Перейти к содержанию

Таблица лидеров


Популярный контент

Показан контент с высокой репутацией за 18.08.2018 во всех областях

  1. 4 балла
    Айнур

    Объявления

    Особой именной медалью награждается @Кхарн за вклад в развитие форума на посту ГМа и за продвижение сюжета в своей и других локациях! Ave!
  2. 4 балла
    Мегатр

    Гундабадский Рынок

    Выданный знак шамана Мегатру понравился. Во-первых, он был не нарисован, а вполне себе выбит и зачернен на металлической бляхе, а куча отверстий по краям оной бляхи позволяла нашить её на одежду или носить как медальон. Во-вторых, сам стиль знака - полукровке очень нравились змеи, пусть на Севере их почти не было, если не учитывать всяческую болотно-озерную мерзопаскость. Так что обвивающая ножку кубка и склонившая голову над чашей змея была весьма неплохим символом. Мегатр даже не спрашивал почему именно змея, а просто продел в бляшку один из своих кожаных шнурков для волос и повесил на шею. Но вот то что вместе с ним и Шныром в путь "для солидности" потащилось еще несколько орков, напрягало. Особенно потому что они шли сзади. Из-за этого хотелось лезть на стену в буквальном смысле слова. Ведь невозможно будет среагировать если кто-нибудь из них решит пырнуть в спину, и кольчуга не спасет! Так что полукровка нервно вздрагивал на каждый услышанный звук из-за спины и держал глаза открытыми. Гундение Шныра, которое можно было разобрать только с пятого на десятое, не помогало. - Сделать так, чтобы он выглядел не как присмерти и мог нормально двигаться - смогу. Если Мадрак будет делать что говорю. - откомментировался Мегатр, снова нервно кинув взгляд за спину, на пнувшего какой-то мусор соклановца, и следующее пояснение гоблина благополучно пролетело мимо. Гундабад выходцу Фородвайта все равно не нравился. Да, тут было не так ветренно и холодно как снаружи, и дождя-снега вместе с тварями тут нет, но на этом все положительные качества заканчиваются. Гномы были мастерами на все руки, судя по впечатляющим остаткам былого величия, но однообразности камня это не отменяло. И охотится тут можно было разве что на крыс. И растений нет. И народу слишком много. Едва не споткнувшись о Шныра когда тот резко затормозил, Мегатр ловко вырулил вбок, встав так чтоб видеть одновременно проныру и сопровождающих, спиной к стене. Один из недостатков плохого слуха - необходимость полного обзора возможных угроз. Выслушав гоблина, полукровка почти не раздумывал: - Хочу просто пройтись и узнать что где находится. Одежду можно купить позже. Сомневаюсь что здешние травы будут чем-то полезны, мне хватает своих, но посмотреть не помешает. Возобновив свой путь на Рынок в привычной формации, Мегатр снова стал пропускать мимо ушей пояснения, тем более что гул и шум впереди становились все громче, сводя и так не слишком сильные возможности к распознаванию речи полукровки на нет. Рынок впечатлил примерно так же как Большой Клубок. Так же как может впечатлить нечто прекрасное и целостное, сделанное вдумчиво, гармонично и на века, но превращенное в сборище воняющего уродливого мусора, наваленного прямо на руины. Видимо, раньше здесь был жилой район, потому что остатки небольших двухэтажных домов с кучей окон вряд ли могли быть чем-то стратегически важным. Именно их самые ушлые и сильные торговцы захапали себе, превратив в своего рода укрепления. Менее удачливые торговцы делали свои прилавки из подручных материалов: кто из кусков стен разрушенных домов, кто из настилов разного материала, а кто вообще вылаживал свой товар прямо на расстеленную на полу ткань. И между торговыми рядами шастала и галдела уйма самых разномастных существ, которых Мегатр даже орками мог назвать с трудом. Эти существа еще и пованивали. В этот момент вариант позорно сбежать отсюда не казался такой уж плохой идеей. Останавливала рациональная часть сознания, которая настаивала что сюда приходить все равно надо будет, и лучше уж сразу окунуться в местные реалии, чем оттягивать неизбежное. Поэтому Мегатр, мужественно почти не подав виду что находиться здесь ему неприятно, плавно зашагал вместе со Шныром по рядам, сдержанно поворачивая голову туда-сюда. Вот сейчас за сопровождение полукровка был почти благодарен. Он бы здесь в одиночку рехнулся, пытаясь уследить чтоб никто не подкрался сзади. \---------------l---------------/ Одна из внушительных торговых лавок-домов Рынка носила говорящее название "Черепа и Кости". Это было неофициальное название, поскольку отражало хобби владельца, который тащил к себе любые образцы необычных скелетов. Например, у него даже был череп огромного змее-угря, который он усиленно выдавал за драконий. Свою коллекцию и работу владелец оберегал остервенело, заходя настолько далеко что даже ремонтировал любую трещину в здании, не поощрял силовые разногласия в непосредственной близости, смастерил железно-деревянные ставни на окна и нанимал мордатую охрану. Владелец мог себе это позволить, поскольку являлся одним из лучших кузнецов Гундабада. Настолько отличным, что его не дергали по всяким мелочам типа починить рукоять топора, заточить меч или выправить вмятину на шлеме, предварительно вытащив оттуда голову бывшего владельца. О нет, к этому кузнецу ходили серьезные ребята, у которых водилось золотишко. Этот мастер делал исключительно личные вещи, "под ключ". Зато за заламываемую цену клиент мог ездить кузнецу по мозгам любым недостатком, рассчитывать на качество работы и материалов, а после еще и приходить к нему же ремонтировать его же работу. Мастера-кузнеца звали Капом. С передаваемой шепотом кличкой "КПСС", что расшифровывалось как "Курящий Пиздящий Сумасшедший Старик". Все утверждения были верными: Кап был стар, постоянно курил какую-то дурь, любил вспоминать былое в длинных рассказах или поучениях и был в чём-то добрым, что в среде орков рассматривалось как полнейшее безумство. Только вот кличку Кап не любил почему-то. И был готов раздробить своим знаменитым молотом череп любому, кто его так назовет. Поэтому когда заходила речь об этом кузнеце, все ценящие свою жизнь орки начинали смотреть себе под ноги, ибо именно там обычно можно было заметить Капа. Что ж поделать, если ростом не вышел. Зато кузнец очень точно попадал телосложением под дивное высказывание "поперек себя шире". Еще его можно было заметить по грохоту брони, которую он почти никогда не снимал, дымку из трубки и лысине. Но про последнее ему тоже лучше не напоминать. Сейчас Кап отдыхал от трудов праведных, наконец закончив с подготовкой отлитых листов стали для ковки грудной брони какому-то там вождю, что резко захотел выпендриться своим постом. Кузнец, громыхая доспехом, вышел из дома-лавки-мастерской, приветственно кивнул двум охранникам у дверей. Вместе с ним из дома вывалился и густой дым многих выкуренных трубок, но на это уже привычно никто не обратил внимания. Тем более что Кап как раз собирался в очередной раз набивать трубку, мельком обозревая окрестности. Окрестности не радовали разнообразием. Ну вот разве что небольшая целеустремленная группа шла по рядам, ничего не покупая. И в этой группе были какие-то смутно знакомые движения, слишком уж неторопливые для гундабадца. А уж когда Кап углядел что у этих "знакомых движений" еще и длинные волосы, то чуть не уронил трубку вместе с заветным кисетом. - Чтоб. Я. СДОХ!!! - на этот вопль, громкий даже для Рынка и гаркнутый во всю мощь легких кузнеца, повернулось много голов. - Да это же сам Великий Змей! Эй! Эй! Эй, Мегатр! Какого хе... Какими судьбами?! \---------------l---------------/ Сначала Мегатр не понял почему некоторые прохожие и торговцы синхронно повернули голову в одну сторону - был занят рассматриванием проходящего мимо то ли тролля, то ли... Мало ли кто тут живет! Но вот когда эти головы так же синхронно повернулись в его сторону, это поневоле привлекло внимание. А потом Мегатр углядел и того кто так отчаянно сейчас махал рукой, с зажатой в ней трубкой, и сверкал лысиной. А еще приближался быстрым шагом. О нет. Только не он. Полукровка, не сбавляя скорости передвижения, развернулся на 180 градусов и как ни в чем не бывало пошел обратно откуда пришли. - Эй! Мегатр! Даже не думай что можешь вот так просто показаться мне ЗДЕСЬ и слинять! Эй! Да я просто поговорить хочу! - судя по равномерному "тых-тых-тых", Кап перешел на легкую трусцу. Я тебя не слышу. - и полукровка ускорил шаг. Возможно Мегатр и смог бы затеряться от Капа, Шныра и любопытных глаз, если бы ему не встали на пути некие индивиды, то ли решившие выслужиться перед кузнецом, то ли просто любящие подраться. Не сбавляя темпа, длинноволосый повернул еще на 90 градусов, в сторону еще одного уцелевшего дома, под гневное "эй блять!" хозяина лавки оттолкнулся от руин соседнего здания, ухватился за карниз окна руками, подтянулся на руках, уцепился в полупрыжке за крышу (нога была очень недовольна этими упражнениями), снова подтянулся и с невозмутимым видом уселся на крыше. - Мегатр, ну ковать-ебать... - удивленно-возмущенно-радостно заявил Кап, останавливаясь снизу и задирая голову чтобы посмотреть на преследуемого. Преследуемый с невозмутимостью каменной гаргульи посмотрел вниз, на преследователя, дразняще свесив ноги.
  3. 4 балла
    Аксель

    Объявления

    Ребята! Переезд совершен. Все игровые посты я восстановил, посты во флудилке за последние сутки, к сожалению, утеряны. Спасибо всем.
  4. 3 балла
    Кхарн

    Гундабадский Рынок

    В этом акте Шныру выдалась исключительно вспомогательная роль второго плана. Поскольку никто на него так и не соизволил обратить внимание, не говоря уже о том, чтобы ввести его в курс дела, что, разумеется, изрядно бесило проныру. Не отношение к своей персоне, вовсе нет. Хорошее к нему отношение Мадрака - это скорее исключение, нежели правило. Орки всегда бахвалились тем, что они больше и сильнее, и никогда не упускали случая напомнить об этом своим мелким собратьям. Так что до того, как прибиться к Извергам, Шныр сполна испил чашу орочьего презрения и не раз становился объектом злых шуток. Как-то же он половину пальца потерял, верно? Но он никак не мог въехать, что происходит, и это задевало его профессиональную гордость. Он же шпик, обосри вас тролль. Он по роду деятельности должен всё знать, тем более о Мегатре - орке, ставшем в его же собственном племени шаманом и с его же собственной подачи! А тут такой неожиданный сюрприз. Но сейчас не было никакого смысла устраивать сцены на виду у всего Рынка. И так достаточно нашумели этим бесплатными акробатическими этюдами, отчего Шныр, исповедовавший, как и любой порядочный проныра, принцип "если мутишь - мути тихо", итак был не в восторге. Поэтому пришлось ему последовать за рванувшим в толпу шаманом, стараясь не упустить того из виду. Чего доброго, после посиделок с непонятно как взявшимся "другом" дорогу обратно не найдёт и это в лучшем случае. В худшем он мог так и остаться у этого Капа, забив на то, что там Мадрак недолеченный валяется. Хорошо хоть перед тем, как вклиниться между зевак, успел своим горе-охранникам дать знак следовать за ними. Хотя кто их знает, увидели они или нет. Таким нехитрым образом они добрались до лавки Капа. Мегатр шагал во всю ширину своих длиннющих рычагов, а Шныр едва за ним поспевал. У входа их остановила охрана, впрочем, довольно быстро их пропустившая по велению хозяина, который пригласил их к себе, не забыв при этом вылить непременный ушат дерьма на гоблина. Который, как и было сказано ранее, ничуть этому не удивился и принял как необходимое зло. А вот то, что за него вступился Мегатр, стало для проныры приятной неожиданностью. Правда, сделал он это довольно странно, обвестив гоблина своим. Ведь сам Шныр считал как раз наоборот. Это он Мегатра нашёл, привёл в племя, дал статус - значит, это он его шаман. Но не при орках такое говорить вслух, поэтому Шныр благоразумно умолчал. Убранство мастерской и по совместительству жилища Капа внушало. Лежащим на полу кучам железа можно было позавидовать, а за висящие на стенах образцы мечей, булав, молотов и топоров охотно передрались бы лучшие рубаки Горы. Да и само помещение обставлено стильно: черепа различных форм и размеров и, как апофеоз, здоровенный череп дракона, внутри которого места было больше, чем в каморке, где отсыпался Шныр. Гоблин не помнил, как назывался такой стиль декора, а может, это был и вовсе авторский дизайн, но внушало, ничего не скажешь. В остальном же обстановка была более чем рабочая, с разбросанными тут и там грудами инструментов, чертежами и всем таким прочим. Шныра так и подмывало что-нибудь отсюда стащить под шумок, ну и в отместку за такое пренебрежительно отношение к братьям своим меньшим со стороны Капа, но это было бы через чур преждевременно. Может быть когда они на выход соберутся, что-нибудь, куда свет фонаря и свечей не падает, и умыкнёт. Пока же Шныр, крайне заинтригованный, о чём же будут говорить известный в Горе мастер кузнец и только-только объявившийся здесь полукровка шаман( и, главное, как же они оказались знакомыми), забился в один из углов и старался слиться с интерьером. Место вроде бы более чем хватало, да только соваться куда-либо без разрешения хозяина было чревато. Шныр прекрасно знал, когда можно наглеть, а когда лучше вести себя тише воды ниже травы. [AVA]http://zoozel.ru/gallery/images/365836_hobbit-nezhdannoe-puteshestvie-ork.jpg[/AVA] [nick]Шныр[/nick]
  5. 3 балла
    Всё не слава богу, сначала три дня до Тенистого пригорода, потом 2 дня до Заводи утопленников, теперь же оставшиеся 3 дня он потратил на то чтобы доехать до сюда, перевести дух но не тут то было. Расслабиться у Бортимора пока окончательно не получилось, так как его спокойствие прервала влетевшая в трактир какая то баба. Прям с таким весёлым настроением, как будто здесь собрались все её собутыльники. Она раскинув руки крикнула в зал, и как показалось Бортимору её взгляд мельком обратил и на него внимание. Бортимор на всякий случай обернулся, посмотрел по сторонам и увидел, что в зале кроме него есть оказывается ещё его сородичи. В углу потягивая трубку, и уткнувшись в стену, с задумчивым видом сидел гном. Густой дым от его трубки имел приятный запах, табак был видимо хорошего качества и тянулся хорошо. И вот наконец долгожданный ужин. Официантик лёгким шагом и с двумя подносами подошёл к столику Бортимора. На подносе был его заказ, и кувшин хорошего крепкого эля. Парень отходя от столика, положил перед Бортимором ключи от его номера. На деревянном брелке былы выгравированы цифры и буквы "2-Х". - Подожди, а что это значит? - поинтересовался гном - Это ключ от двухспального номера сир, одноместную только, что забрала вон та гномиха Парень прытким шагом направился к столику в углу, к тому самому гному с трубкой. Бортимор кинул взгляд на гномиху, которая сидела за барной стойкой, и о чём то говорила с хозяином трактира. Потом у хозяина на лице появилась улыбка и они обменялись рукопожатием, а затем он налил ей кружку эля. Бортимор немного опешив, обернулся к официанту, благо столик был не далеко и кричать особо не надо было и спросил: - Эй парень, а на одноместный может быть поменяться можно? Куда мне две койки на меня, полтора метрового такого?
  6. 3 балла
    Мегатр

    Гундабадский Рынок

    Несмотря на матерные призывы слезать с такой удобной позиции от Шныра и Капа, Мегатр посидел еще немного наверху. Отсюда открывался прекрасный вид (и чуть менее отвратительный запах) на весь Рынок. Когда смотришь на него с высоты, это место можно было даже посчитать красивым. Просто поэзия полутьмы, руин и метущихся теней. Жизнь протекает своим чередом, не обращая внимания на личные проблемы какого-то там орка или гоблина, и готова сместить его в сторону чтобы дать дорогу тем, кто знает к чему стремиться... От философских размышлений полукровку отвлек хозяин лавки. Зверского вида орк каким-то образом все-таки зацепил багром Мегатра за сапог и дернул вниз. Точнее, попытался бы дернуть вниз, если бы длинноволосый, ощутив давление чуть ниже щиколотки, не дернул соответственно ногой вверх, успешно вырывая орудие из лап хозяина лавки. Багор полетел куда-то в соседние торговые ряды. Основная проблема этого маневра заключалась в том, что инерцию рывка Мегатр как обычно решил погасить кувырком. Кувырком назад. Прямо на наладом дышащую крышу. И нет ничего удивительного в том, что с громогласным треском и грохотом в крыше появилась новая дыра. Хозяин лавки завопил неорочьим голосом - скорее это было похоже на визг девственной эльфийки, застигнутой ордой троллей во время купания - и рванул внутрь проламливать череп рухнувшему вниз гостю, заодно оценивать масштаб разрушений. "Гость" тем временем с невозмутимым видом вскарабкался обратно на свой насест. Отряхнулся от древесной щепы. Посмотрел вниз на наличие опасностей. Из опасностей был только гневный Шныр, что даже в плохой день было так себе угрозой. Мегатр соскользнул вниз, только дважды замедлив свое падение захватом за карнизы окон. После мягкого приземления на ноги полукровка воровато огляделся, слегка пригнулся и быстро-быстро начал сваливать в сторону лавки Капа, пока хозяин пострадавшего дома не понял что нарушитель не свалился вниз и сейчас отнюдь не валяется среди обломков досок. - Мы идем в гости. - поставили перед фактом Шныра, прежде чем Мегатр ввинтился в толпу, едва-едва преодолев внутреннюю брезгливость и чувство самосохранения. Разумеется никто ничего гоблину не объяснил. Потому что как обычно не услышали. Лавка Капа пребывала в намного лучшем состоянии чем предыдущий дом. Хотя бы потому, что хозяин использовал и второй этаж - в качестве жилых помещений для себя любимого. Помогали сохранить целостность архитектурного наследия гномов и два мордоворота: один стоял у входа охранником, а второй нескончаемо бродил вокруг как сторож. В данный момент оба этих орка поразевали рты на невиданное зрелище: Кап самолично открывал окна своей крепости и выпускал наружу такой кумар, которому позавидуют курительные дома квартала Красных Фонарей. Мегатр под шарфом осатанело морщился, наблюдая за этим. Дым он очень и очень не любил, будь он от костра, от трубки, от кузни - не важно. - Ну ты заходи, не стесняйся! - уютно чувствовал себя в "гномьих" размеров домике Кап, выглядывая из окна. - Только говно это от себя отцепи, а то тащится за тобой как кобель за текущей сукой, уж прости мне такое сравнение. - последняя реплика явно была в адрес Шныра. - Эй, Ругах, пропусти его! Мордоворот у входа в магазин, услышав свое имя, нехотя пожал плечами и отстранился от дверей. И пока Кап снова не скрылся в доме, Мегатр шагнул вперед, к окну, дабы прояснить один неудобный момент: - Это МОЙ провожатый. Ты знаешь что я не люблю когда МОЁ задевают. - Вот так вот, да! - возмущенно хрипнул Кап из выдуваемых клубов дыма. - Ни тебе здрасти, ни про здоровье моё ни разу не спросил, ни про дела, а первые слова что я от тебя услышал за почти полгода как не виделись пошли в защиту какой-то швали подзаборной! Ты официально задел тончайшую настройку струн моей души! Я тебя не узнаю, Великий Змей! С каких пор ты записался в защитники всякой шелупони? И в каком смысле "твой"? Мегатр непоколебимой статуей стоял, презрительно щурясь и сложив руки на груди, в ожидании когда до кузнеца наконец дойдут прописные истины. - А. Аааа. АААаааа! В этом смысле твой. Ну тогда ладно. Я ж понял, не идиот распоследний, кумекалка работает. - КПСС с глухим звуком постучал себе по лысине. - Ругах, и гоблина тоже пропусти, чтоб ему жилось хорошо и долго, но не на моих глазах! Мегатр удовлетворенно кивнул в спину ускакавшего закрывать окна Капа. Кузнец, будучи знакомым с полукровкой почти восемь лет, прекрасно знал что северянину нравится высказывание "мне чужого не надо, но своё я заберу чьё бы оно ни было". Очень трепетно Мегатр относился ко всему, что ему каким-то образом принадлежит. Будь то нож, волосы или вот как сейчас - какой-то снага. Откуда только выкопать подобное сумел, на севере вроде бы не было распространено рабство. Удостоверившись что хозяин дома с одной лишней дырой в крыше всё еще занят разгребанием завала, полукровка неспешно направился внутрь лавки "Черепа и Кости", разумеется предполагая что Шныр пойдет за ним. \-------------l-------------/ Сразу как протискиваешься в низкую в дверь лавки Капа, попадаешь в короткий узкий коридор, который закрывается решеткой если мастер изволит отдыхать. Если же пришедшему повезло пройти дальше этой решетки, он попадал в просторную комнату, ради которой пришлось объединить первый и второй этаж, а также зал, гостевую и столовую комнаты. Только вот балки перекрытия стен и потолка остались, и о них периодически бились головой все рослые орки, а массивные вообще всем чем придется. Убранство комнаты напоминало что-то среднее между побоищем, магазином и логовом дракона. От побоища и логова дракона тут была куча разного оружия. То что висело на крючках или стойках было отменного качества, явно работы здешнего мастера. Доспехи тоже имелись, все фасонов, начиная от блестящих полных лат с оторочкой из белого меха, так и кричащих о пафосе владельца, и заканчивая неприметной черненой кольчугой с кожаной броней для убийц из тени. Другие оружие и доспехи валялись неприглядными кучами на полу и в углах как лом. Это и был лом, отданный в счет долга на переплавку во что-нибудь нормальное. Ну и заодно выгодно оттеняло работы хозяина. Еще на побоище намекало огромное количество черепов. Человеческие, орочьи, гномьи, варжьи, просто звериные, несколько тролльих и даже эльфийских. Они располагались везде: на стенах, свисали с потолка на гирляндах из костей, на столах, на полках, некоторые глумливо ухмылялись с пола. Но самым главным экземпляром был, несомненно, череп дракона. Или кого-то, похожего на дракона. Длиной почти в два метра, высотой со среднестатистического гнома, череп был вдвинут в магазинную стойку, из-за чего та оказалась немного шире чем прилично. Этот череп был даже подсвечен масляным фонарем в пасти, чтобы выгодно продемонстрировать длинные, загнутые внутрь, зубы, с ладонь каждый. Но лучше бы этот фонарь повесили на стену, а то не поймешь в полумраке куда смотреть - освещение тут хромало. Всего-то пара лампадок на стенах над стратегическими сундуками между окон, ну и за стойкой иллюминация чтоб мастер мог нормально работать. Перед магазинным столом располагалось три разномастных стула. Один - просто крепко сколоченный высокий деревянный табурет со спинкой. Второй - какой-то пень с кучей полированных остроконечных корней вместо ножек и череповидной выемной под задницу, судя по размерам, гоблина. Третий - просто ящик, набитый мягкими мешками с обрезками шкур. Хотя какие дела могли вестись на этих стульях, когда весь стол был завален чертежами, заготовками, инструментами и огарками свечей оставалось загадкой. Еще больше загадкой оставалось и то, куда вели другие коридоры из этой комнаты и лестница на второй этаж. Хотя скорее всего ничего интересного дальше в доме не находилось, кроме кузни, складов, кухни, туалета, спальни хозяина, продуктовой кладовой, тайной комнаты с ценностями и мастерской.
  7. 3 балла
    Народу в трактире было немного и все предпочитали сгрудиться у нескольких столов в разных концах залы, общаясь лишь тесными кружками между собой. Висмута это более чем устраивало. Вы не трогаете меня, я не трогаю вас - таким было одно из жизненных правил сына Имира. А всего чего сейчас желал уставший с дороги кладоискатель, так это спокойствия и отдыха. Но, как известно, по закону подлости, все происходит несколько иначе, чем хотелось бы. Мягко говоря. Сначала в трактир буквально влетел здоровенный детина да и еще вдобавок сородич Висмута, приковав к себе все внимание местной публики. Новоприбывший гном, ни кого не замечая, уселся прямо за один из, стоящих в центре столов, громко приказывая слуге позаботиться о его пони. Висмут отвернулся в другую сторону, прикрыв лицо одной рукой, делая вид, что его очень интересует стена напротив. Чтобы еще здороваться не пришлось. Не любил Висмут новые знакомства, кроме как временных деловых соглашений. Но беда не приходит одна и в таверну вихрем урагана забросило не кого-нибудь, а самую настоящую представительницу прекрасной и редкой половины народа казад. Висмут чуть трубкой не поперхнулся. Не, ну как-так-то? Он специально мок под дождем, платил паромщику, чтобы провести по-тихому пару дней, не пересекаясь особо с сородичами. А тут, на тебе! Можно было тогда прямиком в Эрэбор топать, знай он заранее, что сородичи уже и Озерный город оприходовали под себя. Да и эта веселушка еще и явно обращалась к нему на пару с тем долговязым в центре. Пришлось поднять руку с трубкой в легком приветственном жесте. Но лишь этим Висмут и ограничился. "Только бы не пристали", думал гном. Между тем вернулся слуга с подносами, но прежде чем он успел выйти из-за стойки, его дернул за ухо Барель, местный хозяин трактира, и что-то сказал парню, после чего громко ответил нахальной, по мнению Висмута, гномке, "по рукам, миледи". Служка тем временем поднес один поднос к столу Бортимора, отдавая заказ и после уже подошел к дальнему столику Висмута, выкладывая перед гномом его ужин. - Ну, чего там насчет комнаты? - спросил Висмут. - А... Так это, господин Барель только что последнею пообещал вот этой вот... госпоже. Висмут окончательно пал духом. Вот что за подстава, и вообще он первый пришел! Гном обхватил голову руками, гадая что теперь делать. Тащиться в мокрую погоду в поисках подходящего постоялого двора... "Черная Стрела" была оптимальным решением, тогда как более приличная "Озерная Пристань" была и более дорогой, а "Пьяная Бочка" была и вовсе гниющей развалюхой для трудяг-рыбаков, где вместо эля подавали ослиную мочу, а закуской служила вонючая не свежая рыба. Тьфу, куда ни кинь - всюду клин! В конце концов Висмут решил поесть, раз уж еду принесли, да за делом обдумать дальнейшие действия. В конце концов всегда можно договориться о ночевке в конюшне. А пока стоит подкрепиться и обсохнуть.
  8. 3 балла
    Погода была отвратительной. Темнота Эрвейг не пугала. Ветер Эрвейг готова была бы потерпеть. Грязь, которую лошадь месила ногами, время от времени спотыкаясь, доставляла большое количество неудобств. Но это всё было ерундой по сравнению с мерзким снегом, который падал в рукава, на лицо, заливался под одежду. Единственным утешением была надежда, что новый чехол для инструментов с прокладкой из бычьего пузыря, промазанный жиром, действительно поможет не намочить инструменты. По крайней мере слишком сильно. У входа в город не оказалось никого, к кому можно было бы обратиться, а потому не спешиваясь она прошествовала прямо по главной улице, ища глазами трактир, таверну или гостиницу. Долго искать не пришлось. В городе, судя по всему, развлечений было не так и много, и этим вечером это, кажется, было самое популярное заведение. Из дверей вышел подросток, который, бормоча себе под нос что-то про то, что ему, мол, не платят за лошадьми ухаживать, отвязывал пони, стоящего на привязи возле входа. Эрвейг предпочла услышать из его речи только про "за лошадьми ухаживать" - Эй, это ты тут по лошадям? Руку дай! Облокатилась рукой на его плечо, ногу в стремя, вторую ногу снять...не удержавшись в стремени начала падать, но юноша подхватил её раньше, чем вообще понял, что произошло - исключительно рефлекторно. Опыт работы с хрупкой, постоянно бьющейся и то и дело норовящей упасть посудой давал о себе знать. - Можно отпускать, - торжественно разрешила она. Юноша уже не сопротивлялся ничему. - Поможешь снять сумки? - Я не... - Я сама донесу. Давай сюда, мой хороший... Будто зачарованный, всё ещё не придя в себя окончательно, юноша помог ей снять сумки. Достав из кармана пару серебряков, она опустила их к нему в карман. - Остальное чуть позже. Лошадке - того же, что вот этому - ткнула пальцем в пони, - только побольше. И влекомая желанием наконец согреться и заработать ещё денег, она, будто приливная волна, влетела в кабак. Внутри на удивление были одни гномы. - Ребяята - Эрвейг раскрыла руки, будто ожидая, что два степенных джентльдварфа, радостно улыбаясь, бросятся ей в объятья, - как здорово видеть тут своих! Как же здорово, что мы тут все сегодня собрались! Первым делом нужно было позаботиться о рабочих инструментах: голос (снять мокрую одежду, вытереться), ноги (снять сапоги, надеть более удобные носки), инструмент (гитаре нужно было привыкнуть к смене температур, а потому она открыла её и оставила "привыкать"). Не без труда вскарабкавшись на барный стул, она привлекла внимание трактирщика: - Привет, красавец. Сейчас мне нужно немного сбитня или что там у тебя есть похожего? За него я заплачу, а дальше так работаем: я тебе привожу народ и удерживаю их здесь до самой ночи, мне за это двадцать процентов от стоимости всего, что они здесь закажут плюс то, что они решат дать лично. А также бесплатный ночлег и завтрак для меня и моей лошади. В течение первого часа если моя работа тебя не устраивает, ты даёшь мне знак, я затыкаюсь и плачу за себя, как обычный посетитель, идёт?
  9. 3 балла
    Кхарн

    Большой Клубок - Точка Сбора

    С каждым словом, произнесённым этим наглецом, головы вождей поворачивались в сторону пригласившего того к их столу. Очевидно, что снага сказал тому нечто очень того заинтриговавшее, иначе зачем они сейчас выслушивают этого северного дикаря, кичившегося тем, что якобы он брат Азога. Какая разница, чей он брат? Азог Разоритель стал первым и единственным Королём Гор не потому, что был чьим-то братом, сыном, кумом или, не приведи Мелькор, любовником. Он стал им, потому что заставил других увидеть в нём короля. И способы для этого были абсолютно разные. Чаще всего это был, разумеется, меч, но вырезай он всех своих врагов подчистую, ему некем было бы править. Словом он владел ничуть не хуже, и она знал, как расположить к себе другие племена. Так чего они слушают этого переростка. Тот же вождь, что пригласил Вазога присоединиться к ним, тоже заметил эти взгляды и вновь дал знак, призывающий других к терпению. В отличие от них он уже узнал, что тот пришёл во главе целого войска, а придурки, стерегущие врата, не придумали ничего лучше, чем распахнуть их перед оравой дикарей Фородвейта. И в этом он увидел шанс возвыситься. Гругаз, как его звали, в отличие от Жиргада никогда не верил, что Сходка разрешит такой сложный и раздирающий Гору вопрос, как избрание нового короля. Даже в самом завалящем племени власть вождя оспаривалась постоянно, и нужно было всегда быть начеку и всегда быть готовым доказать свою состоятельность, а тут весь Гундабад. Несмотря на формат, что достаточно больше половины голосов, этому решению будет грош цена, если его не примут единогласно. Ведь всё равно с несогласными придётся что-то решать, а значит, крови не избежать. Как же глупы все прочие вожди, раз считали, что можно избежать очередного кровопролития. Но без сильного союзника одержать верх возможным не представлялось. И тут заявляется этот Вазог с армией, уже готовой и собранной, в то время как всем остальным ещё предстоит это сделать. Вот она, возможность усадить на трон своего кандидата так, как оно испокон веков происходило - силой. Ну и урвать своё конечно же. А правда ли он брат Азога или просто решил им прикинуться, наивно думая, что для орков Горы это что-то значит - дело десятое. - Ну конечно не против, - взял бразды разговора в свои руки Гругаз, пока прочие вожди не вякнули какую-нибудь глупость. - Ты же брат Азога, объединитель Фородвейта. Смысл тебе что-то запрещать? Начав с крайнего вопроса Вазога и решив ему немного польстить, урук не стал тянуть дальше и стал переходить к сути. - Но ты немного попутал. Мы просто собрались своей компанией обсудить насущные дела. Короля выбирает Большая Сходка, а нас для Большой Сходки тут маловато, - ухмыльнулся он. - Но слухи быстро разносятся, и о твоём прибытии скоро узнают все, так что не сомневайся, что совсем скоро созовут и Большую. И знаешь, я готов поддержать твои претензии на трон, честно. Мы здесь - одни из немногих, кто хорошо помнит времена до Взбучки и верховодство Болга, а кто как не его родич сможет сделать Гундабад снова великим. Тем более ты говоришь, что готовился. Сколько воинов привёл? - как бы невзначай спросил Гругаз, после чего продолжил. - Но всё имеет свою цену, тебе ли не знать. Самые доверительные отношения строятся на обоюдной выгоде. Что ты можешь нам предложить за нашу поддержку? [AVA]https://pp.userapi.com/c846322/v846322195/161aa/RxNDmqBKmsY.jpg[/AVA] [nick]НПС вожди севера[/nick]
  10. 3 балла
    Герой: 1. Имя персонажа Висмут Невезучий, сын Имира Мудрого, внук Бримора Всадника-на-Лавине. Гном, из рода Камненогов. 2. Внешность На первый взгляд, наверное, можно подумать, что данный представитель рода казад вылез из шахты или его только, что прибили пыльным мешком. Его одежды покрыты дорожной пылью, полы плаща и сапоги по щиколотку в грязи. На покрытой морщинами, словно бы дубленной, обветренной коже лица ярко выделяются зеленые глаза. Взгляд его почти всегда устал и тяжел. Волосы и борода, когда-то русые, теперь почти полностью поседели и тоже, как будто бы покрыты слоем пыли. Волосы перехвачены лентой и откинуты назад, а борода свободно ниспадает на живот. Руки Висмута грубые со следами мозолей от долгой и кропотливой работы. Одежда представляет собой латаные штаны и рубаху неясного происхождения, настолько материал постарел. Дополняет одеяние видавший виды шерстяной плащ и фетровая шляпа. Посредством множества ремней к спине, поясу и груди крепятся торба, подсумки, содержащие в себе все необходимые в деле добытчика инструменты. 3. Профессия и навыки Кладоискатель, золотодобытчик, специалист по древностям и их изыманию из мест постоянного хранения. Имеет обширные познания в сфере легенд и мифов, связанных с древними кладами или сокровищами. Навыки рудокопа, копателя, археолога, если хотите – присутствуют. Прекрасно говорит и пишет на хуздуле и Всеобщем, понимает Синдарин, но делает вид, что незнаком с ним. Более-менее сносно говорит на диалектах Верхнего Прирунья и наречии долины Харнена. Висмут не воин, но постоять за себя способе – годы странствий и работы киркой закалили его. Умело управляется с боласом и пращой, ну а в ближнем бою мало кому захочется испытать на себе тяжелый удар кирки. 4. Инвентарь Огромный рюкзак, а также множество подсумок, содержащие все необходимые уважающему себя добытчику вещи. Например, такие, как лоток – для просеивания породы, моток веревки, колья, молоток, зубило, кисть, ножик другие необходимые предметы быта и роботы. Отдельно стоит упомянуть особенно ценную для Висмута коллекцию карт, с обозначенными известными торговыми путями, золотыми приисками, древними руинами и т.д. Также имеется кирка, лопата, масляной фонарь, меховой плащ, свернутая палатка, запас факелов. Из оружия – болас, оружие, которым пользуются племена, живущие у северо-восточных отрогов Красных Гор. Также с собой имеется праща, а снаряды для нее можно найти везде, где есть камень. 5. Биография Висмут из рода Камненогов, его отец, однако в отличии от многих сородичей большую часть жизни просидел на печи, получая тумаков от жены и изучая важные, как ему казалось, свитки. Имир тем не менее собрал довольно обширную коллекцию и прослыл весьма ученым гномом. Хитрый гном стал торговать тем, что было не тяжелее пера – знаниями. Знал он очень много и о многом. Дед, матерый горец, только обзывал сына жуликом и ленивым поленом. Правда дед по иронии судьбы попал под лавину во время очередного похода в Эрэд-Митрин, а Имир только толстел, скупал одни знания и продавал другие. Висмут с детства интересовался делами отца, но в большей степени историями о древних богатствах и магических артефактах, или исторически значимых изделий. В нем зародилась страсть или мания, найти и завладеть этими легендарными вещами. Он работал на рудниках, просеивая руду в поисках золота, мечтая о том, что когда-нибудь покинет родные восточные склоны Серых Гор и отправиться на поиски сокровищ и древних гробниц, полных мистических артефактов. Висмут работал и копил, но все произошло быстрее, когда его отец, Имир представился от чрезмерного обжорства. Говорят, что уважаемый казад просто лопнул, как перезрелая слива. Но факт остается фактом, Висмут унаследовал его, как оказалось скромные, средства. Слишком много тратил его отец на поиски знаний, слухов и обрывочных сведений, так что скопился долг, который Висмут погасил из наследства. Оставшиеся монеты молодой гном спустил на снаряжение для похода. Он начал странствовать по Средиземью в поисках кладов. Висмут копался в земле, связывался с золотодобытчиками, авантюристами и попросту мошенниками, платил звонкой монетой за одни слухи о зарытых сокровищах или артефактах, упоминаемых лишь в мифах. За эти годы Висмут побывал во многих местах, часто бывал обманут ожиданиями или людьми, не находил, что искал и перебивался продажей сомнительных ценностей или раскопанных древностей на черном рынке. Годы шли и шли, а Висмут так и не нашел чего-то весомого, но он упорно продолжает поиски странствуя по землям Востока и Запада. 6. Особенности персонажа Висмута нельзя назвать душой компании, да и он предпочитает работать в одиночку. Язвительный, недоверчивый, не терпящий глупости от других. Висмут вечно пердит/зудит, что раньше было лучше, порой вставляет в поток речи ругательные выражения на разных языках. Неисправимый пессимист и брюзга, постоянно жалуется на жизнь и тяжкую судьбину. Довольно остер на язык. Способен сохранять внутреннее спокойствие даже в самых опасных ситуациях, или стойко терпеть новые неудачи. Не склонен проявлять злобу при провале, хотя это не отменяет постоянного ворчания и жалоб, что все не так и не эдак. Злопамятен, в меру алчен и хитер, хоть и не показывает этого. Не любит эльфов, весельчаков, простаков и просто сующих свой нос куда не надо. Коронная фраза: - Не усложняйте мне жизнь, а то простудитесь. Вообще не удивляйтесь, если узнаете, что Висмут плюет вам в кружку при каждом удобном случае. 7. Мировоззрение Светлый. 8. Чего вы ждете от игры этим персонажем? Приключений в духе Индианы Джонса. Игрок: 1. Горт. 2. Есть у амс. 3. Книги, стихи, апокрифы, исследования. 4. 10 лет. Дополнительная информация: 1. Поисковик. 2. Дурбаг.
  11. 3 балла
    Мегатр

    Гундабад [Подгорный город]

    Тот, кто рискнул разбудить утром Мегатра, наверняка сам не понял что чуть не лишился как минимум руки. А самого полукровку едва сердечный приступ не схватил, когда до мозга наконец-то дошло что пахнет посторонними, а не лесом и холодным ветром. Удостоив вождя, Скрипу и выползшего Шныра тяжелым невыспавшимся взглядом - создавалось ощущение что северянин вообще не спал эти несчастные два часа перед гонгом - Мегатр убрел к своей глефе и мешку, утащив шубу следом. Сопроводив вождя туда-сюда к выгребной яме и снова чуть не скопытившись от запаха, проникающего даже через шарф, новый шаман убедился что грохаться в обморок от кровопотери и боли Мадрак не собирается. Опционально было произведено избавление от выпитого вчера-сегодня. Но самое интересное обещало начаться дальше. Позавтракав всё тем же мясом (какой большой выбор местных блюд, мда) и убедившись что вождь тоже хоть что-то ест, Мегатр потребовал себе ведро горячей воды для приготовления отвара. Себе отвара в том числе, потому что мясо за ночь не улучшило своих вкусовых качеств. Проверив тряпки на вожде - те держались, слегка прилипнув к ране - полукровка оставил их в покое под предупреждающее рычание Мадрака. Конечно, больно, когда у тебя еще вчера кости было видно, а потом рану посолили, пусть даже через ткань. Пока настаивались отвары, Мегатр занялся разминкой-растяжкой всех суставов и связок перед их использованием в полной мере. Правда, из пятидесяти двух движений из-за раненной ноги можно было выполнить только двадцать три, но хоть что-то. Хотя вот стойка "исход Звездного Волка" вышла настолько расхлябанной что северянин устыдился и перестал себя позорить перед публикой. Вместо этого аккуратно сложил высохшие за ночь тряпки на ложе вождя и наконец-то запил мясо чаем из мяты и облепихи. Мадрака, пьющего кроме кровохлебки и багульника еще какую-то неведомую хрень из фляжки, хотелось взять за метафорические грудки, приподнять и потрясти с воплями из разряда "ЧТО ТЫ ТВОРИШЬ, ПРИДУРОК!". Но Мегатр стоически держался, только крайне неодобрительно проводив взглядом фляжку. Этот порыв потрясти за грудки вырос после того как прямо поверх повязок надели жилет. И босиком. Мысленно шаман метался и рвал на себе волосы. Внешне только неодобрительно молча щурился. На оригинальный гипотетически-предсмертный подарок в виде заначки и проводника-гоблина Мегатр кивнул-поклонился, широким жестом забрав с ложа Мадрака золото, мешок с ивовой корой и пару тряпок. Надел полушубок, не застегивая, забрал свой рюкзак, ножи и копье, неторопливыми широкими шагами следуя за вождем. Молча и не прихрамывая. Ох как Мегатр не любил всяческие громкие сборища, будь то праздники или как сейчас. Почти сразу из-за шума начала болеть голова. Еще и уши заложило гулом, в такой обстановке только по губам и читать. Именно поэтому заговаривать Мегатра во время боя было делом бесполезным - он попросту не слышал, а сосредотачиваться на губах противника в такой ситуации абсолютный идиотизм. Стараясь не выпускать из поля зрения Шныра, полукровка постарался особенно не тащиться прямиком в толпу, среди которой он всё равно выделялся высоким ростом. Не хватало еще спину и волосы подставлять агрессивным незнакомым личностям. Возникло желание залезть на стену, тем более что вооон там очень уютный и удобный выступ, который так и напрашивается на наблюдательный пост. Но пока вроде никто нападать не собирался, да и обозримость неплохая на то как первая кровь осталась за оппонентом вождя. Порез Мадрака заставил Мегатра покрепче сцепить зубы, раскрыть глаза шире, слегка нагнуться в позу высокого старта, найти взглядом Шныра и крепче ухватить копье. Вождь двигался рвано, но быстро. Разумеется, не так быстро как если бы когда был здоров и не так как сам полукровка, но вполне прилично, если учитывать его вчерашнее состояние. Та малюсенькая фляжка вызвала еще больше вопросов. Нужно будет потом её содержимое понюхать. Впрочем, расслабился и выдохнул Мегатр рановато после победы Мадрака зря. - Вот он - наш шаман. Да, вы не ослышались, теперь у нас есть шаман. Слушайтесь его, как меня, ясно? И этому шаману надо где-то устроиться, согласны? Поэтому сейчас мы с ним сходим ко мне, перетрём за наши насущные дела, а потом шаман вместе с ним пройдётся по всей пещере и выберет самое подходящее для шамана место. "Кхххххххррхшшш" - вот примерно такая мысль была в голове у северянина, по звуку напоминающая скрежет ломающегося от ветра ствола вековой сосны. Мегатр выглядел даже немного напуганным когда все взгляды обратились на него. Ну не любил полукровка внимания, ни в каком его проявлении. От него очень много проблем. Но даже паническое отсутствие мыслей не заставило Мегатра потерять ровную осанку, хватку на копье и расправленные плечи, так же как и проследовать за Мадраком обратно в комнату вождя. Но вот последние политические новости он вероломно пропустил. Да и не понял бы. Очнулся Мегатр от ступора что его официально назначили на какую-то должность, которую, на секундочку, он вообще своей профессией не признает, а еще его не спросили хочет ли он этого в принципе, только когда к нему непосредственно обратился Мадрак в относительной безопасности начальственного угла. Сначала на Мадрака непонимающе моргнули. Потом ослабили хватку на нагинате, глубоко вдохнув-выдохнув чтоб немного успокоиться. Еще раз вдохнул-выдохнул, запрокинув голову и смотря в потолок, прося у неведомого кого терпения и сострадания (поскольку это две самые редкие или вообще несуществующие добродетели у орков), чтобы не придушить вождя на месте. - Ты пришибленный на всю голову придурок. - поставил диагноз Мегатр, наконец удостоив главного орка взглядом широко раскрытых зеленых глаз. - Я обещал Шныру что вылечу тебя. Только тебя! - полукровка даже голос повысил, что вообще было нечто из ряда вон, нависая над Мадраком. - Повторю еще раз: я не шаман, я наблюдатель и травник. Я не хочу быть частью какого-либо племени. Меня не интересует власть, богатство, бабы, личная пещера, рабы или еще что-то такое же бессмысленное. Я здесь не надолго, с какого тролльего хуя ты перед всеми назначил меня кем-то важным?! Ты башкой вниз со скал падал, голову повредил?! Не надо говорить что для моей собственной безопасности, это пиздеж, ты мог бы придумать и что-то получше, ни разу не поверю что политический идиот смог бы долго удерживаться на месте вождя. И если бы не моё обещание, я бы прямо сейчас развернулся и ушел. Судя по иногда проскальзывающему рычанию, тому как Мадрака почти вытряхнули из жилета, не особо заботясь о ранах вождя, воткнутому с тихим "вших!" в деревянную часть ближайшего щита (и застрявшему там) копью, улетевшему куда-то на стол мешку и резким рваным движениям, Мегатр был не в духе. Довольно сильно не в духе, поскольку даже от горделивой осанки мало что осталось. Полукровка еще несколько раз глубоко вдохнул-выдохнул, пытаясь успокоиться и обрести свою постоянную невозмутимость. Нахождение в предбоевом состоянии плохо влияет на нервы и мышцы, так и до судорог от перенапряжения можно дойти. Вот, уже пальцы начали нервно подрагивать. Но придушить Мадрака и Шныра все равно очень хотелось.
  12. 3 балла
    Пелейон

    Хрисаада - столица Ближнего Харада

    Коня удержать было тяжело, даже слишком, животное испытывало ужас перед назгулом, сам же Мэхэ преодолевал чувство страха с большим трудом, усмиряя лошадь. Будь у Харнена сто тысяч воинов, будь на его стороне сила способная побороть бессмертных призраков, он бы дал бой. Обязательно. Но у него едва ли могло набраться и пять тысяч, и то сюда пришла не вся армия. - Благодарю за королевскую щедрость, - кивнул. Нет щедрее полководцев, чем в Мордоре, вот так всегда, приводишь им помощь, а они заявляют, что можно командовать своими людьми. Интересно, как быстро они поймут, что я реформировал свою армию? Наверное во время боя... или уже поняли. Думалось царю. Когда назгул улетел по своим неотложным делам, царь Харнена подозвал к себе одного из командиров гарнизона, который спросил до этого у Короля Чародея может ли он принять у Лисьего Царя командование войском. - Хочешь командовать моим войском? - зло улыбнулся высокий нуменорец, разворачивая лошадь. - Тебе придется почаще греть воду назгулу, жалкое ничтожество. Харненцы не уважали своих соседей в Хрисиаде, они вообще чудом пришли на помощь, только лишь из-за страха перед Мордором. Входить в город армия Мэхэ не стала, царь, посоветовавшись со своими небесными генералами посчитал это плохой идеей. Сколько бы войн не провел Король Колдун, он все равно не мог учесть специфику харадской тактики. Разбив лагерь недалеко от города, Мэхэ изобразил осаду. Конные разъезды патрулировали местность, ловя подозрительные элементы. Из города никого не выпускали, а всяких птиц, пущенных не лично царем отстреливали лучники. План оказался простым, никто не знал с какой целью шло войска Харнена, о чем говорил Мэхэ-шид с Королем Чародеем. Но все знали точно, того войска, что было у молодого царя вполне достаточно для штурма и осады. Ближе к вечеру, когда начало темнеть, небольшая переговорная делегация офицеров-переговорщиков вошла в город, под личиной обычного солдата скрывался сам царь, потребовавший аудиенции с Королем Колдуном. Стража долго упиралась, пока не подбежал тот самый инициативный офицер. К удивлению тот и сам хотел лично пустить царя к назгулу, так как сам поверил в осаду. - Буду краток, - стянув с плеча кожаный тубус, мэхэ деловито извлек карту, разложив ее, прижав углы болтающимися на столе хламом. - Это город. Это преимущественно ровная местность. Силы противника будут равны нашим, а может и больше, как повезет. Хотелось бы больше. Разместив все войска в городе, мы лишим себя возможностей маневра, не говоря о том, что придется сесть в осаду из которой выбраться сможем только чудом или если с Эфель Дуат спустится армия Мордора, сотни тысяч орочьих клинков, этого хватило бы чтобы разорить земли врага и верных союзников... Но у меня нет лишнего урожая и женщин под разорение, а у Хрисиады войска. Враги посчитают, что я на их стороне, увидев осаду. Это подстегнет их к действию и уже через пару дней они окажутся у этих стен. Итак, в чем соль? Мэхэ указал на карте места с равным интервалом, где сосредоточит отряды, а в дальнем тылу поставит кавалерию, в осаде от нее нет толка, зато в тыл тяжеловооруженные всадники ударят за милую душу. - Я ударю в тылу ночью, после марша восставшие точно захотят пира и красивых женщин, - сам бы царь не отказался бы сейчас от компании со своей царицей, вместо этого он объясняет великому полководцу как надо воевать в Хараде... - Моя кавалерия нанесет сокрушительный удар по резерву, а налетчики пройдутся по снабжению. Лучшие силы я сосредоточу у врат, когда начнется, ваше мертвенность поведет гарнизон в атаку, но не сразу. Мне нужны от вас котлы в которые мы бросим восставших. Надеюсь Владыка оценит помощь, которую ему оказали мы, и не станет после уничтожения людей Запада уничтожать и нас, его жалких слуг...
  13. 3 балла
    Они не были ценны для меня - и все же, ведь не только во злобе был замысел их смерти. Хоть спать она и не легла, но после быстрого ужина, проглоченного не глядя, Дхакира погрузилась в медитацию. Для неё это был способ и молитвы, и размышлений, а так же попытка отвлечься от постоянной огненной бури перед глазами - она видела Саурона сквозь стены в замке, а воля его пронизывала сознание. Да. Самым тяжелым было быть в его тени, не умея закрыть собственный разум - в конце концов она училась раскрывать границы а не ставить стены. Сейчас ошибка стала очевидной. Но, в излюбленной манере своей, она не противопоставляла силу силе - наоборот, подстраивалась под течение, смягчалась и изгибалась, и к середине ночи уже не чувствовала боли. Гордыня не мешала подчинению - путь наверх всегда лежал для неё во тьме. Ни осуждения, ни гнева - только вот отец, отец, тяжело будет без него. В медитации она неожиданно ощутила скорбь - осколок сердца, которого никогда не было - и с раздражением отмела её в сторону. И все же, отец. Ты говорил, верность должна что-то значить. Но Владыка не отдал бы тебя на съедение, если бы в Гаванях вы все не подвели его. Верность не значит ничего без победы. Утром Шакти чувствовала себя... уставшей. Долгий путь был ею проделан, и ей необходимо было провести в покое еще пару дней, что бы привыкнуть - но Саурон ждать не станет, так что от неё не последовало никаких возражений - наоборот, она постаралась выглядеть всем довольной, улыбчивой, и с мягкой благодарностью приняла помощь служителя. На конях она прежде не ездила, но удерживать равновесие в седле не составляло труда - на мокрой палубе в шторм бывало сложнее. Так уж вышло, что она была единственным белым пятном во всей кавалькаде - плащ из шкур выделялся на фоне черных коней и черных доспехов. Дхакира не видела себя со стороны, но если бы могла - была бы очень довольна собой. В конце концов в том был замысел - оставаться заметной. Когда кони сорвались в галоп, ей пришлось приложить усилия, и, выбросив из головы все мысли, она принялась осваивать новое для себя занятие - конную езду.
  14. 3 балла
    Далеко-далеко от южного Чернолесья, в далеких и жарких землях Харада, @Хэлкар привычно ощутил прикосновение воли Владыки к собственному разуму, ледяное и огненное одновременно. В мыслях Саурона читался и гнев на ничтожных людишек, посмевших бросить Ему вызов в Его законных владениях, и насмешка над бессмысленностью их стараний, и спокойная, несокрушимая уверенность в собственной предрешенной победе. - Я уже отправил к тебе эмиссара с поддержкой, и он вот-вот будет у стен столицы, - отозвался Саурон. - Встретишь его в пяти милях к востоку от города, к закату второго дня. В сознании Хэлкара вспыхнул краткий, но отчетливый мыслеобраз места. - Если провидишь бунт - ударьте первыми, утопите непокорных в крови и сотрите из их жалких разумов самую мысль о предательстве. * * * Петляя по извилистым коридорам Дол-Гулдура, служитель провел Дхакиру в уединенную комнатушку без окон, с жесткой немногочисленной мебелью. Несмотря на скудное убранство, здесь было на удивление сухо и относительно тепло. Факел, вставленный в кольцо на стене, слуга зажигать не стал - к чему он здесь слепой девушке? Исчезнув некоторое время, он вернулся с ужином для гостьи: куском жареного мяса, жестким серым хлебом и бутылью терпкого вина. Скрежещущим голосом он сообщил, что вернется утром, посоветовал не бродить по замку и окончательно канул в ночь. До самого рассвета ничего не происходило - толстые стены Старой Крепости поглощали любые звуки, и до самого рассвета комната пророчицы была погружена в глубокую, вязкую тишину. Отчетливо ощущалось близкое присутствие Саурона - несмотря на толщу камня, его черная воля окутывала разум Дхакиры, застилая внутреннее око, смущая разум. Вряд ли колдунья смогла бы увидеть рассвет, даже будь в комнате потребные для этого окна: просто сама собою пришла вкрадчивая, четкая мысль: "Пора!". Практически немедленно появился давешний служитель, и уже несколько минут спустя @Дхакира Лайали оказалась во внутреннем дворе крепости. Ее будущие спутники уже были тут. Саурон, в седле своего гигантского коня, возвышался надо всеми: чудовищное животное ярилось, грызло удила, антрацитово-черным копытом высекало искры из каменной кладки. Вокруг Владыки, как всегда, три десятка его черных стражей - им самим обученных колдунов, сменивших за последние века уже не одно смертное хроа. Все высоченные, в черных латах, с мертвыми, застывшими лицами. Их Дхакира могла видеть вполне отчетливо, невзирая на свою слепоту. Помимо них, готовились к отъезду еще несколько человек - в том числе вчерашний знакомец в багровом плаще, названный Агандауром - Дхакира различала уже знакомый отблеск его сознания. Свесившись с седла, он вел тихую беседу на черном наречии с человеком, державшимся за его стремя. Обоза не было - только объемистые тюки, навьюченные на верховых лошадей. Владыка, как видно, на сей раз путешествовал налегке. Двор тонул в шуме - Повелитель Мордора отправлялся в путь, и вся крепость, поставленная новостями с ног на голову, бурлила жизнью. Служитель подвел Дхакире коня, помог взобраться в седло. Жеребец был вороной, типичной мордорской масти. Потомок ворованных роханских скакунов, сроднившийся со злом и приученный терпеть ужас, исходивший от новых хозяев. Обильно навьюченный: кто-то озаботился снабдить умбарку всем необходимым в долгой дороге. Кавалькада была в сборе и ожидала Саурона, а тот заканчивал последние дела. Перед устрашающим скакуном владыки стояла Шелоб в своем человеческом осанвэ-равэ, комендант крепости и командир гарнизона - причем эти двое отчетливо старались держаться на удалении от паучихи. - Новости о ваших победах и поражениях быстро достигнут моих ушей, - пророкотал владыка напоследок. - Самый измученный пленник этих подземелий не позавидует вашей судьбе, если вы меня подведете. Саурон выпрямился в стременах. Он не произнес ни слова, но все до единого взгляды во дворе обратились на него. Молча хлестнув коня поводьями, властелин Мордора вихрем понесся к открытым воротам, увлекая за собою всех своих спутников. Площадь вскоре осталась позади, кавалькада вырвалась на старую военную дорогу. Им предстоял долгий путь, чтобы обогнуть владения их врагов на севере Рованиона и достичь бесплодных северных пустынь, где по слухам живут драконы. Сейчас кружная дорога увлекала Саурона и его спутников на восток, в сторону моря Рун... * * * Размеренное течение службы Варанга было прервано неожиданным и достаточно неприятным образом. Появление начальства в расположении вверенного подразделения редко можно назвать приятным сюрпризом - особенно когда у тебя такое омерзительное начальство. В самый разгар положенных воинских упражнений на его плацу появился начальник гарнизона Сканг собственной персоной. Рожа у него была перекошена втрое против обычного, он то и дело косился на свою спутницу и явно старался держаться от нее не ближе, чем в трех шагах. Спутница была человеческая баба, но какая-то чудная и жутковатая: с ног до головы в полных латах хорошей работы, с орнаментом в виде паутины и огромным черным пауком на груди. Брюхо паука украшало изображение Багрового Ока. Рожа у нее была белая, вся размалеванная замысловатыми знаками, волосы длинные, густые, светлые и грязные. Глаза полностью черные, ни тебе белков, ни радужки, ни зрачков: не пойми куда смотрит, не мигает и как будто все вокруг сожрать хочет. Но самое неправильное - манера двигаться. Вся какая-то отрывистая, резкая, невпопад, двуногие существа так себя не держат. Как будто куклу за нитки дергают, причем неумело. Сканг окликнул Варанга, и парочка направилась прямиком в его сторону. - Это, сталбыть @Варанг , госпожа, - прогнусавил жирный орк. - А это, Варанг, госпожа Шелоб. У нее приказ от Властелина выступать к Лихолесским Горам завтра на закате, и велено выделить лучшие части. Я решил, что ты со своими парнями подойдешь. Шелоб молча изучала орка хищными черными глазами.
  15. 3 балла
    Тэодред

    Лагерь войск на Пеленнорском Поле

    Баран - высокий кряжистый мужик лет пятидесяти - остановился на границе лагеря и отбросил капюшон теплого мехового плаща. Добрался таки.... Уф. Можно было на время перевести дух. Воин был путешественником бывалым - об этом говорила и одежда, проста, но добротная, качественная и без ненужных нарядных финтифлюшек, темно-зеленый, подбитым темным коротким мехом плащ с фибулой с белым конем на зеленом поле, и взгляд чуть прищуреных, привыкших вглядываться в степь глаз, спокойный, уверенный, оценивающий. Воин кхекнул коротко и спешился, кивнув вышедшим им навстречу охраннику. Им - это ещу и еще одному всаднику. Тоже гонец, поди. Вон вид усталый, явно издалека ехал. - Я из Рохана. Доложи обо мне командиру. Вообще, ему б короля увидеть нужно было, но Баран не знал, в лагере ли он, так что пока и командир бы сошел, а там объяснятся, разберутся. Он снова взглянул на хмурое, с серо-свинцовыми тучами небо. Вся дорога сюда говорила, чо в своих проблемах с холодом они не были одиноки - ии это плохо было. На сердце у воина лежали такие же тяжелые тучи, как плыли сейчас по небу. И не в том романтическим смысле, чтоо обычно вкладывают в эти слова певцы - не зависело его настроение от простой погоды. Но ведь в том и дело, что от простой... а эта таковой явно не была. Силен вракг, ничего не скажешь... Сколько же он земель вот так заколдовал, тать проклятый?!
  16. 3 балла
    Боромир

    Лагерь войск на Пеленнорском Поле

    Говорят, что смерть может настигнуть тебя самым неожиданным способом, в любой момент, даже самый не подходящий. Но кому захочется умирать даже в самый подходящий? Боромир был на волоске от смерти множество раз, а последний действительно чуть не закончился для гондорца плачевным. В плену у врагов воин успел увидеть многое. Прочувствовать на себе, ощутить всю жестокость, истинную природу орков и их властелина. Многие узники не выдерживали жестокого обращения и попросту умирали. Сильные телом превращались в калек, крепкие духом ломались морально, а у слабых просто не оставалось ни единого шанса. Раны, само собой затянулись в ужасные шрамы, которые буду напоминать Боромиру о бремени заключения до конца его жизни. Возможно, были моменты в его жизни, когда он с гордостью мог похвастаться какой-нибудь отметиной, но сейчас ему просто даже не хочется вспоминать о днях выживания. Гондорец не жалел своего коня и направлялся в военный лагерь. После побега из Дол-Гулдура второй раз, Боромир успел кое-как оправиться и первым делом поспешил наведаться в лагерь войск на полях Пеленнора. Холод пробивал по землям Гондора, словно непрекращающийся сезон морозных сезонов. Еще одно проблемное проклятье для людского народа от Саурона, которое сильно раздражало. Мороз не переставал утихать и мешал не только солдатам, но и мирным жителям, которым выживать после такого приходилось еще сложней. Возможно, мало кто знал об возвращении Боромира, но время для празднований воин не находил. Враг опасен как никогда и немедленно следовало предпринимать определенные меры по борьбе с ним. Добравшись до лагеря, Боромир остановил своего запыхавшегося коня, ласково потрепав его по гриве и спешился. Добрый щит располагался на коне, а при себе в ножнах гондорец держал мечи.
  17. 3 балла
    Исилендил

    Эсгарот [Улицы]

    - За знакомство! - хоббит был рад выпивке, не сказать, что она могла сравниться с потрясающим элем мистера Элистера, но в целом это было лучше, чем пить старое разбавленное вино, как это делал Исилендил. Стюрбади каждый раз поражался тому спокойствию, когда дунадан брал в рот пресную кислятину, заедая солониной. А от этого блюда хоббита и вовсе бросало в праведный гнев. А уж когда он доставал свой походный паек с брюквой и кашей, которая по вкусу напоминала скорее валявшееся тесто, то мог кончиться от возмущения прямо там, умерев от обширного разрыва сердца. Одним словом - халтура. В еде, сне, одежде, отношениях. Неприхотливы и очень упрямы. Прав был и Ньял, и Медвейг. Рассказывать можно многое, в основном о том, что и правда побудит женщин браться за оружие. Следопыт долго молчал, оценивая риски. Хоббита-писаря так и подмывало растрепать все, что они видели до этого. И только отвратительная закуска не могла остановить его рассуждений о том, как надо заедать эль в Шире, да куда там! Эль в Шире не заедают, его запивают еще одним бочонком, причем Стюрбади настойчиво втирал гному, что после эля хорошо потреблять хреновуху, причем ее прекрасно варили на южной окраине Бэкланда. - Что происходит по ту сторону Мглистых, - начал следопыт. - Мне не ведомо. Чтобы попасть туда, нужно пройти очень долгий путь через Врата Рохана, что там, я тоже не знаю, или же через сами горы. Немногие отважутся идти там. Однако... Следопыт сделал жадный глоток. - Однако, я могу сказать точно, что Лесного королевства эльфийской владычицы Галадриэль... больше нет. Лориэн пал в огне демона Утумно. Притих даже хоббит. Казалось тень опускалась на и без того не светлую корчму. - Проклятии Дурина выбралось из самых глубин Мории, и свирепствовало очень долго. Эти слухи ты хотел подтвердить, мудрый гном?
  18. 3 балла
    Висмут

    Эсгарот [Улицы]

    - Ага, ну рады знакомству. Падай, подруга. В мгновение ока Ньял уже восседал за столом хоббита и дунадана, потянув туда же и Мёдвейг. Разобрали кружки, Стоунфист чинно поднял свою: - Ну, за знакомство! Будем! Выпили, Ньял влил в себя по-богатырски объемный глоток из не менее объемной кружки. От него не укрылось, что следопыт рассматривал какие-то карты перед тем, как вступить в разговор. Не очень доверчивый стало быть - мудрая политика, хотя про следопытов говорили, что все они такие, живут сами по себе и хранят свои секреты от других. Впрочем гном мог их понять, в конце концов это у его народа существовал свой тайный язык, помимо целого сонма секретов и тайн, касающихся всего к чему притрагивались мастеровые гномов. Так, что предстояло немного поиграть в игру "ты мне, я тебе", обменяться информацией. Так постепенно приходит доверие и завязываются партнерства. - Рассказать есть чего... Да и сами послушать не прочь. Как там по ту сторону Мглистых Гор, а в долине Андуина? Мало вестей поступает, после мордорского вторжения хоть и прошло полгода, а торговые пути с запада все еще не безопасны. Караваны приходят, но не в том числе, как до войны. Из дальних краев одни только слухи. Хоббитов всегда рады привечать, после того, как ваш знаменитый друг помог Торину Дубощиту избавиться от Смауга, будь он неладен. Ньял отпил из кружки еще глоток, явно не собираясь сразу выкладывать все карты на стол. Он все-таки тоже хотел присмотреться к возможным участникам. В походе ведь не только умения важны, но и сплоченность и взаимовыручка.
  19. 3 балла
    Исилендил

    Эсгарот [Улицы]

    Сидевший до этого с умным и важным видом хоббит, занося какие-то пометки в свой массивный журнал, удивился подношениям гнома и человеческой девушки. Сначала он демонстративно сверил взглядом гнома, а потом воительницу, сделав следующие выводы, которые занес в свой журнал позже: После того, как я героически прогнал недобрых людей, которых Исилендил назвал темными, похвалив мой тактичный нрав дипломата, к нам присоединились двое: господин гном из рода Стоунфистов, Ньял сын вероятно прославленного некогда Хьялмара, ибо с таким же трепетом о своем отце говорил разве что мой друг следопыт, да дочь Эйнара по имени Медвейг. Эх, нелегка судьба хоббита-предводителя. Придется вести под своим началом и этих прекрасных воинов. Исилендил, правда как заместитель нашего славного отряда, не сразу согласился с их просьбой, но на то были веские причины. Собственно почему лидер именно я? Во-первых, харизма. Следопыты были напрочь лишены этого потрясающего качества. А я мог харизматично пить эль и курить много-много, а если требовалось, то и сплясать. Во-вторых, мое каменное терпение. Мглистые горы не казались мне столь высокими, как моя способность выдерживать колкие фразочки супруги, а из-за нападок ее матери я вообще мог сразиться на равных с целой дружиной каменных великанов о которых говорил Бильбо. Итак, что касается наших новых гостей. Стоит отметить, что мистер Ньял казался мне знакомым, вероятно, по причине того, что гномьи бороды всегда вносили некую путаницу в их различии. Я встречал гномов и раньше, некоторых даже в Шире, гостей Бильбо, и все они для меня на одно лицо. А что касается госпожи Мёдвейг, то ее имя не соответствует ее внешнему виду. Не знаю, что оно значит, но явно не то, чем ее хотели видеть родители. Даже если учесть, что оно звучит как-то нежно, все равно до хоббитских девушек ей далеко, даже до каланчи Иви, милой дурочки (Иви, если ты читаешь этот дневник, ты не милая дурочка, ты просто дурочка, ведь брать чужие записи нельзя). Я встречал многих людей, и не каждый мог похвастаться своим сходством с моим верным товарищем Исилендилом. От встречи двух жертв голода и суровой жизни у меня разыгрался аппетит. - Стюрбади Гэмбджи, знаменитый писатель, автор такого бестселлера, как Книга рекордов Шира, почетный бухгалтер, прославленный авантюрист, второй официально зарегистрированный хоббит за пределами Мглистых гор на восточных землях, а также обладатель титула друг драконоборца Беггинса, к вашим услугам, - закончив с представлением, встав из-за стола, хоббит почтенно склонил голову, положив руку на грудь. А это мой прекрасный товарищ, одинокий и холостой... - следопыт бросил свой взгляд на Стюрбади, приподняв бровь, - Мастер Исилендил. Лучший лучник из людей, которого я когда-либо встречал, а также гроза орков и моих годовых запасов провизии. Закрыв карту от лишних глаз, скрутив ее, следопыт долго молчал, пока из хоббита продолжала литься речь, бросив свой оценивающий взгляд на гнома и женщину. Они опытные воины, сам он тоже опытен, это хорошо видно. Законы чести проявить в трактире могли только в одном случае, им что-то надо. - Чтобы не было от нас нужно, ничем помочь не можем, - пояснил дунедайн, - Но за выпивку спасибо. Если хотите, можете присоединиться. Думаю нам есть что рассказать друг другу, особенно Медвейг. Я впервые вижу женщину воина. На самом деле не впервые, у следопытов многие матери и дочери ходят на разведку наравне с отцами и сыновьями.
  20. 3 балла
    Мёдвейг

    Эсгарот [Улицы]

    //А ежели тан и квенту еще напишет, так вообще - у Мёдвейг же занимали мысли куда более приземленные. Во-первых не дело так людей, из дальних краев пришедших встречать - да будь ты даже последний пропойца, чего пугаешь да ограбить пытаешься - во-вторых, тут и её "обласкали", а она в рожу дать могла быстрее, чем о том подумала. Однако, вмешаться не успела - у полумужа был защитник. И порядочный. Девка только на пол сплюнула. Ну да, как мелочевку обижать, так первые, а как с такой башней тягаться - так в кусты. Надо узнать чем стража городская вообще занимается, в такое-то время. То на карманника напорешься, то на ублюдков - что бы там не говорили про "дружбу Свободных народов", до неё было еще ой как далеко. Примерно пара футов выбитых зубов. Так что показать гостеприимство Эсгарота чужакам она согласилась не раздумывая. И вправду, от чего бы и нет. А там, кружка-другая браги, авось и в поход с собой высокого возьмут - да и полумужу место найдется. Если они, конечно, без гнилья. - А это Мёдвейг дочь Эйнара, из Речной Дружины. Надеюсь, не обидели вас эти никчемыши, которых любой орк отсюда до Мглистых Гор по задницам признает? Последнюю часть предложения она произнесла достаточно громко что бы её услышали и "куски козлиного помета", как выразился гном. А голос то у неё звонкий, громкий, хочешь - не хочешь да услышишь. Впрочем, реакции пьянчуг она не ждала - что с трусов взять. А жаль. Ну да не вечер еще. Пьянку и продолжить можно, и до драки довести, коль не с рассветом им сегодня выступать. А в поход, судя по всему, скоро, так значит есть сегодняшняя ночь, ну может - завтрашняя, и все. Многие ватаги и в походах пьянствовать не гнушались, но Ёрвилль того не позволял и не одобрял, призывая быть всегда начеку. Это было правильно и хорошо, от того им редко приходилось искать новых людей. Да что там - искать - они сами приходили, потому что у тана и добыча всегда хорошая водилась, и цели верные, и помирали нечасто, хотя, в последние год-два без потерь ни единый поход уже не обходился.
  21. 3 балла
    Висмут

    Эсгарот [Улицы]

    - Отлично, а ежели и тан твой согласится, то считай ватага почти собрана. Осталось еще пару вакантных мест. Тут гном осекся, сразу переключив внимание на новоприбывших, которые выбивались из понятия "местный" чуть более чем полностью. Про хоббита Бильбо здесь не знал только ленивый, ну или настолько пьяный, что уже не мог отличить гнома от полумужа, как кличут полуросликов здесь, на севере. Мужик, сопровождавший хоббита тоже под местного при всем желании сойти не мог. Прежде всего выдавал рост. Ньял пару раз ходивший в дальние походы к Мглистым, один раз видел дунадайн севера - рост, стать и цвет глаз - все говорило в пользу этой догадки. Тем временем странная парочка устроилась аккурат напротив гнома и воительницы, а весь остальной трактир поглядывал на них и шептался, поминая Смауга и всадника-на-бочках. Краем глаза Ньял приметил пару нелицеприятных типов, выскочивших вон, словно их шершень в зад ужалил. Интересно, что пташки бургомистра напоют ему на сей раз. Почесав бороду Ньял прикидывал все за и против - дунадайн в дружине будет большим подспорьем, а те были известные охотники на нечисть всякую. Роль хоббита в этом тандеме пока была непонятна Стоунфисту, но если эти двое путешествуют вместе, можно будет и хоббита прихватить. Одной поклажей больше. Он осушил кружку и подмигнул Мёдвейг: - Надо показать, как тут умеют привечать гостей, а то что ж мы как не добрые люди. Он кликнул Маргарет и затребовал еще четыре больших кружки браги. Та не замедлила выполнить заказ. Схватив две кружки в обе руки, Ньял вооружил таким образом собеседницу, и потянул за собой, к столу странной парочки. - Здравы будьте, мужики. Невзначай заметил, как тут с вами обошлись эти куски козлиного помета и скажу, что в наших краях совсем не так принято встречать гостей. Как насчет по кружке мира, а? Угощаю! Брага здесь отменная, а вот всю остальную выпивку старый Гулмод с ослиной мочой мешает, так что я бы не советовал. Ах, да, что это я, трухлявый пень забыл - Ньял Стоунфист, сын Хьялмара к вашим услугам. А это... Ньял посмотрел на Мёдвейг, мол твоя очередь представиться.
  22. 3 балла
    Исилендил

    Эсгарот [Улицы]

    - Ужасный город! - внезапно раздался брюзжащий голос полурослика. Хоббит вошел через приоткрытую дверь. Надвигающаяся зима бесила его в глубине души, согревая воздухом кабака. Хоббиты привыкли к теплу очага, хорошей домашней еде, а если верить высказыванием Саквиль-Беггинсов, то некоторые, особенно Бильбо Бегинс, так и вовсе особо любили сидеть на горе золота. Но не это волновало хоббитского писаря, водрузившего с трудом сумку на свободный стол, а то, подадут ли здесь хоть что-то, что можно назвать едой пусть и с натяжкой. Им быстро заинтересовались местные личности, облепив с трех сторон, кроме разве что спины. - Погляди ка, это что, гном? - поинтересовался один из мордоворотов, держа на поясе дубинку. - Гномья баба, но говорят у них тоже есть бороды, - высказался второй. - На гнома не похож, вон тот господин, охаживающий бабу, явно гном, причем любящий все большое, раз заинтересовался той сукой, а этот вот, не гном. Но одет неплохо, и что это? - третий протянул к большой книге с замком свои пораженные мозолями руки. - Немедленно прекратите это безобразие! - испугавшись пискнул хоббит, - И я уж точно никакой не гном, и тем более не гномья женщина... - дальше шепотом. - Даже если учесть что гномьи женщины вполне внешне схожи с матерью моей жены... Позвольте представиться! Стюрбади Гэмбджи, знаменитый писарь, бухгалтер и прославленный авантюрист... с недавних пор... Родом из Шира. Троица разразилась хохотом. Один из них хотел было схватить сумку Стюрбади как осекся. - Что?! Вы все таки признали во мне прославленную личность? - удивился Стюрбади, когда компания пьяниц попятилась назад, а потом и вовсе скрылась, огибая столы. Они испугались стоявшего позади одноглазого следопыта, что своим тяжелым взглядом вдавил их в пол. Хоббит еще долго собирал обратно в сумку свои вещи, его руки тряслись от того, что его чуть было не ограбили посреди белого дня, и только его храброе поведение и невероятная удача в совокупности с ратными навыками, которые он приобрел за время, как уже выяснилось, слишком тяжелого похода, смогли уберечь от беды. Обернувшись, подпрыгнул на месте, прижав сумку к груди. Стоявший перед ним следопыт, спрятавший лицо шарфом, опустил свой взгляд на него, а потом и саму маску, улыбнувшись. - Исилендил, друг мой, ты как всегда вовремя! Я говорил тебе, что мой талант дипломата способен разрулить абсолютно любую ситуацию, не говоря уже о том, что навыки общения с моей женой и тещей дали плоды? Как я и обещал тебе, этот поход будет не хуже, чем у старины Бильбо! - Что-то такое я припоминаю, - похлопав по плечу хоббита, кивнул следопыт, сбрасывая капюшон. Часть его лица скрывала черная как сажа повязка, пряча под ней кривой шрам, лишивший глаза. Парочка села за стол напротив беседовавших до недавнего момента гнома и воительницы. Заказывать еду здесь не имело смысла, как бы не был расстроен сам хоббит. Следопыту нужна была свеча и стол, чтобы разобраться с тем, что он встретил за все время дальней разведки. Хоббит же, деловито достав чернильницу с крышечкой, завернутую в несколько плотных кожаных лоскутов, записывал что-то в свою массивную книгу.
  23. 3 балла
    Сознание Саурона занимали сейчас сложные и противоречивые мысли, и девчонке перед его троном уделено было в них самое ничтожное место. Нельзя вечно прикрываться холодом, насланным силою Кольца на западные земли: рано или поздно ветер из-за Моря развеет морок, истреплет ледяные тучи. Главный удар надлежит нанести раньше, чем это произойдет. На юге неспокойно, Гондор же могуч, готов к войне и ожидает удара. На Востоке силы разбросаны по бескрайним просторам Зарунья, а на дороге у них, буде они поднимутся, встанет Эребор - сильный, несокрушимый, и вместе с тем почти безвредный для его замыслов. Здесь, в Лихолесье, все уже подготовлено: осталось лишь спустить хищницу с поводка. С самого своего прибытия в Дол-Гулдур Темный Властелин обдумывал иные пути. Тем не менее, айнурский разум хозяина Мордора вполне способен был вмещать множество размышлений одновременно. А то, что происходило перед троном, его забавляло. - Столько дерзости в таком юном разуме , - сухие, растрескавшиеся губы Саурона изогнулись в подобии полуулыбки, голос эхом отдавался в углах и под потолком, куда не доставал свет факелов. - Даже в своем служении люди запада остаются непреклонными гордецами. Дхакира кожей ощущала, как сгущаются в зале черные тучи Сауроновой воли, как, клубясь, окутывают ее саму и ее спутников сетями липкого ужаса. Мало-помалу она начала различать за мощью владыки и двух других - два сгустка тьмы, чуть заметных на фоне мощи Ока. От одного из них словно бы протянулся толстый черный канат, уходивший куда-то под потолок. Саурон поднялся с трона, на три головы возвышаясь над самым высоким из морэдайн. Стальная корона сверкнула в тусклом свете. - Если ты не лжешь, значит прошлая твоя жизнь тебе более ни к чему. Саурон простер четырехпалую длань, и Тень Ужаса легла на умбарских спутников Дхакиры и отца ее Саргона. Души их наполнились отчаяньем, а тела онемели, скованные смертельным страхом и железной волей Властелина Колец. - Они твои, - с улыбкой возгласил Саурон, обращаясь явно не к Дхакире. - Пищщща! - истошно, нечеловечески завизжала светловолосая женщина, а потом вдруг конвульсивно дернулась и как подрубленная рухнула на пол, лязгнув доспехами. Зато с потолка, из тьмы, сопровождаемая оглушительным скрежетом хитина и адским зловонием, прямо на парализованных умбарцев обрушилась колоссальная паучиха. Алчно щелкнув жвалами, Шелоб вонзила жало прямо в грудь Саргона. - Завтра на рассвете ты поедешь со мной в Фородвейт, - спокойно сказал Саурон, не обращая внимания на происходящее. - Если сумеешь пережить путь, то я исполню твое желание. Агандаур, подготовь все необходимое. Голубоглазый мужчина низко поклонился и скрылся в тенях за троном. Саурон же не отрывал взора от юной умбарки, пока у дверей разгоралось паучье пиршество.
  24. 3 балла
    Она не просто увидела слепыми глазами это Око – она покачнулась от его мощи, руки дернулись – сжать виски – но в руки себя Дхакира взяла очень быстро. Только выше вскинула гордую голову, пленительно улыбнувшись. Видеть пламя оказалось тяжело, намного тяжелее чем ей казалось и снилось. Но все шло так, как должно быть. Умбарцы… Нет, её отец дернулся, чтобы её защитить от женщины за троном, но Шакти словно знала что он это сделает, и повелительно вскинула руку, приказывая оставаться на месте. Она не боялась. Не просто не боялась – она была уверена в том, что говорила и что делала. Холодная и спокойная, она поднялась, выпрямляясь, полностью игнорируя всех, кто мог быть в этом зале. Они были ниже. -Я не надеюсь, мой Повелитель. Я служу вам, да, но сюда я пришла не для этого. Я пришла, что бы вы учили меня. Голос теперь звучал иначе – почтение осталось, но теперь пробивались мягкие, мурлыкающие интонации – возможно, только возможно – Шакти показывала на что способна. А способна она была бросить стоящих у дверей умбарцев на Повелителя одним словом – ну, разве что двое или трое промедлили бы. Такая могла взять себе трон в любом из восточных королевств, управляя мужем как кукловод-куклой, но стояла сейчас здесь. На грани смерти и дерзости. - Это моя судьба. Это – почему меня зовут Пророчицей. Этот миг я видела во снах с тех пор, как они начали ко мне приходить. Я или стану вашей ученицей сегодня, либо сегодня умру. И выглядело все так, словно второй вариант не принимался в расчёт. Дхакира пришла сюда не просить о милостях, и не ползать на коленях – исполнить предначертанное, а Саурон пусть сам решает, нужна или нет ему ученица. Дхакире решать было нечего.
  25. 3 балла
    Старый тронный зал Саурона в Дол-Гулдуре был не более, чем жалкой тенью мрачного величия Барад-Дура. Лесная крепость вся насквозь была пропитана ядом, гнилью и тленом, и эта комната, с ее высоким стрельчатым потолком и резными колоннами, не была исключением. Окон не было, в нишах у стен подслеповато мигали огни факелов. Их отблески плясали по залу, складываясь в жуткие и угрожающие узоры. Как и всегда в присутствии Саурона, сам воздух казался обжигающим и густым, переполненный Его ненавистью и черной волей. Владыка Тьмы восседал на каменном кресле у дальней стены, в окружении ореола танцующих теней. Одежды его словно смешивались с окружающей темнотой, в длинных волосах проблескивала седина. мертвенное, изборожденное шрамами лицо лишено всякого выражения, веки смежены - Властелин Барад-Дура пребывал в тяжких раздумьях. Будучи не в силах видеть его глазами,@Дхакира Лайали , тем не менее, сама себе показалась обретшей зрение - настолько отчетливо и явственно предстал Его облик перед ее мысленным взором. А потом весь ее разум заволокло бушующее пламя. Голову пронзила острая боль и все тело пронзила судорога. Все сознание, все мысли, всю гордость и силу мораданки смел и выжег безжалостный огонь, и вместо них осталось только оно - Багровое Око. Его взгляд пронизал девушку до самых глубин души, безжалостно срывая любые покровы, читая само ее "я" будто раскрытую книгу. Несколько секунд, могущих показаться вечностью, прошли в мучительной агонии - а потом все прекратилось столь же внезапно, как началось. Алчное пламя погасло, Око покинуло ее, оставив за собою выжженное пепелище и принеся блаженное облегчение. Саурон открыл глаза. Ослепленная всепожирающей мощью сауроновой воли, Дхакира не могла сразу почувствовать их, но в зале находились еще двое. Высокий человек в багровом плаще с капюшоном, из-под которого холодно сверкали пронзительно-голубые глаза, и очень странная женщина. Невысокая, гибкая, с длинными светлыми волосами, она могла бы быть очень очень красива - если бы не испещрявшие ее лицо черные знаки, мерзкое, плотоядное выражение лица и глаза, лишенные белков и будто затянутые черным туманом. С ног до головы она была закована в латы со странным узором, похожим на паутину, а в ее позе было что-то от притаившегося в засаде насекомого. Голубоглазый ничего не сказал. Женщина же, обратив на девушку злобно блестящие глаза, не то прошептала, не то прошипела: - Сссвежая... - Нет, - коротко оборвал ее владыка тьмы, и светловолосая тотчас умолкла. Голос женщины показался Дхакире тошнотворным и подобным бульканью затхлой трясины, слова же Темного Властелина разрывали воздух, будто раскат грома. - Она не для тебя. Дхакира не могла видеть, куда смотрит ее новый владыка, но направленный на себя взгляд осознала безошибочно - он обжигал. - Немногие осмеливаются приходить ко мне, и еще меньше тех, кто переживает такую встречу. Какую службу ты дерзко надеешься сослужить мне, слепая девочка из Умбара?
  26. 3 балла
    Варг

    За барной стойкой №453 "Оп - ла-лай-ла"

    Ты ебобо? Я думаю о сиськах. Лол, о чем еще можно думать.
  27. 3 балла
    Мёдвейг

    Вакансии на ЛотрРоле!

    Ну, давай я что ли ленивенько, раза три в недельку побегаю по форумам с пиарчиком. И соцсети помониторю) Только лениво, да. О ну или еще что поадминю
  28. 2 балла
    Мегатр

    Гундабадский Рынок

    Обычно за конфликтами Мегатр наблюдал с безопасного расстояния. Например, с уступа скалы или удобной развилки веток. А не стоя в двух метрах от спорящих. Знал полукровка чем такие денежные споры могут закончится. Сначала "Слишком дорого!" и "Да ты качество видел?!", а потом неопределенное количество трупов. Ох уж эта жадность, которая хоть и благоразумна в некоторых случаях, нооооооо... В общем, именно поэтому Мегатр предпочитал не спорить о ценах. Или брал за установленную продавцом или товар не так уж и нужен. Поэтому вякания торговки и гоблина поставили северянина перед дилеммой: с одной стороны, попасть под гипотетические ножи не хотелось, с другой - а куда деваться-то? Неуютно, но хотя бы безопасно, в отличие от остального Рынка. Так что на все заверения о достойности ткани Мегатр отвечал точно как всем предыдущим - немигающим взглядом куда-то сквозь собеседника и гнетущим молчанием. Минут через десять полукровке надоело изображать посмертный памятник самому себе. Конфликт в стадию пачкания покупаемой ткани кровью пока не переходил, поэтому Мегатр рискнул перевести взгляд на своих сопровождающих-соплеменников. Вид был удручающий, но хотя бы интересный. Так что весь Великий Бой за Текстиль шаман видел только краем глаза, занимаясь определением на вид болезней и травм охранников своей драгоценной персоны. Разумеется, тем же безжизненным взглядом. Диагностировав у второго по счету соплеменника цирроз печени, близорукость, плохо заживший перелом ноги, сифилис и проблемы с дыханием из-за теоретической работы в шахте или кузне, а еще то что ему пора завязывать трескать в таких количествах жареное, Мегатр наконец заметил что спор подходит к завершению и Шныр уже образно "ударил по рукам". Если гоблин будет так переживать по любым проблемам и дальше, то его придется вдумчиво отпаивать успокоительными чаями. - Ну, куда дальше двинем? - увидел слова Шныра Мегатр только потому, что в данный момент задумчиво прикидывал болезнь ли это нервов у проныры или просто отвратительный характер. По всему выходило что второе, а вот доброкачественные опухоли по всему телу - другая тема. - Благодарю за то что договаривался о покупке за меня. - первым делом решил поднять настроение Шныру полукровка. - Твои красноречие и знания исправляют мою немногословность. - немножечко правдивой лести, хотя менее паскудой гоблин от этого быть не перестал. - Ремни могут подождать, я сомневаюсь в их качестве здесь, если Кап предпочитает покупать их у меня. Лучше направимся к травам. Хочу оценить их количество и многообразие. Возможно ничего покупать не придется. Потом обратно к Мадраку. Мне всё еще нужно отдельное жильё. Мегатр встал в позу, готовясь следовать за гоблином по Рынку дальше. Хотя раненная нога была всё ощутимее против, да и голова уже откровенно побаливала от впечатлений и запахов этого дня.
  29. 2 балла
    Ой, тысяча причин, на самом деле. 1. Я три года сидела в декрете. Больше не могу смотреть в стену и тупить. Хочется чувствовать себя хоть каплю осмысленной 2. Я не могу определиться, чем из этого мне интереснее заниматься 3. Получение образования позволит мне заниматься ролёвками в качестве основной, оплачиваемой профессии, а это офигенно. 4. Мне прям ну очень нужны деньги. Прям вот в долгах, как в шелках, и это всё пора бы уже возвращать, а впереди только траты. 5. Кроме декрета, я долго болела, пыталась покончить с собой и отмазаться от инвалидности (в зависимости от состояния). И теперь, когда я прихожу в норму и могу хоть насколько-то вливаться в общество, мне хочется наверстать всё упущенное и выложиться по полной. Выяснить, наконец, кто я и чего я хочу, доказать себе, что я сильная и способна на серьёзные поступки, и что мне не обязательно страдать, чтобы быть счастливой)) 6. Я задолбалась, что я смотрю в магазинах не на товары, а на ценники, что не могу купить подарок мужу, а пока коплю на одежду ребёнку, он вырастает на два размера. Я не хочу вообще задумываться о деньгах. Я хочу позволять себе хороших врачей, качественную одежду и продукты, возможность качественно отдохнуть и получить новые впечатления, а не купить очередную бутылку пива и надеяться, что она позволит восстановить силы. Ну, одна фрилансовая, так что можно работать по ночам, а вторая - неоплачиваемая (я работаю на универ, чтобы можно было бесплатно учиться), но там учитывают мою загруженность и подбирают мне задачи по способностям. Так что в целом неплохо)) Здесь очень просится какая-то пафосная цитата про огонь. А так - я знаю, что это опасно, на самом деле. И что выгорание реально. Но пока пытаюсь контролировать этот процесс. Но мне хочется читать в твоём сообщении заботу обо мне, а это очень приятно.
  30. 2 балла
    Маланор

    [Осгилиат], Штаб гарнизона

    Как некогда был велик и славен королевский зал Звёздной цитадели Осгилиата… Когда Осгилиат был многолюден, а тень врага не пала на Восточный берег, здесь восседали на своих тронах короли Анарион и Исильдур - сыновья великого Элендиля. Это было великолепное место, вселяющие в разум каждого посетителя гордость за причастие к древности. Купол королевского зала был усеян звёздами, а в центре помещения на высокой стойке из черного облицованного камня возвышался огромный шар – палантир… В своем сне генерал видел себя во всей красе и славе. Он с триумфом въезжал в Осгилиат, через восточные ворота, под овации горожан и общее ликование. Его белый конь четко чеканил шаг по мощёной дороге, а кто-то увенчал его голову венцом из зеленых дубовых листьев. У входа в цитадель генерала встречали пажи, которые приняли от него мордорские знамена, после чего ему было позволено войти под звёздный купол. В Королевском зале были повторены овации, а Фаразура встречал то ли Наместник, то ли король, приветствуя его словами: - Мой генерал… Сквозь сон Маланор слышал голос своего знаменосца, который пытался его разбудить. Едва протерев глаза генералу вручили письмо с печатью Наместника, которое он спрятал в подол плаща. Встав от сна, однорукий потребовал теплую воду для омовения. После 15 минут утренних процедур он покинул свои покои направился в здание штаба. Проходя мимо казарм, генерал успел приказать советникам: - Нам стоит усилить дозоры на башнях, а также посты возле моста. Я хочу знать о перемещении любой твари на несколько лиг от стены вглубь леса. На перекрестке и вдоль тракта каждый вечер разжигать костры. Полная боевая готовность. Если враг предпримет атаку – отвечать контратакой и так до тех пор, пока мы не поймем на каком участке наш враг готов активизировать свои действия. Взмахнув рукой, отпуская советников, генерал вошел в штаб. Караул у входа выпрямился в знак уважения и пропустил его. В это время в штабе находился Линдир – командир разведки, Амдрот – мастер-сержант, отвечающий за подготовку новобранцев, Фионвин – представитель Наместника в Осгилиате, а также Дортонион – доверенное лицо генерала, командующий гарнизоном восточной части города. Стоя, они встретили Маланора, ожидая разрешения начать доклады. Генерал прервал их, развернув плащ и достав письмоНаместника. А затем, показав его всем, зачитал, прерывисто бегая по строкам: «…Ситуация вокруг обороны восточного Осгилиата требует усиленных мер обороны… …Новобранцы, прибывшие в гарнизон должны быть обеспечены оружием, экипировкой и провиантом на все время пребывания… По данным разведки враг готовит нападение на восточную часть города, а по сему, считаю нецелесообразным начинать поход корпуса к Моргулу в этом месяце. Требую сосредоточится на прикрытии тракта и быть готовым отбить вероятные удары противника… Осадную группу – требушеты и катапульты, по моему приказу будет выведено на западный берег.» После того, как генерал прочитал письмо, он взял паузу и скривив лицо высадил: - Его Милость делает всё, чтобы усложнить нашу экспедицию. Генерал хотел сказать это жёстче, намного жёстче, но не решился сделать этого в присутствии представителя Наместника. Вместо этого он сообщил, садясь за стул: - Я уже дал распоряжения по гарнизону. Мы усилим дозоры и прощупаем линию защиты орков. Затем Маланор обратил свой взгляд в сторону Амдрота и сообщил ему: - Сержант, я очень сильно обеспокоен моральным состоянием новоприбывших. Мы должны провести работу с личным составом, ибо в ближайшем бою опробуем их на прочность. Я распоряжусь выдать им свежие клинки и доспехи, но боюсь с провиантом следует подождать. Повозки с пшеницей будут здесь через пару дней, а пока пусть довольствуются бобами. По старшему составу мне нужны сведения, кто участвовал в вылазке трехнедельной давности. Опытных мы за удвоенное жалование поставим во главе десятков. Мастер-сержант, поглаживая бороду вглядывался в записи, которые генерал делал в свитке. Далее генерал продолжил, обращаясь к Фионвину и передавая ему письмо для Наместника: - Передайте Его Милости, что осадную группу я не выведу на западный берег. Это… это… Это невозможно! – на ходу сочиняя, сообщил Маланор, - эти требушеты были собраны на Восточном берегу по частям, а если мы начнём их переправлять через ветхую переправу, боюсь мы потеряем эти орудия в Андуине. К тому же в случае обороны мы сможем заставить противника соблюдать безопасное расстояние, что затруднит ему штурм стен… Затем генерал встал и потирая лоб велел прервать совещание, чтобы советники вместе с ним проследовали на крышу здания, с которой открывался вид на стены Осгилиата и близ лежащую чащу. Там он намеревался провести конкретный разговор…
  31. 2 балла
    Вот чем ему так понравилась эта гномиха? Да поёт она неплохо, но почему именно сейчас? Одни догадки на уме, или просто у Бортимора накопилась эта вся усталость. Он могтолько догадываться, зачем этот старый пройдоха ехал в такую глушь. В желудке было хоть шаром покати, а Оли увлечённо сначала рассказывал про свою финансовую империю, которая в скором времени может расшириться ещё дальше, прямо таки за пределы Средиземья. Да, байки он умел травить конечно знатно, да и в юношестве он был заводилой и душой компании. Потом конечно его забрал отец и начал учить премудростям экономики народа, и поэтому он закончил так быстро школу и пошёл альше по стопам отца. Много было конечно слухов, в особенности о связях Оли с криминалом, но Бортимор отказывался в это верить. В один момент Оли наклонился к Бортимору и сказал ему что-то невнятно. По крайне мере так показалось Бортимору, когда он уже клювал носом, ведь эта поездка утомила его. А его ужин с каждой минутой становился всё холоднее и холоднее. Но Бортимор смог расслышать то, что обычно ему и нужно было: - Наслышан, что дела твои трудны, а финансы поют романсы...Старый добрый Оли готов помочь дорогому сородичу. Кому когда то вредила обоюдовыгодная сделка Сон, как рукой сняло. В глазах появился огонь, снова появился аппетит но промелькнула одна здравая мысль, а почему бы и нет - Я внимательно тебя слушаю мой дорогой друг - и навострив уши и начиная уплетать свой ужин Бортимор ждал его выгодной сделки
  32. 2 балла
    Herveig

    [Эсгарот] Кабак "Черная Стрела"

    Эвейг дружелюбно кивнула поздоровавшемуся с ней гному, отметив, что не помешает потом подойти познакомиться поближе, раз он так настойчиво предлагает. Второй же не ответил на приветствие, и она, в свою очередь тоже потеряла к нему интерес. Маленький рост не позволил бы девушке выделиться даже несмотря на инструмент, поэтому она взяла отогревшуюся гитару, проверила строй и забралась на один из пустующих столов. - Всем добрый вечер, и доброй ночи! Сегодня к вашим услугам Эрвейг из рода Черновласов. Я здесь только чтобы вы хорошо провели время, но если пожелаете заказать песню или просто отблагодарить меня - она кивнула в сторону футляра, - я буду очень вам благодарна. Эрвейг ещё раз окинула взглядом зал. - Ну что же, я смотрю, большинство из вас местные. А неместные - она подмигнула дружелюбному гному с трубкой (Эрвейг на всякий случай записывала в дружелюбные всех, кто не делал вид, что её здесь нет), - наверняка просто любят это место, раз уж оказались здесь. А если и не любите, то мы сейчас это исправим! И чуть пританцовывая она завела одну из известных кабацких морских песен - самое то для припортового городка: Был светел день, был чаек крик Курс в Эсгарот был дан. И допоздна спать не привык в каюте капитан. Он вышел, глянул на компАс И встал, разинув рот: "Эй, вы! А ну-ка все!.. Атас! У нас же курс не тот!" Сбежались все: старпом и кок, Три юнги и матрос, Лишь рулевой прийти не смог, Зато нахмурил нос. "Но как же так?..Ведь я же сам.." - Промямлил капитан "Тут без поллитры не понять. Эй, кок, неси стакан!" Он сразу карты развернул И что-то стал считать, И астролябию достал, И в карты стал гадать. "Я вас, ребята, распустил, Вас только похвали... Я только прикорнул, а мы К Умбару уж пошли!" "В себе ли ты?" - спросил старпом, - "О чём вообще тут спор? Тому не быть! Плыть в Эсгарот У нас был уговор! И мы по курсу прям идём - Ну сам хоть посмотри! Чертить тут надо зюйд-зюйд-вест, А ты что натворил?" "Нет, вы смотрите, вот ведь гад!" - Воскликнул капитан - "Нам не туда! Там лишь вода И орки бьют в тамтам! Ты предал капитана, гад! Вот, что ты натворил! Признайся, что ты виноват, Пока я не убил! Хотел в Умбар пиратам ты Продать весь наш товар, Команду сдать, себе забрать Все деньги и навар!" "Простите мне мои слова"- Промолвил старый кок, "Но прав старпом, и нам вот здесь Не надо на восток." "И ты с ним! Что? Ах ты свинья!" - Воскликнул капитан "Вы заодно! Вы на меня Расставили капкан! Ну нет, меня не обмануть! Со мной штурвал и бог! Сейчас же надо нам свернуть на северо-восток! А вас двоих, как только мы Причалим к берегам Я за предательство страны, И капитана, и жены, И провокацию войны Под суд тотчАс отдам!" Тихонько слышен юнги смех: "Всё! Плохо с головой!" И все кивают, осознав, Что капитан больной. Быть может Ульмо в том вина, А может алкоголь, Или нужна ему жена, Иль чувствует он боль. "Ты извини, - сказал старпом, - Ты мне, конечно, друг, И как на берег мы сойдём, Твой вылечат недуг. Сейчас же мне придётся взять Корабль на себя... А ты... попробуй-ка поспать, И постарайся не страдать, И вспомни про жену и мать, Что уже ждут тебя" И он дал знак, чтобы матрос Его скорей скрутил, Чтобы увёл и поскорей В каюту посадил. Замолк, смирился капитан, Его в каюту, как в капкан Сопроводил матрос. Не бил и даже не журил, Но капитан вдруг загрустил И сел, повесив нос. А капитаном став, старпом курс правил корабля. Он знал, что делать и уже Услышал крик: "земля!" Прочь паруса, ведь берег - вот И ждёт матросов бар... Был светел день, и воздух свеж. Корабль шел в Умбар. Музыкальный проигрыш, лёгкие танцы (они вообще в курсе, что у них столы так дико качаются? Это что за родео?!), затем поклон и улыбка. Намокшие волосы не удалось сдуть со лба, поэтому пришлось убрать рукой. Ещё поклон, и Эрвейг застыла, вглядываясь в лица посетителей и трактирщика.
  33. 2 балла
    Йаррр! Каналья, колено мне в секиру! Категорический Барук-Кхазад, так сказать =)
  34. 2 балла
    Варг

    [Итилиен] Форт Мордора

    Назгул улетучился так же быстро, как и появился, не успел Дурбаг выдохнуть. Бурдюг заметано расслабился и шлепнулся задом о лавку, после чего позволил себе смачно рыгнуть. На предложение начальника гарнизона пропустить еще стаканчик Дурбаг лишь витиевато выругался. - И что это сейчас было? - спросил урук командира. - Тролль его разберет. Может он сам пьяный был, а? Дурбаг шутку не поддержал, хотя см задавался подобным вопросом. Что это за приказы такие без подробностей? Куда, чего и зачем? Задачу войскам грамотно не поставили, цель не описали. Так, что стали оба орка напрягать извилины, пытаясь отгадать высокопарные послания командующего. Во-первых, форт не мог вместить в себя народу больше, чем в нем находилось сейчас, не говоря уже о смене в лесах. Значит нужно расчистить местность вокруг. Во-вторых, а что они жрать-то будут? Сам форт очень сильно зависел от морульских поставок, которые были очень редкие, так как отправляли сразу много и под большой охраной, чтобы в засаду не угодить и отбиться от налетчиков врага. В остальное время приходилось перебиваться собственными силами, гоняя снаг на фуражировку. Придется послать весть, чтобы "подкрепление" захватило с собой и провизию. В-третьих, а зачем варгу сбруя? Самолично главный из гулов вряд ли бы сунулся в такую глушь, если только это не полноценная атака на тарков. В таком случае стоило подумать о цели атаки. Вырисовывалась только одна подходящая цель - Восточный Осгилиат, сидящий занозой в заднице у всего мордорского натиска на Гондор. Оба командира понимали важность такой атаки, так же как понимали, что дело предстоит кровавое. Так, как Дурбаг уже имел опыт штурма укреплений, он занялся приготовлением, а Бурдюг отправкой разведки и организации из увальней с луками хоть какого-то подобия застрельщиков. Хороших лучников днем с огнем не сыщешь, так что приходилось пользоваться тем, что есть. Ищейки и тому подобные мозгляки хорошие стрелки, но их мало и в массированном штурме от них проку мало, только лишние траты умелых бойцов, где не нужно. Дурбаг сначала навестил Равшанга, чьи снаги должны будут расчистить обширную площадку вокруг форта. Охранять их будут разведчики и бойцы. - Только все деревья в форт несите. - добавил сотник. Следующим урук навестил местного инженера и знатока по части фортификации Ушлюга, местного сумасшедшего, страдающего острой формой гигантомании, выражающиеся в его машинах. Ему и было поручено заняться постройкой осадной башни, тарана и большой катапульты вдобавок к двум малым, уже готовым. Ушлюг, которого за глаза дразнили хандским "Утюг" (каким-то приспособлением для работы с тканью), принялся за дело с завидным энтузиазмом. Всем свободным от указанных выше работ, Дурбаг приказал изготавливать приставные лестницы, много лестниц. Форт засуетился, как разворошенный муравейник.
  35. 2 балла
    Кхарн

    Гундабадский Рынок

    Шныр сидел на слишком высоком для него табурете и обалдевал от услышанного. Он то думал, что Мегатр - очередной искатель лучшей жизни, пришедший из своей глуши в центр цивилизованного орочьего мира, владеющий навыками шаманства, а тут перед ним предстаёт прямо таки бизнесмен, что крутит схемы на такие суммы, что просто рехнуться можно. Ну, как рехнуться. По меркам Извергов, живущих больше за счёт предоставления своих силовых услуг и участия в вылазках, оттого в каком-либо производстве не задействованных. Следовательно, у них нет и не могло быть такого оборота, как у сидящих на руде и и каменоломнях племён, или имеющих свои инженерные цеха. Поэтому прозвучавшие цифры, на уровне крупных оседлых племён, живущих с земли, а не от меча, для гоблина были просто астрономическими. И всё это время Мегатр молчал! Ну как так то? Шныр был уверен, что, прознай Мадрак о тех сокровищах, что хранятся в каком-то схроне на родине его новоявленного шамана, то отправил бы парней туда не задумываясь. Они бы мигом указали аборигенам их место, ну и заодно существенно обогатились сами. Хм, это мысль вообще-то. Надо бы Мадраку о ней сообщить. Однако всё равно вряд ли этот поход состоится до тех пор, пока он окончательно не излечится. Если всё услышанное Шныром правда, то вождь не станет рисковать и посылать парней одних. Кто знает, сколько тогда вернётся, а сколько они по своим заначкам попрячут. Главное следить за лицом, чтобы не расплылось в почуявшей куш ухмылке, а то этот лысый коротышка просечёт да придушит его прямо здесь. К превеликому сожалению, даже несмотря на то, что Мадрак видит очевидную пользу в услугах Щныра, лезть с одним из лучших мастеров Горы в замес ради какого-то гоблина точно не станет. Максимум выторгует себе что-нибудь из изделий Капа, тем более что давно хотел заиметь себе что-то стоящее. Всё в рамках понятий: попортил чужое - верни своё. Или лезь в бутылку и начинай замес с непредсказуемым исходом. Всё-таки несмотря на весь свой авторитет Кап - мастер нейтральный, никто из вождей его не крышует, насколько Шныр был осведомлён, а значит, своими силами рамсы с пусть захудалым, но всё же племенем не потянет. Проше миром разойтись. Ладно, что-то он в своих рассуждениях слишком отвлёкся. Его пока никто не убивает, а будет вести себя паинькой, так и не убьёт. Нечего паниковать раньше времени. Но за лицом всё равно следить нужно. Кузнец, судя по всему, чем-то слишком уж на его народ обижен, и лишних поводов ему лучше не давать. Тут как раз он всё же затронул ту самую тему, а именно что его компаньон северянин делает в компании столь презренного им, Капом, существа. Шныр бросил взгляд на Мегатра, и поймал такой же ответный, явно показывающий, что тот не знает, с чего начать и как всё предъявить своему импульсивному товарищу. Ну, тогда поможем, ну и попробуем вырулить к своей пользе. - Так-то именно я и моё племя, Железные Изверги, протянули твоему корешу Мегатру руку помощи и предоставили пропитание и ночлег после того, как он в Азоговой Мамке с Гришлаком сцепился, знаешь такого? Не в курсе, заметил ты или нет, но Мегатр хромает немного. Ему Гришлаковы выкормыши ногу проткнули. Мы вписались и помогли. А теперь в качестве ответной услуги он у нас за шамана будет. Ну, как минимум пока из наших кого не обучит. Мегатр согласился, всё по понятиям. А я его пока в курс дела ввожу. Рассказ получился, конечно, приукрашен - Изверги за него не вписывались и вообще знать ни о чём не знали. Шныр его случайно заметил, когда тот Толстяку причинённый ущерб возмещал, а Гришнак его просто пожалел невесть отчего. Но гоблин вовремя подсуетился, этого не отнять. Ну и про ранение Мадрака он распространяться не стал. Лучше чтобы это оставалось тайно как можно дольше. Теперь лишь бы Мегатр не стал всё сказанное опровергать, а то кто знает, как этот широченный коротышка отреагирует. [AVA]http://zoozel.ru/gallery/images/365836_hobbit-nezhdannoe-puteshestvie-ork.jpg[/AVA] [nick]Шныр[/nick]
  36. 2 балла
    Кхарн

    Большой Клубок - Точка Сбора

    Предложение Вазога вызвало среди других вождей настоящий взрыв презрительного хохота, а Гругаз тяжело поставил локти на стол и приложил ладони к лицу. Либо перед ним непроходимый тупица, либо он считает дураками всех остальных, и старый матёрый орк не знал, что хуже. Нет, может быть на этих там северах он является одним-единственным правителем, и для его дремучих по меркам Гундабада орков возможность называться вождём, получить свою берлогу и своих орков является пределом их жалких мечтаний, но все присутствующие в этой комнате уже являются вождями, уже имеют берлоги и уже руководят отрядами в несколько десятков голов. Таким образом Вазог заявил, что они должны его поддержать и быть благодарны, что он оставит им то, что есть у них. А его ремарка про наиболее сильного вождя, которому тот окажет честь, выглядит как особо циничная насмешка. Интересно, как он будет выбирать наиболее сильного вождя? Заставит их драться друг с другом, пока не останется один, и потом бросить ему косточку? Да уж, с таким подходом Вазогу будет оооочень тяжело найти себе хоть каких-то сторонников. А его дальнейший комментарий только усугубил дело. - Может, вы там в Фородвейте и режете себя на Сходках, как конченные мрази, но мы - орки правильные. Мы живём по понятиям, что нам ещё сам Азог привил, и не пачкаем себя беспределом, - процедил коренастый широкоплечий орк в трофейной гномьей кольчуге, что благодаря как раз ширине плеч сидела на нём как влитая, - И поэтому ты можешь пока пожить и покричать, какой ты из себя брат Азога, а не подбирать кишки с пола. Хотя какой ты нахер его брат. Тот был Легендой. Ты - шваль. С этими словами он смачно сплюнул под ноги Вазогу и пошёл на выход. Вслед за ним, презрительно усмехаясь, поднялись ещё четверо. За столом вместе с вождём Фородвейта остался Гурбаг и ещё два Гундабадских вождя. Один был вождём только по названию. Магрук был ставленником Гурбага во всём: это он передал тому одну из своих пещер, дал часть своих орков и короновал вождём. Жиргаду, на которого прежде ставил Гурбаг, позарез были нужны голоса на Большой Сходке, и хитрый орк нашёл такой оригинальный способ предоставить тому лишний голос на голосовании. Магрук за эти пару лет вполне вжился в свою роль и порой даже где-то выступал самостоятельно, но Гурбаг никогда не давал тому забыть, кому он обязан своим положение. И тот не забывал. Поэтому он будет делать всё, что скажет старый вождь. А вот присутствие здесь Вольга стало неожиданностью даже для него. Гурбал всегда считал того самым мутным, тем более что из всех вождей, поддерживавших Жиргада, именно Вольг был настроен наиболее скептически. Гурбаг вообще удивился увидеть его сегодня здесь, среди оставшихся единомышленников, и уж тем более удивительно узнать, что тот также решил остаться, когда прочие вожди поспешили выказать своё отношение к Вазогу и покинуть их собрание. Гурбаг бросил на Вольга крайне выразительный взгляд, но в ответ получил только ухмылку. Пообещав себе разобраться с Вольгом и дождавшись, когда прочие покинут комнату, Гурбаг прильнул к столу и изложил наконец вертевшиеся на языке мысли: - Ты что, неужели так уверен, что тебя изберут просто так? Или ты правда считаешь такой вариант взаимовыгодным сотрудничеством? Нет, стать правой рукой короля я вовсе не против, поэтому и остался здесь, но ты, видимо, подготовился явно недостаточно. Я не знаю, как у вас ведутся дела в Фородвейте, но в Гундабаде авторитет зарабатывают годами. А ты пришёл и сходу начал пальцы гнуть. Думаешь, тут прокатят такие дешёвые понты? И про войско своё ты туману напустил. Ты пойми, уже назавтра все будут знать и про численность его, и про состав- Гора очень маленькая, в отличие от северных пустошей. Но ты в загадки решил поиграть, хотя это твой самый весомый аргумент, и в итоге одним махом возможных союзников потерял.... - Ты же вроде не глупый орк, - продолжил он после некоторой паузы, - Ты не полез бы в Гундабад, не будь у тебя плана. Но я пока хоть убей его не могу понять. [AVA][/AVA] [nick]НПС вожди севера[/nick]
  37. 2 балла
    Хэлкар

    [Итилиен] Форт Мордора

    Выслушав доклад, назгул некоторое время молча буравил взглядом тысячника, а затем благодушно кивнул. - Отлично, - вкрадчиво прошипел Первый. - Если всё и правда так хорошо... То какого балрога твои бойцы, а в особенности офицерский состав, пьянствуют во время службы?! По-хорошему, следовало бы сменить здесь всю верхушку, но я не привык разбрасываться кадрами, поэтому, пока здесь порядок, я, так уж и быть, закрою глаза на то, что этот урюк - назгул показал рукой в латной перчатке на стоящего у двери орка - вдрызг пьяный шатался по лагерю. Да и от тебя за милю несёт вашим гнилым грогом. Значит так, слушай сюда, боец. Через несколько дней к вам подойдёт моё подкрепление, и к этому времени все твои люди должны быть готовы к их прибытию, а именно - принять, расположить и сделать всё необходимое, чтобы они пошли в бой с максимальной эффективностью. Пока меня не будет, старший здесь ты, и не дай Мелькор тебе обосраться - лично шкуру сдеру. Король-Чародей был не в лучшем расположении духа - беседа с Владыкой прошла не лучшим образом - поэтому Первый леденящим взглядом посмотрел на подчинённого и тут же удалился, едва не снеся стоящего у входа пьяницу, который к этому времени, кажется, успел протрезветь. Выйдя наружу, назгул осмотрелся, вернулся к своей виверне, которая уже смачно отрыгивала съеденного и частично переваренного "смотрящего", прошляпившего его, забрался на неё, и та взмыла в небо. Теперь ему надо было вернуться в Минас-Моргул и отдать ещё несколько приказаний, прежде чем присоединиться к своей армии и начать реализацию операции "Аш назг гимбатул".
  38. 2 балла
    Варг

    [Итилиен] Форт Мордора

    Дурбаг мгновенно протрезвел, когда в форт буквально "упал" один из Гулов. Начальство самолично заявилось, а это значит будет, что-то плохое. Большие Начальники так просто на захолустную передовую "скучной" пограничной войны совались не часто. И конечно же в эти редкие визиты не обходилось без самоутверждения полководцев перед простой солдатней. Дурбаг задавался вопросом, какой варг успел укусить гула и понимал ли пустой шлем, что пущенный на обед виверны мозгляк был обученным и опытным разведчиком, знающим окрестные тропы, нычки, ловушки, обходные пути, да и к тому же отлично стрелял из лука, тогда когда хороших стрелков в войске Мордора всегда не хватало. Наверное Большим Начальникам о таком думать некогда, конечно, не им же тут воевать с тарками. Как наверное не думали и о том, когда посылали латников воевать с партизанами. И где были все эти гулы, гхаштарки и прочие пугала, когда тарки сжимали в тески отряд Сканга? Когда стрелы летели из-под каждого куста и руки наливались свинцом, держа отяжелевшие щиты, от воткнутых в них роя стрел и дротиков? Подобные мысли пронеслись в голове сотника, а остатки грога моментально выветрились, под воздействием ледяного душка, идущего от назгула. Дурбаг умудрился даже физиономию не скривить, моментально придав себе боевой вид и в ответ лишь громко отчеканил: "Слушаюсь". Урук давно привык не показывать и тем более не комментировать, то что думал, тем более в присутствии вышестоящих. Приказы, какими бы они не были, надлежало исполнять. И тем более, когда рядом один из зловещей Девятки Ока. В Черной Яме оказаться не хотелось, как и в пасти крылатой твари. Урук повел назгула к строению, где обретался командир. По пути урук продолжал про себя удивляться, что же так разозлило назгула. Дозоры стояли, "секреты" были заполнены наблюдателями, ночная смена отдыхала по расписанию, как и ребята Дурбага, и те, кто ходит с ним в опасные рейды и вылазки в леса и рощи Итилиена. Залечивали раны, доспехи латали, точили оружие, все ка обычно. Или, что им не пить еще? Может еще и не есть и не испражняться? Как обычно идеи и представления отцов-командиров об армии и устройстве войска расходились с реальностью. В общем хороший день мигом покатился варгу под хвост, стоило Черному Плащу появиться немного в неподходящий момент. Дурбаг жалел, что не ушел пораньше, как того хотел, и сейчас разъяснятся с назгулом выпало бы лишь одному Бурдюгу, балрог его задери. Приближаясь к импровизированному командному пункту Дурбаг опасался, что если они сейчас застанут командира дрыхнувшим на койке. Это было бы... Некстати. Но там, где Дурбаг учился хитрости - Бурдюг был гуру, и встретил командующего фронтом уже предельно трезвым - крики и аура назгула даже мертвеца подняли бы, а командир всегда держал ухо в остро. Они оказались в прямоугольной комнате с грубо сколоченным столом и парой лавок. На стенах было развешано оружие, в том числе и трофейное, а также пара знамен. На столе покоилась карта из конской кожи, с пометками застав, "секретов", охотничьих троп, предполагаемых районов, где бесчинствовали тарки. Пометки были сделаны грубым почерком, местным аналогом Даэроновых рун, с матерными комментариями. Углы карты прижимали к столу камень, череп, топорик и свеча. Ни следа грога. Бурдюг позаботился. Тысячник и командир гарнизона отсалютовал командующему и четко, не запинаясь, отчеканил, докладывая, что противник вблизи замечен не был, дозоры расставлены, рейдеры ушли, смена отдыхает и подлатывает себя и броню. Дурбаг остался стоять позади, в дверях за спиной назгула, так как разрешения войти не получал.
  39. 2 балла
    Пока писал последний пост, пришлось отвлечься раз эдак 15, во всей этой суете со столом, гостями и т.д. и т.п. Поэтому на свой собственный взгляд получилось всё сумбурно, рвано и как-то пресно. Но очень хотелось оставить затравку на развитие сюжета в Умбаре до Нового Года, поэтому я пересилил себя и не бросил пост на полпути. Но он меня на сегодня выжал. @Мегатр, прошу прощения, но сегодня я по всей видимости больше не напишу. Но до Нового Года постараюсь написать ещё пост хотя бы, прежде чем окончательно пропаду на праздники.
  40. 2 балла
    Кхарн

    Гундабад [Подгорный город]

    Мадрак, будучи нещадно вытряхнутым со своего разрезанного и окровавленного жилета, болезненно охнул, выругался, и постарался вновь принять сидячее положение в то время, пока Мегатр вызверялся. - Ну чего ты кипишуешь?! - сумев наконец вновь сесть ровно, прикрикнул на бушующего шамана вождь. - Тебе кто-то сказал идти и всех подряд лечить, или что? Я вообще про какие-то обязанности говорил? Ты вот не знаешь ни хрена, а начинаешь тут бычить. Да, из-за безопасности твоей я так и сказал, и потому что надо мне как-то с тобой рассчитаться, а откуда, ты думаешь, я деньги брать буду? Из общака племенного. И как думаешь, долго мне следующей предъявы ждать, если я непойми кому деньги раздавать начну? Все эти твои травники-хуявники - у нас таких терминов и определений не знают. Зато хорошо знают кто такие шаманы и на что они способны. И вот если я шаману отстёгивать буду, никто криво не посмотрит. Если кто будет за лечением обращаться - шли к варгам и на меня ссылайся, пусть мне жалуются, я найду что ответить. Захочешь свалить по итогу - не вопрос. Скажу, что ты за своими чудо травами ушёл, надолго. Не вернёшься - тоже мало кто удивится, врагов у нас хватает. А теперь загибай пальцы. Первое - ты спокойно можешь расхаживать по всей пещере, не боясь что кто-то захочет тебя на слабо взять и довести до драки. Вторрое - ты можешь найти себе нормальное место для лёжки, а не на полу на своих шкурах валяться. Третье - ты можешь брать, что тебе надо, и вопросов лишних не будет ни от кого. И четвёртое - ты всё также никому ничего не должен и делаешь только то, о чём добазарились, но теперь не надо сидеть тут на измене и думать, что сейчас нас свои же придут убивать. Мало? На самом деле Мадрак и правда рассчитывал, что, получив такие привелегии, Мегатр действительно останется в племени и станет очень хорошим козырем, когда проникнется их проблемами и станет делать то, чего от него ждут, тем более что и правда всё племя лечить не нужно - только самых тяжёлых, если такие появятся. Как-то ведь они и без него обходились всё это время, и не передохли. Ну и по финансам - конечно, у него как и у любого вождя были только его средства, да и заначки на всякий случай, местоположение одной из которых он раскрыл шаману со Шныром. Но он понятия не имел, сколько стоят те травы, которые извёл на его лечение Мегатр, и сколько ещё может понадобиться всякого, пока он не выздоровеет окончательно. Так что лучше взять из денег племенных, и прикрыться званием шамана во избежание проблем. Ведь сперва шаман помогает ему, а потом почему бы и остальным не помочь. Но он готов был даже отпустить несговорчивого северянина, лишь бы он довёл его лечение до конца. Своя шкура всяко ближе общеплеменного блага. - Успокоился? Так глянешь может, что там у меня со спиной, и теперь уже не только? [ava]https://pp.userapi.com/c846121/v846121714/1c94/Vxw1GtQ1p1s.jpg[/ava] [nick]Мадрак[/nick]
  41. 2 балла
    Кхарн

    Гундабад [Подгорный город]

    Ответ Мегатра заставил Шныра заржать, а Мадрака тяжко вздохнуть. Как он с такой логикой до своих лет дожил? Каждый хороший орк в курсе, что в любой непонятной ситуации нужно быть первым. Зачастую именно первый удар и определяет исход назревшего недопонимания. Конечно, существуют ситуации, из которых даже при возможности нанести удар первым ты особо не выберешься, и случай с дверью, судя по всему, как раз из таких. Трактирщик Богун - не тот типаж, чтобы такое спускать, равно как и всякий добившийся чего-то орк - всепрощение и милосердие в орочьей среде всегда выходят боком. Да и сам полукровка здесь новый и порядков не знает, но отмазка типа "по незнанке не зашквар" проходит только для дураков, для серьёзных дядь такого аргумента не существует. Так что знай Мегатр, как ему повезло со Шныром, что его задатки шамана разглядел, да то, что Богуну вряд ли будет дело до какого-то бродяги с севера (хотя тут утверждать наверняка нельзя - кто знает, до чего есть дело толстяку). В противном случае жизнь шамана была бы недолгой, и даже не сказать что яркой. Ну не живут здесь долго те, кто мыслит так, как Мегатр. Не для подгорных орков такой взгляд на жизнь. Это подходит тем, кто может существовать на поверхности, не бояться солнца и находить время на всяческие раздумья и философствования. Здесь же ритм жизни просто бешеный. Гундабад никогда не спит - и вот это чистая правда. И никто не будет ждать, пока он достаточно оклемается по меркам новоявленного шамана, и Зург - только первый звоночек. И только вождь открыл рот, чтобы прекратить уже эти бессмысленные пререкания и призвать наконец приступить к лечению, как Мегатр принялся ворошиться в своей сумке, а потом извлёк из неё явно золотую монету. - Ух ё-ё-ё, - Шныр, похоже, даже протрезвел, увидев, что так наивно держит в руках северянин, - Ну ты точно дурень. - Скрипа! - рыкнул меж тем Мадрак, - ты ничего не видела, ясно? - А я что, я ничего. - даже не отличающаяся большим умом главорчиха мигом смекнула, что стало витать в воздухе. А Мадрак снова вздохнул, ещё тяжелее, чем до этого, и принялся объяснять. - Конкретно ты за неё нож в брюхо получишь, потому что ты здесь никто и звать тебя никак. У тебя ни метки племени, ни метки шамана, и вообще ты один, поэтому как только кто узнает, что у тебя есть золото, проживёшь ты до первого поворота. У нас здесь не Юг, где золота куча, нас Мелькор им обделил, и всё внутреннее рыжьё у нас давным-давно переделено. А всё новое оседает у вождей, причём крупных. У меня, к примеру, его нет. И все обмены с золотом проводят лично вожди и всегда с кучей парней, чтобы никто никого не смог кинуть. Считается, что чем больше золота, тем круче вождь, а вот другим иметь его не положено. И если кто из племени в походах его добывает, то относит вождю, за хорошую награду, но положенную ему как воину - бабы там, грог, может даже клинок хороший. А вот что дальше с рыжьём делать, уже вождь решает. Мысль уловил? Так что спрячь этот своё кругляш и не заикайся даже, чтоб пойти с ним куда-то что-то покупать. Ты мне живой нужен, пока я не вылечусь, усёк? А мясо - я ж сказал, что получишь что надо, и мясо сколько надо достанем. Ну, сколько сможем, скорее. Надеясь, что Мегатр понял, что здесь с этим не шутят и он выкинет эту дурь из головы, Мадрак в который раз приготовился уже к лечению, как шаман вновь подал голос, чем вызвал смешок вождя: - Если я умру, то мне уже похрену будет, уйдёшь ты или убежишь. Только я вот пожить ещё хочу, так что давай уже делать общеполезное всем здесь присутствующим дело. Вроде бы и с этим разобрались, да только шаман, обидившись, по всей видимости, на отповедь Шныра, велел тому уйти. - Ага, лечу, волосы назад, - вяло, но ещё вменяемо пробормотал гоблин, оседлавший уже четвёртую кружку. - Нет, уйти он не может. Не когда в главной пещере Зург и не когда он мне предъяву кинул. Этого паскудника не удавили только потому, что я его защищал. От него есть польза, как не удивительно. Тебя вон, видишь, привёл. А там кранты ему, пока я тут, а Зург там. Не волнуйся, я его меру знаю. Он сейчас эту допьёт и отрубится, мешать не будет. Так что давай, не тяни уже, и так сколько времени потеряли. [ava]https://pp.userapi.com/c846121/v846121714/1c94/Vxw1GtQ1p1s.jpg[/ava] [nick]Мадрак[/nick]
  42. 2 балла
    Висмут

    Эсгарот [Улицы]

    Ньял расхохотался на весь трактир, как наверное мог смеяться только гном - того и гляди потолок рухнет. А следопыт хоть и весь из себя такой мрачный, а с юморком. Пускай и в своем мрачном стиле. Однако в каждой шутке есть доля правды, а следопыты редко шастают в одиночку, да и еще в компании хоббита - а следовательно скорее всего у этих двоих могут быть и другие попутчики. Со следопытов станется - прикинуться простыми путниками, а то и вовсе бродягами, просящими милостыню. Ньял был не против, если отряд пополниться десятком дунадайн. Только надо растолковать этим западным отшельникам, как тут дела делаются, а пафосной позой тут никого не удивишь. - Значит так. - гном хлопнул кружкой по стул, сделав последний глоток. - Отряд поплывет на моей лодке, которую предоставит отец мой. На моей лодке у меня одно правило: моя лодка - мои правила. Двое вас или еще кого приведете - места пока есть. Ну, а на нет и суда нет. Мое дело - набрать людей. Если договорились, и вы готовы присоединиться к нашему отряду - встречаемся на пристани через час. Повезу в Эрэбор, там собирается наш отряд. До заката уже будем на месте. Там объяснят все, те у кого ума на нас всех хватит. Запасы, экипировку - все пополним там. Ньял встал из-за стола, расплатился за всех с Гулмодом, обнял хоббита напоследок, пожелав доброго здоровица мастеру Стюрбади, кивнул остальным: - Итак, через час на пристани. Опоздавших не ждем. Коль не придете, не обидимся. У всех свои пути. Ну бывайте. На том Каменный Кулак и оставил компанию, покинув трактир и растворившись в толпе на улице. Нужно было уладить пару дел, да и остальным надо бы пожитки успеть прихватить, если решаться. Впрочем, в воительнице Речной Дружины Ньял нисколько не сомневался, а вот следопыт мог и по-другому решить. Но беда невелика, север на охочий люд не скуп, в конце концов - это просто удача, что они повстречали этих двоих. Изначально приходилось рассчитывать на местные силы. Но дунадайн бы очень пригодились бы, особенно на юге. Переход на пристани (сслыка с постом).
  43. 2 балла
    Кхарн

    Гундабад [Подгорный город]

    - Нет. Ответ Мегатра, лаконичный и в тоже время неоднозначный, заставил Мадрака и Шныра удивлённо переглянуться. - Что "нет"? - наконец уточнил вождь. Как оказалось, "нет" означало несогласие со всеми их разумными доводами, и всё потому, что шаману здесь не нравится. - А ты думаешь, нам тут всё нравится? - слова Мегатра неожиданно сильно задели гоблина, из-за чего тот не выдержал, - Думаешь, мы тут кайфуем все, ютясь в постоянной тесноте и всё время оглядываясь, чтоб никто перо в бочину не засадил? Думаешь, мы тут по приколу между собой всё время режемся? Мы тут делаем то, ради чего нас создали - выживаем. И мы всю свою грёбанную жизнь только это и делаем. А куда нам податься? На твой север, дупла пользовать? На юг, в такие же горы, где своих орков навалом и тебя не ждёт никто? На поверхность, под Солнце и стрелы эльфячьи? Давай, шаман, расскажи нам, дебилам, где оркам жить хорошо? - Шныр... - поражённо произнёс не ожидавший такого от своего помощника Мадрак. - А что Шныр? Что Шныр? Что я не так сказал? Не нравится ему тут, неженка северная. Что ж ты с севера своего свалил, да сюда подался? Или ты наружу хочешь? Не, тебе то, полукровке, не проблема под солнцем ходить, а нам как ты предлагаешь туда сунуться, если солнце как раз против нас создали, чтоб нам житься под ним не было? Как ты его затушишь? В дупло запихаешь, или что? Здесь ты в почёте, место нормальное нашлось, откуда не гонят, можно не жрать мох да крыс и не драться за кости свиные. Или те больше нравилось быть порезанным и Богуну дверь чинить, будто снага последняя? Не вопрос, сваливай тогда. Потом открытку пришлёшь, расскажешь нам неудачникам, как сбылась твоя орочья мечта. С этими словами Шныр, не обращая внимание на обалдевшего Мадрака и пребывающую в ступоре Скрипу, пошёл к бочонку с грогом, зачерпнул оттуда целую кружку и, ни у кого не спрося разрешения, залпом её и вылакал. Мадрак же так и не нашёлся что сказать. Такой тирады от вечно неунывающего изворотливого проныры он никак не ожидал. Да и сам, честно говоря, не рассматривал свою жизнь в таком вот ключе. Просто потому, что он с самого своего рождения был брошен в этот водоворот подгорной жизни и не видел ничего другого, кроме как постоянной борьбы друг с другом за всё, что могло помочь им выжить в этом мрачном и удушливом краю. Для него это было домом, и другого он не знал, так что и такая жизнь, полная обмана, предательства и крови, была единственно возможной. Лишь раз он чувствовал нечто иное, момент, когда его существование приобрело больший смысл, нежели всегда - когда старый король Больг собрал все племена воедино и выступил на поверхность в поход на Одинокую Гору. Поход, закончившийся для них катастрофой. Но выслушав сейчас Шныра, он понял, что действительно жизнью назвать это сложно. Скорее уж существование. Только вот альтернативы нет, а орки не знают гордости. Они лишены этого чувства как мешающего выживанию. Не зря же говорят, что хороший орк - живой орк. Пусть это жизнь на коленях, но она всегда полна возможностей, в то время как смерть ставит окончательный итог. И Мадрак, как любой орк, будет цепляться за неё всеми своими конечностями, и продолжать карабкаться наверх, чтобы придать этой жизни хоть какой-то смысл. Гоблинам же ещё сложнее. Физически слабее орков, они всегда будут на вторых ролях, хоть порой их польза для тех же орков просто неоценима. Только признать это - значит признать свою слабость. А орки не могут себе позволить показать слабость. Пусть гоблины слабее, но и они своего шанса подняться не упустят. - А вот тут обидно было, - решив пока ничего не предпринимать в ответ на самоуправство гоблина, Мадрак сосредоточился на Мегатре и своём лечении, и слова шамана ему весьма не понравились. - Ты ж меня в деле ещё не видел, так что хоронить меня не торопись. Сделай своё дело, а я сделаю своё, и в накладе не останусь. А вмешиваться точно нельзя. Это ж раз на раз, тут вариков других не предусмотрено. Если кто влезет, то тому, за кого впряглись, так и так вождём больше не быть. Не по понятиям. Расставив, как ему казалось, точки над и, Мадрак стал заново ложиться в исходное положение, верно истолковав жест Мегатра, а тот тем самым попросил одну из тряпок, доселе старательно вымачиваемых Шныром. - Те надо, ты и бери, - огрызнулся обиженный таким отношениям к той заботе и тем усилиям, что он сделал для этого полукровки шамана, гоблин, наливая себе уже вторую кружку грога. Мадрак скосил на него взгляд, яснее ясного говоривший, что потом Шныра ждёт очень серьёзный разговор, и сказал Скрипе, всё стоявшей у входа с вытаращенными глазами. - Подай шаману тряпку. После чего обратился уже к самому Мегатру. - Не боись. Я по молодости и не такое пойло попивал и чего только не видел. Ты делай, что надо, а там разберёмся. Со всеми разберёмся, - уже с нажимом сказал он, адресуя это уже Шныру, на что гоблин только фыркнул и продолжил вливать в себя грог вождя. [ava]https://pp.userapi.com/c846121/v846121714/1c94/Vxw1GtQ1p1s.jpg[/ava] [nick]Мадрак[/nick]
  44. 2 балла
    У нас было 3 анкеты с персонажами, 75 экспрессивных постов, 5 страниц мощнейших мемов по игре, немного стикеров и гора флуда, баек о том каким Лотррол был раньше и всего такого, всех цветов, а еще несколько сюжеток и пара висяков по отписи. Не то, чтобы это всё было нужно для игры, но раз начал упарываться, то иди в своём увлечении до конца. Единственное, что меня беспокоило — это квента Акси. В мире нет никого более беспомощного, безответственного и безнравственного, чем человек ждущий его квенту. И я знал, что довольно скоро мы в это окунёмся.
  45. 2 балла
    Варг

    Мемы ЛотрРола и юмор

  46. 2 балла
    Мёдвейг

    С постояльцами

    Кек. Как раз есть та самая необходимая здесь фточка
  47. 2 балла
    Кхарн

    Гундабад [Подгорный город]

    - Вот! Да, давай вот это, - явно обрадовался Мадрак, услышав про альтернативный вариант лечения, позволив себе даже довольно ухмыльнуться (потому что орки не улыбаются. Максимум они жестоко ухмыляются), пока Шныр увлечённо возился с тряпками в корыте, чувствуя себя привлечённым к чему-то возвышенному. Пусть Мегатр получает весьма много контроля над телом и распорядком вождя, но шаман на то и шаман. Все знают, что шаманы не властвуют в привычном понимании этого слова. Их власть совсем иного рода, так как они могут то, чего многие орки напрочь лишены - они умеют создавать. Ну, не то чтобы совсем что-то новое создавать, однако даже то, что они способны излечивать себе подобных - уже ставит их рангов выше прочих. А особо могучие шаманы и не на такое способны. Ну, так говорят по крайней мере. Сам Мадрак, несмотря на свой почтенный по меркам Гундабада возраст, ни разу не видел в деле могучего шамана. Даже во время Большой Взбучки. И вот теперь у него, и его Извергов, его собственноручно выкованного племени появился свой шаман. Наконец-то ему фартануло на пути к успеху. Теперь только дожить до того, чтобы суметь выжать из этого максимум. - Да раз в гонг ем, как обычно, - между тем принялся отвечать на вопросы Мегатра вождь. - В этом гонге ещё не ел, да и он не так давно был. Если шаман спрашивает, значит, надо отвечать. От него зависит скорейшее восстановление его как вождя и воина. Вряд ли он, несмотря на всю свою странность и провинциальность, станет задавать откровенную глупость. Так что и на следующий вопрос он ответил без промедления: - Скрипа, кто ж ещё. Не зря я её главорчихой поставил. Она меня не потравит, потому что тогда ей башку быстро отрежут. Шныр, позови. - Скрипаааа! - вновь заорал проныра-гоблин, заставляя удивляться, как в таком тщедушном теле могут скрываться такие мощные лёгкие и голосовые связки. И лишь последний вопрос заставил Мадарка впасть в самый натуральный ступор. - Ну вы там совсем дремучие... - не менее ошарашенно протянул Шныр. В их головах, выросших на легендах о Больдоге, не мог уместиться тот факт, что кто-то из орков может его не знать. - Не, ну ты точно серьёзно, - не унимался гоблин, - Больдог - это ж... Больдог. Первый из Первых. Первый вождь первого племени. Под самим Мелькором ходил, а с тем, из Чёрной Земли, в открытую, бывало, срался. Он эльфов с гномами пачками нарезал, у него ожерелье из улей эльфячих было и плащ из гномих бород. Он их так, по-приколу сделал. Он целый город эльфийский спалил к балрогам, прикинь! Эльфы только и смогли, что его в спину вальнуть, да и то своими стрелами вонючими, потому что подойти очковали. - Шныр, умолкни, не до того. Потом ему лекцию по истории прочитаешь, - Мадрак, хоть и был шокирован не меньше своего подручного, всё же был более сдержан. За свои долгу жизнь он чего только не видывал. Хотя, не знающих о Первом из Первых ему пока встречать не приходилось, но чего только в этом мире не случается. Ничего, главное чтобы орк был полезный. Тут тема сменилась появлением Скрипы... И ещё одного коренастого, длиннорукого орка, с совершенно лысой головой и половиной левого уха. - Ну чё, вождь, - осклабился вновь прибывший, демонстрируя отсутствие двух клыков - слева снизу и сверху, и произнося слово вождь с явной издевкой, - Всё валяешься? Бочки не залежал? - Зург, ты чего, совсем берега попутал?! Ты какого балрога сюда припёрся? - возмущению Шныра не было предела. - Скрипа, ты с какого перепою сюда пустила? - Тебя, опущенец, спросить забыл, - фыркнул Зург, в то время как Скрипа зачастила: - Так а как я его не пущу? Кто он, а кто я? Вы ж тут мужики, я ту чего? - Чего хотел? - скосив как мог глаза на воина, спросил вождь. - Да, так, поздороваться. Почтение своё выразить, - глумливо сказал Зург, после чего взгляд его остановился на полуголом волосатом Мегатре. - А это что за чучело? - У тебя в штанах чучело! - аж взвился гоблин от такого оскорбления своего протеже, - Это наш шаман, и он тебе твой язык отрежет и в дупу запихает. - Ну-ну, шаман. - презрительно скривился Зург, но тему пока развивать не стал, а вновь обратился к Мадраку. - Короче, вождь. Тут по нашему району шепотки пошли, что тя тут волк поцарапал, и ты терь маешься, не встаёшь, тухнешь тут потиху... - Я даже, походу, знаю, из чьей перекошенной пасти эти шепотки пошли, - буркнул Мадрак. - И вот те, кому в ухи эти шепотки залетели, сидят сейчас и думают: "Слабый стал Мадрак, старый. Вот бы его пещеру захапать". А Мадрак что? А Мадрак и дальше лежит, и дальше корчится. Ну и чё ты за вождь? Железный Изверг? Ха, скорее ржавый. - Это предъява? - угрожающе прорычал вождь. - А если и да? Что, встанешь счас и наваляешь мне? Силушку покажешь? - Лшах со своими вернулся? - вместо ответа спросил Мадрак. - Нет, конечно. Он только со следующим гонгом будет, - не замедлил откликнуться Шныр, прекрасно знающий о времени, когда обе банды Извергов, составляющие боевой потенциал племени, отправляются в обходы контролируемой территории или в рейды на другие пещеры, чем вызвал досадный плевок Зурга. - Вот когда он вернётся, я выйду на централ, ты мне ещё раз это при всех предъявишь, и тогда поглядим, кто из нас кто. - Ха, ну тогда до гонга, вождь, - ответив всё той же глумливо ухмылкой, уверенный в своих силах Зург развернулся и потопал прочь из угла вождя, напоследок одарив Шныра таким взглядом, от которого он благоразумно перебежал к дальней стене. - Дебил, - плюнул ему вслед Изверг. Хорошо что первым вернулся именно он. Лшах похитрее будет. Он или дождался бы, пока Мадрак сам двинет копыта, либо пробрался бы и тихо придушил, а потом взял бы Зурга и его самых преданных братков в ножи ночью и взял бы племя себе. А этот слишком прямолинейный для такого и всё на свои боевые таланты надеется. Хотя не отнять, что драться тот умеет, иначе не стал бы предводителем второй банды Извергов. И в своей победе он не сомневается. Но поспешил он со своей предъявой. Он не может сделать этого, пока всего племени нет в пещере, потому что сразу начнутся непонятки, обычно перерастающие в резню. Тут у орков всё примитивно, как палка: если ты желаешь в открытую побороться за власть в племени, то делать это надо на глазах у всех представителей. Иначе можно просто сказать "а я не видел, как ты того грохнул", и запросто не признать нового вождя. И тогда тому придётся вновь показывать свою власть. И если в более крупные племена ещё могут позволить себе потерять часть бойцов, то такая мелочь как Железные Изверги при потере половины боевого состава станут лёгкой добычей других хищников, из которых и состоит фауна Гундабада. Так что Зург, сам того не ведая, дал своему вождю шанс. Хотя, если бы не стоящий сейчас над Мадраком шаман, то шансов у него, считай, что и не было. А так как претендент о шамане не знал, а узнав, не поверил, то нельзя сказать, что он ошибся так уж сильно. И всё же теперь судьба Мадрака в руках Мегатра. - Я хрен знает, как ты хотел меня на ноги ставить, но теперь вариантов нету. Мне край надо к следующему гонгу подняться, нацепить вон те железяки и разделать этого обосранца. Что хочешь делай, что надо заплачу, понятно, шаман? [ava]https://pp.userapi.com/c846121/v846121714/1c94/Vxw1GtQ1p1s.jpg[/ava] [nick]Мадрак[/nick]
  48. 2 балла
  49. 2 балла
    Кхарн

    Гундабад [Подгорный город]

    Как оказалось, принесли всё что нужно, поэтому вождь отпустил Скрипу с орчихами и принялся внутренне готовиться к операции, а Шныр внимательно наблюдать и в случае чего быть на подхвате, или за громковещатель, благо голос позволял орать на всю пещеру. Но перед этим Мегатр подошёл к личному бочёнку Мадракового грога... - Это не совсем то что надо. Что-нибудь чище есть? Пока что я использую то что есть у меня, но фляжки на много применений не хватит. - Чего?! - вождь аж привстал со своего ложа, после чего сразу рухнул обратно, пронзённый болью в спине. Вместо него продолжил Шныр. - Да ты чего, шаман? Где ж мы тебе чище-то найдём? Этот не наш, мы брали у Азлуга, он лучший грог варит, который в свободном доступе есть. Лучше только у Больших Шишек разве что. Какой тебе надо-то? Нет, ну бывают у людей что награбим, но тоже мало где найдёшь... Тут гоблин всерьёз задумался. Вообще, человеческое пойло достать было не такой большой проблемой. Не все орки ценили его, считая слишком слабым или сладким, и бывало, выставляли его на Рынок на продажу. Ещё у Богунов, что короля, что трактирщика, людские напитки должны были быть: одному для понту, другому для гурманов. Но с того момента, как Расчленители перекрыли поток, количество свободного людского алкоголя резко упало. По сути, этот источник монополизировали те самые Расчленители, а в свете последних слухов... - Ты точно уверен, что этот грог не подойдёт? Вот прям точно-точно? Потому как есть варик достать почище, но из-за этого можно в большой блудняк попасть. - Это ты про Расчленителей намекаешь? - враз уловил суть Мадрак. - Ну а у кого ещё. Можно ещё у Жирдяя попробовать взять, но он помногу не продаёт, да и ломит за эксклюзив. А если тут много надо, то только у них и брать. - Да, это блудняк ещё тот может быть. Если кто узнает, что мы в обход запрета с красными дела ведём, можно смело сниматься отсюда и под них уходить. Мы не большие Шишки, не отбрешемся, - с горечью промолвил вождь Извергов. И действительно, власть короля Богуна вовсе не так абсолютна, как она есть у Владыки Востока. С одной стороны он показал, что сильнее всех Больших Шишек и заставил их признать его власть, но с другой, начни он действовать без учёта их интересов, то в один момент мог просто не проснуться, или на очередной сходке получить резню. Так что если бы этот запрет не устраивал бы Больших Шишек, то не смог бы Богун его замутить. Другое дело, что как раз он их устраивает, так как они сами были оттеснены от большой кормушки под названием Западный Рованион, или королевство Беорнингов. И готовы пойти на конфликт с сильнейшим из их числа, Исшраком. А вот Изверги влияния на большую игру не имеют и варятся в собственном котле среди таких же мелких племён вроде Черношкурых или Резачей, поэтому обход такого запрета им аукнется по полной. - Ну, если по-другому никак, придётся изворачиваться. И тебе изворачиваться, Шныр, ты ж понимаешь, что только ты и извернёшься. Но ты, Мегатр, всё ж таки покумекай. Может, этот сгодится. Ну а после шаман не успокоился и своим невозмутимым голосом произнёс ещё одну речь. - Скажи, шаман, - после долгого молчания произнёс наконец Изверг, - Этот шрам у тебя на виске - это тебя эльф покусал? - Ха! - довольно воскликнул Шныр, - И я тоже так подумал. Эти северные орки вообще какие-то не такие. Мегатр, ты хоть и шаман, и мы к тебе со всем почтением, но ты как будто реально у эльфов родился. Есть такая народная гундабадская поговорка: хороший орк - живой орк. Не честный орк, не гордый орк, не стыдливы орк, а живой, смекаешь? Я ж правильно говорю, вождь? - Ясень дудь. Так что не парься по этому, а сделай так, чтобы я снова на ноги встал и снова рубиться мог. И давай уже, привыкай. Я не знаю как у вас там на ваших северах, но здесь дела Горы касаются каждого. Гора ведь - она маленькая, на самом деле. Отсидеться никому не получается, а залётный орк так вообще самая лакомая добыча, потому как не впишется за него никто. [ava]https://fanparty.ru/fanclubs/kinomania/gallery/2167112_kinomania.jpg[/ava] [nick]Шныр[/nick]
  50. 2 балла
    Фродо

    Эсгарот [Улицы]

    - Эй, смотри, смотри, там кто-то есть. Да, прям за той сосной! Чуешь? Кажется мы засекли человеческое отребье. - Хр, да ну ты брось. Разве так люди пахнут? По моему это обычный, лесной кроль. -Да не, говорю же, человек это, не зверь. Слышишь, как он передвигается? Прислушайся, дурья твоя башка! - Хр-р, лапы убери от морды, плешивая тварь, всё я прекрасно слышу. Просто мелкие габариты, вот и звуки не громкие получаются. Никакой это не человек. Я людей за версту чую, столько их пережрал за свою жизнь, да и ты тоже. Эльфом тут тем более не пахнет, иначе меня бы уже давно на тебя вывавило. Давай завязывай мне голову морочить. Их было двое - Сарккок и Храурагад. Они сидели в сосновой роще неподалёку от выхода из Чернолесья и планировали свой ужин, но для начала им предстояло этот ужин найти. Выбора у них было не много: либо выловить животное, либо напасть на кого-то проезжающего по дороге, но поскольку местность на которой они себе устроили временный «штаб» все нормальные существа обходили стороной, предпочитая посещать Лес через центральный тракт, то их ожидания проходили напрасно. Храурагад был покрупнее, чем его напарник по несчастью, и не такой расторопный, но органы обоняния у него были развиты гораздо лучше, так что этому орку можно смело ставить пять баллов за проницательность - за сосной действительно не было никакого человека, как и зверя. Там был кое-кто другой, и этот кое-кто старался лишний раз не шевелиться, пока его не съели. - Морочь не морочь, а жрать охота. Хватит тут хари просиживать. Пока оно там, у нас есть шанс схватить его, а будем медлить то снова придется коротать ночь с голодным желудком. Давай, двигай задом и пошли. Еда не ждет. - Идём, слизняк. Надеюсь за тем деревом действительно что-то стоящее, иначе без башки останешься. Сарккок заржал повизгивая и двинулся на пару со своим зеленым товарищем к тому месту, где как они предполагали должен ждать ужин. Оказавшись по ту сторону дороги, они приблизились к намеченной сосне, обнажили ятаганы и уже собирались прыгать, но что-то резко вонзилось в ногу худосочного орка. Раздался громкий визг, потом рёв, и вот уже Сарккок прыгает на месте с длинным лезвием в ступне. Второй стоял сначала в замешательстве, не обращая внимание на припадки соратника, принюхиваясь хорошенько, прислушиваясь, шаря глазами по траве в которой они стояли. Слева что-то зашуршало, Храурагад повернулся. В этот же момент на его спину запрыгнули и проехались острым лезвием меча по жилистой шее и напоследок воткнули короткий нож в глазницу. Вопль стоял на всю рощу. Виновника всего этого ненавистно скинули на землю и попытались затоптать, но того и след простыл. Фродо переползал от куста к кусту, всё быстрее отдаляясь от расвирепевших орков и приближаясь к извилистой тропинке, которая вела к городу. - Кажется, - хоббит оглянулся, бубня себе под нос, - за мной больше не гонятся. Фух, я сделал это. Усталый, но живой. Ей! Он заправил края потрепанного плаща под ремень штанов и наконец-то вышел на открытую местность, но тут же чуть не попал под колеса телеги. Поводырь хмуро оглянулся, так и не поняв, почему его лошадь заржала и продолжил свой путь, а Фродо отбежал подальше к краю, направляясь к главным воротам. Ориентироваться в данной ситуации, да и местности тоже, он мог только полагаясь на россказни лихолесских эльфов из разведывательного отряда. В Эсгароде хоббит никогда не бывал и что его ждет там - понятия не имел, но знал одно: дорога в Изенгард лежит через него, так что обойти стороной не получится. У ворот Фродо остановился, втягивая местный воздух. Сделано было это конечно зря, потому что свежестью тут и не пахло, а пахло рыбой и слякотью. Видимо, недавно был дождь. Вовремя это он отправился в дорогу, а не то бы промок до нитки. Кстати, говоря, то, что формально полагалось назвать воротами, на деле было лишь прямоугольной, деревянной аркой, соединенной с забором. Если глянуть чуть вправо, то можно было увидеть, как кончается забор и начинается ограда пирса, рядом с которым толпились люди. Некоторые из них что-то укладывали в лодки. Остальные вели беседы друг с другом, иногда что-то громко выкрикивая и показывая на пальцах числа. - Торгуются что-ли, - подумал про себя хоббит. Так себе атмосферка, конечно. Ведь ему еще надо где-то найти ночлег. Честно говоря, чувствовал он себя не очень. Ему было неловко. Вокруг в основном одни люди, да эльфы, которых он не знал. Надеяться на то, что здесь он встретит кого-то из своего народа было бы глупо. Мысленно пожелав себе удачи, Бэггинс свернул на внутреннюю улицу города, где тоже кипела жизнь, но там уже не так сильно пахло рыбой, и никто не кричал под ухом.
×

·