Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Аксель

      Новые акции (упрощеный приём)   27.09.2018

      Дамы и господа, мы будем очень рады видеть игроков светлого ("Гондор и Рохан" ,"Эльфийские Владыки") и тёмного блока ("Во славу Темного Владыки!"), с акциями можно ознакомиться, кликнув по ссылке объявления или перейдя в соответствующий форум "Вступление в Средиземье". Помните, что мы очень любим тех игроков, которые попадаются в наши рекламные сети, и готовы отблагодарить их Печеньками! Ждём вас  
Исилендил

Песни Тирн Гортада

Рекомендуемые сообщения

События разворачиваются до Белого совета в Имладрисе, что проходит глубокой зимой на фоне падения Мирквуда. На дворе осень 3019 года Т.Э. Отважный отряд дунедайн во главе с родственницей Элессара, Белой колдуньей, и малоизвестным нолдо-кузнецом отправились в Могильные холмы, что на Юго-востоке Бэкланда, дабы навсегда устранить угрозу, что поселилась там.  

 

Действующие лица:

 

- Галадриэль 

- Элледель

- Исилендил

 

barrow-downsGregory.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Ривендел

 

Навязчивый звон доносился из кузни, что была недалеко от дворца Имладриса. «Бэнг…бэнг…бэнг», нолдо умудрялся даже выбивать какой-то ритм, словно сама ковка была его музыкальным инструментом. Песня металла лилась по окрестности, а потом прервалась грубым шипением пара. Исилендил закалил в воде будущее свое творение, постоянно что-то нашептывая себе под нос, перечисляя имена тех, кого знал, и кого не было более с ним. За всю его жизнь, а это почти три эпохи, список имен только ширился. Кузнец ковал олицетворение этих потерь, не только его, но и всех. Красота меча даже в незаконченном виде захватывала дух. Он не был таким мастером, как великий Феанор, его мастерство было ниже уровня Келебримбора, но он все же был кузнецом Гондолина. Оставив работу над подарком другу, Исилендил решил отдохнуть.

 

Освежившись в купальнях, кузнец попивал горячий чай, сидя на скамейке перед вратами. Он любил это место, потому что видел каждого, кто проходил через них. Третьим удивлением мастера-кузнеца стало явление отряда гномов с неким хоббитом. За три тысячелетия нолдо ни разу не покидал стен очередного сокрытого королевства на его памяти, однако знал, что гномы не любили эльфов из-за странной вражды. Эльф знал также об упрямстве горного народа, скорее перворожденные явятся к ним. И, конечно же ни одно странное событие не могло пройти стороной Митрандира.

 

Сейчас же к этим вратам подошел другой волшебник, вернее волшебница. Белая колдунья была как всегда прекрасна. Владычица Лотлориэна собиралась в путь и была одна. В сердце Исилендила зародились некие сомнения. Нолдо интуитивно почувствовал, что Галадриэль собралась вовсе не на прогулку. Неужели она хочет вернуть Золотой лес? Звон ложечки в чашечке проводил кузнеца, что скрылся в одном из домов. Собравшись быстро, словно годами готовился к этому, нолдо вернулся к вратам. Успел. Перворожденный подошел к владычице Лориэна в доспехах, что были на нем во время войны Последнего союза. Взгляд нолдо был решительным. Мотивы «помочь» его были благородны, однако были и те, о которых не говорят: слишком долго он сидел в стороне, слишком многих забрал Враг. Желание покончить с ожиданием грядущего, сидя на одном месте, объединяло Галадриэль и Исилендила.

- Моя госпожа, - начал воин-кузнец тихо, подойдя к Артанис по привычке своей незаметно, повышая голос до нормального, - Позвольте мне помочь вам?         

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Ривенделл

 

Галадриэль сменила привычные светлые одежды на охотничий костюм и вела к воротам белого коня в эльфийской сбруе. На бедре у неё висел легкий меч - как раз по женской руке - за спиной был охотничий лук и колчан стрел. Свои роскошные волосы она заплела и убрала под капюшон, а кольцо на руке теперь было скрыто тонкой шелковистой перчаткой.

Она не знала, правильно ли поступает сейчас, когда спешит на призыв Элледели помочь той в Могильниках. Потеря Золотого Леса изменила её, ранила так глубоко, как мало что ранило до этого. И она понимала, что больше не сможет спокойно сидеть у зеркала в ожидании опасности, игнорируя все, что происходит за пределами её мирка. Нет, теперь она встретит врага лицом к лицу, первой нанесёт ему удар, которого тот не ждёт.

 

Исилендил догнал её у самых ворот, когда она уже поставила ногу в стремя.

- Моя госпожа. Позвольте мне помочь вам?

Он может быть полезен. И его отлучка никак не повредит Ривенделлу, решила Белая Леди.

- Если таково твое желание, - ответила она. - Я получила от Келеборна весть о том, что Умертвия просыпаются и небольшой отряд дунадан направляется в Могильники, чтобы упокоить их навсегда, чтобы Саурон не смог воспользоваться ими. Человечьих сил для этого недостаточно, потому они просят о помощи меня

Порыв ветра стряхнул с ветки несколько желтых листьев и они закружились над Галадриэлью.
- Одной мне добраться туда будет легче, чем целому отряду - я сумею укрыть себя чарами, если что. Впрочем, попутчик мне не помешает... Ты можешь поехать со мной, мастер-кузнец. Возможно, в Могильниках найдется что-то интересное и для тебя.

 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ривенделл

 

При словах Артанис об эдайн Исилендил скептически поджал губы. Хоть он и успел повоевать с людьми против Врага со времен битвы Бессчетных слез, однако не доверял им до конца, как бы тысячелетия не смягчили его отношение к их предательству. Он не стал говорить Галадриэль свое мнение о дунадан, лишь улыбнулся.

- Разумеется, моя госпожа, я найду в этих холмах давно потерянную храбрость воина Гондолина.

Кузнец помог эльфийской колдунье взобраться на лошадь, проверив все ли в порядке. Конь же его был вовсе и не его, а из конюшен Имладриса. Нолдо искренне надеялся, что Элронд позволит ему взять лошадь на время, все таки перворожденный впервые покинет просторы потайного королевства.

- В путь?

__________________________

 

Последний мост, Великий восточный тракт

 

Двое ехали по дороге, проезжая мимо Тролльей пущи. Впереди был пограничный, Последний мост. Им встретились Ревиндельские стражи границ. В последнее время всадники постоянно патрулировали. Исилендил поприветствовал их, заметив что эльфы удивлены. Только вот чему? Тому что кузнец наконец решил побывать за границами? Или быть может тому, что Галадриэль явно не на бал ехала в своей походной одежде. Нолдо же было приятно видеть Артанис с оружием и в седле, а не в белом платье где-то у ручья.

 

- Я не был в этих краях уже очень давно – начал он внезапно разговор посреди пути, исповедуясь колдунье - После Последнего союза я не покидал пределов Имладриса. Устал от бесконечной войны с Врагом. Я не привык рассказывать об этом, но в Хитлуме довелось потерять семью. Всех до единого кого любил: Мать, что научила меня говорить, отца, что научил ковать. Потерял жену, которая научила верить в себя, сына, которому предстояло стать моей гордостью. Я прятался там. И даже там судьба умудрилась достать меня и заставить сделать то, что нужно было ей. Я о Нарсиле, моя госпожа, о мече Элендила. Я перековал его. А теперь я тут. И все это сопровождается кошмарами. Вы не можете заменить мне жену, что направила бы по истинному пути, но все же прошу совета.

Исилендил выслушал Галадриэль и опустился в думы, не теряя при этом бдительности. Шла война и кто знает, может враг рядом, а он единственный воин, что может стать на пути перед возможным спасением Средиземья от Тьмы.  

 

Разбив ночлег, сойдя с тракта для безопасности, кузнец развел костер, приготовив чай и предложив кусочек лембаса перворожденной. Ночь прошла тихо и спокойно, не смотря на то что была немного прохладной даже для нолдо.

 

__________________________

 

Амон-Сул

 

К середине следующего дня пара эльфов добрались до Заветри. Небольшой привал на котором кузнец решил обрушить тишину, заговорив с Галадриэль:

- После того, как вы упокоите всех, что будет дальше? Я чувствую, что вы не вернетесь к прежнему ожиданию. Вы будете действовать. Решительно. В Средиземье много мест, где успело поселится зло, с которым справиться под силу только вам, Артанис. Но хочу чтоб знали, теперь и я не готов сидеть на месте. Я прошу позволить мне помочь вам в предстоящей борьбе с Сауроновой тьмой. Так хочет Арда и я не в праве перечить ее воле. 

Все было сказано с улыбкой. И снова путь с дальнейшим ночлегом в Бри.

 

__________________________

 

Могильные холмы

 

Эльфы прибыли к могильникам ближе к вечеру. И неизвестно было раньше или позже эдайн. Однако Исилендил поспешил на разведку. Взобравшись на возвышенность, он увидел курганы, могильные камни, и... Их. Духи не таились. Они бодрствовали, как и завещал Король-Чародей в свое время. Если такую мощь направить против светлых народов... От одной этой мысли нолдо вздрогнул. Он помог Галадриэль взобраться к к себе, что бы она могла не сомневаться - предстояло много работы. Несмотря на то, что холмы продувались, воздух здесь был крайне спертым, а фэа Исилендила чувствовало не зло, оно чувствовало боль сотни, а то и тысяч душ, просящих только об одном. Нолдо даже чуть не соскользнул вниз от того, как давила на него атмосфера. В итоге эльф все же не выдержал такого давление и, сев не землю, расплакался. Такие же чувства, только еще сильнее, одолевали его при виде высоких курганов на месте Нирнаэт Арноэдиад. Нолдо ненавидел курганы, всегда. 

 

 

     

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Холм неподалеку от Могильников

 

Светлая Леди окинула взглядом синеющие в сумерках древние могильные курганы, в ложбинах меж ними уже собирались сизые пряди тумана. Она, как и Исилендил, ощутила давящую тяжесть и зловещий холод этого места. Да, не зря эта смертная, Элледель, затеяла поход сюда.

 

Она услышала тихий всхлип и обернулась к своему спутнику. Мастер-кузнец сидел на земле, по его щекам катились слёзы. Галадриэль легонько коснулась его фэа, вспомнила, о чем говорил ей эльф в дороге и поняла, в чем дело. В другое время она предоставила бы ему возможность погоревать вволю, но только не сейчас, только не рядом с обителью сотен темных духов.

 

Артанис вспомнила Ледяной переход и то, сколько раз ей приходилось поднимать на ноги и заставлять двигаться вперед вот таких вот отчаявшихся. Ласковыми уговорами тут делу не поможешь.

 

Она подошла к Исилендилу и села напротив него, взглянула ему в глаза. В голосе её послышалась ярость, сдерживаемая до поры до времени, но тон оставался ровным:

- Опять жалеешь себя? Оправдываешь это тоской по родным? Они сейчас в лучшем месте. Как будто ты один здесь терял близких, Исилендил! После Битвы Бессчётных слез ты спрятался в норку в Имладрисе, не выглядывал оттуда сотни лет, а когда наконец выбрался наружу, то внезапно оказалось, что мир по-прежнему жесток и опасен?

 

Галадриэль выпрямилась, закатное солнце озарило её стройную фигуру, заиграло медным отливом на волосах.

- Да, мир таков, именно потому что мы закрыли на это глаза, предпочли отгородиться от него, укрыться за охранными чарами Лотлориэна, Лихолесья, Имладриса. Взвалили на плечи людей непосильную для них ношу... Поэтому мы с тобой сейчас здесь.

 

С тихим шелестом Артанис вытащила из ножен клинок и очертила лезвием вокруг своего спутника тонкую черту по земле.

- Смотри сюда, Исилендил! - указала она острием меча. - Это твой Круг Страданий. Ты волен оставаться в нем и рыдать от жалости к себе. Но после того, как ты из него выйдешь, у тебя останется только два пути - либо ты просто сядешь на лошадь и уедешь, и я никому никогда не расскажу об этом. Только потом лучше не попадайся мне на глаза. Либо ты останешься, поможешь мне и этим дунадан и тогда твоя боль отступит, я обещаю.

Чуть тише она добавила:

- Запомни, воин. Важно не то, как ты силен, а то, как умеешь держать удар.

 

Галадриэль отвернулась и стала неспешно спускаться с холма. Алое солнце медленно катилось за горизонт, становилось все темнее и начерченный круг был уже практически неразличим.

Ни капли чар не вложила в линию на земле эльфийская владычица и все же круг неотвратимо изменит судьбу Исилендила, стоит тому лишь переступить тонкую черту.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Гавани.
 

Время здесь словно стояло на месте, не двигалось, несмотря на кипучую деятельность, развернутую эльфами Кирдана. Элледель и её товарищи по чистой случайности попали в эту странную «временную воронку», и теперь никак не могли отделаться от неё и уйти обратно. Дочь Хальбарада недолго думала над тем, почему никто из её отряда, даже она сама, не хочет двигаться домой. Разгадка данной головоломки была очень проста. На пути к дому – если можно было так именовать Ривенделл - лежали Могильники. И пройти мимо дунаданы, получившие по их поводу четкое задание, не могли. Здесь, в Новой Гавани, кипела жизнь, пусть опаленная войной; но тут всё было просто и понятно: строй корабли, мастери жилища, укрепляй оборону – и будет тебе счастье. Никаких страшных легенд, жутких призраков древних времен и вполне осязаемых перспектив навечно остаться под одним из курганов, составляя компанию бряцающим цепями умертвиям.

А ещё здесь, в Гаванях, был мудрый владыка Кирдан, который сразу подметил, что с его гостями творится нечто странное. Он прозрел в их сердцах ту осторожность, из-за которой они медлили (и которую Элледель не стеснялась именовать собственной трусостью)  и предложил свою посильную помощь. Элле пыталась было отказаться, говоря, что это её дело и что она не желает ни в коей мере утруждать им кого-то ещё; но Кирдан открыл следопытке глаза на то, что нет больше «её» забот. Когда от судьбы предприятия, сказал он, зависит множество жизней, дело выходит из-под одиночной ответственности; и не зазорно просить помощи, если есть возможность её получить. Кирдан задумал очистить Могильники навсегда. Но без чар упокоить умертвия, как сказал владыка Гаваней, было невозможно. И поэтому Корабел попросил помощи у той, которая была способна ещё и не на такое колдовство. Применив осанвэ, Кирдан уговорил саму Владычицу Галадриэль помочь неприкаянному отряду следопытов. Когда Элле узнала, её первым желанием было провалиться сквозь землю от стыда за свою беспомощность; но затем, любопытство взяло верх над гордостью и северянка узнала, что Галадриэль согласилась на эту авантюру. Больше задерживаться в Гаванях не имело смысла.
 

По дороге к Могильникам.
 

В гостях у Кирдана Элледели изредка снились кошмары, в которых реальность мешалась с жутким вымыслом: разоренные затопленные Гавани, заболевший Вековечный лес, полыхающий черным огнем Север. Но посещал Элле и еще один сон. После него девушка просыпалась с криками; вопли эти будили окружающих и доставляли следопытке неприятные минуты смущения. Эльза и Тиэнор всё пытались выяснить у предводительницы, что такого видит она во сне; но Элле чаще отнекивалась, а то и просто молчала в ответ на их вопросы или переводила разговор на другую тему. Но на лесных тропинках, её сон снова стал спокойным и глубоким. И уже не тревожили Элледель образы погибшего зеленого знамени и алых пятен на золотых прядях; девушка видела впереди ясную цель, знала, как её достичь, и сердцем чуяла, что истинное исцеление её духа лежит за многие лиги от родных земель. Она не стала заходить в Шир, к выздоравливающему Фалхаду и беспечному Балласу; девушка лишь удовлетворилась спокойствием хоббитской страны, пообещав себе вернуться за другом сразу после того, как будет очищен Тирн Гортад. Дочь Хальбарада не была самонадеянной и не думала, что всё пройдет слишком уж легко, даже если её отряду будет помогать сама Владычица Галадриэль. Однако, определенно, обещание такой помощи грело душу; да и перестать надеяться на лучшее девушка не могла.
 

Могильники.
 

Идя лесами, отряд взял немного севернее, и теперь наверстывал расстояние и время. Всю предпоследнюю ночь они прошагали быстрым шагом. В последнюю ночь перед тем, как вдали показались подернутые туманом грозные курганы, Элледель дала отряду отдых и сама уснула сразу же, едва её голова коснулась лежанки. Днем следопыты прошли ещё пару лиг – и наконец, Тирн Гортад предстал перед ними во всей своей грозной мощи.

- Глядите-ка, - тихо сказала Эльза. – Там, на холме, движение.

Элледель пожала плечами. Человеческое зрение и днем-то не могло сравниться с эльфийским; а в сумерках, да еще в таких густых, и подавно.

- Духи? – неуверенно переспросила она, и тут же поняла, что сморозила глупость. Эльфийка улыбнулась одним краешком губ:

- О, нет. Кажется это те, кого мы желали увидеть. Они уже ждут нас.

Отряд подошел ближе и убедился на деле в правоте Эльзиен. Возле подножия одного из холмов, в чахлых зарослях невысоких деревьев, были привязаны лошади.

- Всего две? Галадриэль взяла в подмогу только одного эльфа?- воскликнул Ненгиль, забыв об осторожности. Элле только головой покачала, парируя:

- Он, вполне возможно, стоит целой армии. Да и за нас я не дала бы и гроша в отсутствие Владычицы. Не забывай, что туда, куда мы идем, давно уже никто не отваживался соваться.

- К тому же, нам не просто нужно туда «сунуться»,  - подытожил Тиэнор. – Нам ещё нужно не обделать штаны и не убежать оттуда, сверкая пятами, а уничтожить то, что сидит в этих морготовых холмах…курганах, то бишь. Хоть я и не представляю, как можно уничтожить то, что никогда не видел и о чем не имеешь ни малейшего представления.

Подходя к подножию холма, Элледель шагала в полный рост и не старалась скрываться. На духов ей было наплевать – конечно, до поры, пока она не сунулась в самое их логово. Эльфы же, по ее нехитрому замыслу, должны были заметить Элле  как можно скорее – то есть до того момента, когда им может прийти в голову всадить ей между глаз стрелу, а только потом разобраться, кто, что и зачем. Однако, Элледель явно забыла, что она ждала встречи по меньшей мере с одним необычным эльфом, а точнее эльфийкой; и та вряд ли могла принять хоть сколько-нибудь опрометчивое решение.

Элле успела пройти по склону чейна два-три, взбираясь всё выше и выше, как вдруг окружающая обстановка резко переменилась. Показалось ли следопытке, или воздух вокруг внезапно потеплел, а холодный ветер, немилосердно дувший в лицо, утих как по мановению волшебной палочки? В следующую секунду Элледель отчетливо поняла, что это не игра воображения, которой одарил её уставший разум, но самая настоящая явь. Сначала пространство перед девушкой будто бы озарилось мягким серебристым светом, а затем из-за поворота тропки показалась она -  владычица Галадриэль. На ней были не белые одежды, а простой охотничий костюм; не струился по плечам эльфийки водопад золотых волос, скрытый сейчас под капюшоном. Однако, Галадриэль показалась дунаданке даже более величественной, чем тогда, на Ривенделльской террасе. И осознание того, что королева откликнулась на её призыв, поспешила на помощь, вселила в сердце Элледели радость и надежду.

- Elen sila lumenn' omentielvo, - сказала Элле. И коротко поклонилась, пораженная так, словно впервые в жизни увидела Владычицу. Но в этот раз не ощущение спокойной многотысячелетней мудрости заставило Фородвен испытать душевный трепет. Нет: на сей раз от Галадриэль исходило ощущение грозной воинственности и силы, такой древней, что Элле непременно почувствовала бы рядом с ней свою ничтожность, если бы не успокаивающее и, одновременно, вдохновляющее чувство, которое сам облик Галадриэли внушал следопытке.

- Я не знаю, как отблагодарить вас за то, что вы пришли сюда, да еще и с подмогой, - произнесла Элле, глядя в глаза Владычице. Первоначальное волнение прошло, слова будто сами шли на ум. – Теперь я верю, что это предприятие окончится успехом. Мой отряд, владычица, уже у подножия холма; у меня нет сомнений в смелости ни одного из воинов...теперь уже нет. Мы только хотим представлять, с чем столкнемся, до того как... До того как войдем в подземелья. 

Изменено пользователем Элледель (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Нолдо задумался над словами Артанис и ему стало стыдно, что он позволил себе в столь темный час усомниться в себе. Он поспешил выйти из круга Страданий и его осенило. Он всю дорогу ломал голову над тем, как одолеть воинство умертвий, которое сформируется, стоит эдайн заявиться сюда. Это сейчас эти призраки выглядят обособлено, но у всех этих несчастных душ есть единая цель, повеление Короля-Чародея и пусть он сам призрак, но приказ "сеять смерть всем светлым".

- Владычица, а что если мы устроим умертвиям их круг страдания? -  Исилендил обвел визуально рукой самый большой курган, - Я с людьми загоню всех призраков, что снуют под небом в этот курган, а вы разберетесь с ними разом. А потом, отдохнув, возьмемся за курганы поменьше.

Эльф немного помялся с ноги на ногу, понимая, что не он тут главный и тем более не специалист по магии, хотя его слова могут закалить оружие.

- Я верю в вашу силу, но сердце мне подсказывает, что запасы ее не столь велики, как хотелось бы. В любом случае я доверюсь только вам.

Нолдо склонил голову перед Белой Колдуньей.

 

Совсем скоро к ним прибыл отряд следопытов. Нолдо удивился тому, как незаметно они приблизились к ним, и тут же ему снова стало стыдно. Он проворонил их, впав в свое так неуместное горе. Галадриэль и сама заметила их, посему эльф решил хранить молчание. Он и сейчас был не очень разговорчив с людьми. Хоть это были и не те люди-предатели, да и за пару эпох его сердце успело немного подтаять по отношению ко вторым детям Илуватара. Но все же это были люди. Кузнец-воин стоял рядом с Галадриэль, поправляя свой шлем, слушая ее разговор с предводительницей следопытов. Не он тут был командиром, посему не ему говорить.

- Зато у меня есть сомнения в смелости твоих воинов, ибо то, с чем им предстоит столкнуться и меня пугает, но не так, как бессчетная рать Моргота у стен Гондолина с драконами и балрогами, - бросил неосторожно свою мысль нолдо, в лице не переменившись. Не любил он показывать эдайн свои эмоции.

- Моя госпожа, что прикажете?     

Изменено пользователем Исилендил (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

- Я не знаю, как отблагодарить вас за то, что вы пришли сюда, да еще и с подмогой, - произнесла Элле, глядя в глаза Владычице. Первоначальное волнение прошло, слова будто сами шли на ум. – Теперь я верю, что это предприятие окончится успехом. Мой отряд, владычица, уже у подножия холма; у меня нет сомнений в смелости ни одного из воинов...теперь уже нет. Мы только хотим представлять, с чем столкнемся, до того как... До того как войдем в подземелья. 

- Не за что благодарить, дитя моё, - ласковым голосом ответила владычица. - Я ещё ничего не сделала, а сделать предстоит многое... Что же до того, с чем предстоит столкнуться нам под курганами - там нас ждут духи. Неупокоенные, голодные, разъяренные. Прикосновение Зла пробудило их. Наш же долг - дать им покой.

 

За спиной у нее послышались легкие шаги - такие, что только эльфу под силу было их услышать. Галадриэль обернулась и увидела, как Исилендил выходит из очерченного ею круга. На лице его теперь читалась решимость, граничащая с отчаянием. 

Я с людьми загоню всех призраков, что снуют под небом в этот курган, а вы разберетесь с ними разом. А потом, отдохнув, возьмемся за курганы поменьше,- предложил он.

- Интересный замысел, но есть способ лучше, - Галадриэль произнесла это громко, так, чтобы слышали все в отряде. - Буду откровенна с вами - вряд ли моих сил хватит на всю эту нежить, я многое утратила вместе с потерей Золотого Леса.  Но у нас есть могущественный союзник - само Солнце. Его свет губителен для созданий Тьмы, потому они и прячутся под землей. Мы выманим их из кургана и магией и сталью запечатаем вход, чтоб они не смогли туда вернуться. Тогда первые же лучи рассвета обратят их в прах.

 

Она прервала свой рассказ и посмотрела в сторону курганов. Их вершины уже начали окутываться призрачным зеленоватым огнем, оттуда тянуло могильным холодом. Ночь вступала в свои права.

- Исилендил, иы мастер по оружию - ты заговоришь мечи эдайн, чтобы они ранили духов. И было бы неплохо, если бы кто-то согласился рискнуть и выманить часть призраков из кургана... Но это смертельно опасная затея, - предупредила Галадриэль.

 

Изменено пользователем Леди Галадриэль (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Внимательно выслушав собеседницу, Элледель кивнула.
- Спасибо за разъяснение. Мне по-прежнему сложно представить их себе, но...чего только нынче не увидишь. Позвольте теперь позвать моих товарищей, Владычица. 

Специальным сигналом - ухнув два раза по-совиному - Элле подозвала свой отряд. Через некоторое время они подошли к ней, и Элле вкратце передала им слова Галадриэли. Интересно было наблюдать за лицами следопытов, когда те смотрели на лориэнскую королеву. В их глазах отражались совершенно разные эмоции. Тиэнор, как показалось Элледели, был так же вдохновлен встречей, как и она сама. Ненгиль и Хирдор едва не поразевали рты от удивления при виде Галадриэли, а спокойное лицо Эльзы украсила теплая улыбка.
- Теперь нам надо обсудить план, но где же...


Речь следопытки прервало внезапное появление высокого темноволосого эльфа, спустившегося с вершины холма вслед за Владычицей. Своим приходом он предотвратил вопрос, вертевшийся на языке у Элле. 
"Так вот кого Галадриэль взяла себе в подмогу".
Лицо эльда показалось девушке смутно знакомым - определенно, дочь Хальбарада видела его в Ривенделле; и кажется, эльфы Элронда говорили о нём как о великом кузнеце. Однако имени его девушка, как ни силилась, вспомнить не смогла. Это показалось памятливой Элледели странным; странным было и выражение лица эльфа. Оно было бесстрастным, даже, пожалуй, чересчур бесстрастным. Однако, Элле было не до разгадывания его эмоций; соблюдая правила приличия, девушка коротко кивнула спутнику Галадриэли и представилась:
- Я Элледель, дочь Хальбарада. К вашим услугам, - произнесла она. - Что же, раз теперь все в сборе, нужно составить какой-то план нападения.
Темноволосый эльф сразу же высказал свои мысли по данному поводу, но Галадриэль отвергла его идею. По правде говоря, Элле хотела предложить то же самое, что и Исилендил - так оказывается, его звали; но теперь девушке пришлось обратиться в слух, и это было мудро. План Владычицы, казалось, не имел никаких изъянов. Кроме одного...

 

- Я пойду, - сказала Элледель практически сразу же, как Галадриэль договорила. - У меня нет права рисковать ничьей жизнью, кроме своей. Однако, если кто-то захочет испытать судьбу - от компании я не откажусь.
Говоря это, девушка машинально вертела в руках свой золотой перстень. Ограненный изумруд нагрелся от тепла тела, и казалось, что скольжение пальцев по его граням успокаивает и придает силы. Однако же, воспоминания, связанные с кольцом, чуть было не заставили Элледель смалодушничать и отказаться от роли приманки. Но девушка после минутной борьбы с самой собой все-таки взяла себя в руки. Она не поддалась слабости при виде раненого Фалхада, она не сдалась, увидев разрушенные Гавани; а сейчас и подавно не могла отступить. У неё не было на это права.

Изменено пользователем Элледель (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Исилендил медленно склонил голову в знак согласия. План Артанис был неплох. Нолдо улыбнулся, зная за что ее так ценили и уважали. Теперь же, когда она воспрянула духом и решилась сама дать полноценный бой Злу, цены ей не было. Кто знает, быть может этот поход первый шаг на пути к победе над Врагом. И на этот раз его щадить нельзя. Эльф-кузнец готов был пройти по очередному боевому пути. Ему стало интересно, на что годятся следопыты, хоть о них он не мало слышал в Имладрисе, а также видел там не один раз. 

 

- Мое имя, Исилендил, дочь Хальбарада - представился он Элледель, - Я составлю тебе компанию в подземельях, так хочет судьба и Артанис. Поэтому я тут, и я помогу. 

 

Нолдо бросил взгляд на восходящую Луну улыбнувшись ей. Он вспомнил рассказы матери о том, как эльдар встречали звуками рогов и знаменами восходящие Солнце и Луну. Ему очень хотелось услышать однажды нечто подобное, однако для всех эти чудеса Валар "приелись" всем и их необычайность носит обыденный характер. Но это все не мешало Исилендилу любить свет Луны. Только потом, он обратился к людям:

- Аккуратно сложите оружие рядом с этим валуном, - мастер-кузнец легко и быстро снял с себя доспехи, достав из походной сумки инструменты, которые ему пригодятся для работы, - Но помните, я "закалю" на бой с умертвиями только одно личное оружие, посему к выбору подходите обдуманно. Принесите мне хворост, сделайте костер, а еще отыщите воды.

 

Через некоторое время кузнец во всю работал с мечами эдайн, затачивая их камнем и деревом старого бревна, напевая все время на запретном в свое время языке Нолдор песню силы, которая должна была закалить острие лезвия, улучшив таким образом качество оружия. Не секрет, что для нолдо мечи и ножи следопытов были кустарными кусками железа, которые ненамного лучше орочьего оружия. И единственная сталь перед которой Исилендил падал ниц как кузнец - гномья. Нолдо желал поглотить гномьи кузнечные знания, что бы достичь высот хотя бы того же Келебримбора.  

 

[spoiler=Песня силы]Тут ничего нет, любопытный эдайн. Я не поэт, что бы стихи слагать, так что и так сойдет.

 

 

Работа шла быстро, очень. Но это не означало, что качество ее падало. Кузнец трудился в поте лица, выбрав себе несколько помощников, что по его мнению лучше всех смыслили как затачивать оружие. Доспехи эльфа, а также его рубаха, сейчас "отдыхали" на камне у костра в свете которого трудились оружейники. От обнаженного торса нолдо валил пар, ибо ночь холодна и коротка. Крайне измотанный эльф-кузнец рухнул наземь, окатив себя из ведра водой, прижавшись спиной к камню.

- Все, дочь Хальбарада. Госпожа Артанис... Этой ночью оружие эдайн в остроте и прочности не уступает эльфийскому, оно даже лучше, однако после битвы при Тирн Гортаде они не будут отличаться по прочности и остроте от орочьего. Такова плата за магию. Магия всегда берет и не всегда дает. Пусть один из твоих воинов испытает свой двуручник на этом бревне. Если разнесет его на части, значит кузнец Гондолина не растерял своих навыков и эта ночь станет славной для этого меча.       

Изменено пользователем Исилендил (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Галадриэль пристально наблюдала за работой Исилендила. Нолдо окончательно взял себя в руки и теперь накладывал чары на оружие, принадлежащее людям. Она чувствовала, как течет Сила, придавая клинкам волшебные свойства на одну лишь эту ночь. Пожалуй, сама она не сумела бы справиться с этим так быстро и хорошо - её знания были неизмеримо больше, как и силы Арды, подвластные ей, но на стороне кузнеца были тысячелетия опыта. 

 

Эльфийская владычица подняла голову к небу, где вовсю сиял серебряный месяц. Пожалуй, ночь уже перевалила за середину, хотя до рассвета ещё далеко. 

- Мы начнем вон с того кургана, - указала она Элледели на вершину, что высилась над остальными. - Чувствую я, там главное средоточие местного зла. Нас укроют чары, чтобы мы могли добраться до него. Но там, на вершине, они нам не помогут, там нас ждет полчище разъяренных духов. Поэтому будьте наготове. 

 

Она зажгла факел от костра и почти неслышно зашептала над его огнем:

Клок тумана, тьма ночная

нас укрой, я заклинаю,

я сплетаю, я свиваю, 
путаю и отражаю,

где сейчас прольется свет
там меня в помине нет.

 

В такт её словам в пламени начали появляться бело-серебряные отблески и когда Галадриэль закончила песнь, факел горел волшебным ослепительно белым светом. Темнота вокруг показалась ещё чернее и непроглядней.

- Держитесь в круге света, - обратилась она к людям. - Пока вы будете в нем - духи не заметят вас.

 

[spoiler=План действий]План немного меняется (потому что нолдо раскритиковал прежний). Теперь все вместе просто идем на вершину главного кургана, там Галя долго читает заклинание, которое не даст призракам вернуться в курган, а остальные отбивают атаки злобных призраков и пытаются дожить до рассвета.





 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Закончив с помощью - Элле вместе с Эльзой и Ненгилем носили хворост и воду для Исилендила - девушка оперлась на большой камень, стоявший неподалеку. Наблюдать за работой кузнеца было истинным удовольствием, ибо он был настоящим мастером, и дело его спорилось. Помощники, Тиэнор и Хирдор, вовсю старались не отставать от своего руководителя. Эльф, тем временем, мурлыкал себе под нос тягучий напев. Элле с первых же звуков догадалась - то была Песнь Силы. Девушка вполне разбирала её слова, понимала их значение и осознавала: ей выпала настоящая честь. Мало кто из ныне живущих смертных мог похвастаться тем, что увидел работу эльфийского кузнеца и уж тем более тем, что услышал, как мастер зачаровывает оружие. 
 

Завороженная Песней, северянка едва не пропустила её окончание. Но слова Исилендила – а он обратился к деве с предложением немедленно испытать его работу –  отзвуком зацепились за сознание Элледели, и та, моргнув, закивала головой:

 

- Благодарю тебя, мастер Исилендил, за работу. Тиэнор?
 

Могучий следопыт, к которому повернулась дочь Хальбарада, вытер пот со лба. Тиэнор с самого начала помогал эльфу с заточкой оружия, и сейчас на его лице явственно читалось желание проверить клинки в действии. Размяв пальцы, Тиэ взял свой двуручник. Грани оружия теперь отливали в свете луны холодноватым, прозрачно-голубым цветом. Дунадан подошел к камню, на который указал Исилендил, и, помедлив немного, взмахнул мечом. Клинок сверкнул в воздухе яростной серебристой вспышкой. Мгновение – и камень разлетелся на куски. Казалось, что Тиэнор лишь дотронулся до него; однако, результат вышел ошеломляющий. Элледель, не сдержавшись, радостно хлопнула в ладоши и воскликнула:

 

- Да это просто чудо! С таким оружием и в неизвестность шагать не страшно. Если оно окажется столь же прекрасным и против призраков, то небольшая это будет цена за его последующую негодность!

 

Элле только чуточку пожалела, что её мечу, её гордости и любимой личной вещи, тоже придёт конец. Она лишь надеялась, что его ещё можно будет заточить; однако, об этом стоило подумать позже. Исилендилу понадобилось некоторое время на отдых и сборы, но затем вся компания, скрытая чарами Галадриэли, устремилась на вершину самого большого кургана. Луна и звезды, сиявшие в небе, проливали свой тусклый свет на близлежащие холмы; но когда отряд оказался на вершине, следопытам стало казаться, что у подножия кургана клубится черный, непроглядный дым. Элледель, её следопыты и Исилендил встали кругом, центром коего оказалась владычица Галадриэль. Факел, который она держала в руках, вдруг перестал светить тем волшебным, белым светом, и стал обыкновенным неярким источником огня.

 

Сразу же неестественный холод пронзил тело Элледели, и девушка, воздев щит, покрепче перехватила в руке верный Гиль, вспыхнувший голубым пламенем. Дочь Хальбарада мгновение взирала на него с изумлением; но странный, свистящий шепот отвлек её внимание. Костлявая рука словно из ниоткуда возникла перед северянкой из ночного мрака. Девушка, исполненная ужаса, со всей силы рубанула по ней, щитом одновременно отталкивая умертвие. Призрак оказался на удивление осязаемым.

- Да сохранит нас Создатель! - донёсся до дочери Хальбарада возглас Тиэнора. Вокруг закипела битва. И Элледель, вонзая клинок в грудь призрака, тоже мысленно начала взывать к помощи Единого. Она знала, что врагов не станет меньше от её молитвы, но всепоглощающий страх уйдёт. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Работу нолдо и правда сделал на славу. Но предстояло сражение, которое для дунедайн было первым настоящим, в том плане, что это не оркоту рубить, а духов. И некоторые из них весьма опасны. Смертельно опасны. Для эльфа же это будет не первой встречей с могущественной магией, темная магия очень могущественна. Исилендил держался рядом с Галадриэль и даже когда Могильники сломили ее чары, которыми она скрывала дружину, он не переменился в лице.

 

Началось. Сражение которому не было равных. День против ночи, смерть против жизни, черная магия против светлой, мертвецы против живых.

- Моя госпожа, что бы не случилось, произносите заклинание до полного его завершения! - крикнул нолдо, думая о том, что даже если никого из охраны не останется песня должна быть завершена, при этом не пускал к белой колдунье одного из сильных призраков, прорвавшегося через крепкие ряды дунедайн, видимо кто-то из княжеских родов Арнора. Но появилось еще одно [spoiler=умертвие]G9JVI4Um9HQ.jpg

, оно было непохоже на остальных. И оно командовало! Исилендил готов был поклясться, что он видит как методично мертвецы идут в бой. Быть может это и есть тот источник зла, дух темного нуменорца, один из генералов Ангмарского Короля Чародея, который был оставлен для командования духами. Но кто может эффективно командывать мертвыми? Мертвый...    

 

Эльф решил сделать, то что видел при Гондолине, в Битве Бессчетных слез, а именно опрометчивый поступок, который называли геройством. Впрочем он знал, что ни один из воинов Элледель не сможет сдержать натиск лидера мертвых, однако они нужны. И если они все поймут правильно, ибо времени на объяснений не было, то битва будет выиграна не его рукой, а руками людьми. Исилендил прорвался вихрем через организованные ряды мертвых устремляясь к их вожаку, где сцепился с ним не на жизнь, а на смерть. Невероятна была сила этого духа, словно она приходила из вне. Однако бой разобщил умертвий и их атаки стали легче восприниматься людьми. Эльф в пылу битвы иной раз бросал глаз в сторону людей, ожидая их удара в спину главарю, который так увлекся боем.

Аурент Улувар! - кричал воин, что было мочи, нанося свои удары, - День настанет! 

Лязг мечей нолдо и мертвого генерала эхом отбивал музыку боя. Щит эльфа стонал под ударами да такими, что нолдо был буквально вбит в землю, он и сам удивлялся тому как его ноги еще не подкосились. Время шло, удары умертвия становились все сильнее, а блоки эльфа слабее. Мертвец умудрился зацепить плечо кузнеца, и это сослужило дурную службу эльфу, он не смог больше держать щит и теперь отбивался одним лишь Анарендилом. И вот ноги подкосились когда удар меча умертвия пришелся по шлему воина, однако броня выкованная Исилендилом спасла жизнь не одному воину, в том числе и ему. Клинок врага лишь коснулся кожи в смотровой щели шлема, ослепляя нолдо его же кровью, но то все раны не смертельные для эльфа. Последний удар мертвеца должен был оборвать жизнь Исилендилу, однако лидер умертвий был обманут, ведь в его спину вонзились все клинки дунедайн, которые смогли пробиться к эльфу.      

Изменено пользователем Исилендил (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

На вершине кургана

 

Хотя вокруг кипела яростная битва живых и мертвых, Галадриэль почти не замечала её. То, что она пыталась сделать сейчас... магию такой силы никто не творил, пожалуй, со времени создания Колец. Над курганами теперь горело зеленое зарево в полнеба, метались тени и порой людей было не отличить от призраков. 

 

Белая Владычица прижала ладони к камню, что венчал плоскую вершину кургана, закрыла глаза и прислушалась. Крики бойцов, вой привидений и лязг оружия не были ей помехой, её интересовало нечто глубже и древнее, сейчас она смогла бы даже различить, как растут корни под слоем почвы. Эльфийская волшебница обращалась к самой земле и камням, к скрытой в них памяти о первых днях творения, о музыке Айнур и тех временах, когда тьма ещё не коснулась этих мест. Надо было, чтобы кто-то просто напомнил им об этом...

Она прошептала первые строки песни и камень под руками начал ощутимо теплеть.

 

Ах, иначе в былые года
Колдовала земля с небесами,
Дива дивные зрелись тогда,
Чуда чудные деялись сами...

 

- Моя госпожа, что бы не случилось, произносите заклинание до полного его завершения! - донесся до неё отчаянный крик Исилендила. Бойцам приходилось тяжело, она чувствовала это, но знала, что если сейчас только набирающая силу Песнь прервется, то все жертвы окажутся напрасными.

 

Поэтому колдовство продолжалось. Фигуру Галадриэли словно окутала светящаяся дымка, Кольцо Нэнья на её руке теперь сияло как звезда и отблески этого сияния ползли по траве словно живые, пугая духов и придавая сил людям. 

 

Замок временем срыт и укутан, укрыт
В нежный плед из зеленых побегов
Но развяжет язык молчаливый гранит

и холодное прошлое заговорит

О походах, боях и победах.

 

Время подвиги эти не стерло, 

нужно только поднять верхний пласт
и дымящейся кровью из горла
чувства вечные хлынут на нас.

Земля просыпалась, Артанис чувствовала это. Курганы вновь отвергали тьму, сопротивлялись ей, они больше не хотели становиться убежищем для тысяч злобных духов. Призраки не могли понять, что происходит, хоть и тоже чуяли ненавистные им светлые чары. 
Близился рассвет и песня Силы изменилась, зазвучала звонче, заглушая собой отзвуки боя.

Я создам сто замков
и сплету сто оков
пробужу эту землю я
кружевом слов,
Вам же нет больше места
в глубинах холмов,
на заре вы все сгинете,
тени из снов.

Первый солнечный луч робко выглянул из-за горизонта и засиял на доспехах Исилендила, блеснул на клинке Элледели. Сонм призраков издал отчаянный, душераздирающий вой, те из них, что не успели познакомиться с мечами дунэдайн, попытались укрыться в своих темных могилах под землей, но не тут то было - курганы намертво сомкнулись, не пуская их. А лучей становилось все больше, призрачная плоть таяла от их прикосновения и уже через несколько мгновений все закончилось. Лишь кое-где в пожухлой траве  валялись части старинных доспехов.
 
- Это ещё не всё, - сказала Галадриэль, глядя на маленький измученный схваткой отряд.  - Для того, чтобы мы были уверены, что зло не найдет снова дорогу сюда, вам надо спуститься в курган, найти там останки умертвия и сжечь их. Мои чары - не преграда для светлых. Я же буду ждать вас здесь. 
[spoiler=Офф]Стихи я честно позаимствовала у двух отличных поэтов и немного адаптировала, чтобы было все красиво. А то мой антиталант к стихосложению может посоперничать с антиталантом Исилендила.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ночь тянулась - длинная, медленная и вязкая, словно черная кровь. И казалось, что не будет ей ни конца, ни края. Три раза уже насмерть уставали следопыты, и три раза дочь Хальбарада упорно поднимала их в бой. Но и сама она была уже вымотана до предела. В жилах Элледели текла высокая нуменорская кровь; девушка была закалена долгими странствиями и бесконечными стычками, но сегодняшняя битва вполне могла стать для неё последней - такого запредельного напряжения сил она потребовала. Галадриэль читала нараспев заклинания, следопыты и Исилендил рубились, что было мочи, но новые и новые призраки лезли со всех сторон. А может быть, и не новые; может, те, которые развеивались под ударами зачарованных мечей через какое-то время воплощались снова и продолжали драться. Элледель не могла сказать точно. На исходе четвертого часа ей уже стало наплевать на происходящее: тупое равнодушие волной накрыло северянку. Воительница действовала машинально; тело её, хоть и продолжало повиноваться усилию воли, начало страшно ныть и требовать немедленного отдыха.

 

И когда Элле уже утратила всякую надежду; когда она мысленно попрощалась с родными, друзьями и тем человеком, коего оставила за многие лиги отсюда, Исилендил вдруг пошел в атаку.

- В стороны! Рубите! - закричала Фородвен. Несколько мучительно долгих мгновений понадобилось ей, чтобы постигнуть замысел эльфа; и следопытка надеялась, что верно поняла его. Дунаданы, воодушевленные безумным рывком нолдо, ринулись в бой так, будто неизвестное волшебство влило в них новые силы. Сама Элледель следовала за могучим Тиэнором и прикрывала его сзади. Благодаря своему росту и юркости, девушка вскоре пробилась за спину короля умертвий, с которым сражался сейчас Исилендил. Замогильной жутью веяло от мертвого военачальника, невозможно было находиться рядом с ним; ещё несколько часов назад дочь Хальбарада трусливо открестилась бы от подобного испытания, ежели бы ей его подробно описали и предложили пройти. Но сейчас у девушки не осталось никакого выбора. Превозмогая нечеловеческие ужас и отвращение, Элледель, сцепив зубы, выжидала нужный момент для удара. Генерал начал сильно теснить эльфа, но вокруг мертвеца уже не осталось его подданных, а значит, к Исилендилу подоспела подмога. И когда нолдо пошатнулся, Элле крикнула:
- Давай!

 

Разом, кто куда, следопыты атаковали генерала со спины. Элледель перед этим отбросила щит, чтобы ничто не стесняло её движений; швырнула на землю верный Гиль и выхватила два поясных кинжала. Она сама не ожидала от себя такой прыти, когда одновременно с ударом двуручного меча Тиэнора, подпрыгнула на максимально возможную высоту и вонзила клинки ножей куда-то призраку между лопаток (по крайней мере, похоже было на то, что удар пришелся как раз между лопаток; хотя, кто там этих призраков знает).

Руки девушки обожгло нестерпимой болью. Элледель, падая, столкнулась с Тиэнором и рухнула на землю. Ей нечем было защищаться, она выпустила из рук свои кинжалы и оставила их в спине призрака; она была так вымотана, что хотела уткнуться носом в пожухлую траву, замереть и покорно дождаться своей гибели. Но первый луч солнца показался из-за горизонта давно уже посветлевшего в рассветном зареве неба. Он осенил лицо Элледели, скользнул по последнему из её кинжалов,  что был выхвачен девушкой при попытке встать на ноги. Душераздирающие вопли призраков, попытавшихся уйти от неизбежной участи, словно клинки взрезали утренний осенний воздух - но в свете дня колдовские умертвия оказались всего лишь страшилкой, детской жуткой сказкой, развеявшейся от первого прикосновения неумолимого солнечного света. Элле, зажавшая было уши руками, выпрямилась и потрясенно огляделась. 

 

- Всё...нет, неужели всё..., - бормотнула она так, что вряд ли её кто-то слышал. Однако, у леди Галадриэль имелось иное мнение насчет окончания битвы. По словам Владычицы, нужно было ещё собрать останки умертвий и сделать огромный погребальный костер, дабы не осталось у призраков на земле никакого пристанища и никакой возможности воплотиться вновь. Получается, измотанный отряд должен был совершить еще один подвиг.

 

- Держись, пожалуйста, - тихо сказала Элледель, подходя к Исилендилу. Он сидел на земле, опустив голову, и явно боролся с желанием упасть и более никогда не двигаться. На долю эльфа выпало страшнейшее из испытаний сегодняшней ночи - в одиночку сдерживать натиск могучего врага довольно долгое время, пока следопыты разбирались с более мелкими призраками. Деревянными, негнущимися пальцами Элледель медленно стянула себя свою кожаную,вхлам изодранную куртку и расстелила её на земле. Галадриэль отдала плащ, который свернула в большой валик; и дочь Хальбарада кое-как заставила эльфа лечь и подложила ему под голову импровизированную подушку. Это было все, что она могла сейчас для него сделать: Галадриэль осталась с Исилендилом, а дочь Хальбарада, тяжело поднявшись на ноги, отдала нужные команды. После небольшой передышки отряд во главе с Элле спустился с вершины кургана.

 

... В светло-серое небо взвился жирный черный дым. То горели останки умертвий, щедро "удобренные" хворостом и чарами эльфийской Владычицы. Элледель, постаравшаяся расстелить на земле свой плащ на как можно более значительном расстоянии от погребального костра, лежала на спине, раскинув руки и бездумно пялилась на облака. Каждая клеточка её тела молила о долговременном отдыхе, но для него время ещё не наступило. С усилием повернув голову, Элле устремила свой взор на сверкающую кучу сокровищ, что следопытам удалось вытащить из курганов. Странные, обрывочные мысли возникли в голове девушки. Все эти сокровища по праву принадлежали её народу, и если мудро пустить их в дело... Впрочем, для начала нужно было ещё понять, что именно вытащили они из бывших могил. 

Изменено пользователем Элледель (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Эльф выбрался из небольшой выбоины, которая стала результатом сражения с сильнейшим из всех врагов с которыми нолдо не раз скрещивал свой меч и точно мог определить могущество противника. Этот дух мог потягаться с назгулами. Даже вся девятка не могла разом наносить таких ударов, что щит не уступающий в крепости чешуи дракона, на который бросил свой взгляд Исилендил, был весь измят и изуродован. Эльфа спасло не чудо, хоть и не без него, а подоспевшие люди. Он был доволен своим решением, а от презрения, которое было по началу, не осталось и следа.

 

Гордый нолдо, побитый, но не побежденный, долго сопротивлялся, когда ему стали оказывать помощь. Он отнекивался и отфыркивался от всякой помощи, в том числе когда ему обрабатывали рану. Но поняв, что ведет себя далеко не как умудренный бессмертием мужчина, а как людской ребенок, тяжело вздохнув, дался в заботливые руки.

 

Исилендил угостил Галадриэль своим походным обедом, эльфийским хлебом, заварив ей чай.

- То что произошло тут, - говорил он воодушевленно, - Был бы тут Саурон, наверное и его порубили бы. Но теперь я знаю точно, что эти люди достойны звания сильнейших. Что хорошо, они не похожи на тех нуменорцев, которые в итоге пали к вере в Черного Врага. Я пророчу им светлое будущее, во всяком случае я лично постараюсь, что бы они не остались на отшибе. Прошу меня извинить, моя госпожа, я оставлю тебя собираться с мыслями и переводить дух в компании чая.

 

Нолдо тенью навис над Элледель с чаркой от которой приятно тянуло травами. На нем не было уже доспехов, плечо и лоб были перевязаны, а на лице виднелась улыбка. От вечно хмурого и вечно серьезного кузнеца не осталось и следа. Он молча сел рядом на зеленеющую траву, что очень быстро налилась жизнью, когда ушла тьма из этих мест. Мастер кузнец протянул воительнице чарку с горячим напитком. Она была очень горячей, но руки кузнеца на столько огрубели за десятки тысячелетий кузнечного дела, что не чувствовали как сильно можно было ошпариться.

- Вы молодцы. Спасибо тебе, Элледель. Я не забуду того, что вы пришли ко мне вовремя. В знак признательности я могу выковать для тебя и твоих воинов что пожелаешь, доспехи, оружие. Для тебя украшение. Вам это все понадобится. Нам это всем понадобится... Грядет буря и твой народ должен будет ее пережить. И я помогу.

Эльф поднялся на ноги, бросив свой взгляд в сторону кучи драгоценностей.

- От куда вы это все вытащили? - дрожащим голосом произнес мастер кузнец. Он подбежал к сокровищам и едва сдерживал эмоции.

- Эти украшения, я уже тысячелетия не видел эти работы, а тех кто ковал это все и то дольше. Потрясающе, даже я не могу сделать подобное... Хотя это потому что я прежде всего оружейник и бронник.

Потом Исилендил пал на колени, вытаскивая дрожащими руками бережно настоящую реликвию. 

- Я не верю своим глазам и рукам... Это же брошь самой Лучиэнь. Не в обиду Галадриэли, но не было прекраснее девы...   

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Эльфийка стояла, прислонившись спиной к камню и молча наблюдала, как следопыты собирают останки нечисти в кучу, а затем поджигают их. Даже пламя не хотело касаться умертвий, не разгоралось, пока она не шепнула ему несколько слов. Лишь тогда костер весело затрещал. С его дымом словно улетучивалось все то зло, что безраздельно властвовало здесь последние годы. 

- Не стоит трогать золото, - тихо сказала Галадриэль. Как и все, она была измучена после боя и держалась на ногах только благодаря силе воли. - Оно принадлежит мертвым и не принесёт никому добра. 

Исилендил пал на колени, вытаскивая дрожащими руками бережно настоящую реликвию. 

- Я не верю своим глазам и рукам... Это же брошь самой Лучиэнь. Не в обиду Галадриэли, но не было прекраснее девы...   

И верно, не было прекраснее и отважнее, - согласилась Нэрвен. - Я хорошо помню эту брошь. Любопытно, как она тут оказалась? 

Она осторожно взяла реликвию из рук Исилендила и мгновение полюбовалась игрой света на ее гранях.

- Я не ощущаю в ней тьмы. Да и Тинувиэль покоится не здесь... Думаю, не стоит её здесь оставлять, рядом с золотом умертвий, - пока эльфийка говорила это, в её голоси слышалось сомнение, плавно переходящее в настоящую уверенность. - Для неё есть куда лучшее применение.

С этими словами она подошла к лежащей Элледели и приколола брошь к измятой рубашке северянки.
-  Лютиэн была бы довольна.

 

[spoiler=Конец игры]Думаю, на этом и закончим, всем спасибо за участие.
Галадриэль с Исилендилом возвращаются в Ривенделл.


 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×

·