Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Аксель

      Новые акции (упрощеный приём)   27.09.2018

      Дамы и господа, мы будем очень рады видеть игроков светлого ("Гондор и Рохан" ,"Эльфийские Владыки") и тёмного блока ("Во славу Темного Владыки!"), с акциями можно ознакомиться, кликнув по ссылке объявления или перейдя в соответствующий форум "Вступление в Средиземье". Помните, что мы очень любим тех игроков, которые попадаются в наши рекламные сети, и готовы отблагодарить их Печеньками! Ждём вас  

Ньял

Свет
  • Публикаций

    80
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    18

Весь контент Ньял

  1. Эсгарот [Улицы]

    Улицы Эсгарота предсавляют из себя каналы с перекинутыми деревянными мостиками и площадками.
  2. Эсгарот [Причалы]

    Из пьяной бочки Ветер задувал мокрые снежинки прямо в рожу, ноги скользили по деревянному настилу, уже начавшему покрываться наледью. Матерясь про себя, Ньял пробирался к причалам, заглянув по пути к парочке знакомых. Собрав необходимые сведения и отправив парочку весточек, Стоунфист вышел на пристани, где болтались ладьи и лодки людей, эльфов и гномов. В основном большие купеческие или мелкие рыбацкие, а также военные - длинные драккары Речной Дружины. Сколько ни смотри, никогда не поймешь, кто тут контрабандист, а кто самый заправской речной пират. Боевой гномий ушкуй заметно выделялся из общей картины. Плоскодонка длиной метров в четырнадцать и шириной в все три, с мачтой и головой медведя на носу. По бортам навешаны яркие щиты. В самой лодке были навалены котомки, оружие, меха. Вмещал такой ушкуй тридцать голов. Прямо плавучий гномий форт. Забравшись в лодку, сын Хьялмара отвесил увесистого пинка по груде шкур в центе. - Вставай, пьянь лихолеская! Из-под шкур раздалось неразборчивое хриплое бормотание, а после показался эльф в буро-зеленой дорожной одежде, с спутанными соломенными волосами, торчавшими из-под меховой шапки, явно снятой с кого-то из местных. - Чего разорался, борода! Ох, голова-то гудит, что гонг подземный. Эльф снова повалился на груду шкур, явно собираясь поспать еще чуток. Ньял ругнулся, подошел к борту, снял с шапки свой конический шлем, перегнулся за борт, зачерпнул воды. Лицо эльфа стало явно трезвее, когда ему в него плеснули ледяной речной водицей. - ААА! Сдурел ты, что ли?! Да не сплю я! - Давай, поднимайся говорю. Тьфу, мало того, что пить не умеешь, так еще и весь мой эль выжрал. Ни шиша не оставил. Морду умой, скоро отплываем. Кажись нашел поддельников, может и до равного счету дойдем. -Лучше б рассолу принес... - эльф был явно не вдохновлен обещаниями гнома. - Куда там, терпи уж до Эрэбора.
  3. Эсгарот [Причалы]

    Знаменитый причал Эсгарота - это большой район небольшого города ведь лодок в Эсгароте куда больше, чем лошадей. Пирсы и крытые причалы, склады на озере - все это вытянуто в длинную линию, и разнится как по месту, так и по достатку - купеческие ладьи не стоят рядом с рыбацкими лодками, а судна всяких пиратов и контрабандистов, как впрочем и местный военный флот (да, оба судна) вообще не найти чужеземцу - настолько причалы запутаны. Причал имеет много подходов из города, часть, разумеется перекрыта домами, складами и питейными заведениями.
  4. Эсгарот [Улицы]

    Ньял расхохотался на весь трактир, как наверное мог смеяться только гном - того и гляди потолок рухнет. А следопыт хоть и весь из себя такой мрачный, а с юморком. Пускай и в своем мрачном стиле. Однако в каждой шутке есть доля правды, а следопыты редко шастают в одиночку, да и еще в компании хоббита - а следовательно скорее всего у этих двоих могут быть и другие попутчики. Со следопытов станется - прикинуться простыми путниками, а то и вовсе бродягами, просящими милостыню. Ньял был не против, если отряд пополниться десятком дунадайн. Только надо растолковать этим западным отшельникам, как тут дела делаются, а пафосной позой тут никого не удивишь. - Значит так. - гном хлопнул кружкой по стул, сделав последний глоток. - Отряд поплывет на моей лодке, которую предоставит отец мой. На моей лодке у меня одно правило: моя лодка - мои правила. Двое вас или еще кого приведете - места пока есть. Ну, а на нет и суда нет. Мое дело - набрать людей. Если договорились, и вы готовы присоединиться к нашему отряду - встречаемся на пристани через час. Повезу в Эрэбор, там собирается наш отряд. До заката уже будем на месте. Там объяснят все, те у кого ума на нас всех хватит. Запасы, экипировку - все пополним там. Ньял встал из-за стола, расплатился за всех с Гулмодом, обнял хоббита напоследок, пожелав доброго здоровица мастеру Стюрбади, кивнул остальным: - Итак, через час на пристани. Опоздавших не ждем. Коль не придете, не обидимся. У всех свои пути. Ну бывайте. На том Каменный Кулак и оставил компанию, покинув трактир и растворившись в толпе на улице. Нужно было уладить пару дел, да и остальным надо бы пожитки успеть прихватить, если решаться. Впрочем, в воительнице Речной Дружины Ньял нисколько не сомневался, а вот следопыт мог и по-другому решить. Но беда невелика, север на охочий люд не скуп, в конце концов - это просто удача, что они повстречали этих двоих. Изначально приходилось рассчитывать на местные силы. Но дунадайн бы очень пригодились бы, особенно на юге. Переход на пристани (сслыка с постом).
  5. Эсгарот [Улицы]

    Хоббит был конечно интересным, и что было не менее важным - душевным собеседником. Ньял не отставал от Стюрбади, разглагольствуя о преимуществе знаменитого эреборского темного, железногорской перцовки, огненной воды Серых Гор, а также поведал о своем опыте знакомства с дорвинионскими винами, которые гном обзывал просто "водичкой" и "скисший кумыс" степняков. - А вообще я так скажу - хочешь надраться, - лучшего нашего перебродившего кваса ничего нет. С первой кружки унесет. А с бочонка и Рун лужей покажется, хе-хе. С хоббитом было определенно проще найти общий язык, с людьми посложнее - а кабы еще они с мистером Гэмбджи тут вдвоем квасили, то рано или поздно Ньял бы разболтал полумужа на более яркие подробности их с следопытом приключения. А тот в свою очередь в своей манере и весьма скудно поведал о чем знал, или о чем мог рассказать. Ньял ожидал подобных вестей, но все же... Выходило все весьма прискорбно. Да, дед был прав - надо самим на юг идти, разведать все. Гном сжал кулаки: - Значит, это правда... И Лихо Дурина никуда не делось, а значит... Балин... А теперь Лихо пришло и в Золотые Леса. Но, эльфы сами не пришли нам на помощь тогда, может и не было бы этого коли тогда... А, тьфу, чего прошло ворошить. Назад не воротишь, так всегда моя бабка говаривала. Багровая тьма выползла из под-гор, и Балин с дружиной точно сгинул - Сейм узнает об этом. Благодарю за вести, добрый человек. Пускай у них и черные крылья. Ньял сделал большой глоток браги, заглушая нахлынувшие чувства. Утер рот тыльной стороной ладони. Пора было платить по счетам. - Вы часом не об обратном пути думаете? Дороги и тропы-то нынче опасны, а то и вовсе непроходимы. Вон какая за окном пурга. И это в начале осени-то. На югах-то потеплее быть должно. Но кто ж его знает, старики болтают мол гулдорское колдовство это. Ну, а я так скажу. В такой дальний путь с хорошей компанией сподручнее идти, да и спокойнее. Мы тут, как раз собираем отряд для похода на юг - пока вам по пути будет, можете и с нами. Умелые руки не помешают.
  6. Эсгарот [Улицы]

    - Ага, ну рады знакомству. Падай, подруга. В мгновение ока Ньял уже восседал за столом хоббита и дунадана, потянув туда же и Мёдвейг. Разобрали кружки, Стоунфист чинно поднял свою: - Ну, за знакомство! Будем! Выпили, Ньял влил в себя по-богатырски объемный глоток из не менее объемной кружки. От него не укрылось, что следопыт рассматривал какие-то карты перед тем, как вступить в разговор. Не очень доверчивый стало быть - мудрая политика, хотя про следопытов говорили, что все они такие, живут сами по себе и хранят свои секреты от других. Впрочем гном мог их понять, в конце концов это у его народа существовал свой тайный язык, помимо целого сонма секретов и тайн, касающихся всего к чему притрагивались мастеровые гномов. Так, что предстояло немного поиграть в игру "ты мне, я тебе", обменяться информацией. Так постепенно приходит доверие и завязываются партнерства. - Рассказать есть чего... Да и сами послушать не прочь. Как там по ту сторону Мглистых Гор, а в долине Андуина? Мало вестей поступает, после мордорского вторжения хоть и прошло полгода, а торговые пути с запада все еще не безопасны. Караваны приходят, но не в том числе, как до войны. Из дальних краев одни только слухи. Хоббитов всегда рады привечать, после того, как ваш знаменитый друг помог Торину Дубощиту избавиться от Смауга, будь он неладен. Ньял отпил из кружки еще глоток, явно не собираясь сразу выкладывать все карты на стол. Он все-таки тоже хотел присмотреться к возможным участникам. В походе ведь не только умения важны, но и сплоченность и взаимовыручка.
  7. Эсгарот [Улицы]

    - Отлично, а ежели и тан твой согласится, то считай ватага почти собрана. Осталось еще пару вакантных мест. Тут гном осекся, сразу переключив внимание на новоприбывших, которые выбивались из понятия "местный" чуть более чем полностью. Про хоббита Бильбо здесь не знал только ленивый, ну или настолько пьяный, что уже не мог отличить гнома от полумужа, как кличут полуросликов здесь, на севере. Мужик, сопровождавший хоббита тоже под местного при всем желании сойти не мог. Прежде всего выдавал рост. Ньял пару раз ходивший в дальние походы к Мглистым, один раз видел дунадайн севера - рост, стать и цвет глаз - все говорило в пользу этой догадки. Тем временем странная парочка устроилась аккурат напротив гнома и воительницы, а весь остальной трактир поглядывал на них и шептался, поминая Смауга и всадника-на-бочках. Краем глаза Ньял приметил пару нелицеприятных типов, выскочивших вон, словно их шершень в зад ужалил. Интересно, что пташки бургомистра напоют ему на сей раз. Почесав бороду Ньял прикидывал все за и против - дунадайн в дружине будет большим подспорьем, а те были известные охотники на нечисть всякую. Роль хоббита в этом тандеме пока была непонятна Стоунфисту, но если эти двое путешествуют вместе, можно будет и хоббита прихватить. Одной поклажей больше. Он осушил кружку и подмигнул Мёдвейг: - Надо показать, как тут умеют привечать гостей, а то что ж мы как не добрые люди. Он кликнул Маргарет и затребовал еще четыре больших кружки браги. Та не замедлила выполнить заказ. Схватив две кружки в обе руки, Ньял вооружил таким образом собеседницу, и потянул за собой, к столу странной парочки. - Здравы будьте, мужики. Невзначай заметил, как тут с вами обошлись эти куски козлиного помета и скажу, что в наших краях совсем не так принято встречать гостей. Как насчет по кружке мира, а? Угощаю! Брага здесь отменная, а вот всю остальную выпивку старый Гулмод с ослиной мочой мешает, так что я бы не советовал. Ах, да, что это я, трухлявый пень забыл - Ньял Стоунфист, сын Хьялмара к вашим услугам. А это... Ньял посмотрел на Мёдвейг, мол твоя очередь представиться.
  8. Эсгарот [Улицы]

    - Эка ты бойкая, поперек гнома к наковальне! - хохотнул Ньял, попивая брагу, с едой-то он быстро управился. - Лады, намекну, хоть и сам особо пока не посвящен, так в общих чертах дельце мне обрисовали. Про зиму ты верно толкуешь. Обе наши реки-кормилицы льдом скует, что гвардейца Камнешлема сталью. А теперь-ка скажи... Какая речка даже в самую лютую зиму не мерзнет? Льдины на ней конечно будут, но гномьи ушкуи прочные и тараном снабжены на такой случай. Да, до той речки далеко топать, но лодку-то можно и на колеса поставить. А как до реки доберемся, на воду спустим и на юг двинем. Смекаешь, о чем я тут разговор веду? В своей обычной манере Стоунфист неприкрыто намекал, что дело крупное и дальнее, а уж настолько большая и великая река в Средиземья была в единственном числе. Во всяком случае в его северо-западной части, что там на далеком востоке, за Рунным морем, куда и ворон костей не заносил - одному Махалу ведомо. Ньял знал лишь о Красных Горах, где один раз бывал с хандским караваном. Но за ними тянутся необъятные просторы. И опасные, потому, как восток - дело тонкое и вотчина Врага. А у Него разговор короткий.
  9. Эсгарот [Улицы]

    - О, в бочку еще не успела набиться сельдь! - гаркнул Ньял открыв с ноги двери таверны. Старый и похожий на сушенную рыбу трактирщик Гулмод лишь пробурчал: - А, опять ты... Чего наливать? За это старый Гулмод и нравился Ньялу, никаких прелюдий, сразу к делу. Народу в "Пьяной Бочке" действительно было немного. Оно и не удивительно, середина рабочего дня. Лишь отпетые пьянчуги околачивались в зале, при чем скорее всего еще со вчера. Пропахшее рыбой заведение, где чуть ли не все было смастерено из бочек и плавника отлично подходило для разговоров. Сюда в основном сходились рыбаки, лодочники и прочий простой люд. Контрабандисты предпочитали это место другим, так как здесь особо не грели уши пташки бургомистра. Купцы, наемники, дружинники предпочитали заведение побогаче и поуютнее, вроде "Черной Стрелы". Но как раз-таки лишние уши Ньялу были не нужны. - Да браги поставь и чего-нибудь пожевать. Они устроились в углу, за одним из столов и подальше от стойки тавернщика. Объемная, как бочка - дочка Гулмода, Маргарет принесла им заказанное. Из еды были хлеб, сельдь, лук, масло и пара яблок. Конечно не барский стол, но есть можно. - Ну, будем! - сказал Стоунфист, прежде чем сделать первый глоток. - В общем тут дело одно появилось. Нужны люди в быту, так сказать, не прихотливые и, кто знает за какой конец весло и меч брать. Есть у меня несколько на примете, вот тебя увидал - думаю может заинтересует. Подробностей-то пока нет, скажу лишь, что идти придется далеко. Где пешком, где на лодке. Коли интересно, то дождемся еще нескольких людей и двинем на встречу в Эрэбор. Если есть кто на примете еще - называй, команда пока и вполовину не собрана. Дело особой важности, так что и награда в случае успеха обещается немалая.
  10. Эсгарот [Улицы]

    Чем и был хорош Эсгарот, так это тем, что город был не из больших. Все знают, кто где живет и можно легко встретить знакомую рожу на пристанях, улицах-каналах или таверне, несмотря на обилие приезжих из числа купцов. Оттого сын Хьялмара и околачивался на улице, несмотря на промозглую сырость и ветер, бросающий в лицо очередную порцию тающих снежинок. Раз уж прежние сообщники разбежались требовалось собрать новых, дело-то ждать не будет. И уж никак нельзя было не заметить единственную бабу из ватаги тана едрить его Ёрвилля Медведя, того еще злющего хрена, но и при этом толкового каботажника и любителя поквасить. Да и орков и вастаков Ёрвилль и его ребята гонять любили в любую погоду, что делало им честь и набивало цену. Во всяком случае человек этот был способен влить в себя не меньше Ньяла, той еще бездонной бочки, а значит заслуживал уважения. Собственно так тут и решалось, умеешь огнистую пить и топором махать - мужик. Даже эльфы пьянствовали не просыхая, в отличие от своих более цивилизованных западных сородичей. Хотя куда им все до гномов-то. Тангары и топорами свистят и брагу глушат, как никто другой в Средиземье. - Отпустила бы бедолагу, подруга. Он же сейчас штаны свои единственные замарает. - заметил гном, обращаясь к воительнице. Ньял подвалил к парочке, пока те усердно выясняли отношения. Тут не надо было быть Мудрым, чтобы сообразить, что малый просто собирался подрезать девушку на звонкую монету. Только вот, на Речную Дружину нарвался. Дружинницу вернее. Что впрочем не повышало его шансы выбраться из этой переделки хотя бы без парочки сломанных ребер. Речники держали все междуречье Карнена и Келдуина, а уж их ладьи ходили даже до Рунного моря, грабя и пиратствуя и наводя страх на вастков. Пираты и контрабандисты, но именно они играли важную роль в торговле и обороне всей области Трех Королевств. Ходил слушок среди бондарей, что мол Трандуил им приплачивает за обдирание до нитки дорвинионских торгашей, кои цену на свое вино заламывали с каждой новой весной. - Коли топором помахать охота, так могу и предложить кое-чего. Только лучше обговорить все там, где посуше и есть чего в себя опорожнить. Ты-то небось тоже устала ноги в воде мочить. Ньял недвусмысленно предлагал завалиться в соседнею таверну "Пьяная Бочка" для делового разговора. Представляться не было смысла, Ньяла тут каждый второй знает, а он уже с каждой вошью на ты. И среди охочих людей и гномов знали, что порой то пьянствующий, то куда-то пропадающий дозорный может подкинуть неплохую работенку.
  11. @Мёдвейг возьмем, как раз подельники и собутыльники нужны, а то старые разбежались.
  12. Эсгарот [Улицы]

    Жизнь в Эсгароте текла своим чередом, словно и не было нашествия, осады, битв... Город все это пережил и практически не пострадал. Оно и не мудрено, у восточан было больше конных, чем пеших, а Эсгарот всегда был силен не войском, а ладьями и лодками. Так что, даже после сдачи города, речная дружина продолжала свирепствовать на озере и реке Келдуин, нападая на дозоры, перехватывая обозы с провиантом и оружием. Огромное стойбище кочевников и прорва орков, окруживших Эрэбор стали для Мордора бездонным колодцем, что требовал еще и еще. Еще растопки, еще еды, оружия, коней, осадных машин и так далее, и так далее. Почти годовое "сидение" под Эрэбором было для врага не в радость. Постоянные нехватки поставок из-за рейдов не преклонивших колено речных людей, лесных эльфов и гномов, болезни, холод, недоедание, стычки. В конце концов на потерявшую былой запал и сплав орду Саурона обрушилась объединенная армия трех королевств, и Осаде пришел конец. Теперь ее тут поминают лихом наравне с нашествием Смауга. А уж трофеев набралось столько, что чуть ли не у каждого рыбака в доме теперь висит, то ли личина шлема, то ли щербатый орочий скимитар. Богатую добычу также составили кони, доспехи и оружие истерлингов. Все это добро даже спустя полгода можно приобрести у эсгаротстких торговцев. Забавно порой наблюдать местного работягу в добротном восточном тулупе. Ну да, с этой ранней зимой, все что потеплее пойдет в пользу, остальное пустят на продажу или на топку. Дрова здесь ценились, ведь их нужно было доставлять лодками или баржами с вырубок. Говорят львиная доля дохода короля Трандуила состоит из торговли древесиной, которую впрочем он тут же спускает на красное дорвинионское. Ньял, как обычно таскался по улицам Озерного города, околачивался возле прилавков, шнырял по кабакам, собирая слухи, сплетни, обрывки фраз и наблюдая. Прошлых поддельников лихая раскидала кого-куда. Сидги вроде бы вернулась к своему занятию по сплаве бочек, хотя Ньял уже давно ее не видел в городе, может решила все же остаться в войске короля. Дел-то хватало. После разгрома войск Саурона до сих пор патрули выискивали и вешали шайки мародеров, разбойников и дезертиров. А на южной границе у Трандуила всегда хватало забот с орками и пауками. Юрген снова подался на северную границу вместе со своей псиной, Стурм пиратствует на Карнене. Про Лонсора и Мортанга гном почти ничего не знал. Последний вообще, как в воду канул перед всеми событиями, что очень не нравилось сыну Хьялмара. Что до Лонсора, то сведения противоречивые. Кто говорит, что погиб еще при первой битве за Дейл, кто-то говорил, что мол ему король аж сотника в дружине дал, третьи так вообще в разбойники записывали. Ньял все же много пропустил, пока занимался очередным поручением деда, вынюхивая и высматривая на дорвинионских базарах. Вроде бы в степи улеглось, по крайней мере на время кочевники поутихнут. В сам же Эсгароте у всех на устах была ранняя зима, что уже доставало немало хлопот. Но северянам не привыкать, тут и лета не жаркие, а уж находить пропитание в суровых условиях местный народ умел. Гном жевал копченную рыбу, привалившись к бочке, и запивал горячим элем. На нем, как обычно был видавший виды полушубок и шапка-ушанка, с напяленным сверху коническим шлемом. В таком виде можно было хоть за разбойника сойти, да только почти все местные вояки выглядят не лучше, окромя королевских гвардейцев и дружинников. Тем паче проще быть незаметным в толпе. Хотя Ньял в здешних местах слыл личностью чуть ли не легендарной и славился одним из чемпионов в игре "еще по одной". А в местных тавернах еще долго будут рассказывать, как он забросал сулицами огромного горгоросткого тролля. Конечно тролль был не сильно огромен, да и сулиц было не семь десятков, как поют, да и вообще это был орк, только сильно уж здоровенный. Один из вожаков, в прочем сулица в рожу решила дело быстро. После дело обросло басенками, не без подачи самого Ньяла, любившего приврать слегка, а точнее приукрасить. Сам себя он спрашивал, а не раздули ли всю эту историю с драконом аналогичным образом. Хотя тому было слишком много доказательств и свидетелей. И все же было бы забавно, если все дело было в старом споре за эльфийскую бижутерию.
  13. @Фродо про вполне конкретного.
  14. Долгое Озеро

    Судя по реакции Сидги у эльфийки был шок или просто остолбенение от гномьей наглости. Глаза стали, как две сверкающие бляхи, а рот открывался и закрывался, как у рыбы выброшенной на берег. Как бы еще в сердцах стрелой не угостила. Юрген только глазами хлопал, Стурм сплюнул и снова погрузился в камыши. - Ну чего встали, а? Ну не обмолвился обо все сразу, так тож для дела. Ладно, выпивка с меня, как вертаемся. Давайте уже дело делать... Тут Стоунфист и осекся, заметив движение на реке. И верно, из плывущих у берега клочьев тумана выскользнула утлая лодочка, а в не их старые знакомые, Лонсор и Мортанг, что по уговору должны были ждать их на берегу. Возможно пока вся компания бросалась в погоню, те как раз выходили на пирс, ну да и наняли кого-то из местных. Хм, и как это Ньял не заметил никого сзади их ушкуя? Не слишком ли бы поглощен преследованием?.. Паранойя шевельнулась где-то на задворках души, что было профессиональное. Но гном решил отложить это на потом. Двое мужчин спрыгнули в воду и прошли до берега по колено в воде, так как видимо их юный лодочник не желал приставать к берегу. Струхнул видимо. - Ба! Какие люди! Как же вы нас нашли мужики? Мы признаться собирались немного опоздать на встречу. Юрген был озадачен, а Стурм вылезший из камышей свирепо хмурил бровь, буравя взглядом новоприбывших. А Сидги кажется вот-вот прожжет в Мортанге две дыры. Ньял надеялся, что сейчас она вытворит чего-либо. А Мортанг тут как раз под горячую руку...
  15. Эсгарот [Причалы]

    Ньял молча наблюдал за ходом допроса, поражаясь актерскому мастерству Сидгирейниэль - знала плутовка на какие рычаги нажать, дикарей хлебом не корми, дай послушать страшные истории про злых призраков из Больших Лесов. Ньял самолично травил подобные байки восточанам, когда бывал в тех землях. В том был и стратегический умысел - если бояться, значит вряд ли сунуться. - Что ты хочешь от него добиться, подруга? Вызнать где яйцо с иглой, которой можно убить гулдорского наместника? Но Юрген уже подключился помогать эльфийке, и вместе они стали играть в доброго и хорошего стражника. Человек только глаза ширил от охватившего его ужаса. На вопросы "Кто" и "Как выглядит", мужчина нервно подергал глазами и указал куда-то в сторону Стоунфиста. Ньял оглянулся, не стоит ли сзади кто. Нет. А Стурм отошел в камыши по малой нужде. Вдохнув, гном спрятал флягу понимания, что карты раскрыты и больше прикидываться нет смысла: - Ладно, ладно. Я слил этим ребятам место и время, ночью. Двое лиц сразу же повернулось к нему с немым вопросом "Че?". Ньял возвел очи-горе, понимания что надо бы объяснится, а то из зарослей камыша даже голова Стурма показалась. - В общем за этими ребятами я пасу уже около недели. Но воровство шкур, кожи или масла... Ничего особенного казалось бы. Конечно проще было бы сразу их стражникам сдать. Но я нюхом чуял, что тут не все так просто. Вот я и подбросил им информацию о том, где и когда оставят груз для тебя, Сидги. Уж прости, но ты вряд ли бы согласилась. А я решил рискнуть. Вышло все немного не так, как я ожидал... Юрген, Стурм, ты... В общем во время погони я думал на месте как-то все уладить, боялся что спугнули. Ну а тут, пришлось уже брать дракона за хвост. Иначе бы удрали. Хорошо, что Стурму хватило ума взять "языка", а не пристукнуть его на месте. Сидели бы сейчас, да бороды дергали. А так узнали много полезного. Ньял не любил оправдываться и сказал все как есть на духу. - Ну што уставились? Да я планировал, что мы их засечем на озере и тихо подберемся. Думал поддельника их взять. А эти паскуды похоже решили сами вооружаться.
  16. Эсгарот [Причалы]

    - Ща и узнаем... - сказал Ньял и отвесил пинка пленнику. Тот застонал, крякнул, пока гномы переворачивали его на спину. От мужика воняло тухлой рыбой и кислым козьим молоком, вся одежда состояла из поношенной шерстяной рубахи, брюк и обмоток из льна. Борода черного цвета была спутана, не чесана, как и косматая грива волос. В волосы были вплетены костяшки, камушки, остатки еды... Толмачом выступил Юрген, он с этим малочисленным сумеречным народцем был знаком даже лучше проныры Ньяла, что обычно прикидывался кучкой кричного железа, а сам спокойно балаболил на нескольких наречиях Прирунья. Один раз Стоунфист так заговорил вастаков, что прожил целый месяц в их стойбищах, кочуя по степи, как заправской кочевник. Вернулся домой с караваном дорвинионских купцов, везя кучу добра и ценных сведений. Но вот с этими любителями коз не встречался. Потому спокойно уселся на земляной бугорок и приложился к браге с квасом, искоса поглядывая на допрашиваемого. В отличии от эльфийки гном выражал почти полное безразличие к происходящему. - Ну эээ... Грит, мол контрабандисты они. Товар тут незаконно справляли... - отчитался Юрген. - Брешит. - как ни в чем не бывало сказал Ньял. Про контрабанду гном знал поболее Юргена, топтавшего наледь на пару с полярными медведями большую часть времени. Ньял сам не раз участвовал в подобных сделках, а уж дружина Речная так и вовсе бы по миру бы пошла, коли не контрабанда лихолеских луков, стрел и походных лепешек. Все это делалось с попустительства короля курдык ушлуг его Трандуила и при содействии одной доставщицы бочек. Речная Дружина была по сути пестрым сборищем наемников и прочего охочего до приключений люда, чья деятельность граничила от охраны речных путей и границ, до контрабанды и иногда откровенного пиратства. Ньял вошел в нее, так как его род занятий требовал свободы передвижения и действий. Все на благо Королевства -Под-Горой. Родившееся из союза пограничников Дейла и Эрэбора, Дружина стала силой, с которой приходилось считаться. Конечно король Даин в открытую поддерживал "речников", ровно как и короли Бардингов, а вот король эльфов не мог напрямую иметь такие "сомнительные связи". Поэтому был налажен "неофициальный" контакт. Даже подпольная торговля приносила доход королям всех трех государств. Конечно каждый старался тянуть одеяло на себя, куда же без этого. Так, что Ньял догадывался кому предназначались стрелы изначально. А еще он знал всех контрабандистов в городе, все точки и группы, которые занимались нелегальной торговлей. Стурм кивнул, подошел к пленнику и стал его трясти, как Оукеншильд тряс Бильбо, когда тот признался в краже Аркенстона. Пленник что-то истошно верещал, Стурм лишь отвесил ему пару оплюх. - О, ну-ка стой... - заговорил Юрген... - Да харош его трясти! Он кое-что интересное стал болтать... И Юрген стал переводить. Оказывается они были наемниками, воровали по-тихому, что могли или пытались выкупить. В основном кожу, шкуры, если повезет оружие и доспехи. Все это они сбывали племенам бальхот, кусай варг их за ногу. Но вот, что интересно особо - груз Сидгрейниэль они похитили для своего племени. Зачем-то их людям нужно хорошее оружие и побольше. - Большой Огонь опять гореть. Большой Огонь звать ур-скан-хан. Ур-скан-хан придти! Огонь идти на север.- вдруг произнес пленник, на ломаном Всеобщем. После чего человек совсем сник, повесив голову. Юрген повернулся к остальным: - Они так себя называют, ур-скан-хан... Стурм плюнул и выругался на хуздуле, Ньял многозначительно уставился в опустевшую флягу, словно бы высматривая остатки. Лохаматик стал выть, пока Юрген не бросился успокаивать псину.
  17. Эсгарот [Причалы]

    - Топор в печень, Мордор не вечен! - раздался громоподобный голос из-за кустов. Первый, кто подошел к эльфийке ближе всего, удивлено уставился на воткнувшийся ему в переносицу топор. Глаза человека комично скосились и он рухнул выронив кривой нож. Двое метнулись к стойке с щитами и копьями, но не успели, когда на их вихрем налетел Стурм, размахивая своим двусторонним топором. Трое, что оставались перед Сидги, бросились в рассыпную, выхватывая арканы, висящие на поясах. Но один тут же рухнул с эльфийской стрелой в горле. Тот, что заходил справа схватился за грудь, пробитую метательным топором. Стурм уже добил своих, когда плечи гнома охватила черная змея аркана. Но силы Стурму было не занимать, и он дернулся назад, заставляя человека упасть прямо на свой топор. Тут же две стрелы вонзились в его щит. На дальнем конце лагеря засело двое стрелков. Рыча, Стурм бросился прямо на них. Появившейся Ньял с шестопером и топориком, поспешил следом, что-то крича на своем языке впереди идущему. Но Стурм не слышал, лучники не успели отступить, да и не куда, только если по крутому склону наверх карабкаться. В итоге еще два трупа. Ньял опоздал буквально на пару шагов, но неистовому Стурму этого хватило и его топор и кольчуга были щедро испачканы кровью. - Тьфу, что творите изверги?! - Ньял в сердцах сплюнул - Нужно было языка взять. Сравнили бы сказанное, когда первого допросим. Да поздно уже бороду дергать. Стурм, понимающий оплошность лишь мрачно обвел взглядом пустующий лагерь, полный мертвецов. - Пожечь бы тут все... - буркнул он. - Тебе только волю дай. Дружина разберется, а мы пока осмотримся. - скомандовал Ньял. Но беглый осмотр не выявил ничего, кроме того, что они и так поняли - эти ребятки здесь сидели уже долгое время, по крайней мере месяца два. Прибывший после Юрген вместе с Лохматиком нашел даже отхожее место, и судя по запаху, да, пользовались ей давно. В лагере никаких ценных улик не было, кроме одежды эсгаротских рыбаков, охотничьих луков и стрел, шкур, мехов и заготовленных снегоступов. Этот народец был известен своими следопытами и охотниками, по сути это было единственное, что помогало им выживать все эти годы. Гномы сложили трупы в кучу, оттащив в сторону. Потом все вместе они покинули лагерь с пустыми руками. Они возвращались к лодке и баркасу. - Придется кому-то повести его, вернем в город. Сидги, думаю ты знаешь кому и куда это. - А что с мужиком тем? - спросил Юрген. - Допросим, а потом сдадим Дружине. - отрезал Ньял, готовясь к сложному разговору.
  18. Эсгарот [Причалы]

    Гномы молча слушали эльфийку и хотели ей поверить, но по их посеревшим лицам было видно, что от своих подозрений они не отказались. Ньял был мрачнее тучи. Все это ни в какие ворота не лезло. - Сколько по Озеру ходил, а такое впервые... - прошептал он ни к кому особо не обращаясь. Туман становился все гуще и гуще, а вместе с ним рос страх. Страх древний и ледяной, идущий откуда-то из глубины, хватающий сердце мокрой и холодной хваткой утопленника. Но Сидгрейниэль запела, страх перестал сжимать сердца, и хотя слова сначала тонули в абсолютной тишине, они начинали раздаваться все громче и звонче, пока песнь не полилась над озером. Пропали куда-то образы погибших, а налетевший западный ветер стал рвать туман в клочья и разгонять их. И прежде чем туман рассеялся все в лодке услышали заунывный и протяжный жалобный стон, замирающий где-то вдалеке. А потом все стихло, но ветер снова надувал парус и они могли наблюдать восточный берег. Собственно они могли видеть и баркас, умело скрытый между двух выдающихся в озеро крутых склонов берега. Гномы приспустили парус и ушкуй стал медленно подбираться к баркасу. Судя по всему тут никого не было. Что говорило о явной беспечности хозяев, либо слишком большой уверенности. То, что Ньял знал об этом племени не подтверждало не одну из догадок. Это были довольно умелые и осторожные следопыты и охотники, на них это было не похоже. Как бы не ловушка... - Юрген, сторожи лодку! А то не ровен час твой живот выдаст нас. Если что, гони за подмогой. - скомандовал Ньял, спрыгивая в пенящуюся у берега воду. Стоунфист оставил совню в ушкуе, вооружившись своим круглым щитом и шестопером. Хотя последний он оставил на поясе, а сам приготовил метательный топорик. Стурм, перехватил свой двухсторонний топор в одну руку, в а в другую перебросил щит из-за спины. Мало ли, задумают обстрелять. Они собирались красться через заросли камыша, Стурм во главе, Ньял за ним, Сидги сзади. Недовольный Юрген и Лохматик остались в лодке. Беглый осмотр выявил, что в баркасе были не много ни мало бочки с клеймом Трандуила. А в них пуки стрел. Ту-то сразу Ньял вспомнил слова Сидги о грузе и неком деле. Пожалуй король Дэйла решил запастись эльфийскими стрелами. А может и сам Даин, кто его знает, а выпрашивать сейчас некогда. Они уже отошли от берега на несколько десятков шагов, когда спереди послышалась возня и шорох. Ньял остановился, дожидаясь Сидги. Вдвоем они встретили Стурма, тащившего что-то грузное. Гном бросил это к ногам соратников, отдыхиваясь. - Напоролся на их "секрет". Паскудник сидел в засаде, но я не дал ему тревогу поднять. Ньял лишь покачал головой. Стурм крепко приложил человека по башке. Пока очухается может много времени пройти. - Свяжем и оставим тут, а там решим что делать. Пока не знают, что их засекли надо бы посмотреть, что там. - решил Ньял. Вдвоем со Стурмом, они кое- как управились с пеленанием человека, связали руки, ноги и заткнули рот. Тащить его в лодку не было времени, ровно, как и Юргена не сподручно кликать. Пошли дальше, по мере движения пришлось подниматься по склону. На вершину забрались ползком, чтобы не маячить на виду. Внизу, в широкой ложбине было обустроено что-то вроде лагеря из нескольких временных полуземлянок. На вид, тут собралось человек десять. В бурой одежде, шапках из кожи, судя по всему особо не вооруженных. На поясах в основном виднелись ножи, у кого-то примитивные топорики. У одного из кострищ, выкопанных в земле, чтобы не дымили, в землю было воткнуто около пяти копий, тут же было пару сбитых кое-как щитов. Темноволосые и темноглазые, но не смуглые, как прочие истерлинги эти люди, что-то судорожно обсуждали в тесном кругу из нескольких человек. Остальные рассредоточились по лагерю. - Как же давно они тут промышляют... - прошипел Ньял, стискивая кулаки от злости.
  19. Эсгарот [Причалы]

    Ньял вел ушкуй, Стурм и Юрген подбадривали Сидгрейниэль, которая успела подрезать уже двоих вражин. Лохматик весело лаял, для него все это было очередное приключение, а не опасная погоня за разбойниками. Рассмотреть что точно происходит на баркасе дикарей могла только эльфийка, Ньял лишь скрипел зубами и прикидывал направление. Они явно направлялись куда-то к юго-восточному берегу Озера. Пока конечно его не видно, что на твоем море, но ветер сегодня довольно бодрый, так что в течении часа покажется и противоположный берег. Стоунфист мысленно ругал себя за неосмотрительность, следовало пожалуй оставить кого-то, послать весть Дружине. Оттуда она попадет куда надо, и поднимут уже Бардовский гарнизон, а не простофиль стражников, которым в лучшем случае приходиться иметь дело с пьяными драками. Да и им подмогу, если что будут знать куда посылать. Но поздно локти кусать. Все случилось слишком быстро, Стурм в своем репертуаре. Только разведка это не налеты, тут спешка не всегда помогает. Ну да ладно, придется импровизировать, как всегда впрочем. У Торина Дубощита и ресурсы были поскромнее и задачи посложнее, а справились как-никак. Ведя ушкуй, Ньял заметил, что отчего-то берега-то не видать. Как будто на юго-востоке все заволокло молочно-серой пеленой. - Туман, итить его... - буркнул Стурм. Ньял ответил еле-слышно, что мол вижу, не слепой. Баркас был поглощен непроницаемой пеленой. Немного погодя, он также поглотил ушкуй. Друзья оказались в сером мире, как будто болтались в кастрюле с кипятком. Парус бессильно обвис. На расстоянии вытянутой руки от борта было не видно ни зги. Сплошные клочья тумана. Даже Лохматик как-то приуныл. - Не нравится мне это... - как-то тихо сказал Юрген. - Ага... - только и смог выдать Ньял, думая о том, как в таком тумане не напороться на что-то. Или кого-то... Тишину нарушил слишком громкий для долгого молчания звук газов, покидающих чей-то кишечник. - Простите... Фасоль... - робко сказал Юрген. Гном аж покраснел, чего редко бывает. Не будь тут эльфийки он бы еще похвалился, что видали мол, дракон и то лучше бы не сделал! Но в данной ситуации это было явно ни к месту. Стурм демонстративно зажал нос, Лохматик прикрыл морду лапой, Ньял все смотрел по сторонам. - Что там? - испуганно крикнул Юрген указывая за правый борт. Все посмотрели за борт, и тут же отпрянули. Будто что-то огромное, извилистое и чешуйчатое проплывало под ними с грацией змеи. Очень большое. Стурм выругавшись на кхуздуле, достал свой топор. Ньял поборол искушение схватиться за совню. Юрген подозвал Лохматика к себе. - Давайте за весла, ребятки. Надо бы валить отсюда. - выдал наиболее трезвую мысль Ньял. Плеск весел был словно гром посреди ясного неба, они медленно стали плыть вперед. И тут они увидели. Утопленник. Один. Второй. Третий. Много. За бортом плыли трупы, такого вида, будто гнили уже не один десяток лет, у одних лица были словно бы рыбьи и между пальцев перепонки. Стурм ткнул в одного такого веслом, и оно словно бы прошло вскользь него. - Гулдурское колдовство! - сплюнул Ньял. Не то, чтобы он это знал. Просто на севере любую пакость обычно приписывают Болотному Замку и исходящему от него злу. - Сидги... Если у тебя есть в запасе немного эльфийской магии, то сейчас самое время... - тихо сказал Стоунфист. Об эльфийсках чарах он понятия не имел, но все знаю, что от эльфов любая порча бежит, как с гуся вода. Возможно им очень повезло, что с ними в команде настоящий эльф. Туман явно сгущался.
  20. Эсгарот [Причалы]

    Ньял лишь сокрушенно покачал головой, доставая совню. А Стурм просто расхохотался и выхватил меч из ножен: - Стражу? Эдак ты будешь тут ждать до второго пришествия Дьюрина! Тут Речная Дружина! Клинки наголо, братья-тангары! И гномы гурьбой бросились вперед по пристани, выталкивая Юргена вперед, который показывал дорогу. Сидги была увлечена общим порывом, так, что эльфийке только и оставалось, как бежать вместе с оголтелыми подгорными жителями. Пес Юргена остался сторожить лодку, явно довольный собой. Юрген вел их к дальним пирсам, на ходу объясняя, что определил по запаху, откуда стало быть пришли эти самые вастаки. Есть такое племя, что живет к северо-востоку от Руна и югу от Железных Гор, любят нюхать угрюм-траву, которая растет в тех местах. Трава горьковатая и обладает сильно душистым запахом, в обильных количествах вызывала видения, что использовали их шаманы. Племя когда-то обитало у берегов моря Рун, но им пришлось уйти под натиском истерлингов-кибитников. С тех пор этот сумрачный народец обитал в серых землях, прорезанных скальными холмами и поросшие редколесьем. Обычно устраивали нападения на караваны, но после того с Железных Гор сошла дружина, их старейшины запросили мира, и уже много лет о них ни слуху, ни духу, а через те земли купцы предпочитают не ходить. Однако гномы и эльфийка опоздали. Незамысловатый и нагруженный баркас, уже успел довольно далеко отплыть от пристани, направляясь куда-то на восток. - К лодке! - скомандовал Ньял, разворачивая свое "войско" назад. Они бегом вернулись к ушкую, Ньял бросился отдавать швартовы. Юрген и Стурм стали ставить мачту. Догнать баркас на веслах нечего было и мечтать, слишком мало у них людей для такой большой лодки. - Сидги! Давай на нос! Будешь смотровым! - крикнул Стонфист, прыгая в ушкуй. Ньял взялся за парус, а оба других гнома все-таки решили помочь веслами. Пес весело лаял на корме. Погоня началась.
  21. Эсгарот [Причалы]

    В ответ на причитания Сидгрейниэль Ньял лишь возвел очи-горе. Ох уже эти эльфы. Хотя любой другой бы просто многозначительно и снисходительно улыбнулся и не стал бы вдаваться в подробности, а этой вот нет. Шило в одном месте мешает, надо бы остановить пока эльфийка не начала перебирать всех кого помнит вождей, королей и царьков. Хотя гном сомневался, что даже эльфы всех запомнили в вихре истории Рованиона. Вот эльфийских царей, даже он он помнил. Всего-то два. Но в слух об этом благоразумно предпочел умолчать. Нельзя порывать по сути с единственной нитью, связывающей его с лесными эльфами. При дворе Трандуила Ньялу не больно рады с некоторых пор. Не стоило стрелять из арфы, и распевать любимую многими в Одинокой Горе и Дейле веселую песню, в коих на беду и король эльфийский был главным действующим лицом. Шутку Трандуил не оценил, а потому пришлось Ньялу, не без помощи Сидги, спешно ретироваться "Дорогой Гномов", то бишь в бочке и через пороги по лесной реке до самого Долгого Озера. - Хорош песком сыпать, хуже бабки моей. - проворчал Ньял. - Не лети поперек гнома к пещере! Я сам толком ничего не знаю, у деда свои секреты, сама знаешь. Сказал лишь, разговор есть и услышать его надо и людям и эльфам, помимо нас. Тут их разговор был прерван гулким лаем Юргеновой псины, которая опрокинув Стурма плюхнулась прямо в лодку, отчего и Ньял, поскользнувшись шмякнулся на зад. Только эльфийка сохранила равновесие, но оно неудивительно. Следом за псом в лодку влетел и сам хозяин. Зеленые глаза Юргена были на выкате, вот-вот выскочат из орбит, а ноздри раздувались, как у гончей, взявшей след. - Рунцы! - выпалил он, рявкнув прямо в лицо Ньялу. - Тьфу на тебя долгобородый! Че орешь-то? Кого увидал? Юрген заметно понизил голос, поняв ошибку, но было видно, что его буквально распирало: - Говорю же вам! Вастаки в Эсгароте!
  22. Эсгарот [Причалы]

    Когда все представились и перезнакомились, Ньял выдал обычное в своем ворчливом стиле "Закончили челомкаться-то?". Но Сидги сразу же взяла варга за хвост, а потому пришлось конкретизировать. Однако Ньял не был бы собой, если бы не был занозой в пятке. - Да ничего особенного, победить орочего царька, добыть клад драконий, да разрешить давние споры меж королями Рованиона. Делов-то. Стурм, опытный воин и лихой пират, сложил руки на груди, скептически поморщившись. В отличии от Ньяла в Речной Дружине он занимался исключительно воинскими делами и в набегах на поселения вастаков или орков был первый. - Ага, вернешься, капитаном Даиновой гвардии железнопятых сделают. Где-то я это уже слышал, Ньял. - Да я-то что? Я ничего. Мне надо лишь собрать охочих ребят. При чем пойти должны и кто-то от эльфов. Собрать, привести на место. А там и все узнаем. - Опять твой дед воду мутит? Неймется старому, как бы только зря лодку не раскачивал. - не унимался Стурм. - Чего языком чесать, лучше весла пристрой. То-то я смотрю Даин теряет мудрого советчика в речной дружине. Стурм ответил очень витиевато и громогласно на тайном языке гномов, Ньял лишь отмахнулся. - Ей, Юрген! Сбегал бы ты до Черной Стрелы! Глянь там наших новеньких, рыжий мужик, да хмырь недавно прибывший. Заметишь сразу. Найдешь, тащи сюда. Юрген и жизнерадостный пес потрусили по пристани в сторону города.
×

·