Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Аксель

      Новые акции (упрощеный приём)   27.09.2018

      Дамы и господа, мы будем очень рады видеть игроков светлого ("Гондор и Рохан" ,"Эльфийские Владыки") и тёмного блока ("Во славу Темного Владыки!"), с акциями можно ознакомиться, кликнув по ссылке объявления или перейдя в соответствующий форум "Вступление в Средиземье". Помните, что мы очень любим тех игроков, которые попадаются в наши рекламные сети, и готовы отблагодарить их Печеньками! Ждём вас  
Клейн

Ис Гриндар

Рекомендуемые сообщения

57e236de868e59c5d17da7ae8a3d5482.jpg

В переводе с кхуздула: "Ледяные Ворота". Северо-восточная граница Федерации Казад. Укреплённое поселение в пять тысяч душ, с гарнизоном опытных следопытов (в простом народе ходит прозвище "Отморозки"), а так же огромной сигнальной башней-фортом в центре.  

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Раз, два.

Возьми свой топор.

Много миль уже позади.

 

Облачко пара растворилось в лучах зарождающегося дня. Бледный шарик перекатывался от одной скалы к другой. Он даже выглядел холодным. Хотелось, чтобы поднялся сильный-сильный ветер. Чтобы он пробудил редкие деревья от долгого сна. Чтобы он взвыл, разрезаясь на тысячи частей о каменных исполинов, раскинувшихся вокруг. Чтобы он, в конце концов, раздул угли гаснущего светила.

Но...

С холмов спускался лишь неприятный ветерок, предупреждающий о скорой зиме. Он пробирал даже сквозь плотный тулуп. Погода сильно изменилось за последнее время. Первые дни путешествия были благоприятными, а теперь приходилось мириться с отсутствием горячего домашнего очага, согревающих тело и душу хмельных напитков. Всё это осталось позади.

Впрочем, последнее напоминани о доме... Вот оно. Вот!

Скалы отступали, но одна из них становилась всё ближе. Впереди показалась огромная снежная шапка какого-то великана с десятком горящих огнём глаз. Ис Гриндар, Ледяные Врата, граница владений казад. Следопыты жгли огни на вершине огромной башни каждый день, чтобы все знали - никто не посмел вступить в земли Федерации. Эти огни - такие далёкие - сумели своим теплом добраться и прикоснуться до них. Их путешествие вне опасности.

Только сейчас, где-то на самой границе зрения стали мелькать белые силуэты. Следопыты вели их достаточно давно и только сейчас позволили увидеть себя. Что же, это звучало как приглашение.

Около часа понадобилось, чтобы выйти к городу. Ис Гриндар расположился на открытом, но достаточно крутом холме. Восхождение заняло некоторое время. Как раз, присоединилсь и тайные сопровождающие, которые с любопытством теперь распрашивали о делах в мире и государстве. Настроение у всех было приподнятое, доносился смех и радостные возгласы.

Укреплённые сталью ворота оттворились и ватага гномов вскоре расположилась за надежными стенами города-форта. Несмотря на холодное название, жизнь здесь не замёрзла и шла своим чередом. Казад занимались своими делами. Многие, вот, возились с дровами и углём - готовились к предстоящей зиме. Каждый считал своим долгом сказать: "Лютая будет зима в этом году". Так оно или нет, худшего ожидали все.

Путешественники тоже без дела не сидели, по борделям и кабакам никто разбредаться не стал. Все без лишней спешки начали разбирать свою поклажу. Ксинхейл был бы и рад помочь остальным, но нужно было уладить один вопрос.

Торин, хочешь встретиться с гильдийными? - вопрос был лишён всякой надежды.

Упаси меня Махал. Торгаши это по твоей части, у меня от всех этих жидоморов зубы сводит. Нет, уволь, я пойду пройдусь по засечникам и наведаюсь к "Отморозкам".

Дело твоё, - без энтузиазма произнёс Ксинхейл и его взгляд случайно набрёл на Телхара, возящегося с поклажей - Племяшек, а ты не хочешь?..

Не сегодня дядько, я пойду горло промочу. Всю дорогу доброго эля не пил.

Бородач печально покачал головой, сощурился и почесал бороду. Никто не любил представителей торговой гильдии. Детище Ксинхейла теперь обосновалось у него где-то неподалёку печени сильнее всякого алкоголя. Статус главы этой странной организации значил приблизительно ничего. В особенности здесь, за добрых полторы сотни километров от столицы их могучего государства.

В любом случае, путь до здания гильдии нашёлся как-то сам по себе. Ис Гриндар был достаточно небольшим поселением. Пять тысяч душ расположились в трёх укреплённых и самодостаточных районах. Сам город - непривычно для гномов - расположился на поверхности. Вглубь холма уходили лишь железные и угольные рудники, где каждый день шахтёры отбивали ритм, сулящий Федерации и гильдии богатство и процветание.

Дромангорг! В нашем захолустье! Обрейте мне зад и заплетите в бороду ромашки!

Голос был очень сильным, низким и таким самодовольным, что лицо Ксинхейла как-то само по себе обезобразилось широкой фальшивой улыбкой. Хозяин у такого голоса был соответствующий. Огромный, что тролль и, пожалуй, такой же страшный. Под внимательный взгляд попало и окружение. Сын Фундина оказался прямо перед весьма странным зданием. Богатая и излишне роскошная архитектура, среди скромных и сдержанных строений. Пока другие думали о защите своей жизни и собственности, хозяева этого строения явно имели иные цели. 

И я рад тебя видеть, Фимжеберт, - Дромангорг снял меховую шапку и отряхнул её - Ты уже знаешь, что я тут делаю. Пригласишь меня внутрь?

Как обычно будем говорить за деньги, ваше бородейшество? Заходи, заходи. Мы-то - де - всегда рады таким высокочтимым гостям.

Хотелось швырнуть шапку прямо в лицо этому болвану. Ксинхейл сдержался и двинул вслед за ним, внутрь здания. Ближайший час обещал быть крайней захватывающим.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Самый желанный свет для моряка -

огонь родного маяка.

Фельдмаршал совершил уже десятки походов глубоко в пучины Фородвейта и был, наверное, одним из опытнейших рейнджеров среди казад. Но целью так далеко забраться на северо-восток он не задавался ни разу. Своим наметанным глазом Торин видел, что уже окончательно вступила в свои владения зима. Снег покрыл все земли вокруг, окончательно попрятались по своим норам звери, улетели птицы, небо залила тонкая серая пелена, ни одного теплого воздушного фронта с юга не тревожило мертвецкий покой Железных холмов. 

Отряд обходил кряж с севера, не заглядывая в главные города и столицу провинции. Тропа вела гномов в прославленный Ис Гриндар, северный форпост Федерации. Город, на который чаще всего нападали полчища орков из северных пустошей и город, из которого уводил на войну свои хирды Торин. Город, в котором Дромангорг провел многие годы своей жизни и который он искренне любил.

С замирающим сердцем фельдмаршал вглядывался вдаль, ожидая пока среди высоких скал вспыхнет пламя Глохет Ланса, огромного зиккурата, служащего маяком как для жителей Подгорного Королевства, так и для их врагов. Оркам огни в небесах показывали границу территории, перейдя которую они неминуемо расстанутся с головой. А гномы по лучу света света находили дорогу домой. Торин даже не заметил, как на его лице появилась морщинка улыбки. Глохет Ланс для казад был подобием Аргоната для жителей Гондора, вот только, приближаясь к нему ты попадал не в тень мертвых изваяний, а в свет цивилизации тангар.

Тут же перед глазами отряда возникли далекие фигуры следопытов. “Отморозки” Ис Гриндара приветствовали своего командующего и приглашали его домой. Вскоре, хранители форпоста Федерации присоединились к отряду Дромангоргов. Отважные вояки с нетерпением жаждали новостей как о целях и намерениях отряда золотоискателей, так и о дальнейшей политике руководства по поводу разгромленного недавно Руна и Мордора. Многие из “отморозков” были старыми боевыми товарищами Торина и им он мог полностью доверять. А потому, делился с ними некоторыми “секретами” о новых стратегических разработках Гофкригсрата, что будут воплощены в ближайшие дни. Ис Гриндар находился так далеко от цивилизованных земель гномов, что новости отсюда до будут идти неделями. А значит, всю ценность свою утратят.

Тем временем, отряд вошел в стены города. Жители радостно встречали гостей. Было видно, что подготовка к предстоящей зиме тут кипит и горожане готовы к наступившим холодам на все сто процентов.

- Торин, хочешь встретиться с гильдийными? - Ксинхейл отчаянно хотел избежать своей миссии по урегулированию всех торговых нюансов дальнейшего путешествия.

- Упаси меня Махал. Торгаши это по твоей части, у меня от всех этих жидоморов зубы сводит. Нет, уволь, я пойду пройдусь по засечникам и наведаюсь к "Отморозкам".

- Дело твоё, - фельдмаршалу даже было жаль брата. Но что, поделать. Торговая гильдия - это его детище. Сам заварил эту кашу, сам пусть теперь и расхлебывает.

Торин закончил со своими маленькими делами и уверенно зашагал к штабу пограничных войск. У входа в массивное, приземистое здание, украшенное гербами Подгорного Королевства и Армии Федерации сына Фундина встречал огромный замшелый валун с длюннющей седой бородой. Гьяллар, сын Фьёргюна, отец всех “отморозков”. Его испещренное шрамами лицо озарилось улыбкой.

- Ваше высокоблагородие, фельдмаршал Дромангорг! Добро пожаловать в Ис Гриндар! 

[AVA]cs628527.vk.me/v628527079/18497/SpTSyiZUL7I.jpg[/AVA]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

На полях сражений,

И за праздничным столом!

Когда приходят гномы,

Начинается погром!

 

Всю дорогу до Железного Взгорья Телехар не переставал думать над словами отца. Нет, он все также в грезах видел поля эпохальных битв, несокрушимую поступь хирда и свой триумфально поднятый, к небесам, молот. Однако слова отца и его спутников запали в душу молодому гному, заставляя признать правоту Торина. В мечтах и стремлениях все красиво и ярко, но в жизни приносит боль и страдания, заставляя душу окутаться в саван печали и тоски. Он читал и слушал рассказы тех, кто воевал в великой войне с орками. Семь Армий были собраны вместе, и хотя одержали немало побед, им так и не удалось вернуть Горы. В последней битве слег в землю цвет всей их расы. После этого побоища, чудо, что им удалось возродить хотя бы отблеск древней мощи. Детище отца, Федерация - мечта об объединенном народе тангар, смело шагающим в грядущее в ногу со временем. Не сломленных, не побежденных, не сдавшихся, нет. Строителей, творцов, воинов, мечтателей, объединенных общей целью и единым духом. От омываемых Великим Океаном Синих Гор на западе до Красных Гор на востоке, от Серого Хребта на севере до сияющих пещер Агларонда на юге. Одно государство, один народ, один король. Это была Идея. Идея, воспламеняющая сердца в едином порыве. Идея, что еще не оформилась в цель, но витающая в воздухе. Идея Империи. И Телхар понял, что не слава и ратные подвиги двигают историю вперед. Отец и дядя творили великое дело, что даст надежду, пламенным маяком озаряющим будущее новым поколениям их народа. 

 

Они снова вернулись в родное Железное Взгорье, с которым был связанно столько воспоминаний. Ис Гриндар - передовой форпост и северные врата провинции. Честно говоря Телхар уже устал месить ногами снег, да спать на корягах. Конечно он привык к походной жизни, проведя в них большую часть сознательной жизни. Но удручающий однообразный вид северных пустошей внушал уныние. Если бы еще драчка хорошая с орками - мигом усталость снимает, когда топорами машешь. С другой стороны всегда приятно вернуться с похода в тепло и уют, чтобы, сидя у камина за кружечкой эля, поведать о своих приключениях. 

Они разгрузились, и дядя решил сразу взяться за дело, но племянничек поспешил откреститься:

- Не сегодня дядько, я пойду горло промочу. Всю дорогу доброго эля не пил.

Здесь он разделял мнение отца о торгашах, хотя и признавал их полезность, иногда все же присутствуя при сделках дяди, хоть ему и стоило огромного труда не заснуть. Но надо учиться. Ему продолжать дело отца. А с Торином идти тоже не было смысла - старики засядут, да начнут травить байки, а Телхар уже вышел из того возраста, когда сидел на маленьком табурете, и молча слушал их истории с восторженным взглядом. Нет уж, пока есть возможность надо отдохнуть, да сил набраться - а лучше чем "накатить" способа еще не придумали. Уж Телхар знал бы.

Насвистывая веселую мелодию из песенки про Лунного Деда, Телхар завалился в ближайший трактир "Изумрудный меч". Хотя в простонародье ее называли более нелицеприятно, - ходила молва, что хозяин назвал так кабак, в честь своего... меча. Хотя конечно все это байки дураков, у старого расплывшегося хрыча, если что и было изумрудное, так это его кошелек. А уж его сварливая старуха опровергала любые слухи о... мече. К слову и настоящий меч этот потомственный тавернщик не держал ни разу.

Сын Торина заказал себе эля, горячей ячменной похлебки и жареного кабана. Устроившись в одном из самых удобных мест в таверне, Телхар принялся за еду и выпивку. Завсегдатаев было мало. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Написано в соавторстве с дядюшкой, прославленным Ксинхейлом Дромангоргом.

 

Просит сумасшедшая душа обновленья, то есть мятежа.

 

Завсегдатаев и впрямь было мало. Что же, схрон трактирщика, наверное, уже ломился от денег, ссыпавшихся из гильдийского кармана. Не было почти никаких сомнений, комнаты уже давно держали для столичных бород, о которых раструбили на всех углах Ис Гриндара.

Каждый день Оллеброд Бендеррон приходил сюда, получал совсем жиденькое пиво и какие-то помои вместо еды. Хорошо, что сюда он приходил совсем не за вкусным обедом. Он ждал. Ждал, когда сюда прибудут те самые влиятельные гномы, о которых говорили все, без исключения.

Зачем? Их небольшой город, живущий в веках, выстоявший против самых жестоких и чудовищных врагов гномьего рода, был на грани того, чтобы уничтожить самого себя изнутри...

Неожиданно, дверь распахнулась. Внутрь вошёл незнакомый бородач. На его заказ трактирщик отреагировал невероятно быстро, что последнее время здесь не наблюдалось. Очень скоро на столе гостя стояла ароматная свининка, отменная похлебка и кружка эля. Учитывая, что Оллеброд сейчас давился чем-то, сильно смахивающим на дерьмо горных баранов, то было вполне ясно, кто сидит перед ним.

Гном из экспедиции.

Это был просто отличный шанс.

Бендеррон, забыв про еду - а такую "еду" и хорошо бы забыть - он встал из-за стола и направился прямиком к гостю, что уже наслаждался вкусным обедом.

- Здорово! - рыжая борода не скрывала широкой улыбки.

Без соблюдения всяких приличий, он уселся напротив и бросил вопрос прямо в лоб:

- Ты из экспедиции, верно? - его голос звучал добродушно и немного приглушенно. Будто он не хотел, чтобы кто-либо слышал его, кроме непосредственно того, к кому он обращался.

Телхар отложил уже обглоданную кость и пристально уставился на подсевшего. Недолго думаю сын Торина ухыльнулся в ответ: 

- Ну может и так. А ты кто сам будешь, господин хороший?

- Оллеброд Бендеррон! - отчеканил гном, словно все свои годы готовился к этому, - Ты уже успел пройтись по нашему славному городку? Осмотрелся как следует?

Телхар пожал плечами, отпив из своей кружки: 

- Я бывал здесь. А сегодня, увеселительной прогулке предпочел отдых в этом уютном заведении. С долгой дороги знаешь ли... Ты это, угощайся... - гном махнул рукой на жаренного кабана.

- Так ты был здесь и прежде? Давно? Слыхал, что здесь творилось последние пару лет?

Телхар задумчиво почесал бороду: 

- Да признаться давненько уже не бывал. А чего твориться-то?

- О, сир путешественник!.. - глаза Оллеброда загорелись, но тут же весь запал куда-то исчез. Послышался стук дерева, звон кухонной утвари.

- Дурные дела тут делаются, - мрачно завявил рыжебородый, - Если ты закончил трапезу, то нам бы лучше пройтись. Я всё расскажу по дороге.

- Ну давай пройдемся... - гном стал подниматься.

 

Давно, около полувека назад, здесь была лишь крепость и эта монументальная башня. Все рождённые в Ис Гриндаре были следопытами, почти без исключений. Они жили этим. Они защищали Федерацию, а Федерация всеми силами поддерживала свои границы.

С приходом торговой гильдии всё изменилось. Где-то в лучшую сторону, где-то в худшую, но результат сейчас очевиден. Из защитного форпоста Ис Гриндар превратился в небольшой северный городок. Здесь начала развиваться железнорудная и угольная добыча. Здесь появились гномы извне. Здесь появились рынки и трактиры. Здесь появился Фимжеберт.

Первое время все были счастливы. Гильдия мирно вела свои дела, всячески помогала развитию поселения, но вскоре дела пошли на спад. Население становилось больше, товаров извне меньше, а те, что и были - продавались слишком дорого. Совсем юный город стал угасать, а чертоги золотого Фимжи ломились от богатств.

В последнее время, совет кланов даже попытался взять дело в свои руки, но стало только хуже. Дело доходило до стычек между гильдией и следопытами. При этом, и те, и другие жили в сравнительном достатке. Простые же люди страдали, как обычно, от происходящего больше всего.

Образовалась группа несогласных с методами ведения дел двух противоборствующих сил. Оллеброд как раз и входил в такую группу. Телхар разделял его мысли, вся эта история запалила его молодую душу, рвущеюся к свершениям. И вот на горизонте замаячила приятная перспектива показать, из чего он сделан и доказать отцу. А что? Да все! 

Сын Торина пребывал в ажиотаже, приближаясь к месту тайной встречи.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Давным-давно...

- Бородейшество, железа и впредь будет как мозгов у эльфа. Нет людей, нет механизмов. Мне нужны деньги, чтобы получить и то, и другое.

В дни, которые почти угасли в веках...

- Угля скоро в шахтах и не сыщешь. Зимы здесь, знаете, суровые. Уголь приходится иной раз и за так раздавать. Чтобы, знаете, народ не помёрз. Иной раз пойдёшь отлить, а мороза как притиснут, так и лишишься...

Вот, тогда-то был Моргот...

- Рынки пустуют. Людям так и жрать скоро придётся одну кору, да снегом топлёным запивать. Мне нужны товары, которые расходятся по всем Холмам, но сюда - в эту клятую глушь - так и не попадают. 

Дьюрин Великий, отправь его прямиком в те времена, к Морготу в лапы. Умоляю.

 

Гроссбух был заполнен небрежно - и это мягко сказано. Товарняки хранились, что будто на растоп печей шли. Об учётниках и речи быть не могло. Такого кошмара Ксинхейл давно не видал. Почти час - весь тот час, что ему пришлось просидеть над этой мусорной кучей, которая, по идее, должна была отражать дела гильдии в этих краях - ему промывали мозг на тему того, мол мы все здесь бедные, несчастные, голодные, холодные и убеждали дать ещё больше денег. 

Однако, Дромангорг не был таким идиотом, каким его считал Фимжеберт. Многие грузы исчезали из товарняков и в других бумагах больше не появлялись. Пуф! Волшебник Фимжи творил настоящие чудеса - грабил гильдию на десятки тысяч золотых. В год. Если память ещё не окончательно утонула в ментальной агонии, которую испытывал мозг от всего происходящего, то этот парень здесь почти с самого основания гильдии.

- Ксинхыч, понимаешь, трудно здесь жить, - мимолётом отметил собеседник, вкладывая в эти слова какой-то свой, весьма изощренный смысл.

Сын Фундина тяжело вздохнул и осмотрелся. Роскошная мебель, превосходные гобелены и картины, золото и серебро повсюду. "Да чтобы тебя, а." - Дромангорг закатил глаза и откинулся на спинку кресла. Крайне удобного, надо отметить, но наверняка такого же дорогого. 

Может, стоило отправиться вместе с племяшкой? Он не глупый, почти как я, знает, где искать спокойствие и хорошую жизнь.

Может, стоило быть таки же жестким, как и брат? Вести себя по-военному и снести болвану голову за измену Короне.

- Знаешь, когда я услышал, что ты собираешься побывать в наших края, так рад был. Так рад, - не унимался бородач.

Ксинхейл с трудно скрываемым негодованием отшвырнул от себя гроссбух и тот отправился на другой край гладкого и отполированного стола. Гном взглянул на эту жадную троллину, оскалился и сказал:

- Ты получил ворона?

- А то!  

- У тебя всё готово?

- Ну, я говорил, здесь дела так просто как в столице не делаются, - издевательские нотки, проскакивающие до сих пор, исчезли из голоса Фимжеберта.

Ксинхейл уставился на собеседника. Тот скорчил настолько грустную морду, насколько мог.

- Эти "Отморозки" настоящие отморозки. Нецивилизованные, балрог их задери. Вот, взгляни на нас с тобой, бородейший. Мы умеем говорить за деньги, а они нет. 

Гном запнулся, ожидая какой-либо реакции, но Дромангорг хранил молчание.

- Я пытался, - он развёл руки - Они отказались. Они не пойдут. 

- Они уже согласились! Они не могут просто взять и отказаться! - вспылил Кснихейл.

- Я говорю, друже, с ними золота в шахте не добудешь. Поверь мне, они очень своевольны. Иногда это может быть...

Торгаш запнулся, посмотрел оценивающе на главу гильдии и лишь спустя секунду заминки продолжил: 

- Очень опасно. Знаешь, слухи - они как шлюхи, любят ходить то налево, то направо. Когда они узнали, что вы ищете на востоке - ох, как они взбеленились! Вот уж и не знаю отчего так, но всякое дело с гильдией эти ублюдки иметь отказались. Как по мне, пусть хоть в леса уходят и дохнут там один за одним, но, пока их кланы и этот их балрогов совет здесь, у меня просто...

Фимжеберт сложил свои запястья крестом, намекая на связанные руки.

- С этим пора что-то делать. С советом кланов. Они мешают делам гильдии. Твоей гильдии, бородейший.

Ксинхейл помрачнел ещё сильнее. То, что ему расписывала тут эта троллина попахивало такими проблемами, которые, обычно, неминуемо приводят к кровопролитию. Нужно быть осмотрительнее, нужно встретиться с братом и всё это обсудить.

- У меня там почти караван людей бороды себе отмораживают. Ты нашёл, где их расположить?

- С этим-то никаких проблем нет, Ксинхыч. Всё по высшему разряду, как и требует персона твоей важности. Конечно, не дворцовые палаты, и не обещанные бараки местных следопытов, но место неплохое. Я снял на всю неделю местный трактир! - с нелепой гордостью заявил Фимжи - Борделя, оно-то жаль, мы не имеем, но выпивки хватит на всех!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

maxresdefault.jpg


 

- Ваше высокоблагородие, фельдмаршал Дромангорг! Добро пожаловать в Ис Гриндар! 

- Гьяллар, старый ты, облезлый полярный медведь, до сих пор живой! - Торин ощерился улыбкой и раскинул руки в стороны.

- Так точно, ваше высокоблагородие! Служу Федерации Казад! - старик вытянулся по струнке и выпятил широкую грудь, надежно защищенную панцирем.

- Все бубенцы уже отморозил, да? - Дромангорг еще сильнее раззявил рот и еще ближе подобрался к Гьяллару.

- Так точно, ваше высокоблагородие! И задница, словно ледник! - Гьяллар вздрогнул и бросился в объятья старому другу.

 

Стол, по старому доброму гномьему обычаю был так щедро уставлен бутылками, графинами  кувшинами с выпивкой, что даже рюмке было негде упасть. Водка, горилка, виски, бурбон, сидр, кавальдос, красное и белое вино, пиво и эль верхового брожения. Все журчало, булькало, пенилось, пузырилось и источало небывалый спирто-водочный аромат.

Не мало было и снеди. Жаренные поросята, кролики, куропатки, фазаны и несколько курочек. С гарнирами и без. С подливами и без. Душистые и румяные. Картоха, гречка, репа. Хлеб ржаной и белый. Сухари с диковинными приравами. Пара осетров. Горы икорки: красной, черной и заморской. Старик Гьяллар с душой подошел к сервировке стола и Торин, право, был изрядно воодушевлен намечавшейся пьянкой.

 

Вскоре, как и положено два старых друга упились в зюзю. И не были бы они бравыми казад, если бы не начали вспоминать былые подвиги. Гномо-орочья 93-99-ых годов. Дюжина походов на Фородвэйт до возвращения Одинокой горы. Дюжина походов на Рун.  Битва Пяти Воинств. Снова и снова походы. Их крайний рывок на Север.

 

Бууууууум!!! Жуткий удар узловатой дубины из ледяного дерева обрушился на шлем Торина. Циклопических размеров дикарь подпрыгнул сзади, пока гном рубил на куски упавшего перед ним противника. В глазах задвоилось и затроилось. Отсеченная по бедро нога закружилась и заплясала.

- БАЙНА! [1] - Буууууууум! Прилетело по куполу. Звон в ушах стоял такой, слово дэйлиские колокола били набат. 

- БИ БАЙНААА!! [2] - Бууууууууххх!! Личина впечаталась в лицо тангара.  

- Бал..дерии...СОДООМИИИТ!

Щит Дромангорга впечатался в дубину. Сука. Какого хера их трое?! Еще раз. Сука! 

- ХЭДЭЭЭЭН! [3] - Еще! Ну же! Когда у тебя, тварь, рука уже заболит? 

- ТАААА! [4] - Еще! Еще! Хоровод перед глазам гнома постепенно останавливал свой ход. 

- БАЙ! [5] - Торин отвел удар дубины влево и вниз и с размаху, со всей силы, рубанул по шее варвара. Косматая голова взлетела в воздух, расплескала алую кровь из сонной артерии и воткнулась в сугроб. 

Тело северянина подкосилось и рухнуло на окровавленный снег, взметнув в воздух тысячу снежинок. Baruk Khazâd!

Мимо пронеслась огромная глыба. Катапульта? Нет! Они не брали с собой таких огромных орудий! Нет! Пышущий пламенем метеор проносится через ряды врагов, сбивая, валяя, кромсая, круша врагов. Огненный хвост растянулся на дюжину саженей и утонул в гуще метели. Khazâd ai-mênu! О нет и нет. Это не сияющая комета вонзилась в орду дикарей, не из просторов лучезарного Ильмена херанул и разметал воронку трупов этот адов шар. Это Гьяллар Фьёргюннул! Старик, отец всех “отморозков”, ледяной демон заснеженных пустошей, князь, император и бог всего Фородвэйта.  

На Гьялларе не осталось ни одного чистого от крови места. Ни одного! Кровь застывала коркой на его сабатонах. Стекала по рукам и ногам. Кипела и пузырилась кирасе от жара в груди гнома. Красная, как свекла рожа и кровавая мочалка вместо белоснежной бороды. Он горланил Khazâd ai-mênu! словно сумасшедший и обладал отвагой, давно перешагнувшей грань безумия. Фонтаны красных брызг сопровождали каждое его движение и каждым своим движением “отморозок” крошил врагов. 

Дед подлетел к Торину и единым пируэтом подрубил ногу одному варвару и практически пополам перерубил другого:

- ДАВНО Я ТАК НЕ ЗАБАВЛЯЛСЯ, ДРУЖЕ!

УХ ДАВНО. Дромангорг прыгнул к недобитому Гьялларам дикарю и с яростным криком, исходящим из геенны огненной его фэа обрушил окованный сталью ботинок в грудь воина. 

- Baruk Khazâd! - и отхаркиваясь, бросил вслед улетающему Фьёргюннулу, - Тебе, на старости, только этих оборванцев и гонять! 

 

Снегопад потихоньку стихал. Битва, начавшаяся едва ли больше четверти часа тому назад уже подходила к концу. Как это было?

Под оглушающий рев боевых рожков гномов, дюжина тяжелых боевых колесниц протаранила и рассеяла ряды дикарей, а IV-ый Железногорский хирд, под аквилами вепря, разделенный надвое, ударил с востока и запада в ощерившийся копьями вражеский стан. Сотни варваров были сломлены, разбиты и раздавлены. Тысячи бежали без оглядки с поля боя и были сметены железными баруками казад. 

Торин, впившийся в сражение на колеснице, а затем спрыгнувший с нее и ринувшийся в мясорубку, был в центре побоища и слева и справа от себя он слышал бравую гномью боевую песнь:

Создав такого парня,

Махал был очень рад:

Не будь я вечно пьяным,

Я был бы просто клад!

ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!

 

Однако, оставалось и множество сражающихся северян. И сопротивлялись гномам они словно дикие, загнанные звери. Чуть поодаль от Дромангорга, Гьяллар, слово удар молота снес ряд варваров. Но тут, дикари дали невиданный доселе отпор. Четверка полуголых, размалеванных краской воинов, набросились на “отморозка”. И неистовству их позавидовала бы морская буря. Удача покинула сына Фьёргюна. Копье одного из берсерков глубоко прошло через сочленения доспехов старика и вонзилось ему чрево. Гьяллар повалился на колени, но не потерял свой свой дух! Одичавший, старик со всех сил отбивался от наседавших на него противников. И это дало ему шанс. От напора людоеды замешкались. Торин не упустил момент. 

Сын Фундина выхватил из снега пику длиной с версту и бросился на выручку к деду. Разбег Zirak ai-mênuuuu! и УДАР. Копье вонзается в плоть, пронзает его насквозь и вылетает из сраного людоеда, неся гибель следующему. Дромангорг бросился к другому врагу, северянин попытался нанести удар, но тут же пал. А за ним второй. И третий. Один за другим. Каждый с отрубленными конечностями, перерубленный пополам и смертельно раненный. Враги наступают на фельдмаршала и отца “отморозков”, пытаясь добить Гьяллара и хотя бы ранить Торина, но безуспешно.

Сегодня Илюватор смотрел гномов.

Прибоем бьются варвары о Дромангорга, но разбиваются о него словно волны о скалу.

- Baruk!

- Baruk Khazâd!

- Baruk Khazâd!

- Khazâd ai-mênu! - разносится рев над полем брани. 

Неожиданно, Торин почувствовал, что его схватили за руку. Гном разворачивается и резко бьет окованным сталью кулаком в противника, но это свой. Тангар. Примипил Мурамур Макосстаг валяется в снегу и судорожно хватает ртом воздух. 

Битва окончена. 

 

Дромангорг приходит в себя после боевого исступления. Слух возвращается к гному и с глаз сходит туман войны. В эхо боевых кличей в ушах сына Фундина вклинивается грохот.

DROM! DROM! DROM! - били топоры по щитам, - DROM! DROM! DROM! - ликовали тысячи воинов Хирда, - UZBAD! UZBAD! UZBAD THORIN! - триумф, достойный Махала.

 


 


[1] Сильный (дик.)

[2] Я сильный (дик.)

[3] Сколько (дик.)

[4] Можно (дик.)

[5] Стоять (дик.)



[AVA]pp.vk.me/c630227/v630227615/12caa/guBAdRapnFE.jpg[/AVA]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Всю долгую ночь мела метель. Она скрыла, спрятала под белым покровом все следы вчерашнего побоища. Погасли костры и догорели пожарища. Кровь впиталась снег. Искореженные, разбитые машины войны гномов и спешно выстроенные укрепления дикарей обратились пушистыми сугробами. Одеревенели конечности погибших варваров, застыли жидкости в телах и покрылась коркой льда их кожа, трупы превратились в ледышки и замерзли до прихода короткого на этом далеком севере лета. 

 

С рассветом Торин и командир хирда Альдахем Грюнрадан, дварф с источенным всеми ледяными ветрами лицом, отправились к лагерю дикарей. Гномы прошли мимо гигантского, огороженного наспех сколоченными бревнами загона, где около десятков нодьей грелись взятые в плен северяне. Самые слабые из варваров, неспособные добыть себе места у очагов, не дожили до восхода солнца. Среднячки заработали серьезные обморожения. И даже сильные бились от озноба. Это была не случайность. Наугрим пользовались преимуществами победителей и вносили еще больший разлад в и не без того разобщенные ряды побежденных.

 

В центре лагеря дикарей стояла огромная яранга. Около двадцати футов в высоту и тридцати в диаметре. Выложена оленьими и моржовыми шкурами, она была настоящим колоссом среди мелких, наспех поставленных шалашей этой стоянки. Вокруг яранги несли постоянный дозор личные дружинники Дромангорга. Торин откинул полог и шагнул внутрь.

На полу, покрытом лахтажьей кожей, вперемешку стояла дюжина дюжин сундуков, корзин, мешков, доверху набитых притягательно сверкающими в свете факелов груд золота.

 

- Ваше высокоблагородие! … Тут намного больше золота, чем мы ожидали - доложился Тамомер Дерлерук, главный казначей хирда.

- Что ты имеешь ввиду, счетовод? 

- Монеты с каравана с налогами, вдогонку за которым мы пустились - на месте не все. Варвары растеряли по пути сюда чуть больше четверти..

- Это и козе понятно, Тамомер. Сколько, бля, мы убитых северян нашли по пути сюда. Годков восемьдесят назад эти северяне так же напали на наш караван, перебили всех наших, да только сами же друг другу перерезали глотки при дележке золота. На том самом месте! Олигофрены сраные.

- Так вот, помимо монет “с наковальней”, мы нашли еще и горы золотой руды. Восемьдесят мешков! Первоклассной руды, ваше высокоблагородие.

- Сколько? Откуда, счетовод, они ее приперли?

- Мы не знаем, ваше высокоблагородие.

- Ни одного кряжа с золотой рудой в радиусе трехсот лиг здесь нет!

 

Смрад спирта и гниения из лазарета не мог выгнать даже сильный сквозняк. Болезнетворные миазмы кружили под тентом и липли к раненым. Раздавались стоны и еле слышимые бормотания. Меж десятков лежанок сновало множество лекарей и знахарок, облегчающих участь пострадавших. В углу, поближе к солнечному свету и чистому воздуху, быстро орудовал острой пилой и кошмарного вида зубцами хирург. В центре шатра без сознания лежал мертвенно бледный Гьяллар, вокруг которого хлопотал совсем еще молодой отморозок, с пушистой светлой бородкой.

- Как твое имя, сынок? 

- Белрин, сын Батога, ваше высокоблагородие, - немного смущенно представился юнец.

- Знавал я твоего отца. Славный был вояка. 

- Стараюсь не опорочить честь батьки, ваше благородие, - выпятил грудь Белрин.

- Не опорочишь. Как там Фьёргюнул? 

Юный гном не успел ответить. Подошел Ниргран Пирожог, главный лекарь хирда.

- Плох, Торин. Но раз дотянул до этого утра, то шанс есть, даст Махал - будет жить. 

- Даст Махал. Чем тебе помочь Ниргран? 

- Ваше благородие! - в шатер влетел взмыленный тангар, держащий на руках огромного белого ворона, - Ваше высокоблагородие! Срочное послание из …

- Вижу, Вазгельри. Ворон, что за вести ты принес нам?

- КАРРР! ВОЙНА! КАРРР! РУН!! КАРРРР!! - от в шатре резко похолодало. Гномы ошеломленно смотрели на птицу, протянувшую правую лапу, к которой был крепко привязан свиток, - НАПАЛИ!!! КАРРР!!!

 

В пиршественном зале дома “отморозков” догорали свечи. В камин давно не подбрасывали дров, и от дыхания гномов шел легкий винный пар. Два друга понемногу разделались со всеми яствами и приканчивали оставшуюся водку. Старик совсем уже спьянел, Торин еще немного держался. 

 

- А потом ты умчался ветром на юг, - зло бросил сын Фьёргюна.

- Ты все знаешь, Гьяллар, - провел рукой по столешнице сын Фундина, смахивая крошки. 

- Но ты так ни на что и не повлиял. Нас размололи в порошок на Долгом Озере, - старик наливал себе в кубок спирт, - ТАМ ОКАЗАЛАСЬ ТЫСЯЧА ТРОЛЛЕЙ, ТОРИН. 

- Я тогда не добрался даже до половины пути в Ис Гриндар.

- Как твои хваленые рейнджеры проморгали ТЫСЯЧУ ТРОЛЛЕЙ? - водка полилась из кубка на стол, Гьяллар выронил графин и хрусталь разлетелся тысячей осколков по полу, - блядь, это же не клин журавлей и даже не стадо овец. Как можно, балрог тебя дери, не оказаться готовыми к нападению горных троллей?

- Это были не замшелые валуны. Моргомир привел тех самых олог-хай, друже.

- НО ТЫСЯЧУ?!

- Меньше, чем за две недели покрыли расстояние от Мораннона до Долгого озера. Через Дарголад и земли кочевников. 

- ТАМ БЫЛА ТЫСЯЧА. ОГРОМЕННЫХ. ТОЛСТЕННЫХ. ШИРОЧЕННЫХ. ОБУЧЕННЫХ ВОЕВАТЬ. ТРОЛЛЕЙ. ТОРИН. 

...

- Я знаю, - Гьяллар разрыдался,- Не злись на старика.

- Я был на похоронах твоего сына. Его командир сказал, что он погиб как герой. 

 

- Чудо, что ты пережил ту зиму. 

- Чудо, что пережили мы все. Ты знаешь, что там было?

- Только по сводкам, Гьяллар. 

- Сколько я уже отморозил себе пальцев, до чего уж чернела моя жопа, сколько раз отваливалась моя ледяная борода, но в такие холода жизнь меня еще не бросала. Зима. Беспощадная, глухая, мертвая. Она опустилась на нас и замела все перевалы. Она опустилась на нас и все пустоши обезмолвили. Она опустилась на нас и хирд потерял надежду. Мы сожрали весь провиант. Мы сожрали коней. Мы сожрали ремни. Мы пробивали лед и жрали ягель и мох. А потом кончился он. На тысячу лиг вокруг не было ни одной живой твари, которую можно было бы зажарить или сварить.

- И тогда к вам пришла помощь из Холмов? 

- Пришла, когда мы начали дохнуть, Торин. Они совершили чудо и пробились через Каль Ланг-Хольт. Но вместе с моими отморозками и отрядами железногорцев, до нас добралась и Торговая гильдия. Нет, они не торговали едой. Только вином и водкой. Только кабаниной и запеченными вальдшнепсами. Мы не успели добраться до Ис Гриндара, а все солдатское жалование уже оказалось у торгашей. За то, что стоит тут бесценок - зубной порошок и швейные нитки, они получали полновесные золотые. 

А когда мы вернулись, я не смог их удержать . Гильдийцы заполучили всю власть в городе. Подкупили всех чинуш. Подчинили себе всех, от стражников до кабачников. Добились того, что "отморозки" стали их охраной! Сначала, мы пытались сопротивляться. Но они подмяли все и диктуют нам свои законы. Мы пляшем под их дудку. 

 

Торин осушил кубок, поднялся из-за стола и зло потянул: 

- Кажется, пришло время набить кому-то рожу.

 

[AVA]pp.vk.me/c630227/v630227615/12caa/guBAdRapnFE.jpg[/AVA]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×

·