Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Аксель

      Открытие   05.11.2017

      Друзья, мы официально открываем двери форума для гостей! По всем вопросам можете предварительно списаться с Администрацией с помощью виджета Вконтакте или в Гостевой - мы всё объясним и поможем. 

Ньял

Свет
  • Публикаций

    29
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Информация о Ньял

  • Звание
    Стоунфист

Информация

  • Пол
    Мужчина
  1. Черная Стрела

    Черная Стрела Известное в городе питейное заведение, располагается недалеко от причалов и, как вы уже догадались, посещают его в основном торговцы, "речной народ", рыбаки, странники, вольнонаемники и пираты всех мастей. У "приличного общества" кабак пользуется дурной славой. Трактир представляет собой крупное трехэтажное здание с парой складских пристроек и собственной "пристанью", у которой всегда болтается пара лодок. В главном зале, что занимает почти весь первый этаж, все обставлено бочками. На них сидят, на них едят, пьют, играю в кости. Для публики более щепетильной есть несколько вполне приличных столов и стульев. Стены увешаны рыболовными сетями и прочими снастями. Аромат рыбы здесь стоит такой плотный, что не привыкшего может свалить с ног. Над барной стойкой, висит гордость сего заведения - стрела с черным древком, таким же оперением и обгоревшим наконечником. По словам хозяина и искренней вере многих местных, это и есть та самая Черная Стрела, которой был убит проклятый Смауг. Байки насчет этого разнятся, от ныряния на дно озера, до личного вручения оной стрелы прадеду хозяина королем Бардом Лучником. Хозяина зовут Барель, крупный мужчина с широким животом, короткой бородой и токе на лысеющей голове. Добродушный и простоватый с виду толстяк рад любому посетителю, но лучше с ним не шутить. У хозяина всегда на примете "гонцы", кто быстро добежит до ближайшей заставы стражи, которую Барель хорошо прикормил.
  2. Квест: Поход за вином Описание: Завязка здесь Вкратце: из Дорвиниона в Три Королевства внезапно прекратились поставки вина, основного продукта торговли. Никаких вестей с юга не приходит, а недавно в Дейле и Эрэборе побывал посланец Мордора, недвусмысленно намекавший на войну, если короли не примут его условия. Решено отправить отряд воинов и разведчиков в Дорвинион. Ведущим буду я. Требуются гномы Пограничной Дружины и Эрэбора, пара человек от Дейла и Эсгарота, и хотя бы один эльф от Чернолесья. Приключениями и игрой обеспечу.
  3. Голова Больга

    Не успели гномы пропустить еще по одной, когда к их столику с видом заговорщика подошел Фолки, хозяин таверны. Ньял уже отставил кружку, предполагая, что последует дальше. - Ньял, твой дед здесь. – отчеканил трактирщик, словно сообщал о визите дракона. Гном тихо выдохнул, допил пиво, резко потерявшее свой вкус. - Иду, иду. Догадывался, что старик возьмет в оборот, как обернусь. Не пропадай, Ингвар. – проворчал Стоунфист. - Да куда денусь… Скоро опять в караул… - вздохнул гвардеец. Фолки не провожал. Ньял и сам знал, куда идти. По лестнице, на второй этаж, к отдельным обедням. Отворив дверь в одну из таких, он нашел там двух гномов, ведущих увлеченную беседу. Седобородый гном в больших летах, облаченный в меховой кафтан, расшитый золотом, приветливо улыбнулся. - А, вот и сын моего сына! Ньял, проходи, садись! Это Двалин! Второй гном, тоже в годах, поднялся, поблескивая кольчугой и лысиной. - Мастер Двалин – учтиво поздоровался сын Хьялмарра с участником похода Торина. Уселись. - Скоро начнется. – хитро подмигнув сказал Снорри. Стали подтягиваться другие гномы. Еще несколько участников Сейма. Несколько из приграничной дружины, знакомые Ньялу. Один из личной дружины короля, молодой, но известный мастер тяжелого щита. Также пришли еще несколько участников знаменитого похода Дубощита: Нори, Дори, Бифур и Бофур. Разговоры отложили, все были не прочь перекусить. Ударили по борщу со сметаной, потом разнесли парочку-другую кабанчиков. Отъевшись, развалившись в креслах с кружками хмельного темного эрэборского, можно было и поговорить. - Каковы дела на Сейме? – …пробасил Двалин… - Я был в Железных Холмах по заданию короля, и пропустил начало. Снорри только махнул рукой: - Пустая болтовня. Даин сидит мрачнее тучи. Глоин с сыном отправились в Ривендел, за советом у Элронда. Пока никаких вестей. Маршал Дромангорг с царевичем тоже отсутствуют. - Странно… - возмутился Дори. - Ничего странного… У них свое дело на западе… - ответил Двалин. - О Балине давно ничего не известно… - многозначительно произнес дед Ньяла. Гномы все, как один уткнулись в свои кружки. Снорри прокашлялся. - Пока Сейм заседает, время идет. День Дурина уже послезавтра, а значит скоро прибудет посланец. Даин тайно встречался с Брандом. О чем говорили, то неизвестно. Отправляли посланцев и к Трандуилу. О войне давно шепчутся. И думается мне опять запахло большой бедой. Старый гном разложил на дубовом столе карту. - В прошлом месяце началась проблемы. Вино из Дорвиниона, перестало поступать по торговому пути. Караваны вернулись пустые от мест встречи. Словно все вымерло. Никаких вестей. Надо предпринять путешествие на юг, по реке Келдуин до долины Дорвиниона и узнать в чем там дело. Мой сын предоставит превосходный ушкуй для такого похода. Мой внук подберет молодцов. Также с ними пойдут Двалин и Фундин… - Снорри кивнул в сторону молодого дружинника. - В Эсгароте к вам присоединятся еще наши и несколько людей Бранда, а также Трандуила. Поход тайный, но начинается он с одобрения трех королей. Это будет разведка. В дальних землях. А пока вы будете там, мы постараемся вытянуть для всех нас немного времени. Война не за горами. В последнем уже никто не сомневался. За столом воцарилось мрачное молчание. Заказали еще пирогов.
  4. Голова Больга

    Старина Больг встретил Ньяла, сына Хьялмарра так же радушно как и всегда - манящими ароматами еды, теплом очага и разухабистым громогласным смехом. То, что нужно после плавания по стылой реке под холодными ветрами с севера. Середина осени как никак, и здесь уже дело шло к зиме, а на днях День Дурина, и по такому поводу грех не заплыть в родную гавань. Даже тяжелые времена и темные вести не омрачат гномам торжество сего дня. Оставив большую часть вооружения в своей небольшой лодке, Ньял с шестопером на поясе и связкой дров на плече завалился в трактир. Зал обдал его ставшим привычным ревом "Стооооооунфист". Тут же новоприбывший оказался в десятке другом цепких объятий, отвечая крепкими рукопожатиями и дружескими похлопываниями по спине. Как обычно в основном тут отдыхали вояки из приграничной дружины. Прочий народ приветственно поднял кружки, и даже какой-то долговязый дейловец соизволил покинуть свое убежище под столом. Обведя зал взглядом, Ньял приметил тут и несколько купцов с Озера, и даиновских гвардейцев. К последним гном и направился, любезно отдав вязанку дров молодому помощнику хозяина таверны. Вся дружина знала, что старый Фолки особенно жалует пограничников и всегда поможет и советом и делом. А потому при каждом визите благодарные воины одаривали хозяина чем-то полезным. Ближе к зиме особо возрастала потребность в дровах, а ходившие далеко дружинники могли подсобить с хворостом. Лес нынче дорого стоил, а к зиме-то уже лесорубы взвинчивали цены. Тем более с последними слухами. - Здорова Ингвар! Все штаны у палаты королевской просиживаешь? - шутя обратился Ньял к сидевшему за столом седому гному в кожаном подкольчужнике. Ингвар, бывший щитоносцем личной дружины Даина фыркнул, кивая Ньялу, мол садись, в ногах правды нет. - А ты стало быть, орков гонял. Небось до самого Мглистого травил, а? - усмехнувшись в седые усы, гвардеец отпил пива. - Чего их гонять-то? Только тангар топором свистнет, орк в шатны дриснет! - смеясь отвечал Ньял опытному бойцу, чем вызвал гул одобрительных голосов и стук кулаков по столам. Заказав по-обыкновению чарку водки и селедку под шубой, Ньял утолив первый голод, спрашивал собеседника: - Так, что болтают мол война... Ингвар нахмурился и даже кружку отставил: - Говорят. Но тихо. Сейм все бурлил, да как обычно. Пока закрыли прения до окончания Дня Дурина. Но слыхал я тут, Гуннар и цех его заказ получили большой - клепают наконечники для стрел. Кому не говорят. А батя твой на лодки щиты вешает. - Дела... В Эсгароте пришла партия бочек из Лесного королевства. Токма в них не пусто, и даже не вино. А пучки стрел! Хороших, эльфовых. Ингвар присвистнул: - Стало быть слухи правдивы... Да только все это может быть обычным приготовлением к зиме. Ньял прыснул: - Брехня то! С ватагами орков и стаями варгов, что замершие реки переходят мы своими силами справлялись всегда. Как и супротив вастаков-конеложцев, что в своих степях от голода и холода звереют. Стали бы Бардинги купеческую гильдию ради стрел лихолесских трясти коли не война? Поговаривают, что быть сбору ополчений. - Упаси Махал. Не видали вы молодые, как слоны Горы чернели от вражьих полчищ. Еле сдюжили тогда. Силища у вражин была страшная. Только вместе и выстояли, да еще волшебники подсобли. А так... Не сидеть нам тут с тобой... - Может и не видели, да только терпеть этих гадов черномазых ни Даин, ни ты, ни я не будем. На реке, в поле - везде бить будем и дубиной гнать подальше. Ингвар был хмур, но решительно кивнул. Не станут гномы подчиняться никому, а тем более вражинам всяким из темных башен. Гномы ударили чарками, и потребовали разносчицу повторить.
  5. Голова Больга

    Голова Больга "Голова Больга" - знаменитый трактир Эрэбора, располагающийся неподалеку от подгорной гавани, где обычно швартуются купцы, рыбаки и бравые ребята из приграничной дружины. Владеет трактиром Фолки, сын Сторви, бывший охотник на северных моржей и троллей, который из-за полученных ран вместе с остальными ветеранами сидит на печи. Фолки основал трактир аккурат после победы в Битве Пяти Армий, убив в оной пятерых троллей пикой, молотом и секирой. Количество троллей и оружия зависит от степени трезвости хозяина трактира. В большом зале с высоким потолком стоят большие столы и удобные скамьи и стулья. Центральное место над широким камином занимает "Голова Больга" - уже лишенный плоти орочий череп в пробитом ржавом шлемаке. Принадлежит ли этот череп известному орочьему военачальнику или нет доподлинно не известно, но местные принимают сие на веру. "У старины Больга" - такие выражения можно услышать среди гномов Горы и людей, что бывали в трактире. Трактир знаменит тем, что якобы здесь можно отведать лучшую селедку приготовленную по особому рецепту Фолки, которую захаживают отведать даже воеводы Даина. Говорят сам маршал Дромангорг пару раз бывал тут и уходил довольно покрякивая.
  6. Первый на

    Герой: 1. Имя персонажа Ньял Стоунфист (прозвище получит за пудовые кулачищи, которыми хоть подковы гнуть, хоть троллей нокаутировать.), сын Хьялмара, сына Снорри. 2. Внешность Внешность сего одиозного представителя народа казад весьма «располагает» к себе. Коренастый, широкоплечий с увесистыми кулачищами гном, завернутый в шкуры или боевое облачение, что чаще всего. Шапка-ушанка с конической сферой шлема с кольчужной бармицей на голове создает впечатление, что гном выше прочих своих сородичей, о чем Ньял не устает хвастаться, хоть это и полуправда. Перебитый нос, кустистые брови и высокий лоб над хитрыми зелеными глазами. Широкая борода темно-русого цвета, достигает груди. Расчесана и не топорщится. Волосы же подстрижены коротко, на макушке их вообще нет. Пара коротких косиц у обоих висков. Облачается в стеганный тулуп, с металлическими пластинами. Такой и стрелу выдержит и от скользящего удара убережет. Пахнет рыбой или забродившем квасом. Но чаще оба запаха вместе. 3. Профессия и навыки Воин, дозорный. Ловко орудует топором в паре с щитом, или своим совней. Приноровился отлично метать сулицы, топоры и гарпун. Стрелок из лука посредственный. Опытный рукопашный боец. Знаком с ремеслом разведчика, но сам редко ходит. На собственной шкуре познал премудрости «речного дела и промысла». Способен произвести ремонт лодки и подлатать доспехи в полевых условиях, но в итоге конечно обратиться к опытному кузнецу. Торговаться, может и умеет не хуже, чем топоры метать, но не сильно любит. Картам и чтению обучен, свободно общается на Всеобщем, кхуздуле, балаболит на северном наречии и парочке вастачьих. Хорошо знает местность севера Рованиона, а уже реки Келдуин и Карнен ему, как родные. 4. Инвентарь С собой у Ньяла всегда парочка метательных топориков, шестопер и средних размеров круглый щит для ближнего боя. Совня обычно вольготно носится на плече. Нож для разделки рыбы или как аргумент в драке. Котомка со всякой мелочью и всем необходимым. Небольшая плоскодонная лодка для нескольких человек, что используется, как личное транспортное средство в одиночных вояжах или разведке. Там же хранятся снасти, несколько гарпунов и сулиц, а также два запасных щита. Для дальних походов дружина предоставляет бравым ватагам более вместительные плоскодонные ушкуи. 5. Описание характера Драчун и пьяница – пожалуй так охарактеризуют Ньяла уважаемые трактирщики Эсгарота, Дейла и Эрэбора, однако обязательно добавят – но честный, да и дела с ним вести можно. Завсегдатаи таверн в лице рыбаков, охотников, наемников и прочего вольного народа расскажут, что лучшего собутыльника вам не найти, - он и в кости мастак играть, и в споре кто больше выпьет не спасует, да и посмешить байками может. Соратники по пограничной дружине Эрэбора скажут, что Ньял хороший воин, умный разведчик, верный друг и товарищ, что всегда из беды выручит и сам в пасть дракону бросится ради Эрэборского королевства. Да и командир лодки лихой, своих людей из воды и огня выведет. Найдется и парочка таких, кто назовут гнома мошенником, что обставил их в споре или якобы нечестно выторговал товар. Но кто ж им поверит, правда? В общении Ньял порой груб и резок, иногда язвителен, а взорваться – только ноги уноси, пострашнее Смауга будет. В целом доброжелателен и прямодушен, привык говорить, что думает, не держа за пазухой. Но за словом в карман не полезет. Любит рыбу под любым соусом, эрэборское темное (которое, увы часто приходиться заменять на забродивший квас) и хорошо подраться. Заниматься торговлей или рыбной ловлей будет скорее из необходимости. Ценит свое дело и службу Эрэбору. Терпеть не может вастаков, а в орках видит врага злого, но достойного секиры гномов. С эльфами и людьми дружбу водит, но всегда напомнит в чем и когда гномы лучше остальных. Обычно в приподнятом настроении, реже в хмуром задумчивом (ну это когда в носу ковыряется). 6. Биография После воцарения Даина Железной Стопы, государя дальновидного и мудрого, гномы стали активно возрождать мощь и былое величие Подгорного Королевства. Дабы новых неожиданностей не повелось, вроде дракона или армии орков, создали вольную пограничную дружину, в чью задачу и входило разведка на дальних рубежах, защита границ и сбор сведений. Да только пограничная вольница разрослась настолько, что уже вышло за рамки приэрэборской пограничной дружины. Многие охочие и умелые люди, решили помочь гномам, ведь эти земли были и их домом. Ходили в походы, аж до Мглистых. Люди и гномы строили удобные лодки, сплавляясь по Келдуину и Карнену, и даже по Андуину до самого водопада Рэроса. Охраняли купцов, сами торговали, иногда пиратствовали, грабя и сжигая стойбища кочевников истерлингов, с которыми отношения всю историю были мягко гвооря не очень. Общим трудом возникло новое сословие, коих в Эсгароте и Дейле звали речным народом, а в Эрэборе они так и оставались пограничными дружинниками. А король Даин получил речной флот и защиту границ. Ньял был рожден в семье, где пограничная служба уже стала семейной. Дед Ньяла, Снорри еще вместе с Даином ходил против Азога, и в битве Пяти Армий в составе личной дружины Железнопятого бился. Собственно, старый Снорри и был одним из инициаторов создания пограничной дружины. Дед уже ушел на покой, возглавив таможенную службу Эрэбора, заодно приглядывая за делами пограничников, когда не заседал в Сейме. Отец потерял ногу в походе за Серые Горы, где они нарвались на драконьего детеныша. Хьялмар тварюгу завалил, а из чешуи смастерил хороший доспех, который вручил маршалу Дромангоргу в подарок. Отец Ньяла мастерит лодки для пограничников, находя отдохновение в резьбе рун на бортах. Лодки его работы ценятся высоко, а в остальное время Хьялмар руководит починкой пострадавших судов и помогает дружине разными способами, начиная от снастей и заканчивая сведениями, полученными от отца. То, что сам узнает докладывает Снорри. Собственно, Ньял так и оказался в пограничной дружине и не променял бы ее даже на гвардию короля Даина. Ходил в походы, странствовал, сражался с орками, охотился на троллей, гонял вастаков. Периодически выполнял роль купца, под эгидой деда и отца, и конечно не забывая и себе выгоду заиметь. Известный дебошир, спорщик, выдумщик, любитель рыбы и сочинитель баек (зачастую о собственных подвигах, как правило сводящихся к соревнованиям по литерболу). Завел много друзей и знакомых на севере. 7. Мировоззрение Свет. 8. Чего вы ждете от игры этим персонажем? В целом хочется пофантазировать и раскрыть тему северо-восточного фронта, который в ВК увы был обделен вниманием. Игрок: 1. По нику. 2. Известны. 3. И книги и фильмы, и куча статей. 4. Около 8-ми лет. Дополнительная информация: 1. Я уже слишком стар для таких вопросов. 2. Илгон, Мурглак. 3. Почему бы и нет.
  7. Форност

    Скитания по Эриадору, в поисках ответов на вопросы, привели старого следопыта к руинам Форноста. обители скорби и утраченных надежд. Когда-то этот город стал надеждой для дунадайн, надеждой на то, что Арнор еще сможет возродиться. Но железная рука Ангмарского Короля, да будет он проклят на веки вечные, осквернила город, и некогда белые стены пали. Уже давно нет ни Арнора, ни Ангмара, и только руины напоминают о деяниях тех лет, о забытых королях и неизвестных сражениях. Ветер гулял между руин, подвывая, словно голодный варг. Кирентар думал найти здесь временное убежище и сделать небольшой привал, прежде чем уходить в сторону Ривендела. Сюда порой забредали следопыты и оставляли тайники для своих соратников с вязанкой дров и хвороста. И хотя разводить огонь здесь, будучи одному, было не слишком мудро, но старый дунадан слишком промерз за последние недели своего путешествия по безлюдным землям бывшего княжества Артедайн. Он уже слишком стар, чтобы подолгу, так стойко, выносить все капризы погоды и суровую жизнь - кости ломило от сырости и холода. Ему надо согреться, отдохнуть - а уж проследить за дымом он сумеет. Хруст ветвей... Тяжелые шаги... Кирентар замер, где стоял, рука легла на рукоять меча. Он дышал медленно и спокойно, зная, что скрыться ему не удастся. Следопыт вышел на небольшую поляну, среди поросших лесом руин, а треск, ломаемых веток и звук шагов слышался со всех сторон. Орки. Вскоре послышались и обрывки грубой речи. Что бы ни было он не побежит. Возможно просто шайка гоблинов-ворюг, решила поживится за счет случайного путника. Им же хуже в таком случае... Однако на поляну вышли вполне себе хорошо вооруженные орки. Ими предводительствовал здоровенный урук, на поясе, которого было прибито несколько высохших голов... Кирентар молча вытащил меч из ножен, принимая боевую стойку. Вот и все... Не нужно было быть пророком, чтобы предугадать исход боя с двумя десятками врагов... Орки гоготали и издевательски насмехались, размахивая своим кривым оружием. Твари почуяли развлечение, они были уверенны в своем численном превосходстве. Кирентар был готов умереть, в конце концов он знал, что так все и закончится. Один. В далекой глуши. Хорошо, хоть, что он падет сражаясь, а не замерзнув насмерть в какой-то канаве. Только бы прихватить с собой побольше этого морготового отродья... Двое орков отделились от общей своры, и, играя своими ятаганами, в развалку зашагали к старому следопыту, облизывая свои мерзкие клыки. Они явно не считали старика опасным противником... Следопыт, внезапно для орков, прыгнул вперед, обрушивая мощный удар сверху вниз, разрубив голову орка, как качан капусты. Брызнула кровь и ошметки мозгов, но Кирентар не задерживаясь, уже успел скрестить мечи со вторым противником. Отведя в сторону неумелый выпад, следопыт проткнул горло орка, оставив того, захлебываться кровью. Выдохнув, Кирентар плюнул в сторону остальных врагов: - И это все, что вы можете, отребье? Не разочаровывайте старика... Орки ответили яростным ревом и десяток врагов с копьями и топорами бросился в атаку на одного единственного человека. Кирентар крепче сжал рукоять своего меча, прежде чем окунуться в хаос боя. Проклятье, он так устал... ...Тяжело рухнуло, в залитый темной кровью снег, тело последнего нападавшего. Кирентар устало оперся на меч, стоя в окружении груды убитых. Еще восемь врагов, включая вожака. Шокированных, неуверенных, испуганных, но все еще обладающих численным превосходством... Следопыт получил несколько ран, кольчуга была пробита в разных местах, а уж мелких, саднящих, порезов было не сосчитать. Он тяжело дышал, все-таки одолеть десяток противников, пускай и не очень умелых, но разом... В общем, стар он уже стал для такого. Вожак прорычал что-то грозное оставшимся оркам, и подняв свою секиру, стал наступать на дунадана. Урук был более грозным и хитрым врагом – он медленно шел на сближение, а затем сделал резкий рывок. Кирентар отражал тяжелые удары секиры, градом сыпавшиеся на него. Сил вожаку орков явно было не занимать. Урук добывал победу яростным напором. У следопыта болело все тело, ныли мышцы и кровоточили раны. С каждой каплей крови он теряет драгоценные силы… Последний удар заставил человека пошатнуться, от следующего он не удержал равновесия и упал. Урук замахнулся для последнего удара, но Кирентар сделал ему подсечку ногами, отвлекая внимание и успевая, с хрустом, вогнать клинок в живот противника. Издав булькающий звук, вожак выронил из рук секиру, но его сил еще хватило, чтобы врезать ненавистному врагу по лицу, прежде чем упасть. Сплюнув кровь, Кирентар вытащил меч, из еще дышащего врага и, кое-как поднявшись, добил врага, пробив тому висок. Шатаясь, следопыт насмешливо взглянул в ошеломленные рожи семерых орков, нервно сжимающих свое оружие. Темная кровь гроздьями капала с клинка его меча, стекая по желобку. Кирентар улыбнулся в лицо приближающейся смерти и натягиваемым лукам… …Удар меча раскроил черепушку орочьего лучника, а последний из них никак не мог наложить на тетиву новую стрелу, что дало измученному следопыту сократить, разделявшую их дистанцию и отрубить обе кисти, державшие лук, а затем и голову. Кирентар издал протяжных вздох, выдернул торчащею из бедра стрелу и рухнул на колени. В плече торчала еще стрела, но следопыт уже не думал о ней, устало прислонившись к стволу сосны, сжимая свой окровавленный меч обеими руками. Он часто дышал, не в силах выровнять дыхание. Вокруг него валялись двадцать орочьих трупов. Но с такими ранами он долго не протянет здесь, в глухоманье, на холоде. У него даже не было сил, чтобы подняться, а следопыты вряд ли где-то поблизости. Разве, что они потом найдут его останки, повезет – по мечу распознают, когда тело склюют вороны, и то, если мародеры не обчистят… Изможденный, истекающий кровью, Кирентар почти не двигался, чувствуя, как начинают неметь пальцы на ногах. Становилось все холоднее и холоднее. Облачка выдыхаемого воздуха, над головой, делались все меньше и меньше…
  8. Не понимаю, что тебя не устраивает.__.
  9. Северное Мужество, сынок, Северное Мужество. Изначально меня сюда за этим позвали... ПЛИО тут не при чем - тогда меня должны были свои прикончить. -_- Хочешь - не дружи.-_-
  10. Хоббит писался раньше Сильма так-то, лол.
  11. По сути я его для этого и создавал, правда конечно декорации должны были быть повнушительнее, да и зрители... При чем тут ЗВ? Я намекал на то, что Толкин его с Оберона списывал для Хоббита...
  12. Иди к Мелькору. -_- Про него тем более почти ничего не сказано... Можно хоть короля Оберона играть... -_- А у меня последний танец...
×
Тронный зал Барад-Дура

Барад-Дур ·

Сразу же за Джинкс в кабак вошла ещё одна девочка, сразу перехватив львиную долю внимания на себя, сообщив что хочет присоединиться к синеволосой, попивая сок. Джинкс с начала недовольно прищурилась...