Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Аксель

      Извечные вопросы.   10.12.2018

      Прошу обратить пристальное внимание на следующую тему: Рестарт или...? ( )

Regan

Свет
  • Публикаций

    157
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    5

Regan стал победителем дня 14 февраля

Regan имел наиболее популярный контент!

Информация о Regan

  • Звание
    Воин
  • День рождения 5 июня

Информация

  • Пол
    Не определился
  • Интересы
    Трэш-угар-содомия. Рассмотрение Средиземья через призму большой политики.
    Макраме. Гегель. Огнелуковая стрельба.

Персонаж

  • Анкета (адрес к теме):
    http://lotrrol.ru/index.php?/topic/4616-nikto/

Посетители профиля

1 512 просмотра профиля
  1. Третий год скоро будет! ну и вообще, я страдал все три прошлых недели, что-то ничерта не жалел. Даже не спросил, жив ли я после астмы *отвернулся* вот мне всегда интересно состояние железной задницы твоей.
  2. *пнул под зад* Х**кциониста. Бухнул я только потому что у меня кончились сраные конференции и я могу поспать больше, чем 3 часа за ночь. Я уже похож на внутреннюю поверхность письки. Лучше бы пожалел
  3. Вестники войны

    В зыбучие пески не пихать, лишний раз не трогать, не толкать, не ронять...наверняка ещё не подбрасывать, подножки не ставить, а ведь наверняка ещё под подушкой какой-нибудь мерзкий кинжал с чёрным колдовством на нем хранит, возможно, даже со сталью, приближенной к моргульской. То есть, ночью следует быть с ним осторожным тоже. Постепенно Ясин понимал, что совсем скоро может из телохранителя превратиться в эдакую эльфискую мамочку, с той лишь разницей, что дитю не так уж мало лет. — Когда нужно будет окунуть Вас с головой в навоз, господин, я специально предупрежу, — вежливо пообещал Ясин, смерив взглядом протянутый палец. Кажется, его будет очень часто хотеться...окунуть. — Не беспокойтесь, если это не навоз волчицы в гон, даже сам отмою. Да, проблема таких какашек была, помимо очевидных, в том, что они чертовски сильно разъедали кожу. После этого Ясин поднялся со своего места, вставая у обычного для телохранителя места — у двери, от которой ему, впрочем, пришлось вскоре отойти. Хидерат пытался одеться. Надо сказать, конструкция подобных закрепов для оружия никогда не нравилась эльфу. В Лориене ведь все совершенно иначе: никаких лишних ремней, никаких завязок, все крепится удобно на бёдра, так, чтобы можно было, в случае чего, взлететь на дерево или же вовсе сбросить, если, например, приходится переплывать реку. Лишняя сложность и тяжесть никому не нужна, но Зоровавель, похоже, так не думал. Закатив глаза, Ясин отлепился от стены и сжал его за бока, решив помочь. — Ты блять тут не прихуел ли случайно? Эльф выгнул брови, обматывая лицо чистой дышащей тряпицей и заправляя ее за уши, чтобы случайно не сползла, и пожал плечами, внутренне посмеиваясь: всё-таки он был забавным, как сердитый волчонок. Ну вот прямо сейчас возьмёт и разорвёт на части. Но извините, каким-то образом нужно было его одеть, а как это ещё сделать, не трогая колдуна за...за разные части? Да и совсем это не противно, скорее даже приятно... — Прошу прощения. Когда розовый, как дозревающая клубника — очень хороший цвет, да — человек, только что парок из ушей не пуская, всё-таки собрался выходить, Ясин проверил, насколько легко выходит из ножен чужеродный меч, и кивнул коротко, молча нависая разумной тенью за его плечом, впрочем, держа дистанцию, чтобы он сам, в случае чего, не отрубил эльфу, например, ухо. Ухо ему ещё нужно. Неведомые дядюшки, о которых говорил слуга — кстати, мертвые слуги эльфу не нравились ещё больше, чем характер его нового господина, и если последний еще более или менее умилял, то эти совершенно точно нет — не слишком впечатлили его, и хотя реакция у колдуна была...красочная, это также не прибавило сомнений. Мало ли, может быть, он на все события в его жизни так реагирует. Потерял красивую мраморную мыльницу — и рыдает на кровати, почему нет. У всех разная эмоциональность. И всё-таки Ясина не отпускало чувство жгучей, ядовитой неправильности того, что он делает. Да, разумеется, возможность доступа к библиотечным свиткам и фолиантам из кожи, из которых буквально сочатся знания, за которыми так жадно охотился эльф, стоила всего этого...да и быть телохранителем у правителя куда лучше, чем у неизвестного никому купца, но ведь Хидерат — совершенно точно тёмный. Колдун. Похож на ходячий труп. Да ещё и слуги эти...в обычном случае, например, переходя через горные гряды, где немертвые встречались даже слишком часто, эльф бы порубил их в капусту, да ещё и мясо есть бы не стал — гниющую падаль только гиенам, несмотря на то, что он, кажется, мог сожрать уже деревянную ножку от стула — и это было бы до него нормально. Но здесь...их нельзя было обезглавить, убить, потому что те служили «господину» — интересно, что случится, если убить господина, то есть, исчезнут ли слуги — и такое соседство его нервировало. Впрочем, как всегда, своих мыслей эльф не показал. За сей глубокой рефлексией — что ему ещё делать, если дел только — идти следом да следить за возникающими отовсюду пылинками — он не заметил, как они плавно и быстро спустились туда, где ждали Хидерата обещанные дядюшки. Эльф выкатил светло-серые свои глаза, чуть опустив голову, чтобы этого не было так заметно: теперь была понятна реакция господина на новость о том, что эти двое явились по его душу, хорошо-ещё-что-не-тело. Один, одетый в светлое, ещё выглядел безопасным, и даже немного был похож на эльфа — хоть и пахло от него человеческим потом да специями — зато вот бабушка второго явно когда-то учудили, согрешив с орком. — Ебать я хотел вашу прибыль и методы её получения, чтоб у вас все отсохло что не кастрировано... Какая прелесть. Впрочем, эльф, сверливший взглядом обоих людей весь их диалог так, словно хотел воспламенить им волосы мощью зрачков, не был удивлён таким взаимоотношениям: по Лихолесью уже ходили анекдоты на тему того, как принц Леголас и его царственный отец умудряются уживаться друг с другом в одних границах и не убивать друг друга каждый день после завтрака. Прикрыв спиной от взоров мужчин своего господина-подопечного, Ясин убрал, наконец, руку с рукояти меча — оказывается, весь их разговор он держал пальцы на ней. Надо же... — Господин, позвольте узнать. Почему вас так взволновал визит ваших дядьев, если вы все равно не планировали их слушать с самого начала? — поинтересовался эльф, немного настороженно проводя взглядом решетку.
  4. Какая разница, если ты пост потом все равно по косточкам разберёшь и засрешь. Встал не стой стороны, подушку не там положил, сел не там. Зашибись. *злой* Я говорил, что я занят, что учусь, конференции у меня,работа у меня, мать их, скоро выборы мэра, меня вообще на сайте не будет. И ты шантажируешь меня все время, от этого вдохновения не прибавляется. Простите, задрало. Да, я урод. И я пишу, почти дописал, мне тоже надо иногда СПАТЬ.
  5. Ну тебя же всегда воскрешают. Что же мне волноваться:3
  6. Только с тем условием, что ты потом меня заберёшь:3
  7. Лучше жестко поимей, я же тебя так люблю
  8. Вазззааап Мегатр обиделся на меня:с я написал, не обижайся. Хотя я сам ему сказал, что если я не напишу вчера вечером - он волен это сделать...и я не написал, я уснул! Опять. Короче, пробуждение было адреналинным. Это Путин виноват. в общем, я написал, можно побить меня камнями
  9. Вестники войны

    Еда пахла хорошо. Для эльфа это была чуть ли не первая еда за сутки, и урчание в его животе явно давало понять, что либо он сейчас сам себя затянет в спираль, либо поскорее заглушит этот постыдно-оглушительный звук чём-то съестным. Конечно, это не нежный, немного рассыпчатый и сытный лембас, лучше которого никто из людей никогда не приготовит хлеб...светлый, пресный, с чистым, но ощутимым вкусом, который ни один эльф не передержит и не пересушит, а вот люди портят все, кому не лень — и даже не настаивают тесто на ночь, укрыв зелёным одеялом из сочных мятных листьев! Да, не лембас. Но тоже очень и очень неплохо, особенно если учитывать то, насколько эльф голоден. Однако когда он принялся за еду, пытаясь не смазать мазь, высказывание Хидерата о чести заставило замереть с куском за щекой. — Для меня — имеет, — возразил он коротко, пообещав себе сократить вообще свою речь до минимума, чтобы больше ни о чем с Зоровавелем не спорить. Мало ли, как он воспримет. Далеко не все господа были довольны такой вот возраженческой риторикой своих телохранителей. — Для моей родины клятва священна, поэтому если я поклялся, я поклялся по-настоящему. Ничего портить или ломать эльф не собирался, но на всякий случай кивнул, показывая, что услышал и понял. Что уж тут неясного: ходи, где вздумается, главное, не нарушай чужое пространство и не вламывайся на территории за закрытыми дверями без разрешения хозяина. Все очень просто. — Потом, ходить там где я тебе тоже можно без всяких разрешений. Эру побери, если тебе не нужно личное пространство, ты можешь даже спать со мной в одной кровати. Все равно я ночью мерзну и часто ищу у кого бы погреться, так что если вдруг ночью ощутишь как кто-то забирается к тебе под одеяло, не спеши резать ему горло... Выслушав весь монолог своего нового господина на тему постелей и инородного тела в них, эльф вскинул брови, зашипев внутренне от того, что шрамы всё-таки кольнуло. Не смертельно, но и не приятно. Не слишком приятно, дополнительные золотые он бы за то, чтоб ощутить ещё раз, не заплатил. — Я не режу горло в таких случаях, просто обезвдиживаю, — ехидно улыбнулся Ясин, отпивая сок и облизывая губы. — Жить будет, но очень испугается. Я же не изверг какой. Кому-то это даже нравится. Мёрзнет ночью...да, похоже на то — сложение у человека было такое, что о таком сразу можно было подумать. Как будто некая сила высасывала из его бледного тела все жизненные соки, не заменяя другими — и потому он был немного похож на пока ещё не начавший гнить красивый труп. Яс видел таких несколько раз в своей жизни, но никогда с ними об их телах не говорил: ведь можно очень сильно обидеть человека. На рассказ о служанке он лишь немного хмыкнул: глупоость смешит всегда сама по себе, но бедная девочка...значит, нужна нянька, телохранитель, но хоть уборщика ему не надо — и на том спасибо. Телохранитель в данном случае и так выполняет свои обязанности на максимум — Хидерата нужно хранить о падения с лошади, святейший Лес... Торговца эльф игнорировал. Совсем. Хотя бы потому что после того, как Шестой озвучил некоторые возникшие дела, Хидерат устроил...истерику. На мгновение Ясин подумал, что только что изобрёл испанский стыд: смотреть на бьющегося в воплях главу города было, как минимум, неестественно. Совсем ребёнок, что опасно вдвойне. Задумчиво Ясин швырнул в рот булочку. Это действительно интересно: такой правитель ведь как-то умудрился ещё дожить до своих лет, судя по его рассказам, с большим трудом, но умудрился же! Это значит, у Яса начнётся увлекательная игра «дай Хидерату пожить ещё немножко и получи бонусом незаменимые знания о мирок и вкусную еду». Он не был против. — Насколько я волен в своих действиях по отношению к вам, господин? — поинтересовался эльф, плавно поднимаясь на ноги, когда его сторона стола полностью опустела. — Мне придётся вас много тягать, если вдруг будет какой-нибудь серьезный повод. Например, если в вас полетит стрела, мне придётся, чтобы отбить ее, оттолкнуть вас. Ну, в нашем случае — вас в сторону. Мне будет не слишком удобно это делать, если вдруг потом мне решат отрубить обе руки. Я не из великих рек взял этот вопрос, были такие прецеденты. Этот вопрос он задал не просто так. Тут дело даже не в стреле: однажды, возможно, эльфу за шкирку придётся куда-нибудь тащить великого повелителя городов, это уже он осознал. Нужно же будет потом сказать «но вы же мне разрешили!» На приглашение пойти в сад он отреагировал без ложного энтузиазма: набросил на себя не пострадавшую в битве с песком нижнюю накидку цвета кости: верхняя была уже ну совсем...совсем плоха. — Надо где-то взять новую одежду, — неразборчиво пробормотал он, потрогав ткань и натягивая маску на лицо обратно.
  10. Вестники войны

    Значит, нянька нужна даже больше, чем телохранитель...запомнили. Рассказ о том, как Хидерат едва не отдал Эру душу, эльфа впечатлил, но не настолько, чтобы немедленно согласиться опекать его до конца дней его, всё-таки отбивать от тела стрелы и отводить клинки — одно, а вот выполнять обязанности, по сути, дворецкого и слуги это уже совсем другое. Унизительно? Ещё бы. Вот только так он получит доступ и к библиотеке, и к свободному передвижению, и к самому Хидерату, который явно много знает, хоть и ножи метает как ребёнок лет сорока. — Понятно, значит, можно тормошить грубо, — пробормотал эльф, наслаждаясь ощущением звенящей на лице, прохладной чистоты. Это было так хорошо, что он просто даже не мог себе представить до того, что однажды вообще будет чистым. После перехода по пустыне-то. — Спасибо, — вспомнил он это слово на местном и открыл выдвижной ящичек трюмо. Увидь это любой приличный эльфийский лекарь немедленно бы вырвал себе глаза, чтобы не видеть этого хлама. Понятное дело, что «хлам» — это порядок, который удобен исключительно хозяину и более никому, но выглядело это добро все равно ужасно беспорядочно разбросанным. У эльфийских знахарей так не бывает: все всегда стоит ровно хотя бы потому что так точно ничего не просыпается и не разлетается. Несмотря на это, мешанина цвета манила глаз, и эльфу хотелось запустить руки во все это и тщательно пощупать, рассмотреть, что-то может даже облизать, понюхать и узнать, зачем, что и почему. Усилием убив в себе это желание, он вслушался в чужие слова. Так, герб. Герб-герб-герб. Немного покопавшись — и оставив все, как было — Ясин вытащил нужную баночку и вскрыл ее. Нос защекотал приятный, знакомый запах хвои, который эльф тут же потянул в себя, распознавая оттенки ингредиентов, и лишь металл немного встревожил. Некоторые женщины использовали ядовитую ртуть в качестве лекарства от воспалений, и Ясин рискнул принюхаться получше, чтобы удостовериться, что ртути в этой мази нет. Вроде бы нет. Вздохнув, воин мазнул жижу на палец и стал аккуратно, чуть морщась, наносить ее себе на лицо, пока та совсем не высохла. Щипать-то она щипала, а вот потом коснулась прохладой, хотя по мнению эльфа хорошо было бы сначала вывести из его кожи тёмное колдовство, которое жгло куда сильнее и раздражало больнее. Но лекарю виднее. — Присоединишься ко мне? Скоро должен прийти Шестой с еще одним обедом для тебя и твой временный хозяин, если не будет особо сопротивляться... — Не должен, он не..он уважает титулы, — уловил мысль Зоровавеля эльф, кивая и садясь напротив, так, чтобы видеть глаза и лицо возможного своего подопечного. Хозяином назвать этого человека язык не поворачивался: говорлив, уже немного раздражающ своей заносчивостью, немного по-детски смешон и так молод, что даже бороды ещё нет, как у королей запада. Хотя и явно очень умелый знахарь, этого не отнять. Вздохнув внутренне, Ясин опустил глаза на золоченый поднос с едой перед Хидератом, потом быстро поднял взгляд на его лицо. —Если ты согласен стать моим охранником, то на каком языке составим контракт? На харадримском или вестроне? — Вестерон, — отозвался Ясин, после задумался. Добавленные пункты...и вот тут он с облегчением перешёл на вестерон, чтобы иметь большую свободу мысли, да и нравился он эльфу куда больше, чем харадрим, который раз за разом насиловал его язык и горло всякий раз, когда эльф пытался сказать что-то вроде «продвигающийся». — Да, я добавлю от себя. В контракте должно быть прописано, что мне разрешён вход в библиотеку, я должен доучить язык и узнать больше о ваших нравах, потому что я уже случайно оскорбил словом нескольких женщин. Далее, если вы хотите, чтобы вас никакая зараза и пальцем не коснулась, я должен иметь полный доступ в ваши покои, в места, где вы работаете, где ходите и так далее. Поверьте, я могу дать клятву, что я вам не враг и мне нет резона убивать вас, иначе бы я уже это сделал и гораздо быстрее. Далее, вы расскажете мне о том, кто особенно сильно хочет вашу голову у себя вместо кубка. У каждого короля...правителя такие есть. Эльф перевёл дух, а после — глаза на робко скрипнувшую дверь, когда замотанный по глаза Шестой внес еду и ввел купца, который тут же принялся моргать на Ясина, будто он был дивом морским. — И не нужно, если вдруг что, тренировать на мне тёмное колдовство, — закончил эльф и снял со своего подноса небольшой простой кубок с чем-то очень свежим и фруктовым.
  11. Вестники войны

    Сложно представить, что пульс будет оставаться таким спокойным, когда так сильно болит лицо. Когда ткань плотно прилегает, не натирая благодаря тому, что внутренний слой маски был гораздо мягче внешней стороны, выдерживать это как-то сильно легче. Дискомфорт просто смешивался в один сплошной шум, и Ясин не обращал на него внимания, попросту оставив в покое собственную кожу. А вот когда ткань оторвалась от этого, моментально новая боль покрыла старую. Пересилила. Наверное, поэтому он прослыл бездушным: постоянно держал абсолютно каменную физиономию, улыбаясь криво только той стороной рта, которая менее пострадала. — Хах, так это "темное шаманство"? Это объясняет почему так не хочется к тебе приближаться и тем более прикасаться... Нет, малыш, скорее всего, это потому что от тебя прямо несет моргульским колдовством, а эльфу и язык-то темного наречия слышать тяжко, не то, что стоять рядом с колдуном немалой мощи. Ясин выработал иммунитет, но все равно неприятно. И явно взаимно. Молча кивнув на его поток сознания, эльф моргнул: сразу после того, как Хидерат натрепался на тему стоимости услуг охранника, он будто бы выпил сонной настойки, смешав ее со снадобьем для поддержания тонуса мышц. Иными словами, тело стоит, разум спит. Сдержавшись и не пощёлкав пальцами перед его лицом — не стоит, видимо, рисковать, эльф не знал и пределов-то его, о чем вообще речь — Яс полуприкрыл глаза, начав внутренне считать в обратную сторону от ста медленно. Когда дойдёт до нуля, тогда потрясёт его. Пока пусть думает. Очнулся Хидерат вовремя: когда эльф всё-таки помянул о словах купца. Надо же. Чтобы пробудить великого господина Зоровавеля, нужно всего лишь погладить его неописуемое эго. И слушать слова. Слова, оказавшиеся внезапно довольно разумными. Действительно, от большинства болезней можно спастись, попросту держа одежду, волосы, кожу, да дома в чистоте, да есть хорошую пищу, да спать столько, сколько положено. До сих пор в некоторых селениях, куда заходил Ясин с отцом или без него, люди верили, что от болезней спасает толстый слой грязи, размазанный по телу и одежде. Как птиц от влаги — копчиковое масло. Вот только люди не птицы, и людям вода не страшна, а полезна, а глупые смертные понять этого за свою сотню лет жизни не в состоянии. А потом у Ясина взлетели брови. Под самые корни выгоревших до молока волос, некогда здоровых русых, а теперь обожженных, сухих, спутанных. Он ведь даже и рта не успел открыть, да и подивиться безрассудству колдуна, который не знал его толком, а уже доверял самое ценное — собственную жизнь. А учитывая то, как он только что ушёл в себя...Эру, да его шейку можно переломить, просто дав ему в этот момент подзатыльник. Почему до сих пор с ним никто не ходит? В мозгу эльфа пару секунд боролись две крайности. Первая — подозрение. Да и осторожность тоже, потому что он точно также доверяет себя этому человеку, как и он себя — эльфу. Один отдаёт приказы, другой хранит спокойствие, жизнь и сон. Не лучше ли такое доверять проверенному мертвяку? В полусне Ясин понаблюдал, как тот бродит по комнате, выпивая какую-то колдовскую гадость..потом потёр переносицу, касаясь чистой кожи между шрамами. Вторая крайность — его жажда знаний. Он хотел знать о дворце, колдуне, да и стране самой куда больше, чем знал сейчас. Хоть один рецепт зелья привезти домой...было бы великолепно. Эру, Эру... — Мне все равно, какой у вас характер, — в конце концов фыркнул он, переминаясь с ноги на ногу. — Я знал людей с таким характером, который вправду может ужаснуть. Только платите мне. И нет, никаких болезней нет. Кивнув ему зачем-то, Ясин развернулся к трюмо и исчез за дверью, обнаружив там умывальник и тут же набрав воды в ладони, сначала отпил, а затем плеснул себе в лицо. Дыхание от холода сразу рухнуло куда-то в живот и вновь вернулось, а лицо обожгло — и вода на время сняла ощущения. Как не хватает Ацеласа, Эру..с ним бы все давно уже и спокойно прошло. И никаких не было бы проблем. Целое лицо, которое не требуется так сильно скрывать. Впрочем, возможно, это ему даже на руку: мало ли, какие тут есть знатоки эльфийской внешности. Шрамы отвлекают. Тщательно промыв их, Ясин проследил, чтобы меж краев кожи не было и песчинки и смахнул оставшуюся влагу. Глянув на себя в зеркало, он внутренне поморщился — орки посимпатичнее будут — и вышел, вслушиваясь отголоски эха после вопля Хидерата. — Что вы имели в виду, когда упомянули «няньку»? — выгнул он бровь, стащив через голову большую накидку и оставшись лишь в кожаном жилете, штанах и наручах. Идущий от жилета здоровенный капюшон, который он сам пришил, он оставил на голове, сняв маску и держа ее в руке.
  12. Вестники войны

    — Кто ты? Как получил раны? Откуда явился? Ты отравил мою еду и напиток пока сюда шел? Сколько тебе платит тот толстый купец? Что ты слышал обо мне в других местах и тут? Можешь порекомендовать кого-нибудь из своих приятелей-наемников мне в охранники-слуги?.. Вопросы сыпались как град с неба в особенно ненастную погоду, и каждая градина тут вполне успешно могла прошибить Ясину башку, не иначе. Ситуация становилась все более нестабильной и хрупкой, хоть и не такой хрупкой, как терпение эльфа. А там было, отчего растрескаться. Когда Зоровавель потянул свои клешни к его лицу, эльф чуть было не ответил весьма определенным образом: ударом в кадык крепко сжатыми пальцами, что гарантированно бы отключило его на некоторое время...и сделало бы эльфа врагом государства номер один. Для разросшегося в целую энциклопедию дневника Яса это не слишком полезно, да и жить пока ещё хочется... поэтому он застыл на месте, только и почувствовав, как от злости кровь застучала в висках. Что делать? Не дать снять с лица маску — и конец всему, его заподозрят чуть ли не в подготовке убийства любимого кролика главы города. А если снять — кто знает, насколько хорошо Хидерат осведомлён об эльфах? Нужно было решать, что делать. И очень срочно. Когда пальцы приблизились самой маске, глаза кочевника сверкнули как хрусткая от льда вода озера в поздний ноябрь. Отреагировал он молниеносно: правая рука воина взметнулась к очень уж наглым пальцам колдуна и сжала их. Не больно. Но очень многообещающе. А после отпустила, не причинив ни капли вреда. — Не надо. Я сам, — кратко сказал он и оттянул маску вниз, слегка отодвигая в стороны ткань на голове. От соприкосновения с тёплым чистым воздухом комнаты шрамы взвыли все разом, и он сморщился, будто обожрался кислого лимона. И теперь, стоя с оголённым лицом, слушая вопросы, льющиеся из уст трогающего его раны колдуна, эльф попросту не знал, что и делать. Отвечать следовало очень аккуратно: не с торговкой на рынке беседу ведёт. — Меня зовут Ясин, я воин-странник, наёмник, сейчас охраняю господина купца от...всего сразу, — и он также не врал, иногда купца нужно было охранять от собственной неуклюжести. — Явился с запада пустыни. Раны... При упоминании о них лицо тут же вспыхнуло болью, но эльф вытерпел, только немного сдвинув темные густые брови. — Раны получил в бою с пустынными воинами. Зашёл на их территорию, оказались нервные, ну и...их шаман сделал это, теперь шрамы не заживают толком при применении средств этого края. Мол, чтобы они узнали меня, если явлюсь к ним ещё раз. Ясин не сдержал смешка: — И нет, я ничего не травил. Купец не найдёт столько денег, чтобы я совершил такую глупость, тем более, кощунство - отравлять персики. Поэтому нет, ничего не подсыпал. Купец..купец должен сегодня до рассвета принести оплату в две сотни..золотых монет. Номинала и названия эльф не помнил совершенно, поэтому предпочёл ограничиться этим. Да и знал он, что на две сотни золотых можно очень немало сделать и вообще хорошо жить как минимум месяц. С ежедневным разбрасыванием денег направо и налево. — О тебе...о вас я слышал только то, что не стоит убивать ваших кролей — это как примета «к беде». И что вы — колдун, каких поискать, — на этой фразе голос эльфа дрогнул, а бровь изогнулась. Нут не верил он, что этот чудик обойдёт Митрандира по мощи. Колдун, не колдун... может да, талантливый. Но не более. — Купец съел мне уши рассказами о вашем таланте лекаря. И нет, никого не могу порекомендовать, кроме себя, поскольку лучше себя никого не знаю, — скромно закончил эльф.
  13. Вестники войны

    Повелитель Зоровавель оказался нервным. Дёрнув крылом носа в ответ на волну настороженности, брызнувшую в эльфа, как спелый сок из рассеченного кинжалом апельсина, Ясин собирался было пойти быстрее — но вот только не дала сделать и шага к двери полоса безжалостной стали. Надо сказать, бросок был очень даже неплох, то есть, с метанием кинжалов Хидерат справлялся очень неплохо. Плохо дело, Намо..плохо дело. Задумчиво помяв пальцами в тонких мышиных перчатках, укреплённых пропитой, край накидки, покрывшей плечи, эльф помедлил и, не отрывая взгляда от стоящего на кровати босого Зоровавеля, сделал шаг в сторону ножа. Больше, кажется, метать ему было нечего, по крайней мере, на прицельный бросок Яс уже мог отреагировать и отбить клинок. Шаг. Ещё один, один, аккуратный шаг. Руки далеко от оружия, хотя при большом желании эльф успеет вытащить саблю или выпростать тончайший стилет из кожаного плотного наруча, полностью покрывшего предплечье. Показав Зоровавелю пустую ладонь, эльф нагнулся к кинжалу, поднял его за лезвие и аккуратно протянул его Паучьим Пальцам рукоятью вперёд. — Нехорошо, когда оружие воина далеко от него, — пояснил он, отдавая кинжал, затем застыл соляным столбом, рассматривая человека с не меньшим любопытством, чем он его. Светло-серые глаза опустились на узкие бледные ступни, примявшие поверхность мягкой постели; поднялись выше, к коленям; выше, к рукам с пальцами, один взгляд на которые наполнял подозрением, что их владелец чем-то определенно болен...и на лицо. Несмотря на то, что он сейчас возвышался над Ясином, эльф точно мог сказать, что если встанет рядом с ним, то Хидерат окажется ниже него самого. Ненамного, но ощутимо. И точно уже в плечах. А гонора...как в галке. Ну точно галка: птица довольно наглая, пусть и мелкая, чёрная, ворует у детей семена, которые они сажают в своих дворах, чтобы получить по осени уже спелые фрукты на плодородных эльфийских землях. Но стоит только хорошенько топнуть в ее сторону, тут же улетит. — Я должен возвратиться к своему Господину, — сделал ещё одну попытку избавиться от навязчивого сообщества эльф. И проследить, чтобы он не увильнул от оплаты, — добавил он про себя, впрочем, не шевельнувшись и только щуря глаза. Какие тут могут быть вопросы, Мандос, спаси..из-за лица? Но очень многие кочевники скрывают лица по разным причинам, особенно воины, для них закрытые рожи до самых глаз — обычное дело. Эру, как же болят шрамы..ещё и присутствие Зоровавеля сказывалось на подпухших, красноватых порезах довольно странно: рассеченную и зажившую кожу будто щекотали тысячи мошек с ледяными, щетинистыми лапками. Так бывает, когда темная магия сталкивается с светлой силой, текущей по венам. Несмотря на то, что Яс сдедал уже достаточно много разного рода дерьма, он все ещё был светлым существом. А значит, мог это ощущать. Да и вряд ли Паучьи Пальцы остался безответным к его собственным, эльфийским эманациям. Что ж, остаётся только молиться, что он не потребует показать лицо и острые уши.
  14. Вестники войны

    Услышав подпорченные акцентом, но разборчивые слова на квенье, за которые любая мать вымыла бы своему дитю рот с желтым мылом, Ясин, уже собравшийся ввалиться в чужую комнату, как в чащу лесную, остановился, дослушав все до конца. Ну надо же. Знающий эльфийский язык человек — это уже явление само по себе удивительное, а вот знающий эльфийский язык человек из настолько дальних краев..почти немыслимое. Особенно ручательства! Сделав себе мысленную пометку быть с Хидератом как можно более аккуратным, Яс прижал поднос острым краем собственному боку и толкнул дверь пальцами. Комната его не разочаровала. Вдоволь — не вдоволь — налюбовавшись красотами дворца по дороге сюда, он и не ожидал меньшего, если честно, ожидал большего даже — в конце концов, как часто всё-таки эти вальяжные, как лесные коты, южные правители, подвержены излишествам, как часто они берут больше, чем могут проглотить. И уж точно больше, чем нужно. А тут — относительно скромно, со вкусом, вещи нужные, безделушек нет, перекличка поющих в резонирующем хоре цветов не выедает глаза. У людей состоятельных тут была принята попугаячья яркость в одеждах даже если цвета отвратительно не сочетались друг с другом. Хидерат оказался приятным исключением из этого правила. Взгляд эльфа скользнул по обжитому беспорядку, тут царившему, переплыл на потолок, а после — упал на постель, где пантерой развалился правитель столицы. Такой, недоедающей и совсем немного полинявшей пантерой. Здесь, в окружении домашней обстановки, без ореола власти, его окружающего, он выглядел так, как выглядел бы какой ребёнок в компании любимых игрушек. Даже чалма поехала куда-то сильно в сторону. Плавно пройдя к низкому столику — единственному месту здесь, куда вообще можно было поставить поднос с едой и, пардон, не обгадить ею же книги, подушки, павлина и прочие милые вещицы, тут вместе с хозяином проживающие — Яс, не обращая внимания на него, снял с подноса глубокое блюдо с персиками и поставил на стол отдельно. Почему-то они вызвали у него нежные чувства. Наверное, потому что похожи на попки. — Женщина внизу поймала и взяла в плен, чтобы я отнёс это, — пояснил он, зачем, собственно, вообще сюда приперся с подносом. — На здоровье. Ему эта еда явно не поможет: кажется, сколько бы он не ел, плотнее все равно не станет. Бывают такие люди, да, среди эльфов таких очень много, а если быть совсем точным, то определённое большинство. Вся их пища растительная, мясо либо отсутствует, либо это рыба, которой вряд ли прямо так уж важно, что ее едят. Да и двигаются эльфы по ветвям, перелетая как птицы, слишком уж часто, чтобы вообще набирать массу — все сжигается, как в костре бумага. Отряхнув руки от невидимой пыли и вытерев о собственные штаны едва заметную медовую капельку, оставшуюся на пальце, Ясин посмотрел на Хидерата ещё раз, чувствуя, что сейчас оскорбит его смехом. Эру, ну и глаза. И неясно, что он хочет больше — сказать спасибо за еду, или вообще выгнать отсюда стрелой в затылок. Эру-Эру. Как он вообще до сих пор жив с таким телосложением и навыками боя? Судя по тому броску кинжала, который он продемонстрировал ещё на площади, навык там был...ну, хорошо, недурной. Но над ним ещё трудиться и трудиться. — Красиво у вас, — неопределённо буркнул телохранитель купца, двигаясь в сторону двери. Надо отыскать торговца, пока тот не сбежал с его оплатой.
  15. Вестники войны

    Мыслей в голове Яса вертелось много, когда купец приказал стоять на месте и ждать, пока тот проследит за тем, как слуги уносят его многочисленные пожитки в отведённые для него покои. От нечего делать, эльф поправил маску, свободно обтянувшую лицо, и отправился бродить по прилегающему коридору, благо, никого там не было пока что. Шрамы время от времени опухали, вот как сейчас, от жары, и гнойно пульсировали, отдавая куда-то далеко и глубоко в черепушку, да так, что кости начинали ныть. Сейчас было ещё терпимо, сухой воздух не давал распространяться боли, но приходилось их постоянно промывать. Здесь не было ацеласа, который, несомненно, избавил бы эльфа от мучений, все залечив, сняв воспаление, да и вообще, убрав шрамы. Заодно и душевные — совсем недавно Ясин выяснил, что оказывается, что настойку королевского листа можно пить даже маленьким детям, и она оказывает прекрасное влияние на разбитые нервы. Сейчас бы чарочку. Поэтому, когда вдруг за спиной эльфа громом раздался глас почти с небес, он сначала вообще подумал, что это его пришли брать за отсутствие разрешения на хождение тут. Приготовившись сражаться не на жизнь, а на смерть — конечно, фигурально, все-таки не стоит плясать по чужому монастырю, с энтузиазмом размахивая своим уставом — он резко обернулся и чуть было не получил по лицу подносом. В чуткий эльфийский нос тут же ударила смесь ласковых ароматов персиков, меда и еще всего, от чего во рту у него тут же собралась слюна. Подняв глаза на чудовищного вида...все-таки, наверное, женщину, Яс подумал, что у нее явно есть презренные гномы в роду. Иначе, откуда у нее ЭТО на лице. Ну точно, потомок гномьего рода, только в три раза больше. — Слушаю и повинуюсь, - с интонацией злого духа джинна отозвался Яс и на пятках повернулся на сто восемьдесят градусов, направляясь, куда приказано. Вот теперь у него совершенно точно появился превосходный шанс оглядеть дворец, и такой возможности упускать он не собирался. А посмотреть было, на что. Дворец был настоящим произведением искусства, просторный и светлый, совершенно непривычный, он не становился хуже от этой непривычности. Светлые колонны, кремовые, на вид будто мягкие, синие, густые вкрапления небесно-каменной мозаики, позолота и мрамор, слоновая кость и розовый кварц, сияющий от шлифовки песок, теплые разводы в камне, зелень-зелень-зелень...Он не молчал, от гладких стен отражались кое-где звуки, тонувшие иногда в тех вещах и стенах, на которых было мягкое покрытие; снизу доносились голоса, случайные смешливые вскрики, которые, впрочем, становились все тише и тише по мере того, как Яс уходил вглубь дворца по указанному направлению. Все правильно. Если глава города такой занятой, мешать ему не стоит — в зале, где король Трандуил читал, или просматривал продовольственные планы, или что-то рассчитывал, тоже всегда стояла тишина, ровно такая, чтобы не быть гнетущей. Вот нужная дверь. Изнутри доносился едва слышный шорох его шагов, и. чтобы удостовериться, что пришел туда, Ясин, недолго думая, огляделся и, балансируя подносом на одной руке, гибко нагнулся к самому полу, глядя в щель. Ну точно. Снова взяв поднос двумя руками, эльф помолчал пару секунд и без обиняков несколько раз врезался в дверь коленом, обозначая, что пришел. — Еда, — коротко, но отчетливо припечатал Ясин. Все-таки язык безбожных дикарей давался ему не так просто, поэтому пришлось обходиться короткими фразами. — Персики.
×

·