Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Аксель

      Открытие   05.11.2017

      Друзья, мы официально открываем двери форума для гостей! По всем вопросам можете предварительно списаться с Администрацией с помощью виджета Вконтакте или в Гостевой - мы всё объясним и поможем. 

Варанг

Тьма
  • Публикаций

    58
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    5

Варанг стал победителем дня 12 апреля

Варанг имел наиболее популярный контент!

Информация о Варанг

  • Звание
    Хитрый ублюдок

Информация

  • Пол
    Мужчина

Посетители профиля

452 просмотра профиля
  1. Лесные призраки

    Поднимаясь к замку, Варанг все больше убеждался, что вся эта крепость гниет, и вместе с ней гнил гарнизон. И морально и физически. Урук явно решил для себя, что сдохнуть от болотной лихорадки ему не хочется, да еще и с этой шалупенью, которой на войне и делать нечего. На болотах они конечно хороши, да, и гулдорские яды славятся даже в Нурне. Но в северных лесах у местных жаб мало шансов, пусть уж лучше пауки остроухим макакам пускают кровь, пока нет настоящей войны. Собственно замок удивил десятника из горной крепи, это была настоящая цитадель с большой башней, с вершины которой можно было разглядеть многие окрестные земли. Варанг задумался, кого пускают наверх. Возможно там живет один из призраков этих. Или неудачники-наблюдатели, подставив морды всем ветрам. С другой стороны там не воняло тухлой рыбой или гниющим трупом. Стоит задуматься. Но потом. А так в целом замок был добротно сложен и было видно, что за ним тщательно следили. Тут уже и люди мелькали. Бальхот в основном, но и пару гшаштарков в пафосных позах на парапете замаячили. Варанга позабавили шесты с черепами, здесь видимо почитают это за пугалки. Гондорские дети на границах такими за место мяча гоняют. Больший интерес представляла собой местная казнь - на выступающих из стен замка креплений в виде когтистых лап, болтались клетки с пленниками больше похожими на приведения. Но скорее всего так обучали наиболее строптивых. Плевать в общем-то. Варанга взяли под конвой два пугала в вороных кольчугах и провели к квадратную каменную комнату с большим очагом, в котором пылал яркий огонь. В кресле, укутанный в шкуры, прятался худой орк с длинными немытыми патлами. Да, здесь явно было суше и теплее, чем в остальной крепи. - Здорова, я Загребух, командир гарнизона мать его Гулдура. Ты привел парней? - Варанг, десятник из "Кирдык Угула". Привел около сорока голов. Есть желание драться и нужда в жратве. - Эка вон оно как. Да не стой столбом в дверях, заходи. Сядь. Я тебе тут кое-что разжую. Я командир гарнизона, отвечаю за защиту и все-такое. Есть тут еще кастелян, один из этих перебежчиков-тарков или как там их. Вести с ним дела, лучше уж варгу задницу лизать. Крикливый, как и его хозяин. Смекаешь смотрю? Комендант здесь один из Страшил (Варанг уловил, что на местном сленге так назгул кличут) Кто из них кто, тролль разберет. Но нашего господина звать Хамул, только тебе то имя нельзя произносить. Все, что знаю - призрак какого-то не то варьяга, не то истерлинга - ну да этих конеложцев я все одно ни в грош ни ставлю. Приказы все в общем идут от Хамула, он руководит всеми отрядами за крепью и здесь его каждая блоха слушается. На глаза ему попадаться не советую. Хотя и его тут редко видят. В крепи он оказывается внезапно, тут путей обходных хватает, да и Око дало им тварей крылатых, - у нас выводили. Последняя фраза "ком-дива" сквозила какой-то внутренней гордостью, вперемешку с затаенным страхом. Загребух явно вербовал урука и Варанг решил обнаглеть: - Я это, десятник. Парней вроде как держу, но сам понимаешь... Был бы я сотником, лучше бы удалось удержать этих зверюг, а то и сколотить полную бойцовую свору. Загребух хлопнул по столу: - Будешь сотником. Я тебе и твоим парням место в замке дам. Слыхал, ты из тех кто может и таркам пятки подпалить, да и часть отряда успел сохранить, когда вас в Дорвинионе прижали-то. Мне такие нужны. Тут сам видел, нормальных бойцов днем с огнем не сыскать. Шушеры болотной полно. Но на одних разведчиках и диверсантах, и прочих мозгляках крепость не отстоишь. Слабаки штурма не выдержат, это тебе не из тумана отравленной стрелой в спину. А рядом проклятый лес ведьмы остроухой. Как бы у нее между ног не засвербело, тогда нам опять жару устроят. Хотя наши ... - при этих словах нач. гарнизона смачно сплюнул в камин... - Гшахтарки в общем глаголют, что мол крепь-то не атакуют, мол сдулись все герои. Только что-то мало парней с рейдов из северных лесов возвращается. Чефиру будешь? - Это что местная барматуха? - Пей, сволота, пока командир угощает. Урук нехотя, но взял протянутую дубовую кружку, все что или тут из дерева и даже мозги некоторых снаг? На вкус пойло походило на троллью мочу, смешанную с отваром мухоморов, но Варанг стойкой выпил всю жижу. Главное теперь не окочуриться в выгребной яме. Плеваться наверное как-то не к месту. Варанг смекнул, что хитрый старый орк, просто хочет прикормить опытных бойцов, случись что. Расчетливо, но логично. Да и справедливо. Уруки свой хлеб не даром едят. Вот только про бумажонку с планами Варанг решил пока промолчать. Пригодиться еще, а тут он уже и сотника получил. Правда до сотни его отряд пока не дотягивает. Из местных хороших бойцов не навербуешь. Всяких полукровок с примесью троллей крови в жилах, выдаваемых тут за уруков, Варанг в черной яме видал. Знакомство с Баклангом вспоминалось. Тем временем Загребух намалевал что-то на куске бересты(с пергаментом видать совсем плохо дело, ну да понятно - сырость мать ее) и вручил уруку: - Твое назначение. У коптера получишь все, что вам нужно. Можете тащить свои вещички в казармы замка, мест хватает. Простившись с командиром, Варанг решил, что для начала неплохо, но долго здесь задерживаться не стоит. Парни быстро оккупировали свою часть казарм, ограбили кладовую и вполне вольготно утроились, отмечая назначение нового сотника в уручьей армии.
  2. Лесные призраки

    Миновав ворота и немного осмотревшись, Варанг разочаровано покачал головой. Стены были в основном замшелые, местами покрытые порослью колючего терновника или гнилой плесени. Где-то явно были следы от стенобитных орудий или попадания катапульты. Надо бы разузнать как тут обстановка у аборигенов. Жрать-то еще хотелось. Своих припасов еще на день-два хватит, но это без учета добычи информации, за которую придется отвалить. Благо еда была добротная, не гнилая и не тухлая, как болотные блюда. Вообще Варанг задумался над тем, что едят начальники и чучела из замка, - вряд ли те сидели на том же, что и рядовая погань. Да и в самом замке явно посуше и потеплее должно быть. Пока что Гулдор напоминал огромную клоаку со всеми строительными лесами у первой стены и приросшими к ней словно поганки палатками. У ворот уруки встретили двух горных троллей с Мглистого, которые эти ворота и открывали. Хог и Зог, при чем один из них сильный, а второй умный - вот только Варанг хоть убейте не сказал бы кто из них какой, тем более сами тролли постоянно путались в именах, либо же умным или сильным был каждый по ситуации. Интересный ход, но надо двигать дальше. Пинком и зуботычинами Варанг отправил какого-то салагу наверх, доложить, что прибыли бойцы и хотят жрать. Ухмылка на морде гоблина очень красноречиво говорила о том, что тот думал о заявившихся лишних ртах и на какой паек они могут рассчитывать. Правда Варангу было плевать на то, главное поставить себя правильно. В коптерке у ворот Варанг разузнал об этом местном ухаре, что знал тут каждую вошь. К нему урук и двинул. Звали того уморительно ГоршОк, что на хандском обозначало посудину для справления нужд. ГоршОк был тучным орком не высокого роста в тяжелой латаной-перелатаной броне, и шлем был под стать имени. Названный знаток обитал в одной из башен первой стены, в основном отлынивая от караулов в сторожке и дуясь в карты. Горшок знал действительно многое, а все благодаря своей феноменальной способности притворяться мертвым. Обычно словит пару ударов или стрел, благо тяжелый доспех позволял, и проваляется до конца боя, когда можно будет спокойно обдирать трупы. Не то, что бы он был трусом, просто хотел выжить в этой дыре. Так и вышло, что он слыл тут самым старым служакой, однако болотная жизнь наградила его бельмом на глазу и зобом. В крепости о нем ходили шутки-прибаутки наподобие "от горшка два вершка" и т.п. присказки. Варанг узнал, что Сам отсидел в этой крепости не одну осаду всяких страшных белых колдунов и эльфийских воителей. А после возвращения в Мордор, поручил северный форпост одному из этих страшилищ в плащах. Здесь обитал один или двое, хотя их редко видели в крепости. Варанг удивился, считая, что гулы больше любят Моргул, с целым сонмом призраков, от домашнего приведения до ужаса из Дагорланда. Горшок рассказал, что крепость несколько раз доставалась врагу, а под ней находился целый лабиринт подземелий и катакомб, часть из которых была обвалена или затоплена, а в других были обустроены логова, темницы, кузницы и склады. Если верить словам ГоршОка, то выходило, что всегда находили новую часть подземелий, а множество выходов вело за пределы крепости, и по одному из таких Сам неоднократно отступал, когда враги проламывали оборону. Гарнизон состоял в основном из плодов экспериментов Саурона на орках, и поколениях потомков тех, кому не повезло служить тут изначально. Остальные были, как и Варанг, по словам ГоршОка неудачникам или недобитками - остатками отрядов понесшими сильные потери в боях и стянутые сюда, если их было некуда или незачем приткнуть. Жизнь всей этой братии в северном форпосте Мордора была не сладкой. Постоянные вахты на болотах, дозоры в лесу, стычки с голуг в северных чащах, откуда обычно не возвращались. Ну и конечно караулы в крепости, участие в ремонтных и фортификационных работах. Короче дыра и каторга, где нечего делать уважающим себя рубакам. Местные хоть и рады были пограбить да поскалиться на чужое добро, за Реку идти воевать не хотели. Там по слухам был проклятый золотой лес какой-то эльфийской ведьмы Электродрели или вроде того. Больше ГоршОк не знал. Но Варанг узнал достаточно о местных нравах, теперь бы найти кого-то ушлого, кто часто бывает за пределами замка, имеет уши и хорошую память. Однако прибежал снага с требованием командира новоприбывших к себе. Варанг решил сначала отчитаться и выбить себе теплое местечко за ценные сведения.
  3. Лесные призраки

    Тащиться через лес было тем еще развлечением. Где Стрыга могла пройти в полный рост, урукам приходилось складываться в три погибели. Сучья, ветки, корни - словно целый лабиринт. Хотя, Варанг знал, что здесь леса еще не такие густые, как дальше к северу. Южную часть издавна прорубали то люди, то обосновавшиеся потом орки и балхот. Не говоря о уже болотах, что по слухам окружали крепость на многие мили. И вправду, через день путь под ногами зачавкала болотная жижа. Ну да лучше топь, чем поганый лес. Конечно в этих широтах можно было не опасаться ужаленных в задницу лесных мстителей. Зато вот местная флора и фауна являла собой гремучую смесь всего, что было способно укусить, отравить, утащить, разорвать и т.д. и т.п. Пару раз Стрыга совершала пространные реверансы в сторону кустов. То ли обменивалась новостями, то ли это был пароль и лесные звуки тут же отступали. Варанг не обманывался внешним обликом ведьмы. Эта древняя порода духов была настолько вредной и злобной, что сейчас можно было лишь благодарить судьбу, что они на одной стороне. Ну в теории. В Кирит-Унголе тоже с паучихой вроде как на одной стороне, но в одиночку лучшее в ее пещеры не забредать. А орки из местного гарнизона периодически скармливали ей в жертву нерадивого соратника. Местность изменилась из непролазной чащи, до заболоченного редколесья. Деревья тут стояли в основном мертвые или на разной степени разложения. Соответственно тут тебе и вонь, кровососущая насекомая погань, и пару раз Варанг был готов поклясться, что видел слишком больших червей, плавающих в болоте. Мелькнул и тощий облезлый варг, глодающий кость какого-то приключенца. Вскоре впереди замаячила громада холма, на котором и стоял Болотный Замок. Сам Дол-Гулдур был старой крепью, которую изначально сооружали гномы для короля Орофера, но не срослось. Работу не довели до конца, эльфы ушли на север, а здесь после поселился Сам, наплодив округу плодами своих многовековых экспериментов. Крепость представляла собой две крепостные стены с башнями и собственно сам замок, высившийся на вершине холма Амон Лак. Первая крепостная стена был окружена рвом с тухлой водой, которую видимо местные использовали для приготовления баланды. В этом Варанг убедился, пройдя старый мост и повстречав привратников - с десяток уродливых орков, с раздутыми шеями, блеклыми слезящимися глазами и с иного вида последствиями долгой жизни на болотах. Урук оценил их броню, как рваное тряпье, а оружие составляли луки да кривые копья. Горе-воины больше походили на каких-то нищих из тропических областей Харада. Стрыга не замечая никого прошмыгнула в крепость мимо бдящих, те даже отстранились подальше. Видимо ведьма считала, что свою часть договора выполнила, а дальше Варанг пусть сам репу чешет. Десятник был не против, рядом с ведьмой было не по себе. А с местной шпаной он разберется. Главное найти кому доложиться и не сойти за дезертиров. Тут и показался начальник караула - жирный орк, косивший под бойца. Вооружен был здоровой палицей, коей видимо удобно гоблу гонять. Из доспехов на нем был только подгнивший и порванный стегач, набедренная повязка из кольчужных колец и шлем с решетчатым забралом - видимо отковырял часть клетей в темницах. Ростом жирдяй был вышел любого из парней Варанга, впрочем и шириной мог поспорить с двумя. - Я Бакланг, а проход тут платный, снаги. - самодовольно приветствовал начальник новоприбывших, опираясь на палицу. - А я Варанг, сейчас заплачу золотом - рыкнул в ответ урук. Не успел Бакланг опомнится, как уже валялся на влажной земле, а урук наступал начальнику на горло и руку, сжимавшую палицу и справлял нужду прямо на решетку шлема привратника. Со стен раздался хохот и визг, после чего ворота открыли, уруки прошли в крепость, оставив опозоренного Бакланга отмывать морду во рву. За последним закрепилось прозвище Золотой.
  4. Лесные призраки

    Ведьму или шаманку местного разлива бальхот звали Стрыга. Почему и отчего - поди разбери. Говор у больхот по грубости был ни чета орочьему. Вообще из разговоров сквозили такие отзывы, как "Кровавая Накидка", "Лисья шапка", "Исчадие чащ". Все это в полной мере отражало суть существа выползшего из землянки. Отрок дикарей в каких-то цветастых обносках. Но Варанг сразу почуял знакомую силу. Смердело, как от Безмолвных Стражей, Гулов и отдельных слуг Ока. У орков сохранились предания, да и слухи о древних, как помет Анкалагона, и таких же злобных духов, которые обретали себе вместилища в телесных формах. Одни принимали облик орков и звались больдогами, другие же во всяких тварей, в том числе тех же волколаков, что где-то в окрестных лесах обитали, коих еще звали цепными псами Мордора. Вот про людей Варанг не слышал. Ну да все равно, главное, что Стрыга работает на Властелина, являясь помимо местной достопримечательности еще и проводником для людей и других вестников Мордора с востока. Оттого Саурон и давал ей возможность самостоятельно развлекаться в своем уголке леса и даже подкидывал ненужных пленников с барской руки. - Здорова, Стрыга. Мы к тебе за тем, что и всегда. Отряду Мордора нужно добраться до Крепости с важным донесением. Карт нет, а свои проводники напоролись на копья речных людишек. Топать в обход - время дорого. Варанг отчеканил по обычному, изложив максимально доступно ход дела. С посредником Ока лучше не грубить, еще начальству доложит, а ковер у того жесткий. Урук махнул в сторону подношений, где явно выделялся мех с дорвинионским вином, бывшем по местным меркам деликатесом. - Плата. Конечно по идее Стрыга должна без всяких взяток принимать дело в оборот, но тут ведь как... Дух малый али большой, ну лучше задобрить. Да и им тоже надо как-то жить. А в Лагбурзе на пайки скупы.
  5. Лесные призраки

    От мест боев мордорцы пробирались спешным маршем на запад, к селениям дикого и свирепого народа бальхот, служащих Саурону. Туда по-крайней мере за ними преследователи не двинуться. Но либо оркам удалось оторваться, либо люди попросту прошляпили отряд Варанга, занявшись более крупной группой Муданга, покойся он с миром. Варанг насчет остальных угрызений совести не испытывал - один дурак увлек за собой других. Решили прорываться на юг к Мордору, где их конечно же первым делом ждали. А в это время Варанг со своими парнями частью обошли, частью порубили посты людей. Мордор ими позже займется и основательно, а вот оркам лучше о своей шкуре подумать. Всего у Варанга было около пяти десятков уруков, включая десяток бешеных стрелков Гульбага. Эх, мало лучников, мало. Но зато эти матерые, птиц на спор сбивают. Остальные рубаки без особой специализации, парни свирепые и умелые. Плохо, что всех мозгляков вроде разведчиков, нюхачей и толмачей срубили в первой битве. Хотя сейчас все равно бы обузой были. Под марш уруков бы не смогли подстроиться. Варанг был доволен, что сумели кое-какую добычу унести, вещички отбросившего коньки гхаштарка и знамя. Собственно профессия знаменосца была особой в мордорской армии. Дохли они чаще других ибо были заметнее остальных, а для щита обе руки заняты древком. А потому следующего "счастливчика" одевали, как и предыдущего и называли тем же именем для поддержания боевого духа. Итак до следующего раза. "Они убили Уфтака! Вот уроды! Теперь ты Уфтак! Вот дерьмо!" Варанг гнал своих вдоль течения Келудина строго на запад, к маячившей на горизонте темной полосе сплошных лесов. Старались держаться на расстоянии от реки, ожидая нападения речных людей. Где-то на севере обитали мерзкие голуг, но в остальном лес был занятом Мраком, так что остроухих Варанг не боялся встретить на этих землях. А вот найти Гулдур надо еще постараться, для того и придется запросить помощь у местных. Бальхот пришли в эти земли откуда-то с северо-востока, жесткой и все сметающей ордой. Они сразу подчинились владыке Болотного Замка и поселились в окрестных землях. Однако их народ сильно поредел во время вторжения в северный Гондор, когда они вместе с орками пытались занять степи Келенардона. За сходство с орками и получили свое название. Орды бальхот были стоптаны конницей северян и зажаты в тиски вместе с орками Мглистых железной пехотой Гондора. С тех пор они уменьшились в числе, но ничего не забыли. Через несколько дней ускоренного марша, добрались до первых селений бальхот. Орков встретили туземцы с оголенными торсами и раскрашенными лицами и телами. Вооружение местных было так себе. Глефы, секиры, скимитары низкого качества. Плетеные щиты разве что от стрел защитят, и то не факт. Хотя было видно, что войну здесь любят и ценят, но сражаются ордой. Валом пехоты сносят все, а конницы у местных не было. Защиты почти никакой, да и не в почете она была, зато культ мухоморов и голых берсерков пользовался популярностью. Кое-какие доспехи были у вождей и их приближенных, у этих же и лошади имелись. Правда броня тоже была преимущественно из кожи. Шаманы и вожди украшали себя костями животных и людей. Люди все коренастые, заросшие, с черными волосами. Поборников Ока тут привечали с почетом, хотя и пришлось сбыть местным за помощь по бартеру часть награбленного в виде мехов с дорвинионским вином. Удалось выяснить, что живет на окраине леса некая ведьма, которая дескать знает все тропы и не раз водила вождей к Болотному Замку в обход паучих угодий. Последнее было особенно важно, встречаться с дальними родственниками Шелоб у Варанга не было никакого желания. Мордорцев провели к жилищу ведьмы. Утоптанная тропа сквозь вырубки ныряла под сень мертвых стволов и черных сосен. Вдоль дороги тянулись шесты с чадящими факелами и колья с насаженными черепами. По всему выходило, что за дорогой приглядывают местные. На свой лад. Тропа привела их к небольшой поляне, поросшей жесткой травой. Там было что-то вроде землянки, вокруг воткнуты заостренные колья, на которые навешаны атрибуты культа в виде костяных талисманов из животных, птиц и людей. Шаман приведший Варанга оставил подношения в виде какой-то еды и еще чего-то рядом со входом. После чего подал знак уруку. Всеобщий местный знал из рук вон плохо, зато многие слова из Темного Наречия тут хорошо прижились. Варанг кивнул и положил рядом последний из добытых мехов с вином. Про себя десятник отметил, что шаман бальхот разукрашен священными для них символами Алого Ока Лагбурза.
  6. Лесные призраки

    Отряд мордорских орков отступает на запад, после проигранного сражения в Дорвинионе. Между Лихолесьем и Келдуином живет народ балхот, подчиненный Саурону. Где-то в этих сумрачных чащобах должен стоять северный форпост Мордора. Точной дороги к Гулдуру, а тем более без карт и проводников оркам не найти. Задача - найти проводника и добраться до Болотного Замка.
  7. Мордорский кулак

    1. Имя персонажа Варанг, порой к имени липнут прозвища типа «хитрый» или «засранец», чаще вместе. 2. Внешность Рослый орк, из подвида уруков. Для большинства светлых – уродлив и ужасен на вид. Широкоплеч, поджар, хотя, как и вся его раса немного ссутулится. Пепельная кожа, желтые глаза, зубы с заостренным клыками. Широкий, выдающийся вперед подбородок, заросший жесткой щетиной. Приплюснутый нос, не раз сломанный. Несколько шрамов пересекает морду. На голове волос почти нет, кроме нескольких жидких прядей. Одежда темных тонов из шерсти и льна, латанная не однократно. Поверх одежды носится доспех из вареной кожи и наклепанных на нее металлических чешуек. Все это добро подбито войлоком. Железные пластины закрывают голени, кисти и плечи. Для ближнего боя одеваются кольчужные рукавицы. Шлем конического вида с кольчужной бармицей, забрало представляет собой пластину, закрывающую нижнею часть лица и нос, крепится к шлему отдельно, обычно, когда наступает время жестокой рубки, в остальное время обзор предпочтительнее, даже несмотря на опасность словить шальную стрелу в морду. 3. Профессия и навыки Младший командир в войске Мордора – десятник. Специализация – ближний пеший бой. Отлично дерется в рукопашную, может метать, все что под руку попадется. Хорошо управляется с клинковым оружием и метает сулицы, отлично с чеканом, неплохо с копьем. Весьма посредственный стрелок из лука или пращи. Командный голос – позволяет отлично руководить дележом награбленного и вообще всяческим использованием сородичей рангом ниже себя. Обладает неплохими познаниями в тактике боя, помноженные на собственные опыт и хитрость. Хорошо ориентируется в горах. Кое-что смыслит в сооружении укреплений временного характера. К походной жизни приучен. Имеет выработанный иммунитет к некоторым ядам, а природная «толстокожесть» орков позволяет выживать в разных климатических условиях. Но совершенно не умеет плавать. Карты читать умеет (орочие карты, с матерными комментариями). Сносно болтает на грубом Всеобщеем и Черном Наречии. 4. Инвентарь Для ближнего боя используется изогнутый умбарский меч по типу кописа/фалькаты (выторгованный), которым особенно удобно отсекать конечности и используется чаще всего для рубящих ударов. В качестве дополнительного вооружения – чекан, орудие изуверское и соответственно орочье. Округлый щит из дерева, обтянутый шкурой тролля, вытянутый к низу. Для дальнего боя комплект из восьми сулиц, обычно используются до сближения с противником. Сулицы Варанг может делать в походе и сам. Пара ножей для хоз. Нужд или аргумента в драке/метания в противника. Фляга с орочьим пойлом. Кожаный бурдюк, котомка со всякой мелочью и необходимым запасом, типа полос вяленого мяса, костяных игл, ниток. 5. Биография Начало жизни ничем ни примечательно. Будучи мелким снагой выполнял разные поручения типа: «подай, принеси, укради»; и получал затрещины от старших, дрался со сверстниками за еду, и чтобы попросту выжить. Чуть позже отрядили в строительную бригаду укреплений Мораннона. Там же, во время работ получил кое-какие представления о фортификации. Особенно из матерных речей местного морэдайна, бывшего архитектором. Окрепшего детину и ему подобных согнали в военный лагерь, где десятники палками и пинками обучали молодежь премудростям ратного дела. Потом были походы за горы Эфел-Дуат к долине реки Андуин, набеги на селения людей Гондора в Итилиене. Поднабравшегося опыта Варанга сделали десятником и отправили на южную границу, в одну из орочьих крепостей в горах. Пару лет просидел в гарнизоне «Кирдыг-Могула», успел к горам привыкнуть и прижиться. Случались и походы в Ханд и Харад, в основном для сопровождения людей из Лагбурза, актов устрашения и усмирения некоторых непокорных племен. На стычках с туземцами в горах, степи, болтах и пустыне Варанг приобрел ценный опыт. Чуть не погиб от отравленной стрелы дикаря на востоке Ханда, но яд оказался слабее, а Варанг упорнее. Один раз почти утонул в Харнене и его чуть было не слопал крокодил, но и тут сумел выйти «сухим из воды». Через некоторое время попал в отряд тяжелой пехоты черных уруков, куда отправляли только самых свирепых, живучих и хитрых тварей. Снова атаки на Гондор. На этот раз были настоящие бои, а не налетели, пограбили и ушли обратно в горы. Варанг на своей шкуре испытал умение тарков воевать. В тихие деньки коротал время в караулах на Вратах и перегоне стад горных троллей. Последним приказом из Лагбурза, был сформирован отряд «Северной армии» - что за армия и где придется воевать, тем кто ниже сотника не докладывали. Но Варанг понял, что возможно придется померзнуть, а значит ищи растопку и теплые вещи. Но особо подготовиться не дали, командир из числа морэдайн погнал несколько сотен орков на север, в обход Дагорланда с востока. Оказалось, что целью похода была область Дорвиониона. Тамошние земли были богаты и плодородны, но вот ведь несправедливость – лежали непосредственно рядом с землями данников Мордора, но сами таковыми не являлись. Первые пару селений взяли с ходу, сопротивления почти не было. Взяли добычу, трофеи, но не успели порадоваться, как появилась местная дружина. И еще какие-то речные воители. У противника были хорошие стрелки и кавалерия, чем мордорцы особо похвастаться не могли. Приняли бой, атаки людей выдержали, но в целом ситуация была плачевной. Слишком большие потери несли от вражеских стрел и дротиков, а конница постоянно изводила наскоками. Закрепились после боя в одной из разграбленных деревень. Командир к вечеру погиб – словил стрелу точно между шлемом и нагрудником. Орки решили разделиться и попытаться прорвать кольцо окружения в разных местах. Больше из-за того, что не смогли договориться. Группа, что пыталась пробиться на юг, напоролась на сильные заслоны и вся полегла. А вот на западе противник не ожидал прорыва, и группа, в которой был и Варанг смогла порубить вражеские посты и уйти. Так вышло, что все командиры были мертвы, и Варанг стал выборочным командиром около полусотни голов, а также разжился полезной сумкой погибшего морэдайна в который были планы атаки какой-то гномей сопки – «Пэрэбор» или «Недобор» - Варанг так точно и не понял. Возглавив отряд стали отступать на запад, к лесу, где по слухам жили остатки темного народа Бальхот и где должен был находиться северный форпост Мордора. 6. Особенности персонажа Жесток и груб, что характерно для всех орков. Хитер и довольно неглуп. Привык изъяснятся жестко и по делу, резок и язвителен. Пытки все такое прочее считает развлечением для вонючих слабаков, но для дела – подпалить пятки неразговорчивым всегда можно. Падок на ценные вещи и то, что можно выгодно обменять. Врагов, коими являются представители всех свободных народов естественно не любит, но признать достойного противника способен. Для орков не существует понятия чести, и нанести подлый, но действенный удар само собой разумеющиеся. Верный воин Мордора, свое ремесло ценит и отсиживаться в тылах не считает для себя подходящей жизнью, особенно когда есть, что и кого пограбить. Не любит леса, зато в горах чувствует себя практически, как дома. Уважает тех, кто что-то умеет делать хорошо. Больших Главарей побаивается, но никогда не пресмыкается перед вышестоящими. Ему конечно свойственны амбиции, но в принципе доволен своим положением. В последнее время сильно раздражен. 7. Мировоззрение Тьма. 8. Чего вы ждете от игры этим персонажем? Войнушек, походов, приключений в духе Кука и его «Черного Отряда». Игрок: Известно.
  8. Ворота крепости

    Прием у Хозяина закончился быстро, и теплым его было не назвать. Собственно, Мурглак и не ждал, что его за стол посадят, да баранью ногу дадут. Ага, догонят и еще дадут. Пинка под зад, для ускорения, чтобы летел, пердел и был готов драться за Мордор. На самом деле все даже хорошо закончилось. Урук уже думал, что сейчас его размажет по стенке, как тонкий лист нагретой стали по наковальне от удара кузнечного молота. Это только в тролльих сказках бывает, пойдешь в поход за горы, украдешь принцессу, победишь злющего лыцаря, лейтенантом сделают. Держи карман шире. В общем и в целом, все закончилось не так уж плохо. Живой и при своем. От головной боли избавился, дальше пусть решают Большие Начальники. А уж, что они решают, разгребут уруки. Как обычно, все шишки честным бойцам. Не успел сержант по-тихому слинять из крепости, как его тут же подловил какой-то адъютант очередного любимчика Властелина из числа этих вечно пафосных гшахтарков. Привели в башню, где заседал совет из пяти людей, разной комплекции. Что их роднило, так это выстиранная одежда и сапоги, никогда не видевшие походной грязи. Сие собрание гордо именовалось главным штабом северной группы войск. Мурглак сразу почуял недоброе. Главкомы совещались, что-то рисуя на карте и оживленно споря на каком-то своем диалекте, привезенном еще с Острова. Урука подвели к заморенному типу, заполнявшему бумажки гусиным пером под светом масляной лампадки. Рядом стоял какой-то офицер в темный одеждах и простым мечом у пояса. Задавал вопросы и приказывал он. Писака просто все документировал своим куриным почерком. Остальные обращали на них внимания не больше, чем на кучку мусора, что уже скопилась в углу из порванных пергаментов и пустых бутылок. - Сержант? Сколько под началом бойцов? – устало спрашивал офицер. - Двадцать восемь, десять и восемь уруков-латников, и десяток орков-лучников. - Отлично, что нужно. Собирайся, сержант, отправляешься на северный фронт. В гарнизон Дол-Гулдура. Мурглак чуть было не провалился под стол. То ли подоспела обещанная награда, то ли Уста постарался или тот другой привратник. В общем все это светило большим дерьмом, чем служба в Шагратовой норе, с жирной паучихой за пазухой. Сразу вспоминались страшные истории об тарковских повстанцах, лесных призраках, злющих карлов в горах и древних крепостях. - Вот приказ о назначении твоего отряда под командование генерала Бакланга. И не вздумай посеять. Покажешь на складах, получишь необходимое. Выступаешь немедленно. Все, пшел прочь. – офицер вручил Мурглаку жалкую почеркушку и был такой. Хотя пергамент больше походил на сортирную бумажку, в нем была определенная ценность. Вернулся, рассказал все Гульбагу, тот лишь выругался, посетовав, что мол столько тащились и теперь снова куда-то шлепать. И не просто куда-то. Прямиком в качестве пугал, что будут стрелы эльфов ловить. Посидели, смекнули. Пошли к другому офицеру, обмолвились, что не знают, куда девать бочонок с серебром, в походе-то не до него будет. А надо найти лучников хороших… В общем, подмазали подкрепостного офицера и Гульбаг вернул под крыло свою шайку из десяти уруков с длинными луками, щитами и оружием для ближнего боя, одетых в вареную кожу и стальные шлемы с широкими полями. Десяток его снаг оставили командиру местного отряда, и тролля пришлось оставить. За первых было не жалко, а вот за великанами велся учет. Они еще пригодятся для войны. Олог-хай ценились слишком высоко, да и были тварями смышлеными. Мурглак бы предпочел иметь такого на севере, да только в болотистых лесах скорее всего им не пригодиться, хотя север большой... Ну да гундабадский варг ему товарищ. Пускай остается, на столичных харчах небось решил нажраться. Зато еще парочку толковых парней взяли, для ровного счета. И вот тридцать уруков походным маршем двинулись по тракту на запад, к вратам. Шли налегке, нагрузится успеют в Моранноне, а пайка, что полученного в Лагбурзе им хватит для спокойной прогулки до Врат. Бочонок харненского серебра послужил отличной разменной монетой в общении с людьми Лагбурза. А бумажка, выданная офицером, давала им вольготный статус «подкрепления». Так, что можно было совать ее в морды и слать всех к балрогу в задницу. Переход.
  9. Тронный зал Барад-Дура

    От ворот Чем ближе к тронному залу, тем больше холодило пятки. Большая часть орков про Владыку только слышали, и знают по слухам, да байкам. И все же, он всегда присутствовал незримо рядом, направляя своей Волей темных созданий. Но увидеться с Хозяином воочию могли единицы. Во всяком случае, после Второй Эпохи. Уста провел их к дверям зала, чинно войдя в логово Саурона. Пропел какое-то приветствие, после чего дал знак воинам вводить их. Гхаштарки поставили царицу на колени, придерживая за плечи. Мурглак, не поднимая глаз, припал на одно колено. Узоры на черном мраморе вдруг показались занятыми. Авторитет Властелина в буквальном смысле давил на плечи, как если бы пришлось держать небесный свод. - Рассказывай – рявкнул Уста из-под тени трона. - Сержант Мурглак, получил приказ собрать отряд для перевозки дани из Харнена в форт Мордора Купсба. Во время забора дани встретил человека, князя или генерала, южане слушались его, почти как вождя. Сначала сказал, что не пропустит дань без приказа письменного. И предложил сделку. Он дал нам безопасный путь назад, и даже разбойники из пустынь не побеспокоили караван. Взамен мы должны были захватить царицу, которую тот человек предложил в дань Мордору. Дал стрелы свои. Убили всех, следы убрали. Царицу захватили и доставили сюда. И человек просил передать это… Мурглак все так же, уставившись в пол, протянул руку за пазуху и вытянул оттуда письмо. Уста взял его в руки и зачитал. В послании значилось:
  10. Ворота крепости

    От Горгорота Уруки, уставшие и злые подбирались к вратам мимо «пригородов» Лагбурза – кузней, плавилен, входов в подземелья. Но отряд, сопровождавший повозку, остановился только у моста, отделявшего остальной Мордор и сосредоточие всей его силы. В непосредственной близости от твердыни Саурона всем было не по себе. Величие и мощь буквально сочились из каждой бойницы это цитадели срединных земель, и высокие бастионы давили к земле своей аурой притаившегося ужаса. В общем, отличное место, от которого простым оркам лучше держаться подальше. Царицу вывели из повозки, развязали путы на ногах, чтобы могла идти, и вынули кляп. Кричать можно было сколько угодно. Но бессмысленно. Для пленников, кто удостаивался увидеть громаду Барад-Дура в близи, было уже все кончено. Мурглак и Гульбаг повели женщину по мосту, оставив отряд ошиваться в тени крепости. У ступеней их уже встречали. Высокий морэдайн в вороной броне и шлеме с наполовину открытым забралом. Компанию гхаштарку составляли пять бойцовых уруков с двуручными тесаками за спиной и начищенных доспехах. Сразу видно воины, в мелкую грызню, не вступающие, но и в походы не ходящие. - Каким ветром сюда занесло? – с порога осведомился человек. - Сержант Мурглак и десятник Гульбаг. Мораннонская армия. Были направленны с отрядом по сборке дани в Харнен. Дань была доставлена по назначению, в форт Купсба. Вот приказ и разрешение на провозку от харненцев. – урук всунул пергамент под нос морэдайну. - Хорош в меня бумажкой тыкать, сержант. Это кто? Здесь чего надо? - В Харнене получили тайное послание от одного из правителей, адресованное Оку. Лично. И вот это, царица Харнена. Дар для Ока. Черный нуменорец расхохотался. Уруки-гвардейцы тоже ржали. - Думаешь, я шучу, свинопас рунийский? Когда Начальство узнает, тебя на этой же башне и вздернут! Мы ведем важного пленника. У меня приказ Ока. Мурглак блефовал. Главное нести пургу уверенно. Тогда поверят. Передавать что-то через чьи-то руки гиблое дело. А Оком можно припугнуть кого угодно. - Ждите здесь. Уруки и человек ушли. Через четверть часа вернулись, в сопровождении Голоса Саурона. Этот гхаштарк был древним, почти как камни в основании крепости, а нрав у него был похуже самой ядовитой змеи в болотах Гулдора. С матом и ревом начали перепалку сначала. Наместник обещал весь отряд бросить в Черные Ямы, скормить троллям и много чего еще. Сержант упрямо стоял на своем, хотя внутри все сжималось, еще никогда в открытую он противостоял большим начальникам. Но сейчас на кон было поставлено очень многое. Облажаться нельзя. Больше всего он боялся не угроз этих пафосных ублюдков, а Ока и его гнева. В конце концов Уста плюнул и решил лично привести их под очи Властелина, не забывая обещать вечные пытки. Гульбаг остался у ворот, в окружении гвардейцев. А Марглака Уста повел в святая святых крепость. Двое морэдайн вели царицу. «Я в дерьме». Эта мысль не покидала сержанта за все время пути до тронного зала. В тронный зал.
×

·