Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Илгон

      Upgrade   17.01.2019

      Просим обратить внимание на следующую тему

Кхарн

Тьма
  • Публикаций

    255
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    40

Кхарн стал победителем дня 30 декабря 2018

Кхарн имел наиболее популярный контент!

Информация о Кхарн

  • Звание
    Воин

Информация

  • Пол
    Не определился

Посетители профиля

1 766 просмотров профиля
  1. Можно даже практически ничего не менять, кроме разве что биографии. Просто вы станете Эовин-матерью. Просто про мать Эовин известно только, что она умерла, когда ей было всего семь лет. Ни про внешность, ни про какие-либо другие вещи не сказано. Можем мы предположить, что внешностью и характером Эовин пошла в мать? Можем. Вот и готовый персонаж. Место в сюжете уже будет, повоевать придётся. Ну и романтическая линия, если есть такое пожелание, сама собой напрашивается.
  2. Не скажу, что сильно рад такому повороту, так как придумал довольно много всяческих сюжетных завязок на предыдущий сценарий, однако, с другой стороны, я как бы и сам не спешил с ними делиться, намереваясь сделать сюрприз, и уж тем более не спешил их реализовывать, так что тут не на кого пенять и некого обвинять, кроме себя. Да и действительно игроков что-то не наблюдалось, так что действия Администрации понятны и в принципе логичны. Как всегда, беру на себе важную и почётную должность помощника ГМ и в случае необходимости его заместителя, чтобы можно было и дальше штамповать НПС и иметь возможность присоединиться к развивающейся игре в удобный для себя момент. Ну и помогать развивать сюжет конечно.
  3. Гундабад [Подгорный город]

    - Ааааа, вот ты о чём, - протянул Шныр, узнав теперь, чего от него хотят. - А чего ты сразу не спросил? Мы с тобой уже сколько знакомы, почти что родные друг другу, можно сказать. Да ничего тут такого удивительного нету. Гоблин я. Мы, типа, родичи вам, оркам, только помельче и хилее. Зато пролезем там, где вы, доходяги длинноконечностные, нипочём не влезете. Поэтому нас тут, под Горой, и ценят. Без нас вообще, можно сказать, ничего не было бы. Кто бы проходы разнюхивал новые, пещеры открывал и всё такое? А вообще я не удивлён, что у вас там таких как я нету. Что нам там делать, на ваших северах? А вот южнее у нас целый город есть, да. Но там плотность населения дикая, и как итог нищета, безработица, криминал - вот это вот всё. Поэтому многие к оркам подаются. Тут жизнь и проще, и просторнее. И свалить, если что, всегда можно. Главное клювом поменьше щёлкать, а то тебе его за тебя прищёлкнут. Пояснив таким пространным монологом Мегатру за себя и свой народ, Шныр ухмыльнулся и с удовольствием потянулся, услышав, что процесс наконец закончен и можно будет прогуляться. Он по роду деятельности очень любил всё время шнырять по улицам Гундабада и везде совать свой нос. Не зря ему матушка такое имя дала. Прям как чувствовала, что это его. Правда, кто его матушка, гоблин, понятное дело, не знает. Они с двух лет уже сами по себе растут. Кто выживет, тот и молодец, а не выживет - ещё нарожают. - Да кидай здесь, - махнул он рукой на вопрос про пожитки шамана, да и на сами пожитки, - Это ж вождя угол, кто сюда сам сунется, тем более после сегодняшнего? А вот принарядиться ты правильно решил. Ты ж шаман теперь, надо соответствовать. Только у нас вряд ли на тебя что будет, надо на рынок идти. Сейчас я... - кряхтя, гоблин стал рыться в одном из углублений стены, после чего вытащил на свет небольшой холщовый мешочек, внутри которого явственно что-то звенело. - На рабочие расходы, - осклабился Шныр и, донельзя довольный собой, пошёл на выход. - Погнали, надо ещё пару парней с собой взять, для солидности. Одного тебя по-любому накрутить попытаются, а типа с охранниками... Ну, тоже попробуют, но в рамках приличия. Зубы ведь никто терять не хочет. Так он и повёл за собой Мегатра в общую пещеру, где нос к носу столкнулся с Лшахом. - О, как вовремя, - подался вперёд орк, - вождь у себя? - Ну а где ж ему быть? Вот, выгнал нас с шаманом, отдыхать изволит после трудов дневных, - насторожился Шныр, продолжая при этом вести себя по обыкновению развязно. Раньше Лшах как-то не рвался с Мадарком пообщаться тет-а-тет, и уж тем более не после показательной расправы, что была учинена сегодня. Значит, или что-то случилось, или Лшах заметил, что с Мадраком далеко не всё в порядке, и решил-таки избавиться от вождя. Тогда дело швах. Мадрак сейчас никакой, а шаман ещё авторитет не наработал, чтобы что-то противопоставить Лшаху и его банде, которая слушается его подобно псы строгого хозяина. - Да тут новости из Клубка пришли: Большая Сходка собирается. Приглашают всех, кто изъявит желание выказать свою верность королю. Вот иду узнавать, изволит ли Мадрак её выказывать. - Ого! - непритворно воскликнул Шныр, донельзя удивлённый данному известию, и в то же время обрадованный, что его худшие опасения не оправдались, - Это ты удачно нас застал. Пойду вождю скажу, он с шаманом покумекает, чё почём. Те лучше не заходить. Сам понимаешь, после предъявы Зурга он на нервяке сейчас, ещё подумает, что и ты туда же. Будет неприятно сразу двух предводителей банд в один гонг лишиться. Я ему передам всё в лучшем виде. Пошли, шаман, доведём до вождя такую радостную весть, - Шныр чуть ли не повис на Мегатре, утягивая его обратно в угол вождя, под подозрительный прищур Лшаха. - Вот же Богун паскуда, нашёл время! - продецил гоблин после того, как вернулся к постели Мадрака. Да уж, времечко он выбрал что надо. Вождь дрыхнет, и даже Шныру понятно, что будить того и пытаться довести до Клубка, да ещё и перед глазами всего Гундабада - наиглупейшая затея. И в то же время не прийти тоже нельзя. Намёк более чем понятен - любой, кого не приглашали или кто не явился на Сходку, в глазах Богуна будет врагом, а значит подвешивает над собой здоровенную такую палицу королевского гнева. Изверги - не Расчленители, в открытую бодаться не то что с королём, даже с самым слабым из Больших Шишек не могут. Опомниться не успеешь, и пещера куда более расторопным "верным" перейдёт. Что ж оно всё один за другим то? - Короче, планы меняются. На Большую Сходку надо гнать. Я в курсе, что ты за наши внутренние расклады не в курсе и они тебе как бы побоку, только вот и раскладам на твоё о них мнение похер. Нас они очень даже касаются. Так что вариков.... - Шныр задумался, - Нет, варик есть. Короче, на Сходку мы вместе можем пойти, и Лшаха с собой взять. Он орк кручёный, его в одиночку с таким вот Мадраком, - кивок на валяющегося в целебном беспамятстве вождя, - оставлять нельзя. Он своё не упустит, появись у него шанс. А без него другие орки не рыпнутся. Ну а на обратном пути на рынок заглянем - там всё равно по пути будет почти. Или я сам Лшахом пойду, - далеко не лучший вариант для самого проныры, но он не раз из таких передряг выкручивался, а после учинённого Мадраком представления так и вовсе его шансы не сгинуть по дороге довольно велики, - Ты тогда сам тут осваивайся и за вождём следи, чтоб не подох тут. Но тут сам понимаешь, надо будет самому себя так поставить, чтоб тебя слушались. Мне лучше чтобы ты со мной пошёл, если честно, но гляди сам. Быстрей только решай. [ava]http://zoozel.ru/gallery/images/365836_hobbit-nezhdannoe-puteshestvie-ork.jpg[/ava] [nick]Шныр[/nick]
  4. Ну, пока все карты раскрывать не буду, тем более что Тэодред ещё не ответил, но если будет получено согласие, то нас ждёт как путешествие, так и сраженияы.
  5. @Тэодред @Эовин, хотел узнать по поводу вашей совместной игры. Хотели бы вы ускорить ей темп и добавить больше... Ну пусть будет экшена (хотя не факт, что всё так повернётся)? Есть очевидная, но актуальная идея, и да, я придумал нового НПС, которого хочется включить в игру, но чтобы это было максимально продуктивно. Что скажете?
  6. Гундабад [Подгорный город]

    - Ай, ну что ты такой нудный? - прокомментировал Шныр реакцию Мегатра на их такой весёлый новый год, - Вот нет в тебе духа авантюризма. Нетути. Ничё, если мы ещё раз словим, то тебе дадим. Сам посмотришь, как это весело. А после началось что-то непонятное. Нет, поначалу были уже ставшие привычными нравоучения, которые вроде бы логичны, но вроде и не очень. То есть, достигать результат методом проб и ошибок - это как бы правильно. Но не на вожде же. Если он скопытится, от их собственного благополучия не останется и следа. Нет, может тот, кто его место займёт, а со смертью Зурга это почти наверняка Лшах, с самим шаманом ничего не сделают - шаман всё-таки, но далеко ведь не факт, что он будет таким же покладистым. А вот Шныру так и вовсе ловить будет нечего. У него отношения с другими орками сразу не задались. Так зачем тогда жизнь и здоровье вождя подвергать риску, чтобы его научить? Лучше ж тогда снагу какого использовать. Шныр, если надо, сам ему что порежет и поломает, и потом будет тренироваться его лечить. Типа накосячил - исправляй. А сдохнет, так не беда, ещё найдём. Но это ладно, не главное. Мегатр вдруг сбился со своего менторского тона и вдруг задал вопрос, который Шныр не понял. Потом подумал, и снова не понял. В каком это смысле кто он? Про апельсин гоблин помнил, он говорил, что честный вор. В смысле что ворует, разнюхивает и всё такое. И он не орк, что как бы любому очевидно. Таких орков не бывает - их свои же собраться убивают или изгоняют в отстойник. Они ущербными считаются. А вот гоблины норм - не орки ведь. Так и не додумавшись, что имел в виду Мегатр, Шныр счёл за лучшее уточнить? - Это, а в каком смысле кто я? Тебя моя специальность интересует, или происхождение. А то я чего-то тебя понять не могу. [ava]http://zoozel.ru/gallery/images/365836_hobbit-nezhdannoe-puteshestvie-ork.jpg[/ava] [nick]Шныр[/nick]
  7. Переход из локации Гундабад - пещера Пожирателей К тоннелю, ведущему к пещере Куги, Пожиратели, как и предполагалось, дошли без происшествий. Глупо, конечно, было бы предполагать, что получится скрытно провести шесть десятков вооружённых орков по главным северным переходам незаметно, но те, кто мог бы помешать или доставить хоть какие-либо неудобства, сейчас всё своё внимание заострили на Клубке и собирающейся там Большой Сходке, а все прочие при виде Кхарна и его парней тут же старались свернуть в сторону или, при невозможности такого манёвра, вжаться в стену, дабы эти конченные каннибалы прошли мимо и их не тронули. Вот дураки. Когда до них дойдёт, что Пожиратели едят только сильных орков, показавших себя в бою и заслуживающих такой чести. Слабаков и трусов они просто убивают. Такие Горе тоже не нужны. По пути Кхарн, помня признание Ширгаша, решил расспросить идущего рядом Кугу, что вообще понадобилось тем тварям от него и почему они прислали ему своего переговорщика. - Ну что ты как маленький? - зло цыкнул тот, - То же, что и всем, ясное дело. Мой проход на поверхность они хотели. Ну, то есть добазариться на поставки, чтобы я и с ними дела вёл. - Это они тебе так сказали? - Да ни хрена они мне не говорили, только всё про своего спрашивали. Но тут и думать не надо: зачем им того ублюдка одного отправлять ко мне? Какая от меня польза? Только одна - лес мой, что я через проход сюда поставляю. Действительно, самая главная ценность пещеры Куги, делающего маленькое даже по меркам Гундабада племя значимым - это возможность выйти из неё на поверхность. Проход был маленьким, замучаешься армию через него проводить, да и выходил он в глухой еловый лес вдали от каких-либо поселений, которые можно было бы пограбить, но зато давал стабильный доход в виде неиссякаемого источника древесины. Сумевший застолбить место Куга мигом разглядев нарисовавшиеся возможности, построил лесопилку и продавал другим племенам его за железо и серебро, тем самым очень даже неплохо навариваясь. Дерево ведь постоянно в ходу: то древки для стрел нужны, как Кхарну например, то щиты сколотить, то балки и подпорки в прохудившиеся своды и тоннели, да и мебель та же. Несмотря на стойкость орков, спать на голых камнях приятного мало, и те, кто мог себе это позволить, с удовольствием платили за комфорт. Одно время Куга даже посчитал себя настолько зажиточным и влиятельным вождём, что решил расширять и подмять под себя парочку пещер ближе к центру, но обломали того довольно быстро, и Куга оставил эти мечты в прошлом вместе со своей рукой. Однако здесь, на самом севере Горы, которую другие племена считают глухой провинцией, он довольно авторитетен. Свою пещеру Куга превратил в настоящую крепость, отразив все разрозненные нападки прочих охотников на владение проходом. А договориться между собой и напасть на него сообща ни у кого так и не получилось, поскольку никто не сумел придумать, как потом пещеру то делить. Оттого вдвойне тревожно, что какие-то залётные твари, пусть и размерами своими внушающими невольное уважение, смогли так легко этой пещерой завладеть. Неужели никто прежде не додумался подловить бойцов Куги на смене? И как вообще они успели всё разузнать, когда и как эта смена будет происходить, чтобы этим воспользоваться? Времени ведь с пропажи их посланника прошло всего ничего. Такое быстрое реагирование и планирование никак не укладывается у Кхарна в голове. Нет, орки всегда были легки на подъём, но чтобы настолько... Это так не похоже на орков Горы, что заставляет быть осторожным сверх всякой меры, ибо вообще не можешь даже предположить, чего от этих Новых орков ожидать. Именно поэтому Кхарн, достигну входа в пещеру, не стал сразу же бросаться в атаку, как того эмоционально требовал её бывший владелец, а стал дожидаться своих парней из второй пещеры. Времени на подготовку у них было меньше, но и расположена она гораздо ближе, так что ждать их по идее было недолго, тем более что вождь свой отряд вёл намеренно медленно, давая время своему гонцу достичь второй пещеры, а тем собраться и присоединиться к нему. Но вот прошло уже два часа. Орки Кхарна извелись в ожидании, бестолково топчась у входа, а на Кугу вообще было страшно смотреть, настолько взвинчен он был. Кхарну пришлось даже пригрозить тому вторую руку отсечь, чтобы тот наконец заткнулся что, впрочем, подействовало ненадолго, однако парней Кугалуги всё нет и нет. А идти вперёд всего с шестью десятками было очень опрометчиво. Необходимая осторожность была залогом выживания в недрах Горы, и ни один хороший орк ей пренебрегать не будет. Ведь хороший орк - живой орк. Но Куга всё не унимался. - Сколько можно тут телепаться? Ты орк или ссыкло? Давай уже пещеру мою отбивать, или хрен ты свои древки получишь, понял, оркоед драный? - Так, ты меня достал, - не выдержал наконец Кхарн, - Вбей себе в тупорылую башку: это мои парни идут твою пещеру отбивать. Значит, тут я решаю, когда её отбивать и сколько ждать. И я тебе в последний раз говорю: я не пойду туда, пока остальные мои парни не подойдут. Хочешь, давай сам штурмуй - твоя ж пещера. Но ещё раз пасть свою не по делу раскроешь - я проголодаюсь. И тогда мне насрать будет на древки и всё такое прочее. Я тебя прямо здесь выпотрошу, как свинью, и от тебя только дерьмо и останется из твоих вонючих кишок. Ты меня понял? Вообще, Пожиратель так и так намерен был Кугой закусить после того, как его пещера окажется в его руках. Но до того момента, как он заставит его показать свою скрытую в лесу лесопилку, этого делать было нельзя. Несмотря на почти десяток вылазок на поверхность, за пределами Горы Кхарн ориентировался не сказать чтобы хорошо и следовал скорее по наитию, обратно возвращаясь по своим тщательно сделанным меткам. Искать же лесопилку самому в глухом лесу ему было совсем не интересно, и проще было бы выбить эти знания из того, кто ими совершенно точно обладает. Только поэтому Куга ещё жив. И он вроде бы даже внял предупреждению Кхарна, так как действительно заткнулся и не пробовал огрызаться, но тут откуда-то сверху раздался странный ритмичный зтук, услышав который, Куга с такой силой рванул в тоннель, что Кхарн, которого тот задел плечом, не удержался на ногах и грохнулся пятой точкой на каменный пол. Это его и спасло, когда залп стрел, выпущенных откуда-то сверху, просто выкосил первый ряд его парней. Подняв глаза вверх, Кхарн разглядел на незамеченных им ранее довольно искусно сделанных уступах орков с метками Куги, уже заново натягивающих луки и выбирая новые цели, а из тоннеля послышался далеко разносящийся в стенах пещер грохот железа, и недра прохода изрыгнули из себя тех самых Новых орков - облачённых в сталь громадин с квадратными щитами и прямыми мечами, молча набросившихся на Пожирателей. Благо что сам проход был узким, и они не смогли напасть все сразу. Им нужно было время чтобы рассредоточиться, так что они не смели его парней в первые мгновения, но Пожиратели были настолько сбиты с толку, что так и не смогли сориентироваться и заблокировать врага до того, как те растекуться по широкой площадке перед входом, лишь отступая под их натиском и падая один за другим, тем более что стрелки не переставали собирать свой урожай, посылая стрелы в глубь рядов орков Кхарна. Сам Кхарн едва успел подняться и сбросить со спины на левую руку щит, когда на него посыпались тяжёлые удары. Пришлось держать щит двумя руками, не помышляя даже о контратаке, и лихорадочно искать временное окно для того, чтобы уйти из под вражеских мечей и оценить обстановку. Спустя десяток секунд ему предоставился такой шанс, когда измолотивший его щит урук чуть подустал и его удары уже не были столь частыми, что позволило Кхарну поменяться местами с одним из своих парней. Тот уже спустя пару мгновений рухнул с разрубленной головой, но вождь успел уйти вглубь и оглядеться. Впрочем, никаких дивидендов, кроме как чуть перевести дух и выхватить наконец наиболее удобный в этой толкучке длинный нож, он из этого не вынес. Его орки скучились и почти не помышляли об ответном натиске, стараясь лишь укрыться за щитами от ударов и сыплющихся стрел, а враг всё продолжал теснить их, и каждый пройденный ими метр означал смерть одного из Пожирателей Кхарна. Чтобы дать им отпор, и чтобы самому Кхарну докричаться и привести своих бойцов в порядок, следовало хотя бы пару мгновений на передышку, чтобы была возможность перестроиться. Вот только никто этих мгновений давать не собирался. Оставалось только пятиться и терять бойцов одного за другим. Но Кхарн не был бы вождём, не попытавшись предпринять хоть что-то. Следовало хоть как-то замедлить наступающих, а лучший для этого способ - смешать их ряды. Он сумел подкараулить момент, когда один из Новых орков несколько увлёкся и прорубился к нему, после чего поднырнул под его щит и ударил ножом в пах. Удар пришёлся в цель, и урук со стоном стал заваливаться, чего и ждал Пожиратель, надеясь вклиниться в образовавшуюся щель и подрезать менее защищённые ноги ещё нескольким врагам, чтобы те повалились друг на друга, но получившему ранение бойцу так и не дали упасть. Чьи-то руки схватили его и с силой потянули вглубь строя, а на его место тут же стал другой, закрыв тем самым возможную брешь, а сам Кхарн едва успел поднять щит, прежде чем тяжёлый меч раскроит ему голову. Этот удар пришёлся в кромку щита, тем самым расколов его, и Кхарн был вынужден бросить ставший бесполезным кусок дерева и вновь отойти вглубь. Попытка смешать ряды нападавших и тем самым заработать себе передышку не удалась, и вождь не знал, что делать дальше. За него решил истошный крик одного из парней: - Сбооокууу! Повернув голову, Кхарн увидел, что ещё один отряд бронированных великанов выходит из бокового ответвления дороги и с ходу врезается во фланг Пожирателей. Ещё немного, и его парней расколют надвое, прижмут к стене и методично перебьют. Поэтому Кхарн принял единственно возможное решение. Набрав полную грудь воздуха, он что есть сил заорал: - Вааалим! И принялся первым показывать пример, расталкивая своих бойцов и стремясь как можно быстрее вырваться из западни, пока она не захлопнулась окончательно. Ведь порой, чтобы сохранить жизнь, не остаётся других вариантов кроме бегства, а все знают, что хороший орк - живой орк.
  8. Северные области Гундабада справедливо считаются глухоманью. На севере ютятся около десятка мелких племён, не сумевших закрепиться и вытесненных с более прибыльных мест Горы. И именно через север легче всего попасть в Гундабад чужим племенам из Серых и Ангмарских гор.
  9. Ужин получился на славу. Ширгаш был парнем весьма крупным и плотно сбитым, так что мяса на его костях было много и каждый из Пожирателей сумел вкусить кусок этого отродья, называвшего себя Новым орком. Самому Кхарну досталась рука Ширгаша. Он вообще любил руки - ведь именно они и несут врагу смерть, а значит, вкусив руки могучего воина, ты получал силу для своей собственной. И пока что собственная рука Кхарна не подводила. Значит, всё делается правильно. Во время трапезы поступили и свежие новости от его гоблинов-информаторов. Король Богун созывает Большую Сходку - собрание всех лояльных вождей и предводителей банд, включая всех Больших Шишек. Наверняка будут обсуждать, что делать с обнаглевшими Расчленителями. Что же, всё складывается как нельзя лучше. Внимание всей Гундабадской общественности будет приковано к Сходке и её результатам, которые для многих могут оказаться судьбоносными, и Кхарн сможет относительно незаметно провести своих парней и наведаться к Куге, сделав их встречу максимально приватной. Благо самого вождя, за глаза называемого предателем, никто на Сходку точно звать не станет. Ну а Куга известен тем, что из своей пещеры рожу старается не казать. Боязнь у него незнакомых месть после одного не очень приятного случая. Но, естественно, такое событие нельзя оставить вовсе без внимания, поэтому Кхарн поручил своему доносчику вновь отправиться в Большой Клубок - центр политической и экономической жизни Горы, на сбор сведений, и дал в подмогу ещё двоих. Пусть на них у вождя были другие планы, но всяких слухов, сплетен и новостей ожидалось столько, что одни уши просто не могли не справиться с этим потоком информации, так что Кхарн счёл нужным держать руку на пульсе в Клубке, нежели где ещё. Все прочие, кроме караульной смены, без которой никуда, отправились отдыхать - завтра их ждало пусть близкое, но весьма увлекательное путешествие. Однако накануне выхода Кхарна ждал ещё один сюрприз. Он уже практически экипировался для боя, облачившись в свою кольчугу, нацепив на пояс тесак и нож, а свой знаменитый топор и вместе со щитом забросив за спину, как караульные привели к нему не кого-нибудь, а самого Кугу, с разбитым носом, изорванной одеждой и обрубком на месте левой руки. Впрочем, она как раз никакого удивления не вызвала, так как руку он потерял лет эдак десять назад, закусившись с одним из центральных вождей и так неудачно попавшись на зуб его варга. Несмотря на своё увечье, он сумел отстоять своё место вождя и отразить все притязания на собственную пещеру, расположение которой было хоть и труднодоступное, но при этом очень выгодное, однако сам он от собственных устремлений отказался и предпочитал обретаться у себя, где он был считай что королём. И видеть его за пределами своей вотчины, да ещё в таком жалком виде, было куда как необычно. И весьма тревожно. - Опа, какие важные персоны почтили своим присутствием эти жалкие хоромы, - не без глумления отреагировал на него Кхарн, хотя взгляд орка остался холодным и оценивающим. Очевидно, что случилось нечто крайне серьёзное, - Что привело тебя сюда, о почтенный урук? - Перед мамкой своей покривляйся, полудурок, - зло сплюнул Куга, - Я, считай, из-за тебя всё потерял, так что не хрен тут зубы свои скалить. - А чего это из-за меня? - искренне удивился Пожиратель, не упустив тот факт про "всё потерял", но слишком уж необычен оказался заход, - Что за наезд гнилой? - А мне думать больше не на кого. Я не знаю, кто ещё мог того выродка перехватить. - Какого выродка? - бросил Кхарн, хотя, конечно, догадывался, о ком идёт речь. - Я и сам не знаю, какого выродка, потому что я в глаза его не видел, но теперь его банда ко мне заявилась и с меня спросить решила. И я всё, всё потерял, ты понимаешь?! Всё! - сорвался на крик Куга, роняя капли крови с разбитого носа. - Ты перед тем, как предъявами кидаться, объясни толком, что почём, а то ты ж знаешь, я не из терпеливых. - Да что тут говорить. Я сам охренел. Ещё вечером ко мне заявились какие-то твари. Вроде и орки, но здоровенные, больше морийских. На смене караула подловилиЮ падлы, парней всех положили и зашли как к себе домой. Я в непонятках вышел к ним с одним ножом, без брони, без ничего, а они мне и предъявляют: типа, мы к тебе своего присылали, он не вернулся, где он. А я вообще не в курсах, что за ихний и чего он не вернулся. Так и сказал. - А они что? - А они не поверили и давай всех моих лупить. И меня заодно. Они то при параде полном, и у них броня такая незнакомая, но даже с виду прочная. Чем-то на гномью смахивала. - Так а как ты живой остался? - Так они меня кулаками дубасить стали, хотели выбить, куда я ихнего дел. Наполучал короче, пытаясь им объяснить, что в глаза того не видел, а потом смекнул, что не прокатит это - посрать их походу было на то, что я говорю, и сделал вид, что сломался и сейчас того приведу. И слинял через свой ход тайный. Еле пролез. Я ж его ещё молодым прорыл, а сейчас пузяку наел, так в паре мест казалось, что всё, там и останусь. Так что те точно не пролезли бы. Вот так я свалил и к тебе пошёл. Ты мне мою пещеру и вернёшь. - Чего? - опешил от такой наглости Кхарн, - С какого такого перепоя? - Так это ж твои парни того этого, которого искали, взяли. Больше некому. Тогда твои ко мне приходили за древками к стрелам. И как раз потом те заявляются и начинают предъявлять. Надо было сразу тем на тебя указать, да не сообразил тогда, слишком охреневший был. Счас-то смысла с тебя того полудурка требовать нету, вы его сожрали уже давно, а вот пещеру ты мне вернуть поможешь. - И с какой это радости? - Да потому что свой заказ ты хрен получишь. И ты сам понимаешь, что лучше я в той пещере рулить буду, чем те отродья непойми откуда взявшиеся. С ними ты точно не уживёшься. Ну и я ж не идиот, в конце-концов. Я знаю. что из всех племён что рядом находятся, у тебя больше всего парней и они самые в бою крутые. А тех там с полсотни где-то, и все здоровенные. Если остальных собирать, то много времени надо, и ещё не факт, что соберутся. Ты не худе меня знаешь, какие там между собой тёрки. - Хм, резонно, - вынужден был согласиться вождь. Тем более что всё равно собирался к нему наведаться, так что планов менять не нужно. Только Куга сильно ошибается, если думает, что, отбив пещеру, Кхарн по доброте душевной вернёт её прежнему владельцу. Нет, такая выгодная пещера пригодится самому. Уж тогда можно будет действительно серьёзно развернуться. Правда, немного подкорректировать первоначальную задумку всё же придётся. Силы Пожирателей разбиты на две пещеры. С вождём сейчас находится семь десятков бойцов. Не меньше десятка всегда остаётся на страже, а остальные должны были пойти сегодня в гости. Но если их там ждёт около пятидесяти вооружённых до зубов уруков, а не тридцать-сорок увальней Куги, то этих шести десятков явно будет недостаточно. Поэтому Кхарн отправил одного из парней во вторую пещеру, где под присмотром старого Кугалуги обретались ещё пять десятков Пожирателей, с приказов выступить к пещере Куги. Как уже говорилось выше, прийти смогут не все, но в общей сложности у него будет сотня парней, что сильно меняет расклад в пользу Кхарна. - Ладно, тебе повезло, мы как раз собирались прогуляться в твою сторону, - осклабился вождь, надевая свой трофейный шлем, после чего обернулся к ожидавшим его парням, - Выдвигаемся.
  10. Гундабад [Подгорный город]

    Ответ шамана заставил Шныра приуныть. Ну, нельзя сказать, что он прямо сильно расстроился - жизнь внутри Горы всегда была хаотична и непредсказуема, что никогда нельзя было точно сказать, услышишь ли ты следующий гонг, не то что спланировать что-то наперёд, но возможность с помощью наблюдения и кое-каких шаманских знаний выяснить, кто из орков может оказаться настолько хрупким, что отъедет после парочки сломанных костей. Это ж сколько он мог наварить на продаже этих сведений. У Шныра чуть голова нее закружилась от осознания подобных перспектив, но Мегатр слишком уж быстро его обломал. И в то же время гоблина можно было считать экспертом по обломам, так что захватывающие мысли вылетели так же быстро и безболезненно, как и влетели. Но упоминание о людях и их мягкотелости мигом вернуло его в колею. - Ой, и не говори. Я вот вообще не понимаю, как они нас сюда загнать умудрились. Их даже мучить не интересно - они от щекотки откидываются. Помню, как-то раз на Новый Год Мадрак с парнями с вылазки крайней человека притянул, типа сюрприз. Ну мы все обрадовались, хоть какое развлечение. Тем более что людишка здоровый попался, всё ругался да проклинал нас своими сложносочинёнными речевыми оборотами. Но только мы его подвесили да стали огонь разводить, так он обделался, как снага последний, потом заголосил и и под конец задёргался так забавно и захрипел. А через минуту всё, холодный. А мы ведь его тронуть даже не успели, сам отъехал. Всё веселье обломал. Мы его потом когда разделывали, то увидели, что у него сердце само по себе разорвалось. Нервные они короче, просто караул. Не, ну хоть не пропал зря: кишки его мы вместо гирлянд развесили, мясо отварили, а из костей всякие сувенирчики сделали. Мадрак хотел себе чашу замутить из черепа, долго возился с дырками от носа и глаз, а потом плюнул да и загнал кому-то, я уже и не помню даже кому. Ещё мы его юшку в грог добавить решили, типа для особой пикантности, но получилось такая шляпа, фу-фу-фу. Эх, во были времена, - мечтательно протянул гоблин, будучи явно не прочь повторить. Но вместо этого ему пришлось выслушивать новые наставления шамана, открывая для себя очень много нового. Вот кто бы мог подумать, что прижигание на самом деле - штука вовсе не полезная. А ведь испокон веков так делали и ничего, как-то выживали. Хотя, стоит признать, что далеко не все и не всегда. И вроде про рубашку он верно сказал, но в то же время сама вода может быть с заразой. И что тогда? Это и хотел спросить Шныр, но тут Мегатр сбил его с мысли своим возмутительным заявлением. - А чего я-то? - тут же вскинулся он, - А ты тогда на что? Или ты думаешь, я такой дебил, что не знаю про то, как проходит наставничество? Я как бы только учусь быть шаманом, и любой скажет, что тот кто учится, по-любому накосячит. Для этого и нужен учитель, чтоб посмотрел и сказал: "Всё фигня, переделывай", пока не сделаешь как надо, - ну и ещё это как правило сопровождается подзатыльниками и гораздо чаще поджопниками, для лучшего запоминания, но Шныр эти подробности благоразумно опустил. - Да, учитель из тебя такой себе, короче. [ava]http://zoozel.ru/gallery/images/365836_hobbit-nezhdannoe-puteshestvie-ork.jpg[/ava] [nick]Шныр[/nick]
  11. Ну, у нас ведь вроде бы нет соревнования на самый большой пост, так что всё нормально. Как я уже предупреждал, отпишусь после праздников уже.
  12. Гундабад [Подгорный город]

    - Оу, - с удивлением протянул Шныр, узнав о такой интересно особенности организма орков. Ему как-то ни разу не приходилось видеть смерть орка от какого-то вшивого перелома. От его последствий бывало. Когда, например, рана без должного ухода воспалялась, загнаивалась и потом неудачник подыхал в бреду, и порой в собственной дерьме и блевотине. Или последствия были более долгосрочные, когда кость срасталась криво и орк оставался калекой. А жизнь калеки в Гундабаде короткая и безрадостная. Но вот чтобы так, скопытиться только от того, что тебе что-то переломало, если конечно это не шея и не все кости разом, это в новинку. И, что самое интересное, у всех это может по разному проявиться. И что, разве никак не угадать, у кого тело отреагирует на такой стресс так, а кто иначе? Это и спросил Шныр у шамана: - А можно это как-то просчитать? Ну там, какие внешние признаки, или ещё что. А Мегатр между тем подкинул ещё немного пищи для размышлений, рассказав о тех особенностях, которые должен учитывать шаман в выборе излечения своего подопытного. Или как это правильно называется. Пока шаман сосредоточился на игле и своих волосах, Шныр, забавно наморщив лоб, усиленно размышлял над словами северянина, стараясь уместить и структурировать полученные сведения в собственной небольшой голове. По всему выходило, что навыки шамана в чём-то пересекаются с его умениями проныры. Здесь тоже очень важно внимательно наблюдать за целью, изучать его состояние и повадки, только если разведчик-проныра оценивает племя в общем - его численность, вооружение, боевую готовность, настроения и связи внутри племени, то здесь необходимо нацеливаться на одного конкретного орка. Единственное, что лазутчик только и делает что наблюдает, а потом передаёт то, что разузнал, вождю, и уже тот принимает решение, в то время как ты сам, будучи шаманом, отвечаешь за всё. И если накосячишь, ответственность перекладывать не на кого. То есть получается, что оно как бы и сложнее его текущей роли в племени, но в общем и целом ничего непознаваемого для гоблина нет. Просто научиться заострять внимание на то, что важно в работе шамана, а уж смотреть Шныр умеет. В наблюдательности его ещё ни одна тварь упрекнуть не могла. Проныра даже не сдержался и позволил вырваться самодовольному смешку из своей пасти. Хе-хе, вот он стал ещё на шаг ближе к личному могуществу. А тем временем Мегатр, продолжая свой шаманский урок, на деле показал, для чего ему были собственные волосы и иголка, став этими самыми инструментами зашивать рану на груди Мадрака. Вождь при этом непроизвольно дёрнулся, но так и не проснулся, продолжая оставаться в своём целебном беспамятстве. Шныр тоже дёрнулся от неожиданности, увидев, что именно задумал шаман. Уж что-что, а такой способ закрыть рану он ещё не встречал. - Так вот чего ты волосы свои отрезал, - громким шёпотом выразил своё удивление проныра. - А что, так можно было? А чего это лучше, чем если рану прижечь? Ты ж тогда сразу хоп, и всю заразу выжег. [ava]http://zoozel.ru/gallery/images/365836_hobbit-nezhdannoe-puteshestvie-ork.jpg[/ava] [nick]Шныр[/nick]
  13. Пока писал последний пост, пришлось отвлечься раз эдак 15, во всей этой суете со столом, гостями и т.д. и т.п. Поэтому на свой собственный взгляд получилось всё сумбурно, рвано и как-то пресно. Но очень хотелось оставить затравку на развитие сюжета в Умбаре до Нового Года, поэтому я пересилил себя и не бросил пост на полпути. Но он меня на сегодня выжал. @Мегатр, прошу прощения, но сегодня я по всей видимости больше не напишу. Но до Нового Года постараюсь написать ещё пост хотя бы, прежде чем окончательно пропаду на праздники.
  14. Умбар: Порт

    Идущий вдоль берега корабль бойко взрезал своим носом пенящиеся волны. Он был уже далеко не новый, некоторые части существенно отличались по цвету от остальных, давая понять, что корабль частенько бывал в переделках и не раз его приходилось чинить, да и паруса были все латанные перелатанные, однако это никак не сказалось на его ходе. Поймав попутный ветер, он на всех порах нёсся к своей цели, а по его палубе сновали представители самых разных народов. Их кожа варьировалась от слегка забронзовевшей под постоянным солнцем до абсолютно чёрной, встречались как длинноволосые блондины, так и курчавые брюнеты, цвет глаз разнился от антрацитово-чёрного до почти бесцветного, но несмотря на все их различия, они были объединены одной целью и чувствовали одно и то же - воодушевление оттого, что их путешествие наконец-то подошло к концу. И сильнее всех это чувство разделял стоящий на капитанском мостике высокий черноволосый мужчина с короткой бородой и золотистыми глазами. По меркам своего народа, он покинул родину почти что мальчиком, едва вышедшим из юношеского возраста и получившим право называться мужчиной. Теперь ему шёл уже пятый десяток, у него наверняка бегает с десяток бастардов от самых разных женщин самых разных народов, о некоторых из них на севере даже не слышали, он побывал в стольких боях, что уже потерял счёт, и которые оставили на память ниточки шрамов на по всему телу, видел столько чудес, хватит на сотню песен, но вот теперь он возвращается домой. И осознание этого факта наполняло его теми чувствами, о которых он, казалось, давным-давно позабыл. Волнение, нетерпение... И страх. Как встретит его город? Каким он встретит его? Что скажет отец, мать, братья? Живы ли они вообще? Казалось, именно сейчас его ожидает самое главное испытание в его жизни, полной приключений и опасностей. Но вот наблюдатель на вышке кричит :"Вижу город!", и мужчина, хоть и ожидал этот крик в любую минуту, всё равно вздрагивает от неожиданности. Вот и он, его дом, его родина, его страх - Умбар. - Сбавить ход, приготовиться ко входу в гавань... Поднять флаг, - отдаёт он приказ, и спускается в свою каюту. После столь долгого отсутствия следует посетить город при полном параде. Пока команда под руководством верного боцмана вовсю готовится к швартовке, капитан судна одел загодя подготовленный расшитый серебряными нитями чёрный камзол, хранившийся всё это время в сундуке вдали от морской соли и солнца, шёлковую рубаху, отстиранную как только было возможно, изящные полусапоги, которые могли сгодиться только для таких вот торжественных случаев, так как практической ценности в них было никакой, тёмные бриджи, в которых шляться на палубе под постоянным солнцем было бы сущей мукой, но вот и их время пришло. Единственное что осталось неизменным, так это старая потёртая перевязь с его верным эспадоном, чьё лезвие и рукоять несли на себе следы постоянного использования. Этот меч столько раз выручал его, он так с ним сроднился. что просто не мог предать своего друга и взять вместо него более подходящий случаю позолоченный церемониальный меч с украшенным камнями эфесом. Последний штрих - родовой перстень на левый средний палец. Вот он и готов. Перебросив перевязь через плечо, он вновь поднялся наверх, навстречу своему городу. Тот был уже хорошо виден невооружённым глазом, и выйдя на палубу, капитан сразу заметил произошедшие с ним перемены. Начать хотя бы с того, что знаменитый на всё Средиземье порт Умбара был пуст. Нет, в нём стояло штук пятнадцать кораблей Умбарского флота, и несколько торговцев на гостевой пристани, но для огромного по своим размерам порта, способного вместить сотни огромных боевых кораблей, столь малая горстка вызывала лишь недоумение. Где все остальные? Где наводящие ужас на север хищные корабли корсаров? Где пузатые баржи Харада? Где плавучие крепости Домов Крови? Где всё то пышущее активностью великолепие Жемчужины Эндора? Но даже не это вызывало в сердце капитана большую тревогу. Подходя всё ближе к причалу, он смог разглядеть развевающиеся знамёна на башнях Морских ворот - своеобразного прохода, символизирующего величие Умбара. Это не были чёрно-белые полотна города, нет. На чёрном как ночь фоне на море глядело огненное Око в багровом обрамлении - знак Мордора. Да, позиции Саурона в Умбаре всегда были сильны, а после вторжения Торонгила только сильнее укрепились, но не настолько же, чтобы из знамя развевалось на символе Умбара. Неужели Совет решил окончательно перейти под руку Тёмного Властелина? Нет, тот Совет, который он знал, никогда на такое не пошёл, да и отец не допустил бы такого унижения. Глядя на отвечающее его взору Око, на пустую гавань, на пустынные причалы, мужчина наконец в полной мере осознал, насколько в действительности долгим было его путешествие. В это время на суше наконец начался ажиотаж по случаю его прибытия. К тому причалу, который он выбрал для своего корабля, уже вовсю неслись портовая стража с короткими копьями наперевес. Они успели как раз в тот момент, когда команда сбрасывала сходни и готовилась к высадке. - Именем Наместника: оставайтесь на корабле и назовите себя! - дрожащим от волнения крикнул один из них, молодой светловолосый парень, почти мальчишка, только отрастивший первые усы. Остальные же были ещё младше, старавшиеся держаться грозно, но от волнения так крепко сжимавшие своё оружие, что дойди дело до боя, они не смогли бы даже толком среагировать, настолько их мышцы были напряжены. - Надо же, в Умбаре появился Наместник, - спокойным глубоким голосом ответил капитан, неторопливо ступая на берег, несмотря на запрет "стражников". - И с каких это пор, позволь спросить? Когда я покидал Умбар, им заправлял Совет. - Я сказал, оставаться на корабле!, - голос мальчишки дал петуха, а его подчинённые стали откровенно пятиться. - Спокойно, воины, спокойно, - поднял руки капитан, показывая свои мирные намерения, - Вы мне объясните, что тут такого случилось, что вместо чиновника, взимающего сбор за занятый причал корабли стала встречать вооружённая стража? - Мы не обязаны перед тобой отчитываться, чужак! - пытался расхрабриться юнец, судорожно сжимая рукоять меча. - Чужак? - переспросил капитан, - А на это ты что скажешь? - и он показал им родовой перстень одного из знатных домов Умбара - ободок из чернёного серебра с выгравированным гербом и вставленный в него огранённый кусок янтаря. Судя по всему, юноша узнал этот герб, потому что с его лица схлынули последние краски и оно стало белым как полотно, а остальные отшатнулись и стали в полнейшей растерянности переглядываться друг с другом. - А-а-а, э-э-э, - бессвязно замычал полностью обескураженный и чем-то очень напуганный командующий, после чего всё же нашёл в себе силы выдавить, - пошлите за начальником порта, с-скорее. Один из его подчинённых, видимо, соображающий быстрее всех, молнией бросился выполнять приказ, в то время прочие продолжали таращиться на кольцо и старались не встречаться взглядом с его обладателем. Капитан тем временем продолжал стоять перед ними подчёркнуто миролюбиво, хотя по идее такая досадная задержка должна его изрядно раздражать. Но не начинать же день возвращения домой с резни ни в чём не повинных стражников, выполняющих, по всей видимости, чей-то приказ не впускать просто так посторонних в порт. Но почему среди них одни сопляки? Где все настоящие воины, пусть, как все как один продажные в таком-то прибыльном для взяток месте, но хотя бы знающие, с какого конца браться за меч? Что же такое произошло, раз в стражу стали набирать это? Хорошо хоть начальника долго ждать не пришлось. Им оказался уже старый и убелённый сединами, но всё ещё крепкий ветеран с осанкой бывалого солдата. Ну, хоть кто-то компетентный. Впрочем, и на него кольцо капитана произвело неизгладимое впечатление. На миг и этот видавший виды воин потерял дар речи, но оправился всё же не в пример быстрее остальных. - Неужели... - поднял он взгляд на капитана, - Неужели это вы, господин Эндамир? Я помню тот день, когда вы прямо на этом месте отправились в свой поход на юг, вдрызг разругавшись с вашим почтенным отцом. Я тогда был простым стражником... Сколько же лет прошло? Не меньше двадцати... - Двадцать два, - ответил Эндамир, не ожидавший, что его имя ещё кто-то помнит, но при этом довольный тем, что это произошло, и нет нужды для долгих разбирательств. - Я рад, что город ещё помнит моя имя и имя моего рода. Благодарю тебя... - Бартамир, господин, - низко поклонился мужчина, и стоявшие в нерешительности за ним юнцы не замедлили повторить его поклон. - Добро пожаловать домой, господин Эндамир. - Благодарю тебя, Бартамир. Но скажи, что случилось в моё столь долгое отсутствие? Признаюсь я очень удивлён тем мгновениям, что нахожусь здесь, и удивлён не в лучшую сторону. Где все корабли, почему на башнях знамёна Мордора? Что за Наместник? И что с моей семьёй? - Боюсь, я не тот, кто должен донести до вас эти вести, - заметно помрачнел Бартамир, - Скажу лишь, что теперь Умбар совсем не тот, каким вы его знали... Если желаете, я прикажу своим людям провести вас в поместе вашего Рода. - Не нужно, я прекрасно помню дорогу. Скажи только, чтобы показали моей команде место, где они смогут разместиться и отдохнуть, найти выпивку и женщин - наш поход был очень долгим, и многие из моей нынешней команды здесь впервые. Пусть твои люди проследят, чтобы к ним никто не приставал - это может закончиться не очень хорошо. А я последую твоему совету и навещу поместье. Ещё раз благодарю. И Эндамир, из рода Кастамира, истинного короля Гондора и Умбара, поправив перевязь с эспадоном, прошёл мимо вновь поклонившегося начальника порта навстречу своим родным и новостям. И, судя по всему, эти новости не будут радостными. [ava]https://i.pinimg.com/736x/31/37/b6/3137b68fa2bdea70db848461bde65872--assassins-creed.jpg[/ava] [nick]Эндамир[/nick]
  15. Умбар: Порт

    Самый большой порт в Средиземье, способный одновременно вместить в себя сотни кораблей. Обычно всегда шумный, суетящийся и полный народу со всех уголков Эндоре, после гибели Армады и восстания в Хараде он практически пуст, лишь горстка кораблей бросили в нём свой якорь и теперь сиротливо стоят у причалов, а всегда ранее полные торговые ряды на три четверти пустуют.
×

·