Перейти к содержанию

Геор

Свет
  • Публикаций

    23
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Информация о Геор

  • Звание
    Участник
  • День рождения 10.11.1990

Информация

  • Пол
    Мужчина
  • Интересы
    История, Религия

Контакты

  • Skype
    sven44legio

Персонаж

  • Анкета (адрес к теме):
    http://lotrrol.ru/index.php/user/1942-geor/

Посетители профиля

435 просмотров профиля
  1. Улицы средних ярусов

    Всё больше и больше, приходило к Геору осознание и осмысление всего происходящего. Он внимательно слушал то, что говорил лорд Фарамир, а в голове его бурлили мысли о том, что он просто обязан предупредить отца, о событиях, коих Геор стал свидетелем. Эта мысль, просто-таки острием пики резала рыцаря. Беседовать на этот счёт с братом, он посчитал бессмысленным, ибо тот скован ныне клятвами Стража Цитадели, а потому не имеет права, принимать какие-либо решения для себя. Другое дело, отец, он должен был знать. Когда Государь покинул честную компанию, тепло распрощавшись со всеми, а перед ним лорд Фарамир покинул их, рыцарь серьёзно посмотрел на Дамрода. - Мой друг, клянусь честью, что отплачу тебе долг, когда судьба того соблаговолит. Ныне же, ни что не держит меня в этом городе, однако я обязан отправиться в Баонтерик, родовой замок. И сделать это незамедлительно. Поэтому прощай, друг и до встречи. Взглянув на Катарию, он попрощался и с ней. - Было счастьем познакомиться с вами, прекрасная леди. Я буду помнить этот вечер, и ваша красота, будет ни с чем несравнимым украшением, этих воспоминаний. Прощайте. Отсалютовав новым знакомым, он развернулся и быстрым шагом, негромко звеня шпорами, направился к конюшне, и нижним уровням города. Геор отправился к отцу в замок, дабы обсудить появление наследника королевского рода, и, так сказать «официальную» позицию рыцарского рода Баонвиров, по этому поводу. ===> Временное отсутствие в игре (1-2 нед.)
  2. Улицы средних ярусов

    Ни без интереса, Геор отметил, что вскрылись некоторые факты его попутчиков-соратников. Как и ожидалось, по крайней мере, один из них, воитель Дамрод, точно был из людей лорда Фарамира, а уж его принадлежность к южным следопытам, теперь была значительно выше, в предположениях рыцаря. Что же до второго, он без сомнения был выдающимся воином, коль скоро его помощь, так высоко ценили в Белом Городе. Тем паче, ценили люди, чьи слова Геор не подвергал сомнению, ни в коем разе. Рыцарь чуть улыбнулся краешками губ, когда Дамрод представил его. Уже не в первый раз, он сталкивался с некоторым недопониманием, со стороны доблестных воинов Гондора, в отношении его увлечения. Теперь, как и всегда, такое недопонимание, для себя, Геор объяснял недооценкой многими людьми силы слова. Но всё же, от бывалого путника, повидавшего немало людей в путешествиях, от рыцаря не ускользнуло странное поведение лорда Фарамира и Дамрода. Они переглядывались, а Дамрод заметно, был взволнован. Но всё это могло быть объяснимо родом деятельности рейнджеров. Быть может, они даже разработали какой-то бессловесный язык, - думал Геор. Но скользкое ощущение того, что от него что-то скрывают, не отпускало его целиком. Ощущение было, до некоторой степени неприятным, а подпитывало его, удивительное совпадение, заключающееся в присутствии в эту ночь, в этом саду собственно, Фарамира. Тем не менее, внешне, провинциальный гондорский рыцарь, свои ощущения не проявлял и держался спокойно. В конце концов, он доверял сыну наместника целиком и полностью, равно как и его людям. В такую тёмную годину, не может быть места взаимным подозрениям. Дальнейшие события, развивались стремительно, подобно урагану, сметающему сомнения Геора и вскрывающему истину. Призыв лорда Фарамира к отцу, заставил Геора, по началу, думать что беседа по поводу помощи, вновь оттягивается. Но то что произошло в дальнейшем, в первые секунды и вовсе не укладывалось в голове. Могучая стать, искренние нотки в голосе, благородство в движениях, и этот полузабытый меч, о котором Геор знал очень хорошо, из библиотеки Минас-Тирита. Не оставалось сомнений, и слухи, бродящие тут и там, подтвердились. Спутник Дамрода, был тем самым родственником древнего Атанатара Второго, потомка Элендиля, по ветви Анариона. Глаза летописца чуть расширились и он проговорил невольно. - О пресветлый Единый, - помятуя Илуватара, в столь подходящий момент. От растерянности, не найдя слов, рыцарь приложил руку к сердцу и склонил голову, пред открывшимся наследником королевского рода. Пожалуй, столь трепетным отношением к слухам об Арагорне и истории королей Гондора, многие провинциальные рыцари, вроде Геора, и отличались от столичной знати, ведь в большинстве своём, их рода были обязаны титулом и землёй, перед этим родом. Но тут, в голову закрались мысли о том, какова же будет реакция нынешнего правителя Гондора, наместника Денетора. Геор вспомнил о брате, давшем клятву служения, заступая на службу в Стражи Цитадели, не приведёт ли эта аудиенция к конфликту, который был так не нужен Гондору в эти тёмные времена. В любом случае, свою позицию, рыцарь для себя решил однозначно, по заветам отца и деда. Чего бы не ожидало их на аудиенции, преданно глядящий сейчас на Арагорна рыцарь, решил для себя поддерживать потомка Элендиля, при любом исходе.
  3. Как-то я всё мимо проходил этой темы... Прошу проранжировать и мой аккаунт и мою зелёную пешечку, хотя бы за такое наследство, оставленное мной... давненько.
  4. Улицы средних ярусов

    С улыбкой на лице, Геор, шёл вслед за своими спасителями. В общем и целом, он не опасался разбирательств со стражей, потому что, так учил его отец – всегда нужно отвечать за свои поступки, в чём бы тебя ни обвиняли, «держись правды, и судьба вознаградит тебя» - говаривал старик. Поэтому же, не хитрому жизненному принципу, рыцарь не боялся и второй встречи с разбойниками, но всё же с ними была дева и подвергать, как минимум риску её не хотелось, отчего слова доброго воина Дамрода и его, явно умелого ратника Торонгила, показались Геору правильными. Когда группа людей добралась до городских садов, кого-кого, а одного из сыновей наместника Гондора, Геор здесь встретить не ожидал. Приложив руку к сердцу, рыцарь чуть склонил голову. - Моё почтение, милорд. Он посмотрел на Дамрода, и не мог не поймать взгляд, которым лорд Фарамир окинул этих бойцов. Закралось подозрение, исходя из этого, и из их боевого мастерства, проявленного ими в подворотне близ таверны, что они являются прославленными рейнджерами славного Итилиэна. Рыцарь всё ещё держал в голове слова Дамрода, и начал думать о своей «плате» за спасение. Если под «оплатить нам добром», подразумевалось какое-то предприятие во славу Гондора, Геор счёл бы за честь, принять в нём участие. Медленно, но верно, наступало время разъяснений.
  5. Улицы средних ярусов

    Люди, которые так же попали в эту небольшую заварушку, были воинами. К такому итогу, Геор пришёл, осмотрев их вблизи, ведь издали, в сумраке ночи, сложно было разглядеть подробности. - Торонгил, сын Менельгила. Не следует оставаться здесь. Всем нам. – Представился один из них, и Геор отсалютовал ему тем же рыцарским салютом. В ответ же на его дельное предложение, летописец оглянулся по сторонам и кивнул, со словами… - Пожалуй. Выслушав же первого, которого Геор помнил ещё с таверны, рыцарь улыбнулся. - Я ни сколько не пострадал, вы господа действовали очень быстро. Я ведь даже не успел и заколоть парочку этих ублюдков. За тем, подбежала девушка, которую Геор едва помнил с таверны. А плохо он запомнил её, лишь по той причине, что был увлечён тогда своими мыслями. Негодование из-за такой собственной оплошности, заставило улыбке Геора сойти с его лица. Теперь же, он мог полностью, по достоинству оценить её красоту. И не отрывая от неё глаз, в ответ на слова Дамрода о том, что он сможет отплатить этим воинам долг благодарности – Геор лишь кивнул. Когда же девица заговорила, летописец ответил за всех. - С немалым удовольствием, - он улыбнулся – я бы принял помощь, столь прекрасного цветка, - рыцарь чуть кивнул, - но судьба миновала всех нас от ранений тела. Фраза «я вас не знаю», заставила его повторить, - Геор, сын Валанкара, - последнее слово он проговорил быстро, словно какую-то формальность. - Но что же, господа – быстро перевёл свой взгляд на Дамрода и Торонгила, Геор. – Я готов, покинуть сие недружелюбное место.
  6. Улицы средних ярусов

    Ситуация развивалась стремительно. По началу, ведь, Геор даже и не обратил внимания на двух путников, за которыми последовали, как оказалось соратники тех лихих разбойников, что посмели остановить его. И эти двое, оказались не робкого десятка, а в одном из них, в том который уже было, направился на помощь самому Геору, рыцарь признал одного из сегодняшних посетителей таверны. Вместе с другими своими спутниками, они вступили в схватку с разбойниками, и потасовка вызвала интерес стражников. И Геор даже пожалел, что не смог вступить в поединок, но внутренне всё же был благодарен судьбе и этим людям, за то, что они набросились на шайку разбойников. Подойдя к тому, которого Геор видел в таверне, рыцарь приложил рукоять с мечом к сердцу и кивнул, со словами: - Благодарю вас, честные воины. Рыцарь убрал меч в ножны, с благодарностью оглядывал оставшихся здесь людей. Тогда он заметил вышедшую из-за угла прекрасную даму, которую Геор так же видел в таверне. Тем не менее, ни без труда, своё внимание он вновь обратил к Дамроду. - Моё имя Геор, сын Валанкара из славного рода Баонвира! – С этими словами он произвёл жест рукой, у своего виска, салютуя по рыцарски своему собеседнику. - Возможно сегодня, вы спасли мою жизнь, а я не из тех, кто позволяет себе оставаться в долгу. Могу ли я оказать вам какую-нибудь услугу, друзья? Геор опустил руки на пояс, аккуратно убирая в ножны кинжал и, полотнище в поясную сумку.
  7. Улицы средних ярусов

    Геор часто забывал, что такое большой город, и что долго тут, одиночеством не насладишься, созерцая звёздное небо. Людей на ночной улице вокруг было не мало, но все эти личности выглядели сомнительными, впрочем, как и любой человек в столь поздний час, не исключая и самого сына Валанкара. Когда к нему подошёл какой-то тип и начал расспрашивать рыцаря, совершенно фамильярно, да ещё к нему присоединился второй, совершенно непонятно откуда взявшийся юнец, это не входило ни в какие рамки. Геор из Баонвирингов много путешествовал и благодаря этому, стал разбираться, кто стоит перед ним и почему они посмели остановить, его медленную прогулку. А уж, по мере развития их вопросов – вопросов у самого Геора о «профессии» этих ребят, не оставалось и вовсе. Сделав шаг в сторону и назад, так что бы за спиной у рыцаря оставалась стена какого-то дома, Геор фальшиво улыбнулся и потянулся к сумке, левой рукой, одновременно заговорив. - Отчего же вам не почитать, господа, - пальцами он открывал ремешок сумки, доставая полотнище с буквами, и словно решив помочь себе второй рукой, туда же потянулся и ей. Учитывая, что рядом с сумкой, торчала рукоять меча, именно её Геор и ухватил, оголяя лезвие своего оружия. Полутораручный меч одинаково превосходно служил рыцарю, как в пеших схватках, так и в конном бою и в блеске его лезвия, Геор воспрянул духом, перед битвой; мурашки побежали по спине, за которой словно появились крылья; руки наливались силой, а голова заработала, быстро оценивая каждое движение противников. Готовность к схватке перетекла невольно, в жажду битвы и это сильно отразилось в голосе Геора, когда он прогромыхал, доставая меч. - Совсем завшивел Белый Город, вижу я! Что же, одного хама уже проучил, отведаете и вы рыцарской руки, бесчестные ублюдки! Правую руку, с мечом, он выставил перед собой, готовый к отражению атаки, а в левой выхватил кинжал, сжимая его рукоять сквозь полотнище с вдохновляющими словами, сильно воздействующими на душевное состояние рыцаря-летописца.
  8. Улицы средних ярусов

    =======> Таверна "Северное мужество" Геор ещё разок попытался отряхнуть со своего плаща последствия недавнего столкновения, что впрочем, было действием бесполезным. Благо тот балагур из таверны испачкал лишь походный плащ рыцаря, который и не такое видывал, на своём веку. В ночном свете, очень красиво виднелись со средних уровней звёзды в небесах. Великое множество раз, в своих путешествиях, Геор смотрел на них, по ночам. Более того, звёзды в ночном небе, он находил красивее многих красот природы на земле, и не удивлялся: отчего и ныне и древние предки так ценили их как символ. В руке, он по-прежнему держал кнут. Заметив это, Геор прикрепил его к поясу и поправил дорожный плащ на плечах, почувствовав, что ночная прохлада даёт о себе знать. Сразу после этого, всадник неспешно пошёл вдоль улиц. Решив, что пока ещё лавка доспешника закрыта, Геор собрался прогуляться по городу, дожидаясь рассвета, а заодно выветривая из себя, ту незначительную долю охмеления, которую он приобрёл за вином и хлебом в таверне. Пока он шёл, рука рыцаря легла на рукоять меча, а вторая сжалась в кулаке на груди. В том самом месте, где на котте был изображён герб его рода. Он раздумывал над словами того буяна и одновременно над ностальгическими воспоминаниями тавернщика. Всё это навевало мысли о текущем положении дел в Гондоре, в самом широком смысле.
  9. Геор еле успел откинуться корпусом назад, уворачиваясь от кружки, которую метнул буйный посетитель этой таверны, но часть того, чем она была наполнена, брызнула на плащ всадника. Инстинктивно он попытался стряхнуть загрязнение, но алкогольная жидкость плотно впиталась в ткань. Летописец-рыцарь грозно взглянул на пьянчужку, и вернулся к завязыванию своих вещей. Оставив несколько монет на столе, Геор закинул свой узелок через спину и вернул свой взор к смутьяну. Тот продолжал разглагольствовать, обычно такие пьяные болтуны бывали жуткими молчунами в трезвом состоянии и рыцарь понимал, что отец некоего Драгомира изливает душу. Тем паче, в собеседники себе он выбрал пса посетителя, не так давно зашедшего сюда и так же, в не самом трезвом виде. Пожалуй, о его сыне, я мог бы сложить эпос, - пришла странная мысль в голову летописца, но он быстро её отогнал. Тем не менее, Геор не мог не признать, что эта история отражает немало в жизни всего Гондора, гибель сыновей, страдания отцов, а слухи таковы, что чего доброго и отцам и дедам придётся браться за оружие. Достав ещё один серебряник, рыцарь подошёл к тому столу, у которого стоял человек с печальной судьбой, шаркающей кавалерийской походкой. Подняв кулак с сжатым в нём кнутом, Геор грозно заговорил. - За «хама» бы высечь тебя, челядник, да в колодки на рыночной площади… даром, что мы не на землях моего отца. Опустив руку с кнутом, он выложил другой рукой на стол серебряник. - Лучше выпей в память сына, а не кидайся тут на людей. – Выложив денежку, он опустил руку на рукоять меча, висящего на поясе. С этим, Геор развернулся и направился к выходу. Всё ж таки, слова мужика о войне, оставили в нём небольшой осадок, и прежде чем идти в конюшню, он решил заглянуть в мастерскую доспешника. Денег он заработал не мало, заполняя грамоты местным купцам, можно было и потратиться на себя. Рыцарь подошёл к выходу и открыв двери с интересом заметил, как ночь постепенно уходит на спад, это говорило, что скоро наступит утро, только вот спать Геору совершенно не хотелось. Вдохнув, он вышел на улицы Средних уровней. =====> Улицы среднего уровня
  10. Люди покидали и возвращались в таверну, однако Геор и не слишком обращал внимания на это, погружённый в свои мысли. Некоторое время назад, он заказал себе корку хлеба с вином, чему был весьма доволен, так как у себя в родовом замке, провизия, в большей степени, включала в себя лишь плоды трудов охотников, которые в свою очередь включали в себя, в основном, мясные продукты. Тем не менее, частые путешествия, которые предпринимал Геор, сын Валанкара, в некотором роде приучили его к такому продукту земледельцев как хлеб. Да что там приучили, это сделало летописца и всадника – фанатом мучного продукта. Наслаждаясь вкусом хрустящего, тёплого хлеба, Геор запивал его вином, из-за чего парень слегка охмелел. Но всё ж таки, он ещё не потерял в координации своих действий, да и мыслил относительно трезво, разве что стал более резок. К моменту, когда в таверне появился новый посетитель, Геор потихоньку, начал собирать свои вещи в небольшой суконный узелок. Он всё ж таки планировал добраться до конюшен и наведать своего верного скакуна. От этих мыслей, то и дело, в руку его ложился кнут. Вошедший мужик, много говорил, хотя и говорил сбивчиво, но из его рассказа Геор узнал, что судьба не слишком пожалела этого человека. Однако он отметил, про себя и то, что это был явно горожанин Минас-Тирита, о чём свидетельствовала изрядная доля заносчивости. Выпрямившись на скамье, перед своим столом, Геор внимательно следил за действиями буяна. Человек явно не контролировал свои действия и когда порвал один из чистых листов летописца, в том проснулся сын своего отца. Вспомнилось как Валанкар, бывало побивал своих лесорубов, когда те наглотавшись эля начинали вести себя невесть как. «Эко и мало в городе этом, люди чувствуют благословенного деления сословий, наверное потому что город большой. Надеюсь, это не испортит моего брата, ведь ему принимать наследство отца» - эта мысль промелькнула у Геора мгновенно, и когда пьянчужка полез к одному из важных свитков, в Георе проснулось две ипостаси. Во-первых, родовая гордость нобилитета, во-вторых какой-то религиозный трепет перед Словом, которое так возносил риттер. Жалости же, не было никакой, и хоть этому оправдания не было, Геор был хладнокровен, в вопросах традиционного сословного уклада, что объяснялось его провинциальностью. Схватив некрепкую тянущуюся руку буяна, своей левой рукой, в правой он сжал кнут и направил мощный удар в морду завсегдатая таверн Минас-Тирита, одновременно вставая, дабы продолжить проучивать отца некоего Драгомира, если тот не уймётся, но уже кнутом.
  11. Вечерело, и в трактире постепенно становилось многолюднее. У хозяина было отныне много дел, и Геор решил, что он что-то засиделся в гостевом зале. Отпустив трактирщика по его делам, рыцарь сложил свои бумаги аккуратно в футляр, а полотнище, которое было для него, едва ли не священной реликвией, он вернул на место в своей дорожной сумке. Размяв спину, Геор осознал, что просидел здесь весь вечер, а потому некоторые дела, которые он запланировал на сегодня, пришлось перенести на день вперёд. Так в частности, к завтрашнему дню, он собрался посетить конюха и заплатить за постой коня, заодно проверив своего верного скакуна, и потом заглянуть в библиотеку. Но всё же, такое положение вещей, не разочаровало летописца, так как в который раз, его пристальное внимание привлекло окно, через которое стали виднеться редкие, в этот час и с этой облачностью звёзды. Вид их, невольно навевал воспоминания о сюжетах из истории, которые с дотошностью изучал Геор ещё с юности. Не желая особо отвлекать Авро, он решил, что не будет сегодня наедаться, а лучше заменит ночной плотный ужин – сытным завтраком, на следующий день. Тем не менее, чего-то перекусить было бы очень не плохо и обращаясь к трактирщику, Геор спокойным тоном, сказал. - Друг мой любезный, изволь принести мне вина, да корку свежего хлеба. Летописец и сам не ожидал, как его собственные мысли и слова о хлебе, чётко напомнили о запахе вкусного, хрустящего, свежевыпеченного мучного изделия. Улыбнувшись своим мыслям, рыцарь достал из-за пазухи монетку, которой он расплатился с хозяином и вновь, Геор вернул свой взор к ночному виду, через окно. Поглаживая одной рукой рукоять своего меча, Геор осмотрел своё пишущее перо, на предмет повреждений, после чего убрал его в маленький футляр, который сын Валанкара убрал в сумку.
  12. Геор продолжал смотреть через окно в светлое небо, когда трактирщик прервал его размышления. Пожилой мужчина был очень учтив, впрочем, как и всегда, что отчасти было особым добрым отличием этой таверны, и почему именно здесь останавливался сын Валанкара. Когда он обратился с вопросом, Геор лишь улыбнулся и жестом руки указал на один из прочных стульев, что стояли за столом, за которым сидел рыцарь. В ответ на его признание, относительно того, что немного осталось молодых воителей проявляющих интерес к искусствам, Геор ответил, - Воистину. Трактирщик продолжал делиться и поведал немного, о своём прошлом. Сын Валанкара взглянул на картины, висящие по стенам трактира. Прекрасные краски и их сочетание словно передавали историю прошлых времён Минас Тирита, пейзажи словно забрасывали зрителя на целые годы назад. Геор знал, что эти картины принадлежат руке хозяина трактира, многие говорили об этом в городе, и что примечательно, делали они это в восхищённых тонах. Картины затрагивали и струны души самого Геора. Переведя взгляд на него, рыцарь ответил. - Признаюсь, искусство – это самая прекрасная похвала, что я слышал о моём скромном ремесле. Ведь я не слагаю песен и не пишу притч. Всё чем я занимаюсь, это лишь отдаю дань тому красивому явлению, что мы зовём буквы и слова. Но вы очень прозорливы, и оказались правы, каллиграфия для меня не просто занятие для скромного заработка в путешествиях. Взгляните… Он вытащил из листов с краткими записями листок, на котором художественно были изображены все буквы Вестрона, с применением чёрных и красных чернил и с золотыми линиями у некоторых. - Мы не привыкли ценить язык, на котором изъясняемся. Но если вглядеться, сколько же силы в нём, сколько волшебства. Слова, составленные из этих букв, способны омрачить всю жизнь, и воодушевить на великие подвиги, они имеют силу даровать любовь и ненависть. Порой мне кажется, что в них сокрыто столь многое, что нужна поистине эльфийская жизнь, что бы открыть хотя бы часть этой силы. Записанные слова и фразы, способны пережить даже тех, кто их записал. Оттого-то местом моего частого посещения, в этом славном городе является Королевская библиотека. Только там я могу прикоснуться и почувствовать наших далёких предков. Мой жизненный опыт, лишь подтверждает это. Геор перевёл взгляд куда-то сквозь стены трактира, вспоминая моменты своей жизни. - Как-то в путешествии по землям Анфаласа, я подвергся нападению троих местечковых разбойников. Видно эти люди посчитали легкодоступной целью одинокого странника. Они напали внезапно, на лесной дороге там, где начинается южный край Зелёных Холмов. Стрелой они смогли убить моего старого, первого коня Талкара. И лишь выпавшая из сумки рукопись… Он потянулся к поясной сумке и достал оттуда льняное полотно шириной с палец и длиной в две ладони, на которой виднелись слова «во славу Гондора да разит твой меч». - Лишь она попавшись на глаза, не дала мне потерять сознание от удара головой о землю. Тогда я расправился с обидчиками. Геор перевёл взгляд на стол и свои бумаги, но затем словно погоревав о гибели разбойников, поднял взор на трактирщика, и вновь легонько улыбнулся. - Тогда слова, мне подарили силу выстоять в моей первой схватке, придали мне храбрость и твёрдость. Он положил полотнище на стол, и чуть откинувшись на спинку стула продолжил… - В иной год, в Королевской библиотеке я узрел рукопись эльфов. Я не понял их, но отчего-то мне было приятно и потеплело на душе. А вглядываясь в стародавние документы древнего Нуменора там же, я почувствовал уверенность, гордость и глубокое чувство сыновней благодарности предкам. В этот момент, глаза его словно вглядывались куда-то вдаль, и будто возвращаясь в это самое место и это самое время, он моргнул и покачав головой закончил. - В наши времена, порой мне встречались путники никогда и не слышавшие о Нуменоре, а были и те, кто даже сомневался в существовании мудрого эльфийского рода.
  13. Gandalf Мрак, старик. А ты не пробовал методики какие-нибудь для восстановления режима дня, глядишь и заболевание начнёт проходить, сон ведь, в какой-то степени, тоже лекарство.
  14. Gandalf Бессонница-то хоть прошла?
×

·