нему нанимался, уходили уже через неделю, единицы оставались и работали но не все выдерживали. Ничего, неприятность и эту мы переживём и сможем преодолеть. Было время когда Бортимор самолично вставал за горн и не противился физической работы. Видимо придётся вспомнить былое, а то так можно и потерять всё что нажито. Но беда не приходит одна и к нему пришло еще одно письмо с пометкой "СРОЧНО". Открыв письмо, Бортимор начал внимательно вчитываться. С каждой прочитанной строчкой он всё больше и больше расстраивался. Как такое могло только произойти уму не постижимо. Шахта работает уже бог знает сколько, там персонал всегда в достатке, старшие смены всегда выслушают, проследят и тут бац и не уследили за одним человеком. Придётся выдвигаться и разобраться с этим. К чёрту все эти счета, в порыве гнева Бортимор смахнул бумаги со стола встал и двинулся к выходу. Подойдя к двери он взял по обыкновению свой боевой молот который стоял у стены, и с силой открыл дверь. Он не расставался с ним с того момента когда он впервые выковал его. И он полюбил его всем сердцем. Прохаживаясь по кузне он громко гаркнул - Террингон я ухожу, ты за старшего. Как вернусь, разберёмся с проблемами в кузне - после этих слов один из гномов на минутку отошёл от своего места, махнул рукой, кивнул головой и снова послышался звонкий стук ковки металла.
  42. 1 балл
    Исилендил

    Мория

    Исилендил смог привести с собой лишь пятерку воинов дунедайн. Никто не желал выступать в сомнительный поход, который кроме проблем не принес бы ничего. Некогда край падубов был эльфской твердыней. Но война с Сауроном как всегда вносит хаос. И теперь дом старших братьев находился в Имладрисе, а не здесь. Призраки Арнора явились к месту вовремя. Следопыты никогда не опаздывают. Это железное правило. а вот гномы не торопились. Близость к Мглистым вынуждала разведчиков делать небольшой скрытый очаг, чтоб не околеть холодными ночами. Рано утром один из дозорных засек группу приближающихся гномов вместе с эльфами. Следопыты решили компенсировать время ожидания теплым приветствием. То, что эльфы наверняка обнаружили разведчиков сомнений не было, хотя призраки на то и призраки, что они лучшие в своем деле. И как-минимум провожатом пришлось бы напрячься. - Стой, кто идет! - выкрикнул Исиль, показавшись в кустах с луком, его примеру последовали остальные следопыты. Не прошло и минуты, как все они засмеялись. - Видели бы вы свои рожи, - умилялся кто-то из разведчиков, переглядываясь со своими соратниками. - Рад встрече, - одноглазый командир пожал руку Финдариону, - Надеюсь это не обещанная дружина, способна стереть в порошок любое войско гоблинов?
  43. 1 балл
    Ньял

    Долгое Озеро

    Судя по реакции Сидги у эльфийки был шок или просто остолбенение от гномьей наглости. Глаза стали, как две сверкающие бляхи, а рот открывался и закрывался, как у рыбы выброшенной на берег. Как бы еще в сердцах стрелой не угостила. Юрген только глазами хлопал, Стурм сплюнул и снова погрузился в камыши. - Ну чего встали, а? Ну не обмолвился обо все сразу, так тож для дела. Ладно, выпивка с меня, как вертаемся. Давайте уже дело делать... Тут Стоунфист и осекся, заметив движение на реке. И верно, из плывущих у берега клочьев тумана выскользнула утлая лодочка, а в не их старые знакомые, Лонсор и Мортанг, что по уговору должны были ждать их на берегу. Возможно пока вся компания бросалась в погоню, те как раз выходили на пирс, ну да и наняли кого-то из местных. Хм, и как это Ньял не заметил никого сзади их ушкуя? Не слишком ли бы поглощен преследованием?.. Паранойя шевельнулась где-то на задворках души, что было профессиональное. Но гном решил отложить это на потом. Двое мужчин спрыгнули в воду и прошли до берега по колено в воде, так как видимо их юный лодочник не желал приставать к берегу. Струхнул видимо. - Ба! Какие люди! Как же вы нас нашли мужики? Мы признаться собирались немного опоздать на встречу. Юрген был озадачен, а Стурм вылезший из камышей свирепо хмурил бровь, буравя взглядом новоприбывших. А Сидги кажется вот-вот прожжет в Мортанге две дыры. Ньял надеялся, что сейчас она вытворит чего-либо. А Мортанг тут как раз под горячую руку...
  44. 1 балл
    Кхарн

    За барной стойкой №451 Тост за пост!

    Всем добрый день! Ну вот, постепенно возвращаюсь в колею и начинаю потихоньку раздавать долги. В ближайшее время точно будет пост на Бродах, ну и надеюсь остальное долго ждать не придётся. Также немного подсоберу мысли в кулак и расскажу, чего ещё за это время придумал, что в принципе можно было добавить для разнообразия.
  45. 1 балл
  46. 1 балл
    Кхарн

    Организации Средиземья

    Название организации: Оркобойцы (общепринятое), Истребители орков, Непримиримые (самоназвания), Психованные (кличка от орков). Краткая история: Основателем считается один из северных дунадан, Арвелег Неримиримый. После гибели последнего из княжеств Арнора, Артедайна, и последовавшим вслед за этим падением Ангмара на большей части территории Эриадора воцарилось безвластие. Рассеянные войском Гондора мелкие орочьи шайки занимались грабежом и мародёрством практически по всей территории северного Эриадора, целые селения, пережившие вторжение Короля-Колдуна и его воинства, либо были уничтожены, либо были под постоянной угрозой уничтожения. Оставшиеся в живых дунаданы при поддержке эльфов Линдона и Имладриса встали на защиту оставшихся поселений и очищении территории от орочьих банд, но по мере уменьшения количества шастающих по Эриадору орков снижалась и их активность. У следопытов были и другие дела, необходимо было позаботиться об оставшемся населении бывшего Арнора, предоставить им безопасность, наладить быт и связь с другими поселениями, в связи с чем они не могли всё время гоняться за шайками орков. Однако не все готовы были отринуть свою ненависть хотя бы на время. Один из таких, Арвелег, потерявший из-за орков всю свою семью, не мог смириться с вынужденным отступлением и прекращением охоты на орков. Собрав вокруг себе пару десятков единомышленников, он поклялся уничтожать орков везде, где только сможет до них дотянуться, за что и получил своё прозвище, распространившееся впоследствии на весь отряд. Поначалу старейшины следопытов не одобряли такое распыление сил и напрасный, по их мнению, риск. Отряд очень часто действовал в непосредственной близости от Мглистых гор, заходя в своей охоте порой на территорию Ангмара и даже Гундабада (не в саму Гору конечно, но в предгорьях и порой даже устраивали засады у выходов из тоннелей). Однако успехи отряда были очевидны, набеги орков резко сократились, и Эриадор сумел вздохнуть свободней. Впоследствии Непримиримые, или, в простонародье, Оркобойцы, стали получать не только укрытие и пропитание, но и финансовую поддержку как от старейшин дунадайн, так и от Элронда Полуэльфа, также весьма заинтересованном в сокращении поголовья орков. Вскоре отряд стал стремительно разрастаться и пополняться новыми членами, тем более что Арвелег, а впоследствии и его преемники, принимали любого желающего вступить в их ряды, не делая различий в происхождении. В подавляющем большинстве в Оркобойцы шли те, кто имел личные счёты к изводящим округу оркам, но попадались и искатели приключений, и авантюристы, и просто люди, не видящие себе нигде, кроме как на поле боя. Правда, такие отсеивались гораздо чаще, благо никто никого насильно в отряде не держал. Со временем Непримиримые разрослись и их деятельность вышла за пределы Эриадора. Они пересекали Мглистые горы и спускались Долину Андуина, дабы помочь местным жителям в борьбе с общей напастью, бывали и в Ортханке у Сарумана, вместе с Эорлом Юным помогали Гондору отразить нападение орков и вастаков на Каленардон, доходили даже до Дейла и Дол Гулдура. Но всё же их основным местом дислокации оставался Эриадор. До тех пор, пока Беорн не объединяет своих сородичей и лесовиков и не основывает в долине Андуина новое государство. Тогда отряд, и до этого практиковавший разделение сил, так как далеко не всегда для решения задач требовалась его полная численность, а территория, на которой приходилось действовать, была очень обширна, окончательно разделяется на две части по обе стороны от хребта. Дополнительно стоит сказать, что Оркобойцы заслужили славу не только среди друзей. О них прекрасно осведомлены и их враги - орки всего Мглистого хребта. Их боятся и ненавидят одновременно. Самым большим невезением считается попасть под Психованных, как окрестили Оркобойцев сами орки, поскольку те не знают устали и пощады. И в то же время самый ценный трофей - это щит либо броня с нанесённым на неё символом истребителей - перечёркнутой орочьей головой. Поэтому наиболее могучие вожди для поднятия собственного авторитета устраивали вылазки непосредственно ради охоты за Непримиримыми, и нельзя сказать, что эти рейды были безуспешны. Дважды Оркобойцы были на грани гибели, но оба раза они восстанавливали свои силы и с неослабевающим упорством вновь принимались за избавление Средиземья от орочьей заразы. Организация: На данный момент отряд Оркобойцев разделён на четыре равные части по сорок человек каждая. Две из них действуют на западе от Мглистых гор. Первый отряд - в районе Гундабада и горы Грэм, вплоть до Буреломного взгорья, второй - на территории Эрегиона между реками Митейтель, Гватло и Гландуин вплоть до Южного тракта. Два других отряда расположены по другую сторону от Хребта, на территории беорнингов. Один из них действует также возле Гундабада, а также по южным отрогам Серых гор вплоть до Лихолесья, а второй - южнее Каррока и Восточного тракта неподалёку от восточных врат Мории, затрагивая Ирисную Низину. Таким образом они одни из первых, если не первые, могут встретить и перехватить банду орков, намеревавшуюся пограбить на поверхности. Или же провести разведку и проследить за более крупными отрядами, которые будут им не по зубам. Поскольку каждые части действуют как правило автономно, центрального руководства Оркобойцы не имеют. Каждый отряд возглавляют капитаны, они же ответственны за снабжение, логистику, взаимодействие с другими отрядами и силами союзников, ну и они соответственно решают, где больше всего нужно их присутствие. Однако при возникновении большой угрозы отряды могут объединиться в единый кулак, капитаны на своё совете избирают единого руководителя - командора, который уже будет вести в бой всех Оркобойцев. Сам отряд разделён на десятки, но при этом в десяток входят восемь рядовых бойцов и два сержанта. Так как порой для выполнения разведывательной задачи зачастую десяти воинов бывает много, десяток может делиться на две пятёрки. Соответственно сержанты возглавляют эти пятёрки. Если же десяток действует всем составом, то есть старший сержант - лидер отряда, и младший сержант - его заместитель. Также в качестве традиции Непримиримые практикуют наставничество. Когда в отряд приходит новичок, даже если сам он уже в годах, над ним берёт шефство один из ветеранов, дабы обучить того всем премудростям охоты на орков, поскольку в этом деле существует куча нюансов\. которые даже для бывало воина могут быть в новинку. Как правило один ветеран берёт себе одного новичка, но если новичков больше, нежели ветеранов (а такое, к сожалению явление не такое уж и редкое), то возможно взять несколько. Снабжение: Как уже говорилось ранее, Оркобойцы финансируются старейшинами дунадайн и Имладрисом. После разделения восточные части непримиримых спонсируются беорингами. В связи с этим недостатка в оружии, броне, лошадях и просто деньгах на расходы не имеют. Помимо этого они могут принимать заказы на истребление орков со стороны поселений, забирая плату как правило провиантом для себя и лошадей, ну и кровом крестьяне их тогда обязаны обеспечить. Также ими были подготовлены ряд тайников и тайных укрытий на случай, если противник окажется слишком силён и необходимо будет отступать.
  47. 1 балл
    Финдарион

    Ассоциация с игрой/персонажем

    Снова Хозяин Азоговой Мамки
  48. 1 балл
    Айнур

    Список персонажей

    Список персонажей (05.06.2018) Синими ссылками отображаются имеющиеся на ролевой персонажи. Если персонаж идет без ссылки, он в данный момент свободен. Зеленым помечаются роли под вопросом. Майар Саруман - один из истари, бывший глава Белого Совета, переметнулся на сторону Саурона, но имеет собственные планы. Гендальф Серый - один из истари, член Белого Совета, один из самых могущественных майар. Саурон - Тёмный Властелин Мордора, Враг Свободных Народов. Радагаст Карий - один из истари,член Белого Совета, более других сведущий в травах и повадках зверей и птиц. Эльфы Галадриэль - владычица Лориэна, жена Келеборна, член Белого Совета. Келеборн - владыка Лориэна, муж Галадриэль. Кирдан Корабел - правитель Серых Гаваней. Финдарион - воевода Серых Гаваней, родич Кирдана. Трандуил - король Мирквуда. Леголас - принц Мирквуда, сын Трандуила. Элронд - правитель Ривенделла. Элрохир - принц Ривенделла, сын Элронда. Эребтинуир - нолда первой эпохи из Гондолина. Арвен - принцесса Ривенделла, дочь Элронда. Элладан - принц Ривенделла, сын Элронда. Глорфиндель - глава вооруженных сил Ривенделла. Линдир - приближенный Элронда Халдир - капитан отряда лориенской стражи. Тауриель - глава отряда лихолесской стражи. Эрестор - летописец Элронда. Сидгрейниэль - Разведчик Трандуила. Реган - эльф-изгнанник. Гномы Королевская семья: Даин Железностоп, король Подгорного Королевства. Торин Камнешлем, кронпринц Подгорного королевства. Князь Железных Холмов. Дурин (в будущем Дурин VII), молодой принц, сын Торина Камнешлема. Князь Синих гор. Двалин, сын Фундина, родич Торина Дубощита. Глоин, сын Гроина, родич Торина Дубощита, Участник похода в Одинокую гору. Гимли - сын Глоина. Нори - родич Торина Дубощита. Дори - родич Торина Дубощита. Прочие канонические персонажи: Бифур - участник похода в Одинокую гору. Бофур - участник похода в Одинокую гору. Бомбур - участник похода в Одинокую гору. Неканонические персонажи: Торин Дромангорг - канцлер Сейма-под-Горой и фельдмаршал армии. Ксинхейл Дромангорг - глава Гильдии Торговцев и металлургический магнат. Телхар Дромангорг, сын Торина - воевода Эрэбора. Ньял - воин Пограничной Дружины, разведчик. Бортимор Золотоносный - кузнечный мастер и сырьевой магнат из Серых Гор. Хоббиты Фродо Бэггинс - племянник Бильбо Бэггинса. Сэмуайз Гэмджи - садовник и верный друг мистера Фродо. Бильбо Бэггинс - разбудивший великое приключение. Мериадок Брендибак - один из девяти хранителей и двоюродный брат Перегрина Тука. Перегрин Тук - Пиппин или Пин, один из самых младших среди лучших друзей Фродо Бэггинса. Люди (условно Запада) Гондор Денетор - наместник короля Фарамир - Сын Денетора ІІ, предводитель итилиэнских следопытов. Арагорн - наследник Исильдура, вождь дунадайн Севера. Имрахиль - князь Дол-Амрота Маблунг - рейнджер Дамрод - капитан рейджеров. Рохан Теоден - правитель Рохана Теодред - Первый маршал, сын и прямой наследник Теодена. Эомер - Второй Маршал Эовин - племянница короля Теодена, сестра Эомера. Эркенбранд - высокопоставленный лорд в западном Рохане, командующий. Гама - капитан дворцовой стражи Грима - доверенный советник Теодена. Следопыты-дунэдайн Арагорн - вождь дунадайн Севера, наследник Исильдура. Хальбарад - "правая рука" Арагорна Исилендил - Следопыт севера. Лидер отряда "Признаки Арнора" (всего 10 человек) Элледель - дочь Хальбарада Короли, вожди, правители: Гримбеорн - вождь беорнингов. Кханд, Харад (Уловно восток) Мэхэ-Шид - Царь Харнена, Ближний Харад Назгулы Хэлкар - Король Чародей, предводитель назгулов Хамул - Черный Истерлинг, назгул, наместник Дол-Гулдура Мардук - назгул, наместник в Хараде. Хальдор - бывший атаман лихих людей. Катудавар - назгул, наместник в Умбаре. Хонахт- назгул, шаман с севера. Еще 3 назгула ждут своих имен и игроков. Морэдайн: Уста Саурона - глашатай Тёмного Владыки, комендант Барад-Дура. Гаруда - ученик Короля-Чародея, капитан Моргула. Мортанг - Черный Следопыт из Ангмара. Орки и урук-хай Гришнак - орк, командир отряда Мордора. Шаграт - орк, комендант Кирит-Унгола. Горбаг - орк, командир отряда орков из Минас-Моргула Варанг - урук, сотник Мордора. Лархаш Белая Рука - урук, командир отряда разведчиков Изенгарда. Мегатр - орк с севера. Кхарн - орк Гундабада, вождь племени Пожиратели. Фург - орк Мории.
  49. 1 балл
    Финдарион

    Как вы яхту назовете...

    Герой: 1. Имя персонажа Финдарион, витязь-тэлери, воевода Митлонда. 2. Внешность Высок, поджар и мускулист, что сильно выделяет его среди сородичей. Обычно стройные и высокие эльфы кажутся хрупкими рядом с по-богатырски сложенным Финдарионом. Что ни говори этот тэлери способен таскать на себе огромные бревна в одиночку. Всегда ходит прямо, усталость от работы или забот не сгибает его плеч. Лицо с узкими скулами и глазами цвета морской лазури. Длинные серебряные волосы ниспадают на плечи, но чаще всего скручиваются в хвост сзади, чтобы не мешали работать или сражаться. На лице виднеются застарелые шрамы от клыков гундабадского варга, что чуть было не откусил голову витязю. И хотя целители всегда были готовы излечить все раны, эти шрамы Финдарион оставил при себе, как напоминание о тех днях, когда в жестоких битвах с Ангмаром было потеряно множество братьев по оружию среди людей, эльфов и гномов. Из всех нарядов предпочитает воинский – закован в ламеллярную броню подобно рыбьей чешуе. На голове носит конический шлем с небольшим гребнем в виде морской волны и личиной. 3. Профессия и навыки Воин, командир, мореход. За долгие годы развил отличные навыки в обращении с оружием, кроме экзотических видов разве что, но при желании и нужде орудовать можно всем. Обширные познания о мире и его устройстве. Большой пласт знаний о стратегии, тактике, и морском деле, подкрепленным опытом долгой жизни. В оснастке и устройствах судов разбирается лучше многих, а потому и ремонт корабля способен произвести – конечно будет зависеть от наличия помогающих рук и ситуации. Естественно не понаслышке знаком с премудростями походной жизни. Знает Всеобщий, синдарин, квенья, андуиник, способен прочесть письменность Темного Наречия. 4. Инвентарь Чекан и прямой меч для одной руки, искусно выкованные гномами еще в Первую Эпоху. Мастер из Белегоста, хоть не был сравним с легендарным Телхаром, но постарался на славу, украсив лезвие меча великолепной гравировкой морских волн. Каплевидный щит, несколько уменьшенная версия большого пехотного, чтобы было удобнее биться на палубе корабля. Неоднократно меняется на новый, мастерами Митлонда. Короткий составной лук и несколько колчанов со стрелами. Несколько личный коней, боевая ладья и еще с десяток таких же под командованием, вместе с несколькими сотнями воителей Митлонда. 5. Описание характера Нрав полководца Кирдана можно сравнить с морем. Обычно спокойный, уравновешенный, гибкий в общении и добродушный к окружающим, как приятный и мягкий прилив, ласкающий слух в тихой уютной бухте. И напротив, подобно тучам, собирающимся на морском горизонте он может мрачен и хранить гнетущие молчание, пока не грянет настоящий шторм – порывистый громкий голос отдает команды гребцам, поносит врагов и гремит древний боевой клич витязей Сириона. Хорошо относится ко всем свободным народом. Испытывает отвращение и ненависть к темным созданиям, искажающим все созидающие. Более всего его сердцу милы морские просторы, шум волн, качка палубы под ногами и песни чаек над головой. В мирные дни может с головой уйти в работу над кораблями, помогая мастерам Кирдана, но чаще всего на его плечи возлагаются ратные заботы. До сих пор помнит всех друзей и соратников кто ушел или оставил этот бренный мир. Особое место в его сердце занимают павшие соратники, которых он периодически вспоминает и скорбит по ним. 6. Биография Родился в Эпоху Древ среди тэлери на побережье Белерианда во время благодатного мира в Арде, когда Мелькор томился в плену у Валар, а эльфы уже обстроились в Валиноре. С ранних лет Финдариону полюбился дикий и неизведанный край Средиземья. Тэлери жили в мире и согласии, радуясь пению чаек и бороздя морские просторы у побережий на своих легких кораблях. Уже тогда юный телэри проявлял большую силу и отличался ростом от сверстников. Но всему приходит конец. Мелькор получил свободу и посеял раздор в благословенном крае, выкрав Камни Феанора. Нолдр отправились в погоню за вором. Это послужило началом череде ужасных и величайших событий в истории мира. Живущие в Белерианде тэлери с ужасом узнали о резне своих сородичей другими эльфами. И были недоверие и чувство обиды, которые будут сглажены лишь по истечении многих лет. И тогда же, в первый раз, взошло Солнце, развеяв тьму, что посеял Мелькор и началась заря новой эпохи. Кирдан, чьим родичем приходился Финдарион, уже тогда слыл мудрым правителем. Увидев превосходство закованных в железные кольчуги нолдр и орков Моргота, Корабэл обратился к народу Ауле. Так были посеяны семена долгой дружбы между такими разными народами, и в будущем мало кто будет знать, что более всех были дружны с гномами даже не нолдр, а тэлери. Королям Ногрода и Белегоста были преподнесены такие щедрые дары, что заставили удивиться даже богатейших подгорных владык. Ибо тэлери никогда не понимали ценность сокровищ, которые превозносили все другие народы и золото их не волновало. Но самое главное было не это. Гномы получали от тэлери жемчуг, морепродукты и даже помощь искусных целителей. А взамен давали то, что тогда было для тэлери ценнее всех даров моря вместе взятых – железо. Одетые в доспехи и оружие гномов тэлери обучались искусству войны у одного из самых воинственных народов Арды. И полюбились эльфам побережий секиры и топоры гномов. Ибо плотники и строители, тэлери ловко управлялись с подобными орудиями в миру. Оба народа были трудолюбивые и терпеливые в своих делах и заботах, и никто не зарился на богатства друг друга, ибо тэлери побаивались таинственных высоких пиков гор, а гномы необъятных просторов океана. При помощи гномов были выстроены могучие укрепления в Гаванях Сириона, а войско тэлери стерегло его стены. В последующие годы Финдарион, как и все молодые, жаждал подвигов и свершений, а потому часто возглавлял небольшую дружину отчаянных молодцов, что поднимались на ладье вверх по реке и помогали эльфам и людям в войне с Морготом. Много было совершено, множество раз ломался вражеский строй, много подвигов и славы. Но Враг насмехался над всеми потугами своих противников. В конечном итоге темные армии захватили практически все земли и дошли до побережий, где тэлери ожесточенно сопротивлялись врагу. И не только на суше, ибо Моргот стремился отравить и сам океан, населяя его противными тварями. Не раз Финдарион бился на своих кораблях с кошмарными морскими драконами и отвратительными кракенами. Общая беда незаметно стерла все обиды, и много синдар и нолдр нашли приют у Кирдана, когда враги наступали по всем фронтам и, казалось бы, скоро наступит время Тьмы. Но грянула Война Гнева и воинство Валар прибыло в Средиземье, а Моргот затрясся в своих подземных чертогах. А потом его низвергли во Тьму Внешнюю. После того, как был затоплен Белерианд и тэлери поселились в Линдоне с оставшимися нолдр, более всего помогла дружба с гномами, ибо теперь жили они впритык и были соседями с казад Синих Гор. Тэлери даже пытались пристрастить их азам кораблестроения и мореплавания, однако мало кто из гномов проникся тогда идеей морских путешествий. Потом была Эригионская война, долгие годы нарастающей тени, Затопление Нуменора и сокрытие Валинора. Больше всего опечалились тэлери, ибо не могли теперь они просто так навещать родичей в благословенном краю и свободно бороздить западный океан. И с тех пор легла на них ответственная миссия переправлять всех тех, кто пожелает отправиться на лебединых кораблях в Заокраинный Запад. Финдарион много путешествовал, совершал речные походы и бывал с поручениями Кирдана и Гил-Гэлада в других королевствах. Войну Последнего Союза он встретил, будучи одним из военачальников Гил-Гэлада, и знаменосцем владыки Кирдана. И бился рядом с ними на склонах Орудурина, охраняя митлондский стяг от когтистых орочьих лап. Началась Третья Эпоха, королевство эльфов перестало существовать, и теперь Линдоном правил Кирдан, посвятив свою жизнь постройке кораблей для тех, кто желал уйти за море. Финдарион же продолжал быть карающей дланью Корабела в Средиземье, ибо зло постоянно пыталось проникнуть в этот мир. Особенно долгим и ожесточенным выдалось сопротивление с Проклятым Королем из Ангмара. И в последующие годы становилось лишь тяжелее. Сражаясь по зову Белого Совета Илгон сдружился с военачальником Имладриса Глорфинделем, и часто бились они бок о бок, как море и солнце, встречающиеся на закате. Финдарион всегда был дружен с гномами, особенно с гномами Синих Гор, ибо видел в этих неутомимых крепышах родственные души, что неистово и страстно трудились в своих рудниках, так же, как и тэлери в своих доках. Очень удивил и обрадовал эльфийского витязя один гном, прибывший с востока, попросив показать и научить его морскому делу. Финдарион с радостью спешил поделиться своей любовью к морским пучинам с другим существом, что прежде не имело радости лицезреть красоту и мощь океанских волн. Они даже сплавали до залива Форхель, где выгодно поторговались с лоссотами. Расстались с друзьями и заключили тайный договор, в котором Финдарион обещал помочь молодому гному с горящим взглядом в его далеко идущих планах. Звали того достойного тангара Торин Дромангорг. Финдарион ходит на своих кораблях далеко на юг и восток, часто помогая Гондору бороться с пиратами. Ходит он в речные походы по рекам Эриадора, выслеживая орков, помогая дунадайн и эльфам. 7. Мировоззрение Свет. 8. Чего вы ждете от игры этим персонажем? Войны, путешествий, хитрых планов и эпика ради победы Света. Или Северного Мужества в противном варианте. [size=18][b]Игрок:[/b][/size] 1. По нику. 2. Известно. 3. Известно. 4. Около 8-ми лет. Дополнительная информация: 1. Хватит напоминать о моем возрасте, ок? 2. Ньял и Варанг. 3. Да.
  50. 1 балл
    Гортхаур

    Саурон, Гортхаур Жестокий

    1. Имя персонажа Саурон. Так же известен как: Гортхаур, Майрон, Артано Аулендил, Аннатар, Ортхэннер. В разное время имел прозвища: Некромант, Черный Властелин, Властелин Колец, Великое Око. 2. Внешность Будучи майа, в разное время Гортхаур выглядел по-разному. На момент игры Гортхаур выглядит как мужчина астенического телосложения. Он высок ростом около 1,9 м, худощав. Лицо острое, подвижное. Черты тонкие и хищные: брови вразлет, выделенные линии скул. Кожа бледная, синеватая как у утопленника, нездоровая, губы тонкие, часто нервно кривятся. Глаза чуть вздернуты уголками вверх. Волосы светлые, достаточно длинные, опускаются немногим ниже лопаток. Движения резкие, нервозные. Походка стремительная. Из примечательного во внешности – когда Гортхаур без перчаток, отчетливо виден шрам на безыменном пальце левой руки, той с которой Иссилдур срубил кольцо. А так же на шее старые полоски шрамов неровные, словно рваные, оставленные Хуаном. Одевается Саурон в черные одежды. Обычно в штаны и рубаху. Иногда поверх носит котту. Опоясывается тяжелым поясом с железной пряжкой в виде волчьей головы. Выезжая за пределы Мордора надевает черную же кольчугу гномьей работы и тяжелый плащ с большим капюшоном. 3. Профессия и навыки Властелин тьмы. Владыка Мордора. Кузнец и полководец, политик и интриган. Обширнейшие навыки в организации и управлении персоналом. Командование войсковыми подразделениями от отряда до бессчетного полчища различных по роду и виду войск. Навыки управление гарнизоном, крепостью, страной. Обширный опыт в строительстве и фортификации. Глубочайшие в Средиземье познания в кузнечном деле. Высокий уровень навыка наведения мороков, различных способов запугивания, запутывания и обманывания. Специализация Как бывший майа Ауле – Саурон умеет слышать Землю, работать с металлами, камнями и всем подобным. Как бывший кузнец, Гортхаур достиг высочайших вершин мастерства. И до сих пор способен ковкой что-то создать, особенно оружие. Как лучший ученик Мелькора, Саурон способен подчинить себе огонь, управлять им. А так же в состоянии поработить и заставить служить себе практически любое существо. Говорят, что в Искажении и Извращении Саурон достиг таких глубин, до которых не добрался даже его Хозяин. Кроме того имеет навыки: Отличный войн. Очень хороший наездник. Мастер-кузнец с огромным опытом. 4. Инвентарь. Предпочитает черные одежды. Носит черную кольчугу, изредка вешает на пояс меч. На голове в своих землях носит корону с редкими и острыми зубцами. Корона ничем не украшена. 5. Описание характера Саурон натура сложная многогранная и неоднозначная. Он имеет неколебимый внутренний стержень, позволяющий ему выпутываться из самых отчаянных ситуаций и сохранять холоднокровие не смотря ни на что. Именно этот стержень помогает ему подняться после очередного поражения, перестроится и двигаться дальше к своей цели. По складу ума Гортхаур – ученый, и как всякий ученый – он склонен к аналитике. Почти гениальный стратег и тактик, но несколько увлекающийся построением сложнейших комбинаций. Порою настолько сложных, что привести их в жизнь невозможно. Но Саурон любит ради стройности теории пренебречь досадными фактами. В своих идеях доходит почти до той грани абсурда, за которой гениальность становится фанатичным безумием. Саурон жесток и неумолим. Принятое раз решение блюдет неукоснительно. Единственное, что может изменить его решение, это если в противоположном мнении он увидит большую личную выгоду. Он беспринципен, коварен и хитер. На алтарь цели способен бросить любую жертву. Не чурается никаких средств и методов. Однако он способен ценить и уважать противника. Не чужды ему и чувство благородства, хотя и в весьма своеобразной форме. Несмотря ни на что, по большому счету, он старается всегда соблюсти данное слово. Справедлив к своим слугам и способен высоко ценить их заслуги. При всей противоречивости образа, Саурон практически никогда не лжет. Саурон верен своим внутренним принципам и тем присягам, которые имеют для него внутреннюю ценность. Очень любит быть в центре внимания. Неважно чем оно вызвано, важно чувствовать обращенные на себя взгляды. Так же стремиться быть оцененным. Опять же не смотря на знак этой оценки. Удивительный умелец играть на людских слабостях. Тонкий психолог, умеющий подобрать ключ почти к любой душе и сыграть на ее тайных желаниях. Обладает странным чувством юмора. Несмотря на свою жизнь, наполненную ненавистью и злобой, в основном он достаточно спокоен частенько саркастичен, любит иронизировать если его никто не видит, однако за всеми этими маскам всегда скрывается яростный, рожденный от огня, дух. Дух противоречивый и гложимый этими противоречиями. Не смотря на прожитые годы, дух Саурона по-прежнему остается достаточно «молодым» и яростным. Саурон склонен к резким перепадам настроения. Хотя никогда не совершает необдуманных поступков. Любое его действие подчинено какой-то цели. 6. Биография Саурон в Валиноре. Саурон с Мелькором. Любая жизнь с чего-то начинается. Его началась с того, что он открыл глаза. Открыл и увидел Ауле. Впрочем, он был такой не один. Выслушав прочувствованную, но краткую речь Валы о своем предназначении, будущий Саурон, со столь же вдохновенной миной, как и его соратники, принялся за великий труд. Однако было в нем что-то, что не давало покоя. Гордыня и амбициозность юного майя уже тогда давали о себе знать. Чем больше он задумывался о своем месте и положении среди Валар и Майар, тем чаще приходил к выводу, что со всей своей немалой силой и талантом, он так и останется здесь никем. И это странное желание, быть оцененным, толкало его на дерзкие и порой необдуманные поступки. Неповиновение и наглость, а так же презрение к менее талантливым и одаренным очень быстро поставили его в положение персоны нон грата. Добропорядочное и законопослушное общество майар старательно избегало его. А Валары и вовсе смотрели свысока и с презрением. Как казалось тогда тому, кого звали Майроном или Артано. Майар, почти столь же искусный в кузне, как и Ауле, могущий услышать говор камня и способный укротить огонь, не мог понять, почему к нему так относятся, и все чаще уходил свободно странствовать по Арде, чувствуя себя несправедливо ущемленным в почестях и обиженным. Дерзкий и непокорный, амбициозный и наглый, нетерпимый к чужим слабостям. Он был скорее сродни яростному огню в кузнечном горне. Да и ощущал себя примерно так же. Слишком, по его мнению, давили на него строгие предписания Валар. Слишком угнетала необходимость быть как все и вместе со всеми. Слишком унижало гордый дух понимание, что его мнение вряд ли будет услышано. Где-то среди этих странствий он и повстречал Мелькора. Они поняли друг друга почти сразу. Черный Вала искал власти над миром, а он силы и признания. Мелькор был честолюбивцем, но не глупцом. Он увидел силу Саурона и оценил ее возможности. Разгадать же его желания для Валы не составило труда, а уж сыграть на невинной слабости своей будущей правой руки тем более. С этого и началось их долгое и плодотворное сотрудничество на поприще борьбы со всем миром. Мелькор действительно относился к нему не так как другие Валары. Он видел могучий потенциал своего помощника и точно зная, чем его удержать продолжал тешить самолюбие Саурона. Много лихих дел сотворили они в тайне от Валар, в крепости Мелькора - Утумно. Многих тварей помог ему вывести Саурон. И радостно ему было работать с Черным Валой, ибо чувствовал он свою востребованость, уважение и признание. Кроме того, Мелькор давал Саурону ту долгожданную свободу уходить в любое, самое безумное творчество с головой. И можно было не оглядываться по сторонам, а всецело отдаваться безумным замыслам творения. Что-то получалось, что-то нет, но Саурон был счастлив. Счастлив безумным счастьем свободного ученого. И пусть пока публика, внимающая ему, была не велика, но одного сдержанного одобрения Мелькора и тени уважения в его глазах Саурону хватило. Хватило и для того, чтобы тогда, в северной твердыне дать обет верности Мелькору и его пути. Именно в те годы, опасаясь нашествия Валар, была выстроена черная крепость Ангбанд. Много сил вложил в ее создание Саурон, и именно он стал там начальником. А потом Мелькор раздобыл первых эльфов. Странное чувство вызвали у Саурона Дети Илуватора, однако превыше всего был интерес и чувства удовлетворения, ибо он был единственным кого посвятил Мелькор в свой замысел. Так наблюдал он за появлением первых орков. И вид этот не был ему противен, а наоборот радовал и затягивал его внимание. Как преданному исследователю, Саурону было интересно подвергать эльфов различным экспериментам. Проверять на прочность. Но радость его вечно не длилась. Терпение Валинора кончилось, и Конница Запада перешла границу. Началась тяжелая осада. Саурон напрягал все свои силы, чтобы отбить атаку, однако тщетно. Перевес сил был на стороне Валар. Войска Мелькора таяли на глазах. Поняв всю безвыходность положения, Саурон был вынужден отступать и отступать, пока Тулкас лично не вломился в крепость Утумно и Саурона не погребло под завалами. Ужас от войска Валар, играючи разрушившего все, что Саурон с таким трудом и такой любовью создавал и поселили в его сердце первые ростки страха и ненависти к свету Амана. С трудом собрав на руинах остатки от своего воинства, Гортхаур начал с начала, хотя все валилось из его рук. Долгое время, пока Мелькор томился в заключении, Саурон не терял даром. Постепенно он наводил порядок в разоренных землях. Заново потихоньку отстраивал Ангбанд. Собирал растерявшихся подчиненных Темного Валы. Те, конечно, не особо слушались, но обманом и умением сыграть на тайных слабостях, обещаниями и убеждениями, а так же сотней других хитростей Саурон таки смог привлечь их. Проявляя себя, как сильный и дальновидный лидер, он медленно и постепенно готовился к возвращению черного Валы, в котором мало сомневался, а так же к возможному возвращению войска Валар. Вместе с этим, он тщательно наблюдал за перемещением квенди. Но так, чтобы не быть засеченным Валарами. Желание власти присущее Мелькору было ему пока чуждо. Все что его интересовало – знания и слава. Среди своих приспешников он имел и то и другое. А добывать знания был в состоянии и без Мелькора, хотя осталось еще множество вещей, которые темный Вала мог бы объяснить. Тихое, в сущности, было время и даже вполне счастливое, если бы не страх и не чувство собственной слабости. Война в Беллерианде. Но любому ожиданию приходит конец. Как и предполагал Саурон, Мелькор вернулся. Гортхаур был готов практически ко всем вариантам развития событий и почти везде видел себе выгоду от возвращения валы. Но вот чего Саурон никак не ожидал, так это зова Мелькора о помощи. Он практически сразу откликнулся и, призвав барлогов, поспешил на выручку, чтобы узреть очередное удивительное и ужасное порождение – Унголиант. С трудом отбившись от нее, Гортхаур отволок Мелькора обратно в Ангбанд. Вала был озлоблен и мрачен после Валинора, нно Саурон все равно был рад его видеть. Умом Саурон всегда понимал, что просто так прийти Мелькор не сможет, но даже он не подозревал, сколько лиха придется хлебнуть из-за украденных Валой камней. Сильмариллы поразили искусного майю. Будучи кузнецом, он мог оценить все величие замысла и всю искусность работы и постичь, что никогда не сотворить ему подобного. И зависть к искусности эльфов впервые тронула его сердце и поселилась в нем. Тогда впервые он понял, почему так стремится Мелькор завоевать эльфов и покорить их своей воле. И тогда же согласился он с замыслом его. Ибо в случае успеха, место второго тоже удовлетворяло его. Первым же действием Мелькора был приказ о мобилизации в преддверии войны между ними и эльфами. Вала хотел сыграть на опережение, разорив и подчинив себе Беллерианд. Саурон далеко не сразу оценил всю серьезность этого события. Он отстраненно наблюдал, как рати орков устремились разорять Белерианд. Это была первая битва между эльфами и Мелькором, прозванным ими Моргот. Вторая битва стала даже более запоминающейся, чем первая. Чего никак не предвидел Саурон, так это того, что за Темным Валой придут крайне категорично настроенные нолдоры. Впрочем, оглушительная победа над Феанором грела душу, а уж последующее пленение Маэдроса и вовсе. Саурон много труда и желания вложил в наручники, на которые был подвешен старший нолдо. Впрочем, провисеть ему удалось лишь семьдесят лет, однако наручниками этими Саурон гордился. А потом началась затяженная не прекращающаяся позиционная война. Мелькор умело сеял вражду между эльфами, а Саурон учился у него, постепенно становясь все более жестоким и отстраненным. Совершенно утратив способность сострадать. Рационализм его мира встал на первое место. Планирование битв, командование армиями, выведение новых тварей, поглотили все внимание Саурона. Где-то в этой кутерьме появились люди. Интереснейший материал. Такие разные, более сходные с искрами огня и непредсказуемые, но легко поддающиеся влиянию и управляемые, полные парадоксов, но безумно интересные любопытному майя с чисто научной точки зрения. Впрочем, впоследствии ставшие интересными и с практической. Позже Саурон перебрался в печально известный Тол-Сирион и по приказу Мелькора начал охоту за Барахиром. Увенчав операцию успехом, но упустив одного Берена, Саурон не сильно огорчился, и зря. Как показало будущее, наглости и безумства этому человеку было не занимать. Он не только заявился в Тол-Сирион, но и Фелагунда с собой прихватил. Поступки этого влюбленного безумца навсегда врезались в памяти. Ибо пришедшая следом дочь Тингола, с ручным волкодавом из валинорской стаи, изрядно подпортила Саурону карьеру и шкуру, а еще, заодно начисто перевернуло рациональный и упорядоченный внутренний мир Жестокого тем, насколько она не укладывалась в обозначенные рамки. Вынужденный отступать и не понимая, что стало причиной поражения, он затаил на нее лютую злобу. Гордый и надменный он совершенно не привык терпеть поражение. Эта история сильно подействовала на Саурона. Он еще больше ожесточился. И еще более возжелал уничтожения эльфийского народа. А потом были жестокие битвы. Застенки, допросы, планы и война. Жестокая и кровавая. Саурон почти полюбил эту круговерть боли жестокости и злобы. Крики и стоны, мольбы о пощаде. Он научился мастерски ломать волю противника. Научился читать в слабых душах. Научился добывать информацию и многому другому. А потом была Война Гнева. Саурон долго корил себя, что совершенно забыл об этой опасности. Впрочем, даже не забудь он о ней, остановить Валар, даже со всей мощью Мелькора, они бы не смогли… Но и поход войска Запада был бы не таким сокрушительно-победоносным. Было страшно, безумно страшно в очередной раз смотреть, как беспощадная сила Валар крушит лучшие замыслы. Как Мелькора ломают и заковывают в цепи. Как гибнут драконы. Как угасают балроги. Ужас настолько завладел волей майа, что он сдался на милость Валар. Однако услышав, что ему снова придется вернуться в Валинор и ходить в оковах, он испугался. Гордый и своенравный такого унижения над собой он вынести бы не смог. Прекрасно понимая это, он предпочел скрыться. И на некоторое время исчезнуть из виду. Ковка колец Власти. Долгое время Саурон посвятил осмысливанию событий произошедших с ним. Однако все-таки вернулся в Средеземье. Все еще озлобленный на эльфов и Валар, но уже успокоившийся он бродил по миру подыскивая себе место для того чтобы обосноваться. Выбор его пал на Мордор. Земли, укрытые горами почти со всех сторон. Север, запад и юг, надежно защищенные горами, укрывающими его будущее королевство, и люди на востоке, среди которых, не теряющий времени Саурон уже успел укрепиться и обратить их в свою веру. Все снова надо было начинать и налаживать с нуля. Но теперь глубоко в смятенной душе майа поселилась Цель. Он еще не знал как будет ее добиваться, но уже понимал что этот Замысел пройдет с ним через все эпохи. Немного обжившись на новом месте, Саурон начал возводить новою твердыню. Барад-дур. Отстроил он ее у подножия, действующего вулкана. Близость родной стихии наполняла его сердце темной радостью. А так же способствовала полету мысли. Именно в те времена окончательно созрел план отковать кольца Власти. Однако он понимал, что ему самому это не то что не под силу, но не имеет смысла. Ибо ему самому вряд ли поверят. И тогда он снова обратил свой взор на эльфов, не уплывших в Валинор. А еще вернее на последних из рода Феанора. Было что-то в том, чтобы именно так отплатить всем, снова унизив род Финфэ. Сам, изумляясь столь тонкой и черной иронии, Саурон, облик которого все еще был мудрым и дивным, и раньше бродивший меж эльфов и пытавшийся склонить их на свою сторону, и направился в Эрегион, страну нолдоров-кузнецов, Влыдокой которой был Келебримбор сын Куруфина. И там, обольщенные его речами и своими помыслами они выковали кольца власти. Девять – людям, семь – гномам и три – эльфам. Радостный, Саурон в тайне отковал Единое кольцо, но не учел, что эльфы, тоже не один фунт лиха съели. Едва он надел кольцо на палец, как его обман был раскрыт и напуганные эльфы скрыли свои кольца от него. Разъяренный, Саурон потребовал чтобы ему выдали оставшиеся кольца, но эльфы отказались. И тогда Саурон объявил им войну. И снова, как и в первую эпоху он разорял эльфийские земли, заставляя дивный народ укрепляться в потаенных лесах и долинах. Однако натиск Саурона был приостановлен ибо приплыли корабли Нуменора и оказали эльфам поддержку. Войска Саурона были повержены и Черный майа был вынужден отступить. Тем временем кольца делали свое дело и обогащали своих владельцев, постепенно подводя их к нужному итогу. Прошло не так много времени и у Саурона появились верные слуги. Назгулы, призраки кольца. Событие, которое долгое время грело душу Черного майа. Отношение к ним у него было двоякое, но скорее доброе. Он помнил, как служил Мелькору, и относился к девятке так же, как к нему относился Темный Вала. Ар-Фаразон и Падение Нуменора. Пристально следя за событиями в мире, Саурон продолжал вести позиционную войну с западом. Однако после того как в Нуменоре начались неурядицы, и ненавистный Саурону Фаразон убрался восвояси завоевывать себе трон, черный майа воспрянул и вновь начал отвоевывать Средеземье у нуменорцев. Однако вести об этом достигли ушей Нуменорского владыки и тот, собрав огромнейшее войско, отбыл покорять Средиземье. В наглости свой он вызвал Саурона и тот пришел. Увидав всю мощь собранного нуменорцами войска он быстро прикинул, что воевать с ними обойдется слишком большой кровью. Заботясь о своих войсках и слугах, майа решил пойти на риск и хитрость. Он понимал, что его бессмертие тут ему идет на пользу и что рано или поздно он обратит нуменорских владык в своих прислужников. Оставив Мордор на попечение назгулов Саурон позволил себя заковать в цепи. И планы Саурона оправдались. По прошествии трех лет он уже был самым близким советником Короля. Исказить и растревожить ум короля не составило большого труда. Пригодились многие навыки полученные в застенках Ангбанда. И умилялся Саурон в глубине души столь дивному издевательству. Самой великой насмешкой над Валарами черный майа считал обращение нуменорцев в веру во Тьму и Мелькора. И таким образом с помощью их он восстановил почти всю свою силу, растраченную вовремя воин с нолдорами. Последним ключевым моментом в своем великом плане он сделал Войну людей с Валинором. Прекрасно понимая, что своими силами ему не одолеть Нуменор, он решил, что Валары прекрасно сгодятся для карательной миссии. И практически своими руками подготовил Нуменор и короля для блестящего похода на Валинор. И счастливо наблюдал, как отплывает великий флот на погибель. Однако никак не ожидал Саурон, что Валары не только уничтожат флот, но и разрушат Нуменор. Лишившийся телесного облика Саурон вернулся в Барад-дур. И сотворил, во гневе, облик новый – Ужасное Око. Которое впоследствии стало символом Мордора. Однако поняв, что не все нуменорцы канули, и не желая иметь сторожевые крепости их на своих территориях, Саурон отдает приказ захватить Гондор, и завоевывает себе Минас-Итил. Натиск чероного майара оказался настолько силен, что люди и эльфыф вынуждены были заключить так называемый Последний Союз. И только силами этого союза, тогда еще сильные эльфы и люди сумели одолеть Саурона в тяжелейшей битве. Семь лет длилась осада Барад-Дура. Осада затянулась настолько, что Саурон был вынужден лично принять участие в битве. Он убил Гил-Гэлада и Элендила, однако Иссилдур умудрился обломком меча отрубить палец с кольцом. Именно из-за этой нелепой случайности, Саурон оказался повержен. Он утратил зримый облик и был вынужден скрываться. Третья Эпоха. Саурон предпринял новую хитрость. Лишенный телесной оболочки и изрядно озлобленный он, тем не менее, решил укрыться на юге Сумеречья. В крепости Дол-Гулдур. Там он занялся новым делом. Так как из-за утери кольца у него уже не доставало сил воплотиться, то он был вынужден ждать. Тянулись годы, Назгулы разорили Арнор, а потом арнорцы разорили Ангмар. Земли дичали, эльфы расходовали свою силу. Окрепнув – Саурон перебрался в Мордор и там постепенно отстроил Барад-Дур, разместив над башней свое багровое око. В какой-то момент, он ощутил долгожданное пробуждение кольца. Получив в свои лапы Горлума и выпытав у него тайну его Прелести, немедля ни секунды отправил Назгулов добывать кольцо. 7. Мировоззрение Принципиально злой 8. Чего вы ждете от игры этим персонажем? Победы. Стратегии. Интересных соигроков. Игрок: 1. Ваше имя или ник, нам ведь нужно знать, как к вам обращаться Кель, Ветер на дороге, ну или по нику роли. 2. Связь: ICQ, skype, ссылка на страницу ВКонтакте. Нет мессенджера – заведите, никаких ЛС – не принимаем Вы и так все всё знаете 3. С какими произведениями Толкина, так же фильмами (анимационными\художественными), по книгам профессора вы знакомы? (не влияет на наше одобрение/отказ, но влияет на общение - в какой форме оно будет происходить) Со всеми вышедшими, кроме Детей Хурина 4. Ваш опыт на ролевых, если нет, то так и пишите (см. предыдущий п.) 11 лет как Дополнительная информация: 1. Как вы узнали о ролевой? Давным-давно вышел в блужданиях. 2. Если вы уже играете за каких-либо персонажей на ролевой, укажите их тут. Пока только Сау.
×

·