Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Аксель

      Открытие   05.11.2017

      Друзья, мы официально открываем двери форума для гостей! По всем вопросам можете предварительно списаться с Администрацией с помощью виджета Вконтакте или в Гостевой - мы всё объясним и поможем. 

Рекомендуемые сообщения

Зал Совета

Просторный, представляющий собой эллиптическое помещение с высоким потолком и высокими колоннами, увитые плющом. Внутри присутствуют удобные стулья и круглый стол. Широкие окна идут по всему периметру зала, отчего здесь редко бывает темно. Попасть сюда можно по ухоженной террасе, ведущей к круглому зданию совета, расположенному на утесе. 

dd5ba818fa7865fa4c8f8832e47a6e0b.jpg

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Прозвенел колокол в высокой башне, созывая всех участников на Совет. Люди, гномы и эльфы заспешили, ожидая этого момента с самого рассвета. Вот чинно и важно прошествовали гномы Одинокой Горы. С тревожными лицами прошли люди, из числа дунадейн во главе с Хальбарадом. Пораженный и утомленный от долго пути мужчина с запыленных одеждах с большим рогом на поясе был ни кем иным, как наследником Гондора. Группа эльфов в зеленых плащах, представляла посольство короля Трандуила и вел их сын владыки Эрин Ласгалена, Леголас. Старые и проверенные союзники, друзья и соратники вновь собирались вместе, чего не было уже много веков. Увы, многие из прежних договоров отжили, союзы распадались, вражда раскалывала лагерь некогда крепкого светлого альянса. В последний раз лишь вмешательство Врага предотвратило уже готовую вспыхнуть войну между эльфами Трандуила, гномами Железных Гор и людьми Озера, заставив их всех объединится перед лицом общей угрозы. Наступали похожие времена. Над всеми завис злой рок. И лишь вместе они могли надеяться выжить. Собрались здесь все те, в ком Элронд был уверен, кому можно доверять или кто давно выступал против Врага. 

Гендальф вел хоббитов по террасе к Залу Совета, краем глаза заметив семенящего за ними Сэма, но сделал вид будто не видел его. Он с опаской поглядел на серьезного Бильбо и слегка взволнованного Фродо. Им снова придется столкнуться с уже почти забытым кошмаром, всколыхнуть глубины памяти и рассказать все Совету в мельчайших подробностях. И без перерыва на ланч, знаете-ли. Маг, как всегда, поражался стойкости хоббитов и их удивительной толстокожести, особенно умению забывать плохое, думая только о светлом будущем. Можно было лишь позавидовать их жизнелюбию и искренней вере в то, что завтрашней день будет лучше предыдущего.

Они прибыли последними, когда все или почти все заняли свои места. Под строгим взглядом Лорда Элронда, Гендальф подтолкнул хоббитов к отведенным им стульям. Обменялись короткими приветствиями и "добрыми утрами" с другими участниками, отчего Бильбо ехидно улыбнулся магу. Гендальф лишь хмыкнул в ответ и занял свое место, подумав, что неплохо было бы раскурить трубочку старого Тоби. Кто-то может сказать, что табачный дым на редкость затуманивает разум, но Гендальф подмечал его удивительные свойства в обретении спокойствия и улучшения мыслительной деятельности. Порой лучшие мысли приходили именно при курении "трубочного зелья". Но даже такой волшебник, как Гендальф не смог бы объяснять причины этого. То наверняка был секрет старого Тоби.

Все уселись. Повисла тишина. Взоры собравшихся обратились к Элронду. Что же, старый друг, пора начинать. Сегодня решится, хватит ли у них у всех Мудрости и Прозрения, дабы решить Судьбу Кольца? И на этот раз решать будут не Мудрые в тесном кругу. Ибо это Зло есть бремя всех свободных народов. Настала пора решить как покончить с ним, раз и навсегда. Гендальф сжал посох, готовясь к долгим речам и жарким спорам. 

[nick]Гендальф[/nick][ava]https://pp.userapi.com/c11422/u1054068/139123997/z_c960ed20.jpg[/ava]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Элронд следил за тем, как собираются его гости. В недобрый час, но с добрыми намерениями. Он улыбался и кивал каждому, будь то эльф, гном или человек. Залог победы или хотя бы, Полуэльф не обманывал себя, отсрочки поражения состоял в единстве, в братстве. Со времен Последнего Союза положение сил сильно изменилось. Множество перворожденных ушло за море или полегло на склонах Ородруина. Нет более государя Гил-Галада - ясной звезды, эстель эльфийского народа. Все древние воители, за исключением малого числа, в которое входил Глорфиндейл, уже были на сияющих берегах Валинора. Означает ли это что надежды нет?

Владыка Ривендейла перевел взгляд на мужественные лица смертных. Вот сын наместника Гондора, вот суровые следопыты севера. Пусть век их недолог в сравнении с эльфийским, но пламя горящее в их сердцах яростно. Владыка поискал глазами Арагорна, своего воспитанника и друга, того, кто быть может станет королем, если им будет над чем царствовать. Надежда есть. Надежда есть всегда...

-Друзья мои, - начал он, встав со своего кресла, когда последние приглашенные, ведомые Гендальфом, вошли и уселись - я рад видеть всех вас в Имладрисе. В тревожное время довелось нашим путям пересечься, но пусть наш путь осияют звезды. Мы все здесь и мы все готовы говорить друг с другом. Я прошу вас, друзья, поведайте нам какие вести вы привезли?

Элронд скользнул взглядом сначала по Боромиру, потом по наследнику Трандуила - принцу Леголасу, потом по гномам - отцу и сыну. Завершился его зрительный круг на Фродо. Этот вопрос они поднимут последним. И, если честно, Элронд опасался его поднимать. Он знал, что кольцо одним своим присутствием может внести раскол в только-только зарождающийся союз.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Утренняя дымка медленно растворялась перед разгорающимся рассветом. Солнце выгоняло туман, окутывающий белоснежные колонны зданий и гладкие стволы высоких деревьев. Он неохотно отступал, клочками скрываясь в низинах и тенях. Но совсем скоро и оттуда ему придется уйти. Арагорн стоял у балкона, наблюдая за разгорающейся зарей. Свежий ветерок легким касанием шевелил страницы раскрытой книги, лежащей на столе. Тонкий дымок струйкой возносился ввысь от потухшей свечи. Воздух словно застыл в напряженном ожидании. Казалось, даже в Ривендел - этот оплот мира, дарящий чувство защиты и спокойствия, - проникли скользкие щупальца тьмы. Но то была лишь свежесть утра, прохладного утра.
Наступил этот день — день, когда будут даны ответы на многие вопросы. И может быть именно сегодня каждому будет предписан свой путь. «А возможно этот день лишь поселит еще больше сомнений и раздора», - молвил едкий голосок в душе, слабый, но настойчивый.
Колокол возвестил о начале сбора на Совет. Его медный звон разнесся над окрестностями, вспугнув стаю крикливых птиц и вернув Арагорна в действительность.
Пора.
Все свободные народы Средиземья собрались, чтобы вместе решить их общую Судьбу и выбрать общий путь. «Если все сложится, ведь упрямства у каждого не занимать», - мелькнула короткая мысль. Складка меж бровей разгладилась, когда он поприветствовал Владыку Элронда, вежливо кивнул остальным членам Совета, ободряюще подмигнул пришедшим последними хоббитам и поудобнее устроился в кресле, ведь разговор предстоял долгий и трудный, и многое предстояло обсудить и решить, и об многом поспорить и на многом настоять, и во что все это в конце концов выльется не мог предвидеть ни мудрый Элронд, ни прозорливый Гендальф.

Изменено пользователем Арагорн (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Гендальф про себя отметил, что Элронд мудро решил не бросаться в омут с головой, и дать время укрепится хрупкому союзу, что волею судьбы образовался в этом зале. Кольцо Врага способно сеять раздоры между союзниками. И споры, и кривотолки, обязательно произойдут. В задачу Мудрых входило не допустить, чтобы разногласия из-за Кольца посеяли семена вражды, что даст ужасные всходы в будущем, которое и без того выглядело весьма мрачным. 

Первыми, как и ожидал маг, поведали свои истории следопыты-дунадайн. Темные тропы заводили их далеко от дома, и видели они многое. Орки множились в горах, ночные набеги происходят все чаще, варги сбиваются в стаи, тролли спускаются с гор, и не тупоголовые увальни, а хорошо вооруженные свирепые великаны. Подозрительные личности встречаются на тракте, а с юга идут беженцы, ищущие укрытия среди огромных и диких земель Эриадора. Сообщили также о том, что отправили разведчиков и в более отдаленные места, но те еще не вернулись.

Вести из Приозерного Королевства и Эрэбора были более обнадеживающими. После гибели Смауга, гномы отстроили и укрепили Гору, их сородичи стягивались под своды древнего королевства, возрождая его былую славу. Дейл вновь стоял подле Подгорного Королевства, его также укрепили, а власть королей распространилась вплоть до слияния рек Карнена и Келдуина. Люди разбогатели на торговле с эльфами, гномами и Дорвинионом. Очень многие бежали с юга, подальше от разгоравшейся войны и ужасов Мордора на север.

Лесные эльфы напротив, были обеспокоены. Тень Дол-Гулдора растет, поражая их лес. Пауки и другие темные твари плодятся под его кронами. Орки и волки стекаются к крепости, как мухи на мертвую плоть. Пока тьму удавалось сдерживать силами эльфов и беорнингов, но Враг еще не показал всей своей силы. Он затаился и готовится. 

Посланцы Кирдана сообщили, что их лорду были ниспосланы ведения, грозящие бедами Гондору. И он отправил лучшего своего военачальника с предупреждениями и помощью. Тут не вытерпел достославный Боромир:

- Я скажу о Гондоре, ибо им я был послан сюда. Мой отец, Наместник Денетор, уже давно сдерживает натиск Мордора, ведя долгую войну с крепостью Моргул, когда-то отнятую у нас! Но недавно Враг выбил нас из Итилена, он приоткрыл завесу мрака, явив часть своей мощи. На нас обрушились орды орков Моргула и вастаков из Прирунья. Но гораздо страшнее были черные всадники - рядом с ними враги бились, как помешанные, а наши воины теряли дух и оружие опускалось из рук. Восточный Осгилиат пал, с того берега спаслись лишь мы с братом и несколько воинов. Нам не помешает любая помощь.

Гендальф заметил, что Арагорн подался вперед, но раньше всех внезапно откликнулся гном Глоин, из Одинокой Горы:

- Мы тоже столкнулись с коварством Врага. Около тридцати лет назад, Балин вызвался отвоевать древнее королевство гномов - Морию, как по-вашему. Многие ушли с ним, поверив, что пришло время. Первое время мы получали ободряющие вести, им якобы даже удалось начать выработки. Но потом, как отрезало. Никаких вестей много лет. А недавно к нам прибыл посланец, но только не из Мории, а из Мордора! Предлагал дружбу и союз, в обмен на помощь с поиском, как он это назвал "одного маленького колечка, пустячка за великие блага". Еще его интересовал полурослик, невеличек и фамилия Бэгинс. А у нас на севере она известна.  Мы знаем о том, что у Бильбо было что-то такое, но зачем оно Мордору? И стоит ли такой высокой цены? Ибо пообещали Даину одно из Великих Колец Гномов, а также Морию... Даин потребовал срока для раздумий. Еще раз приезжал темный вестник и не получил ни согласия, ни отказа. Даин мудро старается вытянуть время. Но скоро посланец прибудет в последний раз, за окончательным ответом. Именно поэтому мы прибыли сюда. В поисках ответов. Что же такое оказалось в руках мастера Бильбо?

- Это то, господин Глоин, зачем мы здесь. - ответил Гендальф.

Маг многозначительно оглядел всех присутствующих.

- Все ваши вопросы ведут к одному ответу, одной тайне, известной не многим. До сегодняшнего дня. Настало время когда эта история будет рассказана от начала до конца. Кто-то уже слышал отдельные ее части, но многие услышат впервые. Лорд Элронд поведает вам большую часть истории, а конец вы узнаете от других.

[nick]Гендальф[/nick][ava]https://pp.userapi.com/c11422/u1054068/139123997/z_c960ed20.jpg[/ava]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Элронд внимательно слушал новости, принесенные из разных уголков мира, со всех сторон света, и новости эти не были радостными. Сила тьмы множилась и длань Саурона простиралась все дальше. Злые создания покидали свои норы и несли смерть и разрушения. Но хуже всего было то, что Темный Властелин начал активно искать то, что с таким трудом было у него отнято во времена Последнего Союза. Кольцо. Средоточие темной силы.

-Моя история - Начал Полуэльф, опустив ладони на столешницу и скользнув взглядом но Вилье, сияющей мягким светом на его пальце - берет свое начало во Второй Эпохе, хотя, конечно же, действующие лица увидели свет звезд намного раньше. После падения Моргота, настали времена процветания тех эльдар, которые остались в Средиземье. Потомки всех ветвей древа эльфийского жили в мире и согласии, как между собой, так и с племенами людей и коленами гномов. Строились города, развивались ремесла. Самым известным оплотом искусных кузнецов считался Эрегион, где Гвайт-и-Мирдайн создавали прекрасные вещи. Не удивительно, что это место привлекло внимание зла, которое, хоть и было побеждено, но мечтало об отмщении. Однажды к властителю Келебримбору пришел некто, назвавшийся Аннатаром. Лик его был прекрасен и даже самые мудрые из эльдар в первое время не замечали в нем зла. Он был мудр и искусен в кузнечном деле. Вскоре ему удалось завоевать уважение и дружбу.

Элронд на мгновение прикрыл глаза, заново переживая те события, но пауза не оказалась слишком долгой. Все что было - прошло. Каждый свой шаг Полуэльф уже взвесил на весах времени. Увы, все горазды думать о том что могло бы быть если бы тогда каждый был чуточку мудрее и прозорливей. 

-Аннатар предложил владыке Келебримбору идею создания колец, обладающих магическими свойствами. При этом слова его были таковы: каждый из народов особенный, у каждого есть то, что можно приумножить во благо мира и процветания. Конечно же мысль его была иной, но мы, до поры до времени об этом не ведали. Так были созданы Девять колец для смертных и Семь для гномов. К счастью, владыка Келебримбор все же прислушался к словам мудрых родичей: владычицы Галадриэль и владыки Гил-Галада, и Три эльфийских кольца не были осквернены касанием рук Саурона. Да, под личиной Аннатара был именно он. И он создал Единое кольцо. Злую вершину своего замысла. То, которое должно было сковать все остальные кольца в единую цепь и подчинить его воле. После того, как план его вскрылся, Саурон развязал войну. Он убил владыку Келебримбора и многих других достойных, но желаемого не получил. Его замысел не удался в полной мере, но в его власти была большая часть колец.

Элронд прикоснулся к вискам, поправляя венец, и давая слушателям усвоить его рассказ.

-Обладая Единым кольцом, Саурон принес не мало бед и разрушений, пока, наконец, на его пути не встали войны Последнего Союза. Мы яростно сражались с ним и на склонах горы Ородруин, ценой огромных жертв, он был побежден. Исилдур, сын Элендила отрубил ему палец, на котором было Кольцо и плоть Саурона распалась прахом. Но на этом история не закончилась, хотя могла бы. Как ни уговаривал я Исилдура бросить кольцо в пламя горы, он остался непреклонен и считал что сможет использовать этот трофей во благо. Увы нам, воля Саурона оказалась сильней. Исилдур погиб, а кольцо долгое время считалось утерянным. Дальше расскажут другие, но есть то, на что я хочу обратить ваше внимание. Воля Саурона, а быть может самого Кольца такова, что этот злой предмет всегда стремится воссоединиться с хозяином. И каждый кто находится рядом, будет испытан им, искушен и, если в помыслах его червоточина, станет его слугой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Услышанные известия ожидаемо несли в себе скрытые червоточины. От речей сочилась полузабытая, но не ставшая менее опасной, тьма. Тревога и сомнения прочно обосновались в глазах присутствующих, и к ним примешивался еще кисловатый вкус неведения. Ведь никто, даже Мудрейшие, не могли предсказать грядущее будущее. Морок закрывал их взор. Что уж говорить о смертных? Арагорн слегка поморщился от этих неприятных мыслей, провел ладонью по лбу.

На мгновение в воздухе повисла тишина и задумчивость, но вот поднялся высокий Боромир. Слово Гондора он принес за собой, и как будто давно полузабытый ветер, овевающий каменные стены Минас-Тирита, ворвался в Последнюю Обитель. Арагорн внимательно слушал пламенную речь воина. Судя по всему, дела там обстояли неважные, хоть защитники и стояли насмерть, взимая с захватчиков тройную цену за каждого павшего воина и отхваченную пядь земли. Ухудшало положение и появление Черного Всадника, но эта весть не вызвала удивления у следопыта. Алчные пальцы Тьмы уже сумели дотянуться до Шира, где давненько не слыхивали о подобных напастях. Узнав  о видении Боромира и о его желании разобраться в этой загадке, он встал и вытащил сломанный клинок из ножен, почтительно положив его на стол перед Элрондом.

- Здесь ты найдешь искомые ответы, - молвил он. – Перед тобой Сломанный Меч! Я Арагорн, сын Араторна, потомок Исильдура и вождь северных дунаданов.

После этого он под изумленным и недоверчивым взором Боромира снова занял свое место. Наступил решающий час, час, когда Проклятие Исильдура должно явить себя взору собравшихся. Следопыту казалось, что просьба Гендальфа к Фродо показать Кольцо гулкими молотами отдалась в его голове. С отчетливым стуком, медленно и будто неохотно оно коснулось каменной поверхности. Солнечный свет померк, а птицы захлебнулись трелью, но все это лишь на мгновение. И вот полупрозрачная тучка уже улетела вдаль, уносимая диким ветром, а пернатые завели новую песнь. Словно ничего и не случилось. Вот только Кольцо теперь лежало под перекрестием взглядов.

- Вот и настал роковой день для Минас-Тирита, - прошептал Боромир. Его лицо посерело, словно впитав в себя часть тьмы, что источало Кольцо.

- В твоем сне было сказано «знак будет дан исполниться року», но не значит это, что меч Врага опустился на Минас-Тирит, - возразил Арагорн. – Многие поколения дунаданов хранили осколки этого меча, - его взор на миг метнулся к лежащей на столе и сверкающей под солнечными лучами стали и снова вернулся к гондорцу, - ибо было предсказано, что, когда Проклятие Исильдура явит себя, будет он откован заново на погибель злодею.

Он мгновение помолчал, будто заново оценивая стоящего перед ним воина.

- Я понимаю твое изумление и недоверие, - продолжил он, - и я прощаю тебе их. Я не похож на славных своих предков. Но я оставил позади себя сотни и сотни лиг нехоженых троп и болот. Я видел чужие звезды Дальнего Востока, белоснежный снег высоких гор и непроходимые чащи зачарованного Лихолесья. Но мой дом – Север. Там вместе с немногочисленными отрядами следопытов мы даем отпор Врагу. Ты сказал, что Гондор один как щитом отгораживает остальные народы от натиска Тьмы. Но это не так. Мы сражаемся на незримом фронте. Повсюду мы даем отпор соглядатаем, пересекающим границы, и прочим темным тварям. Многие жители севера спят спокойно и просыпаются по утрам благодаря нашему неусыпному дозору, дозору «бродяг» и «проходимцев», как многие величают нас. Мы на это не в обиде. Но времена меняются, и грядет роковой час. Меч будет перекован, и я вернусь в Минас-Тирит на помощь своему народу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

[nick]Гендальф[/nick][ava]https://pp.userapi.com/c11422/u1054068/139123997/z_c960ed20.jpg[/ava]

О многом было сказано. В основном говорил Гендальф, поведав собравшимся об Битве в Ирисных Низинах, об Утрате Кольца, Свитках Исильдура, о долгой борьбе Мудрых с Тьмой, о находке Смеаголом своей "прелести" и многое другое. Продолжили историю мага Бильбо и Фродо, хотя Гендальф не упустил случая вставлять комментарии. Гендальф поведал и о спорах о Кольце, что велись на собраниях Белого Совета, об охоте на Голлума. В конце концов, история Кольца предстала в полном и истинном виде. Закончил говорить Фродо, и воцарилась тишина.

- Вот мы и подошли к главному вопросу... - подытожил Гендальф.

- Как мы должны распорядиться той страшной и могущественной вещью, что оказалась у нас в руках?

Но прежде, чем кто-то успел начать высказываться, маг обронил еще одно:

- Но, прежде... Чем мы приступим к обсуждению этого важного вопроса. Тут кое-кто справлялся об Сарумане. Боюсь, что нас предали... Саруман присоединился к Врагу.

Под нарастающий ропот и гневные возгласы, старый волшебник рассказал историю своего пленения. 

- Да, друзья... Выходит, что предал нас Саруман уже давно, но присоединился к Врагу лишь недавно. И теперь, он собирает собственную армию. В Изенгард стекаются орки, волки и дикари Дунланда, присягая ему на верность. Тень простерлась над Роханом, как я уже говорил, Саруман опутывает своими сетями это королевство людей. И он знает про Кольцо. 

После выступил Боромир, но в этот раз вмешался Арагорн осадив пламенную и горделивую речь воина Гондора. Однако сын Денетора не собирался так просто сдаваться:

- Надеюсь, что сила меча не иссякла с годами... В любом случае, нам не помешает любая помощь. Но, сколько я не слушаю, все толкуете про это ужасное Кольцо, и какое оно могущественное! Так почему не использовать оружие Врага против него самого?! Дайте Гондору эту возможность и мы одолеем врагов. Вам даже не придется вмешиваться, как и всегда.

Гендальф воздел очи-горе, покачал головой, но ответить Боромиру должен был Элронд, что был для всех большим авторитетом, чем странствующий волшебник.

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Элронд внимательно выслушал окончание истории Кольца, иногда кивая, подтверждая то, о чем говорил Гендальф и хоббиты. Путь зловещей реликвии был извилист, но теперь она здесь, как и весь тот ворох проблем, что она принесла с собой. Тьма сгущалась, союзники становились предателями, друзья гибли, но надежда жила.

Боромир, гордое дитя людского племени. Открытое сердце, желающее во что бы то ни стало защитить свою землю и свой народ. Жаль только что дальновидности и мудрости ему пока что не хватало.

- Надеюсь, что сила меча не иссякла с годами... В любом случае, нам не помешает любая помощь. Но, сколько я не слушаю, все толкуете про это ужасное Кольцо, и какое оно могущественное! Так почему не использовать оружие Врага против него самого?! Дайте Гондору эту возможность и мы одолеем врагов. Вам даже не придется вмешиваться, как и всегда.

-Боромир сын Денетора, я не зря сказал, что Кольцо испытывает своего носителя. Я знаю что ты преисполнен желания защитить свой народ и сокрушить Врага, так же я знаю, что твой отец порицает нас за невмешательство. Но не спеши принять на себя это бремя. В Кольце живет злая воля Саурона, которая и днем и ночью будет испытывать тебя, нашептывать тебе темные мысли. И, если ты окажешься недостаточно силен, ты станешь еще одной тенью, рабом, злой сущностью на службе Врага. И не мир ты принесешь в Гондор, а смуту. Не защитишь, а разрушишь. Если бы все было так просто, поверь мне, мы сейчас бы уже отправили соединенные силы на битву с Врагом. И на пальце достойнейшего сверкало бы Кольцо. Исилдур, без сомнения, был величайшим из смертных, но Единое совратило его. Помни об этом.

Элронд вздохнул, отгоняя сожаления о том, что не смог убедить или заставить давнего союзника уничтожить Кольцо. Но сейчас он не повторит этой ошибки. Он не доверит такую ношу никому из людей. 

-Кольцо обладает своей собственной злой волей. Оно влияет на все существа вокруг. Поэтому мы не можем использовать его в войне. Поэтому же мы не можем выбросить его в океан. Я уверен, что даже лежа на дне морском, оно будет стремиться к своему хозяину. Однажды оно снова попадет в руки рыбака и продолжит свое шествие в Мордор. Кольцо должно быть уничтожено. И лишь самое горячее пламя способно справиться с этой задачей. 

Полуэльф осмотрел всех присутствующих поверх сцепленных пальцев.

-Если бы в обозримых пределах остался хоть один живой дракон, - Элронд бросил быстрый взгляд на Гендальфа и Бильбо - я бы предложил уничтожить его так же, как были уничтожены три из семи колец гномов. Но последний дракон был убит при освобождении Одинокой Горы. И это, без сомнения подарило мир обитателям тех мест.

"Но лишило нас простого и относительно безопасного способа" - добавил он про себя.

-Столь же горячо пламя барлогов, но этим способом мы не сможем воспользоваться, ибо огненные духи верны Врагу и обмануть их не так-то просто. Поэтому остается лишь один путь, самый опасный и самоубийственный - бросить Кольцо в то пламя, где оно было рождено - в жерло Ородруина.

Элронд замолчал и его последние слова повисли в воздухе. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Тишина вновь укутала всё вокруг, заглушив далекое шуршание водопадов, плеск фонтанчиков и шелест листвы. Кольцо стянуло взгляды всех на себя, будто в очередной раз испытывая волю и решительность каждого.

«Хотя нет», - тут же одернул Арагорн сам себя, - «скорее осторожно прощупывая каждого, стремясь найти слабые места, уязвимые точки. Оно всегда работало именно так. Делала из сильного храбреца злобного труса, недальновидного, эгоистичного… самоуверенного… такого, каким по сказаниям и стал Исильдур…»

Темные брови хмуро сдвинулись на переносице. Глубокие морщины возникли из ниоткуда, явив тяжесть следа долгих и долгих лет странствий по Средиземью.

«Как может такая, казалось бы, мелочь управлять умами столь многих? Как может она низвергать царства и созидать на их месте тьму? Возможно, так же, как и сеять смуту вокруг и разжигать споры», - взгляд Арагорна вновь остановился на поднимающемся с кресла Боромире.

Чем горячее вокруг разгорались прения – кто предлагал другие варианты, кто хотел воспользоваться Кольцом в борьбе с Врагом, кто хотел спрятать его, кто увести более простой тропой – тем отчетливее и яснее Арагорн понимал, что путь-то у них у всех один – тот, что уже озвучил Элронд. Кольцо необходимо уничтожить, и сделать это можно лишь в самом сердце вражеской твердыни, в огне Роковой горы. Злодейка судьба! И все эти сотрясания воздуха бессмысленны и лишь оттягивают момент осознания безвыходности сложившейся ситуации. Но тем не менее он решил не вмешиваться, предоставив право голоса магу и Владыке Ривенделла. Они мудро погасят этот разгорающийся пламень.

Но кто же будет тем, кто возьмет на себя эту ношу?

- Я отнесу Кольцо. Только я не знаю дороги.

Этот тихий, едва различимый в общем гуле, голосок разрезал воздух. Арагорн удивленно вскинул брови, оторвав руку от подбородка. Гендальф многое рассказывал ему о хоббитах, да и сам он долгие месяцы оберегал границы этого славного народца, но они, действительно, не переставали удивлять.

«Я разделю путь с этим храбрецом», - тут же решил он.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Вот и настал переломный момент, нити Судьбы сплелись в тугие узлы и пришло время подвести роковую черту. 

Все присутствующие на Совете обратили взгляды на невысокую фигурку полурослика, в них читалось удивление, опаска и уважение. Гендальф устало вздохнул и поднялся, опираясь на посох.

- До сих продолжаю удивляться храбрости и стойкости хоббитов. Стало быть, друзья, пришло время малому народу сыграть свою роль в судьбе Средиземья. Волею Судьбы Фродо выпало стать Хранителем Кольца. И я помогу нести тебе это бремя, Фродо. Столько, сколько потребуется нести.

Волшебник сел на свое место, но теперь его голос звучал более звучно и тверже:

- Но мы еще должны решить каким путем отправится Кольцо, и как пронести его. Теперь Враг точно знает, что Кольцо в Ривенделе. За дорогами и тропами будут следить. Проход на Юг закрыт, так как Саруман укрепился в Изенгарде и его прислужники не будут сидеть сложа руки. Если же идти в обход Роханского Провала, через Гондор, то путь займет слишком много времени. А у нас его немного. Остается только один путь. Через Горы. Однако наши друзья Орлы сообщали, что орки снова стали наводнять Мглистый Хребет и занимать старые укрепления. Возможно за перевалами следят или они и вовсе заняты Врагом. 

Гендальф выдержал паузу, наблюдая тревогу на лицах собравшихся. Сцепив руки на столе перед собой, он продолжил:

- Мне видится несколько путей. Во-первых надо точно узнать, что творится в Горах. Если Враг уже занимает перевалы, то стоит ударить по нему раньше. Основной удар будет отвлекающим, и скорее всего его стоит нанести по перевалу Багряного Рога. Если атаку возглавит Лорд Глорфиндейл, это точно привлечет внимание Врага и отвлечет от другого направления. Я же возьмусь провести отряд меньший, и попытаемся прорваться тем путем, которым должны были пройти гномы вместе с Бильбо, когда попали в засаду орков. Далее мы сможем выйти в земли наших друзей в долине Андуина, а оттуда скрытно пробираться через Дикие Земли в Мордор... А там нам уже не потребуется войска, ибо и десяти тысяч воинов не хватит, чтобы взять штурмом Черные Врата. А собрать союз равнозначный Последнему мы не в состоянии. К сожалению, многие прежние договоры отжили или забыты. Земли наших союзников лежат далеко друг от друга и все находятся под ударом. В этот раз война придет везде. Никому не укрыться от этого. И придется делать выбор. Биться против Саурона, либо под его темной рукой. Грядет Битва за Средиземье...

[nick]Гендальф[/nick][ava]https://pp.userapi.com/c11422/u1054068/139123997/z_c960ed20.jpg[/ava]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Глорфиндейль. Пост четвертый.

Тихое ясное утро погружало в блаженное умиротворение весь огромный сад Последней Обители. Мягко светило Солнце и разгоняло своими ласковыми лучами последние клубы утреннего тумана, Пламень Анора отражался на капельках росы, зависших на тонких паутинках и прохладный ветерок, спустившийся с пиков Мглистых гор пробуждал разум каждого, прибывавшего на эту террасу, ставшую местом должно быть предпоследнего Белого Совета, сбора, долженствующего положить конец козням недобитого Врага.

Глорфиндель сел рядом со своим другом Элрондом Полуэльфом и сомкнув глаза ожидал, пока явятся посланники со всех частей обитаемого Эндорэ. Эльфы запада и эльфы востока, люди севера и люди юга, подгорные бородачи и полурослики с зеленых холмов Гвайт-ин-эдайна. Давно Совет сил Света не собирал в себе столько депутатов, но никогда еще за все три эпохи не был так слаб и столь разобшён.

Наконец, когда вся когорта расселась и утихли приветствия и пожелания доброго здравия – Совет начался. Выступил Владыка Имладриса, выступил Боромир сын Денетора наследник Наместника, выступил Глоин сын Гроина представитель Подгорной Короны, выступил Леголас сын Трандуила вечный принц Эрин-Ласгалена, выступил даже Хальбарад-следопыт и Арагорн сын Араторна последний из Верных Людей, претендовавших на Трон Гондора.

Выступила куча народу и чем дольше Глорфиндейль слушал, тем сильнее его сердце наполнялось яростью. Он не открывал глаз и не делал никаких движений, со стороны даже казалось, будто прославленный полководец спит прямо во время совета. Но естественно, это было не так. И каждый, кто мог заглянуть за границы материального мира видел, что вокруг древнего эльфа разгорается и бьется пламя, что свет Двух Древ рвется из его груди и лишь немыслимой силой воли нолдор не дает Извечному Огню испепелить все вокруг.

Наконец, встал Олорин и повел свой рассказ. Лаурэфин открыл глаза и они метали молнии. То, о чем говорил майа приводило его в ярость и душило гневом. Все повторялось вновь и вновь и когда истари закончил, Глорфиндейль поднялся со своего кресла и яростно заговорил:

- Довольно. Слишком долго слушали мы тебя и слишком долго верили твоим речам, - эльф поднял руку призывая всех к спокойствию и продолжил, - Как мы можем доверять тебе? Вдумайся, о чем ты просишь нас? – эльф смотрел в глаза мага, - Разве не твой брат – Саруман предал нас? Разве не твои братья Синие маги бросили нас и основали собственные новые темные культы? Разве не твой брат Радагаст свихнулся и теперь заботится лишь о неразумных тварях? – Глорфиндейль сокрушал от собственных слов, но продолжал, - Разве ты не майа, Олорин? Вспомни, сколько твоих собратьев перешло на сторону Бауглира? Сколько бед и горестей они причинили, сколько невинных душ они погубили? Гендальф, я сам скрещивал с ними клинки и я вижу в тебе ту же искру. Гортхауэр тоже из вашей братии, разве не с ним мы боремся? Как мы можем доверить наше величайшее оружие в твои руки? Как можешь гарантировать ты нам, что не выберешь путь Курумо?

Глорфиндель махнул рукой и продолжил:

- Скажи, Гендальф, как так случилось, что целую человеческую жизнь Кольцо Всевластия было у тебя под носом и ты не разгадал его суть? Как можешь ты после такого заносчиво именовать себя «мудрым»? Или ты давно уже проник в его тайны и лишь сейчас решил раскрыть их нам? Что еще скрываешь ты от нас, Олорин?

За разговорами давно уже миновал полдень и темные тучи, идущие с востока сгущались над Ривенлеллом. Смолкли птицы и дул пробирающий до костей ветер. В Зале Совета было неуютно, промозгло и люди и эльфы ежились от холода.

- Подумай еще раз, что ты предлагаешь нам? Ты хочешь вручить Кольцо Врага в руки полурослику? Кто будет нести его, Гендальф? Кто взвалит на себя величайшую ношу? Этот маленький народец? Ну уж нет. Они уже продемонстрировали себя. Они не воины и не колдуны. Они даже сейчас не осознают, с чем столкнулись. Где было бы Кольцо сейчас, если бы я не встретил отряд Арагорна? Что было бы, если бы я не взмолил Благословоенного Ульмо взбыдить воды реки Бруинен? Я скажу тебе, Гендальф. Саурон бы уже до основания разрушил город Минас-Тирит, выжег степи Рохана и легионы его уже осадили бы Последнюю Обитель. – Лаурэфин взглянул на сына наместника, - Не смотри на меня так, храбрый Боромир. Я знаю, о чем ты думаешь.

- Полурослики – не смогут защитить Кольцо. У них не вышло этого раньше не выйдет и впредь. Друг мой Элессар, ты сказал, что пойдешь с ними. Но как мы можем доверять ТЕБЕ? Ведь в твоих жилах течет кровь Исильдура и на тебе лежит его злой рок. Нет, сын Араторна. Тебе не выстоять с этой ношей, так же как не выстоять против девяти кольцепризраков. Кто сможет защитить Кольцо Всевластия?

Глава Дома Золотого Цветка поморщился, ему было мерзко произносить это, но он ставки были слишком велики.

- О да, даже если ты не предал, нас Гендальф, как ты сможешь уберечь кольцо? Ведь ты принес клятву на священном холме Корон Ойолайрэ, стоя на Маханаксаре перед Великим Манвэ ты клялся не противопоставлять свою силу Саурону? Как же тогда ты защитишь Кольцо Всевластия? Или ты уже забыл о своих клятвах? В итоге, у нас некому нести Оружие.

- Но это еще не конец! – Глорфиндейль взъярился, он был невероятно зол и собственная речь воспаляла его, - Что вы предлагаете? У нас есть великий кузнец из Эрегиона, друг Кеберимбора, который говорит нам, что даже гномьи печи не смогут растопить кольцо. У нас есть мудрец, уверяющий что не осталось в Эндоре драконов, способных испепелить кольцо. Но что, разве Черный Ородруин – единственный вулкан в Средиземье? Что, под Одинокой горой, древним вулканом не осталось больше лавы? Что, алмазы, которые мы добываем в таком великом множестве не из вулканических пород? Что, мы не можем двинуть на юг и найти вулкан там? Уж не осталось глубоких пропастей? Не каждое ущелье – дыра под Хьярментиром. Не всюду ждет нас мрак Унголианты. И не покинул пока воды Ульмо. Брось мы кольцо в море – он бы сокрыл его в своих пучинах. Но нет.

Нам обязательно нести Кольцо в Сосредоточие Тьмы? Что это за хитрый план у тебя, Гендальф? Обязательно через кишащие орками горы? Через перевалы, где недавно видели тень Улайри? Верно, ты не на ту сторону воюешь, друг мой Олорин.

Тьма окружила эльфа.

- Что это вообще за «хитрый план»? Обмануть Саурона? Вы тут все повредились рассудком? Я живу эоны лет и за все это время лишь силы тьмы обманывали нас, а мы брали их силой, мощью и отвагой. Обманом Бауглир взял Гондолин. Лишь с ратью Валинора мы сокрушили Моргота. Обманом Саурон разрушил Эрегион и лишь с армией Нуменора мы победили его. Лишь неисчислимым войском Ар-Фаразона был пленен Злой Дух. И обманом Гортхаур затопил Остров Эдайн. И лишь собрав все свои силы мы в последнем союзе стерли крепость Барад-Дур.

Так почему же вы вдруг решили, что сейчас выйдет иначе? Почему мы в принципе должны считать, что этот «хитрый план» вещает нам не слуга Саурона? Как можем мы знать, что Саруман не склонил Гендальфа на свою сторону?

Эльф выхватил свой меч, но не бросился на истари. Он давал старому магу шанс оправдаться. Глорфиндель поднял меч и оглядел присутствующих. Свет Анора, пробившийся сквозь пелену небес сиял на острие Алкатерева и выгравированное на лезвии созвездие Менельвагора лучилось ярким огнем.

- Я не позволю вам отдать Кольцо Саурону. Я не дам этому ублюдку захватить Средиземье. Но я клянусь вам, что мы победим. Это возможно лишь при консолидации всех Сил Света. О да, я вижу новую войну Воистину Последнего Союза. Клянусь, со мной Кольцо Всевластия будет в безопасности. Клянусь вам, что мы его уничтожим. Клянусь Элберет, я сотру всю погань Саурона с лица Арды. Я снесу врата Мораннона. Я развею по ветру всех рабов кольца. Я сокрушу Барад-Дур. Я отрежу все гнилые члены Гортхауэра. Я рассеку на ленты его черное тело. Я выжгу ему глаза и вырву язык. Я отрублю его голову и брошу ее в пламенную бездну Ородруина. Я лично расправлюсь с каждым орком. Я изничтожу все их гадостное племя. Мужчин, стариков, женщин и детей. Я превращу в руины их поселения и выжгу поля. Я покончу с ними навсегда. Я проломлю головы всем троллям. Сломаю шеи крылатым тварям. Я пойду на юг! Я перережу глотку каждому черному нуменорцу. Я очищу Умбар от скверны. Я доберусь до Харада и обращу его в пустыню. На юге не останется ничего живого! – Тьма скрыла лицо Глорфиндела, златые его волосы стали черными, как смоль. Свет Сильмарила горел на острие клинка. Нолдо желал этого слишком давно, он слишком устал от всех бед, горестей и лишений, что принес ему Моргот. Эта тварь отобрала у него все, включая собственную жизнь. И сносить тяжесть этого бремени было невозможно более для эльфа. Он клялся Именем Илюватора и призывал на свою голову извечный мрак, если не сдержит обета. И Манвэ в безумии поминал он, и Варду, и благую гору Таниквэтиль, клянясь ненавидеть и преследовать Стихию Мира, всех порождений его, слуг и учеников, все силы его и все те сферы, куда он запустил отравляющие пальцы. Клялся он истребить, изничтожить, обратить в прах все, чего коснулся Бауглир и навсегда стереть тень его с лица мира. И клятва эта не может быть нарушена и будет преследовать Глорфиндейла до конца света.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Гендальф молча выслушал пламенную речь нолдо, хотя и взгляд его был хмурым, а глаза были подобно двум тлеющим углям. Но волшебник ничего не сказал, пока эльфийский воитель не прекратил сотрясать воздух и  безрассудно навлекать Тьму на всех участников Совета. Когда его порыв наконец-то иссяк, Гендальф поднялся со своего места, опираясь на посох. Выглядел он старше и дряхлее, но во взгляде читалась непреклонная воля. Похоже лишь маг не был напуган выступлением прославленного витязя.

- До чего же сильно стало могущество Врага, что Тьма нашла дорогу и сюда, в Последний Приют.  Неужели, ты лорд Глорфиндейл, как ты говоришь, живущий столько лет, не набравшийся и капли мудрости? Или ты не слушал владыку Элронда? Нет такого пламени, кроме того, в котором было отковано Кольцо. И только там его можно навеки извести, бросив туда откуда Оно вышло! Но прежде...

Голос Гендальфа резко оборвался, его тень выросла настолько, что затопила зал и он стал казаться выше и могущественнее, а эльфийский лорд ниже и мельче.

- Так ты зовешь меня предателем, Лорд Глорфиндейл?! -  голос мага громыхнул подобно грому, заглушив все прочие звуки, а кто-то даже зажал уши.

- Я служитель Тайного Огня, Я Повелеваю Пламенем Анора! Да, я скован клятвой, и не могу явиться в полной мощи своей, кроме как в час величайшей нужды! Но бойся, безумец, ибо не желаешь ты узреть Гендальфа Серого в гневе! И впредь не нарушишь ты сего священного действа, обнажением оружия и не будешь понапрасну возводить хулу на других! И не станешь возвеличивать свои деяния превыше других! Воды реки поднялись по воле Владыки Имладриса, а я добавил толику ярости в волны!

Тень отступила, и гремевший громом голос смолк.

- Но я прощаю тебя, ибо не ведаешь, что творишь. Видите, что делает Кольцо? Даже Лорд Глорфиндейл не устоял перед ним! Даже находясь всего лишь рядом, оно уже протоптало дорожку к его сердцу, как может сделать с каждым из нас. Я никогда не возьму Кольцо, ибо с моим могуществом оно обретет силу безмерную. И тот, кто победит Саурона с помощью Кольца лишь займет его место на черном престоле. Если бы я служил Саурону, то сейчас бы заливал бы Вам мед в уши, предлагая спрятать Его, выбросить или использовать. Я бы сам забрал его. Что до дел моих, до ты сам не раз являлся свидетелем, Глорфиндейл, нашей общей борьбы с Врагом. Так, что не обличай других, особенно, если не знаешь о чем говоришь. Мало кто знает обо всех трудах моего Ордена, и дела на востоке Синих Магов еще сыграют свою роль в дальнейшем...

И после, маг, как будто бы снова поник, еще более став походить на дряхлого старика. Усталый взгляд он поднял на полководца Элронда:

- Однако сделанного не воротишь... Ужасной клятвой ты связал себя, Глорфиндейл. И она станет преследовать тебя повсюду, и сказанные слова уже не вернуть назад. Теперь твой путь предопределен... Но, надеюсь, милостью Валар, ты сможешь перебороть Тьму, что поселилась внутри... 

Снова заняв свое место, маг сложил руки на коленях, вперив взгляд в стол. Но в мыслях своих он обратился к Элронду и слова мага прозвучали в разуме Полуэльфа: "Дело принимает скверный оборот... Мы должны принять решение... Чем дольше тянем, тем Оно опаснее..."

[nick]Гендальф[/nick][ava]https://pp.userapi.com/c11422/u1054068/139123997/z_c960ed20.jpg[/ava]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Речь Олорина Элронд слушал спокойно, старый волшебник предлагал разумные и вполне очевидные в их положении вещи. Да, докладывали, что орки и гоблины снова стягиваются к горам, да, путь через Гондор долг, а через юг опасен. Верно. Все верно. Совет шел своим чередом. Кто-то кивал, кто-то выражал сомнение, гулко билось сердечко маленького отважного хоббита. Но что-то было не так. Некое напряжение, скопившееся в воздухе, свивалось, напружинивалось, будто тетиву натягивали. И вот оно грянуло. Слова Глорфиндейля прозвучали как свист стрелы. Как раскат грома, как хруст льда под ногами. Он говорил, и сердце Элронда сжималось от ощущения зла, повисшего совсем рядом. Обвинения, злые слова, насмешки и угрозы лились изо рта главы дома Золотого Цветка. 

Полуэльф перевел взор на кольцо, лежащее на столе. Неужели Саурон стал так силен, что здесь, в Ривендейле, способен совратить сердце одного из величайших светлых воителей? Или в нем заговорила кровь? Или, быть может, смерть не искупила его проклятья?

Тень разливалась по залу, тень вползала в уши и сердца. Вот смертные сжали рукояти мечей, то ли готовые возразить, то ли встать под знамена и нести смерть. Вот глухо и одобрительно заворчали гномы, на словах про вулканы и горы. И, наконец, еще более умножая тени, встал Гендальф. И речь его была грозна. То, чего более всего опасался Элронд, произошло. Совет раскололся. 

Элронд поднялся со своего места и воздел руки.
-Успокойтесь, прошу вас, Глорфиндель, убери меч. Ты среди друзей. Нет нужды подозревать всех и каждого. Ибо тогда точно не получится Союза. Мы живем в темные времена, но свет - он внутри нас. Даже отстаивая благие цели и свою свободу, мы не должны уподобляться врагу. И никогда, никогда светлые эльфы не пойдут резать стариков и детей. Пусть даже это дети орков. Слышишь, Глорфиндейль. Зло - порождает зло. Смерть - смерть. И корень этого зла - Саурон. Именно он заставляет людей Харада и Умбара наступать, он подзуживает их, не давая закрепить границы и установить долгий мир с людьми Гондора. Это он выгоняет темные создания из нор, велит им плодиться без остановки. Он ось этого колеса. И именно его мы должны одолеть. 

Взгляд серых глаз стал жестче, но голос наоборот тише, успокаивая, заставляя прислушаться.

-Ты спрашиваешь о поисках вулканов, о бездонных пропастях и водах моря. Я отвечу тебе. У нас нет времени искать. В известном нам мире нет иного огня, кроме как пламя Ородруина. Нет такой пропасти, в которой я не ожидал бы узреть барлога или творение Унголианты. А о море я говорил, но скажу еще раз. Вода, как уже было показано, не является надежным хранилищем для Единого. Если ты сможешь воззвать к Ульмо и попросить его о помощи, я первый поклонюсь тебе, но просто бросить кольцо в океан - это лишь отсрочить неизбежное. Я догадываюсь о чем ты думаешь, о Сильмарилле, который нашел упокоение на дне морском. Но на то воля Валар, кольцо же - только наша проблема. Если ты кинешь его в волны, оно очень скоро вернется на берег. Притом так, что мы об этом не узнаем. 

Элронд обвел всех внимательным взглядом.

-Тебя волнует личность Хранителя. Я понимаю. Гендальф отказался, ты вызвался, так же как и Фродо. Ты произнес клятву, и тебе ей следовать. Но ты не получишь Кольцо. Прости, но нет. Ты хотел нанести удар по войскам Мордора, что ж, я думаю Гондор, который просил о помощи, будет рад тебе и стрелкам из Ривендейла. Ты хотел собирать войска и вести их - я верю что никто не справится лучше тебя. Но Кольцо не будет участвовать в войне. 

Полуэльф плавно сошел со своего места, обошел стол, и взял Кольцо, удерживая его за цепочку, и вернулся на свое место.

-В любом случае, решающая битва состоится у Черных Врат или на склонах Ородруина. И Кольцо должно попасть туда тайно и неожиданно для Врага. Давайте выберем отряд, который возглавит Гендальф. 

"По крайней мере, это будет официальной версией..." прозвучало в разуме Олорина "я все еще считаю что оно должно быть уничтожено..."

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

НПС. Глоин сын Гроина.

Речи, наполненные высокопарными словами, не производили впечатления на того, кто последние тридцать лет заседал в Сейме Подгорного Королевства. Пока присутствующие, следуя вполне гномьей политической традиции, обменивались ругательствами и обвинениями, делегация тангар, после выступления Глоина, сохраняла молчание. Но в момент, когда Владыка Ривенделла прибрал к рукам Кольцо и оставил повестку Совета без альтернатив, слово вновь взял Глоин:

- Но как нам выбрать отряд, - искренне удивился гном, поднимаясь и обводя руками присутствующих, - Как же нам это сделать, когда здесь не наберётся дюжины казад? Позвольте мне отправить ворона и сюда немедленно явятся те, кто сопровождал меня к Одинокой Горе полвека назад.

Он выдержал паузу, но темпа своей речи сбавлять не стал.

- Или вы все велите мне поверить, что в руках того, кто эпоху тому назад уже держал его, Кольцо будет в большей безопасности? Взгляните! История повторяется вновь: Элронд Полуэльф и кровь Исильдура решают судьбу всех свободных народов. Кто поверит, что они преуспеют? Только беды и лишения принесут Средиземью ваши начинания. Позвольте, друзья, напомнить, к чему привели все эти старания: погиб Исильдур, пал Арнор, линия королей Гондора прервалась, Минас Итиль захвачен Врагом, Осгилиат разрушен, Итилиен превращен в пепел, Умбар и Харад под властью Тьмы. На моих глазах, армии Некроманта убивали сотни храбрых казад. Они сгубили истинного Короля Подгорного Царства и его племянников! И вы, кто причинил Средиземью столько горестей, вновь хотите поставить мир на край гибели?

Но послушайте! Послушайте меня, потомка Дьюрина, чей род столько сил свёл для защиты этого мира от Тьмы! Однажды мы, отрядом из дюжины гномов, убили дракона, отвоевали своё королевство и победили осаждающие нас полчища Тёмного Лорда. Гендальф не позволит мне соврать, если я скажу, что такую ответственную миссию можно доверить гномам и только гномам.

Тирада Глоина прервалась на мгновение и его внимание переключилось на своего сына.

- Что же ты сидишь? Скорее, за вороном!

Гимли вскочил и принялся исполнять повеление отца, а тот продолжил:

- Кольцо никому не принадлежит, - Глоин с укором посмотрел на Элронда, сжимающего в ладони цепь, - Ты хозяин этого дома, но не хозяин этого Кольца и не тебе распоряжаться его судьбой.

Взор гнома теперь обратился к Гендальфу:

- Таркун, однажды ты поверил нам, казад, и мы тебя не подвели. В столь роковой для Средиземья час только мы сможем справиться с нависшей над всеми нами угрозой и ты это знаешь.

[nick]Глоин[/nick]

[ava]https://cdn.discordapp.com/attachments/304943131604942850/388033873541464066/390577c647cd347b5b94e2ba7364f3f5.jpg[/ava]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Черные стрелы летели от собеседника к собеседнику. Недоверие и злоба, доселе скрытые, вдруг взорвались алой магмой.

С нескрытым удивлением смотрел Арагорн на Глорфинделя, пока тот произносил свою пламенную речь. Пламенную и безумную, тем самым страшную и опасную. Следопыту никогда не доводилось видеть такой чистой ярости от, казалось бы, своего знакомого и друга.

Нахмурившись, Арагорн опустил глаза и лишь еще сильнее стиснул пальцами подлокотники кресла. Внутри него тоже начинал разгораться огонь. Обиды? Нет, скорее задетого достоинства. И не только его, но и всей его родни, и его народа тоже. Будто от яркого пламени Глорфинделя отскочила искра и упала на благодатную сухую траву.

Но нет. Поддержать спор, выступить вперед Гендальфа и Элронда будет глупым поступком мальчишки. И он сохранил молчание, но не сумел до конца скрыть взметнувшийся огонь в глазах.

Совет словно затягивало в невидимую воронку. И чем дальше они в нее погружались, тем скорее набирали обороты события, тем явнее просматривались истинные чувства и мнения присутствующих. Треснула по швам ткань спокойствия и рассудительности, обнажив кровоточащую и гниющую рану.

После слов Глоина Арагорн слегка приподнял руку, привлекая к себе внимания, и встал.

- Многое сейчас было произнесено. Одним словам я не удивлен, другим же – напротив. Но, возможно, это даже и к лучшему. К лучшему, что именно сейчас мы собрались все здесь, и каждый высказал свое мнение и отношение к сложившемуся положению вещей.

Он немного помолчал, будто собираясь с мыслями, и продолжил.

- Друг мой Глорфиндель, я никогда не сомневался и не сомневаюсь в твоей храбрости, решимости и неутолимому желанию избавить Средиземье от Тьмы Саурона. Я чувствую в себе ту же ярость к Врагу и его созданиям. Но сейчас я не узнаю тебя, друг. Ты сказал, что Кольцо пропало бы, если бы мы не встретили вовремя тебя. И это так. Я безмерно благодарен тебе за помощь, - он приложил руку к груди и слегка поклонился, - но вся наша жизнь состоит из таких вот событий. Событий, находящихся под нашим пристальным взглядом и управлением и вне его. Что было бы, если бы я не встретил хоббитов в Бри? Что было бы, если бы они пошли другой тропой? История не терпит подобных рассуждений. Все уже произошло.

Ты говоришь, Глорфиндель, что не веришь ни мне, ни Гендальфу, ни хоббитам. Но ты должен верить в Свет, друг мой. Оглянись, мы все стоим по одну сторону баррикад. Я не Исильдур, и во мне течет не только его кровь, но многих моих славных потомков. Я Арагорн, и не могу нести всей ответственности за события, что произошли задолго до моего рождения. Но я помню о них, поверь, и никогда не забываю.

И разве же я говорил, что возьму Кольцо себе и понесу к Роковой горе? Я лишь вызвался сопровождать отряд и Хранителя, помогать им в пути мечом и советом столько, сколько того потребует ситуация. Я не рискну взять Кольцо в руки, памятуя о деяниях прошлых лет. Я не буду испытывать судьбу. Здесь уже говорили, что Оно совращает, нашептывает, подчиняет, но и потомок Нуменора не слабый, безвольный червь. Враг силен, но есть те, кто может противостоять ему, и многих таких встречал я на своем пути и вижу сейчас, сидящих рядом со мной.

Арагорн стоял, прямо и открыто, смотря в глаза всем слушающим. В его взгляде не было видно жесткости, но была лишь твердость и ясность.

- Досточтимый Глоин, - продолжил он после недолгой паузы, - слово кхазад не лучше и не хуже такого же слова любого из Свободных народов, присутствующих здесь. Но ты говоришь дело. Будет справедливо, если мы подготовим такой отряд, где каждый народ предоставит своего представителя. Это сохранит спокойствие. Такой вопрос не должен решаться или отдаваться в руки кому-то одному. Мы все собрались здесь, чтобы вместе решить, как спасти Средиземье от гибели. С этого и начинал Совет Владыка Элронд. Так давайте же вместе это и сделаем. В противном случае наши распри могут продолжаться до следующей зимы.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

[ava]https://pp.userapi.com/c629122/v629122275/12574/-ldmrMU5SH4.jpg[/ava][nick]Галдор[/nick]

Галдор, посланник Кирдана Корабела, пост первый.

Слетали с уст подобно урагану, обвинения и нападки разбивались друг об друга, как морская волна бьется о скалы. Нолдр, лесные эльфы, гномы, люди, все спорили и ругались, и отчетливо была видна тень, что легла между союзниками и друзьями. Лишь один доселе молчал и никак не реагировал на происходящее. Ибо он, верный своему народу, избравшему уединение, только наблюдал и внимал словам других. В мыслях своих он держал совет со своим владыкой, и тот ведал обо всем, что происходило на Совете, но пока предпочел не вмешиваться. Галдор видел дальнею стену зала, ставшую словно прозрачной, поддернутой дымкой от морских брызг. И там ему виделась открытая терраса, с видом на Лунный Залив и высокую фигуру старого эльфа, медленно диктующего ему свои указания. 

"Я все исполню, владыка Кирдан".

Галдор встал, подняв руку, давая понять, что хочет взять слово, после того, как Арагорн закончил свою речь. Голос телери был легок и ясен, и в тоже время звучал подобно реву волн, перекрывая все прочие звуки, так, что даже шумевшие гномы прислушались.

- Услышьте слово древнейшего из эльфийских владык. Лорд Кирдан призывает внимать ему, ибо он предлагает решение. 

И тут голос эльфа изменился, его речь была подобно реке, плавно текущей в своем русле, находя отклик в душе всех участников и каждому мог показаться плеск воды за окном. Вместе с умиротворением и тишиной, Совет услышал слова хозяина Митлонда.

- Время на исходе. Тучи на востоке все темнее. Багровой огонь ярится под древними сводами. Сломанный Меч должен снова явится. Три Воителя Выступят из Имладриса, вместе с Хранителем Кольца. Пусть их сопровождают те, кто пожелает отправиться на битву с Сауроном. Путь через горы тернист и опасен. На север, юг, восток, куда не обращен бы был взор, везде таятся препятствия. Но Море пока свободно от Тьмы Мордора. Пусть отряды Имладриса, гномов и всех, кто желает сопровождать Кольцо выступают на юг. Идите в древний Эрегион. У старого Тарбада будут ждать корабли. Мой верный воин Илгон доставит вас в Гондор. Соберем же снова воинов нолдр, тэлери, лесных эльфов, гномов и людей вместе. Это будет Войско Кольца. И там, в Гондоре настанет час решающей битвы с Сауроном. Там вы сможете выбрать, как поступить. И пока Враг будет привлечен столь сильной угрозой, малый отряд возможно сможет проскочить, пока армии Мордора будут отвлечены. Выманите легионы Саурона из Темной Страны. И нанесите удар в тыл. С гибелью Кольца Тьма будет развеяна по ветру. Это наш шанс... Не медлите, корабли уже в пути. Отложите споры. Момент истины придет на Юге. 

Галдор замолчал, оглядел зал, словно только что вошел сюда. Все так же молча, он сел на место не произнося больше не слова. Но разума Глорфиндейля коснулся другой, разум старого друга и давнего союзника.

"Послушай меня, друг. Настало время Последнего Похода для Эльфов. Я слышал слова Клятвы, как гром посреди ясного неба. Я знаю, что это не Кольцо. Рок давний и более страшный. Но и более сильный. Я убежден, что ты сможешь устоять. Только ты сможешь воспользоваться им, если иначе поступить будет уже нельзя. Лишь на мгновение, чтобы победить Врага, и я верю ты сможешь устоять перед искушением, ибо Сила Благословенного Края в тебе, как и отблески Камней Феанора! Используй, если придется и брось в огонь после! Но помни, лишь в том случае, когда не останется другого выбора! Следуй своему сердцу! Илгон поможет тебе в решающий час. Направь их на юг. Вместе, мы сможем."

На миг перед лицом Лорда Золотого Цветка предстало усталое от долгих трудов лицо эльфа с длинной белоснежной бородой, наблюдающего за игрой чаек над морскими волнами.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Боромир следил за происходящим с нотками непонимания. То что начиналось как обычный совет в палатах Минас-Тирита, где было множество бесполезных разговоров, проблем и непонятных путей разрешения, внезапно перешло в ещё более бесполезное сотрясание воздуха, только уже с угрозами, презрением и недоверием друг к другу. "И это Совет Мудрых?" - задал себе вопрос старший сын Наместника. Он не мог поверить, что ради этих безумцев и сумасбродных стариков он прошел такой дальний путь. Смотря на весь этот балаган он едва сдерживал истерический смех, который так и норовил у него вырваться из груди. Да, конечно, он в детстве читал книги об эльфах, о мудрых стариках, валар, майар, о том, что в роду у королей была кровь майар. Но Боромир ко всему этому относился как сказкам, и сейчас все эти высокопарные речи и крики у него только и вызывали что смех. В поисках поддержки он обвел взглядом комнату, но так и не нашел её. Арагорн и другие следопыты были точно так же поглощены всем происходящим. Ближе всего ему была позиция гномов. Они наиболее здраво и трезво воспринимали ситуацию. Тем более, если верить всей истории, то именно у них был наиболее удачный опыт в работе с полуросликами, которым предстояла самая важная миссия.

- Я, на сколько могу судить, здесь самый молодой представитель наиболее молодого народа, - вновь взял речь на себя Боромир, - но если у нас тут совет, и каждый может высказаться, несмотря на всю абсурдоность своих слов, и каждый голос имеет свой вес, то я бы хотел сказать, что этот парень, которого именуют Галдор, и тот кто... М-м-м... - Боромир запнулся, не зная как это правильно сказать и выразить, - тот кто вещает с другой стороны Средиземья его устами пока что высказали наиболее здравые мысли. Я не знаю, что вы себе представляете, когда слышите Мордор, но я здесь единственный, кто хотя бы примерно знает, что там сейчас творится. Орки. Они везде, и в таких количествах, которые, скорее всего, вы даже не имели чести видеть при Битве Пяти Воинств. Более того, они разбавлены троллями, и не горными, не пещерными, а новой породой, которая умнее, и никто из них не боится света. Они одинаково яростны и сильны в любое время суток. Но это ещё не все. Раньше, в бою, один хороший воин мог стоить десяти орков, потому что они были трусливы и глупы, но сейчас, их ведут черные всадники, которые придают столько ярости им, что просто невозможно их обратить в бегство, и они готовы нас грызть даже зубами. И это уже не говоря про то, что на их сторону все народы южан.

Боромир встал со своего места, и начал расхаживать мимо пъедестала, где до этого лежало кольцо, взад и вперед, пытаясь держать зрительный контакт с каждым из присутствующих, что бы они понимали, что он говорит о том, что знает, и что сам видел, а не зачитывает заученный дома текст.

- Вы говорите про "стереть всех в пыль"? Что же вы, мудрейшие и сильнейшие, не сделали этого раньше? Как так получилось, что пал Арнор? Что столица Гондора теперь всего лишь Минас-Тирит, а не Осгилиат? Вы просто неспособны это сделать, просто стоит это признать, и смотреть на вещи здраво. Сейчас мы тут можем говорить лишь потому, что мои люди отдают свою жизнь за вас, а возможно и мой брат. Отправить кольцо за море или выбросить в море? Вы, когда говорите это, не представляете, на сколько огромны полчища врагов. Храбрости ни мне, ни другим воинам Гондора не занимать, но сила мерится не только в храбрости и мастерстве, но и в количестве так же. Без помощи не выстоим ни мы, ни ваши народы, это точно, в сможем ли мы справиться все вместе - один большой вопрос, точно такой же, какой был и при Последнем Союзе.Тогда всем помогла случайность, и не факт что она будет и в этот раз. Так что, задумайтесь, есть ли у вас время сейчас давать пустые клятвы, есть ли у вас сила, с которой вы можете противостоять армии Мордора и его союзникам, что бы выбрасывать Кольцо? И в конце концов, есть ли у вас время на поиски действующих вулканов, или попытки найти и вырыть новые доступы к недрам земли? Их нет. Так что лучший из вариантов - это отправиться в Гондор, с наибольшей поддержкой, и дать бой Врагу, выманивая его армии, но не уничтожать кольцо, потому что выманить все армии Саурона мы не сможем физически, его полчища несметны, а использовать кольцо против него же, а потом, если владелец кольца откажется его уничтожить, мы его устраним. Да, может это не так благородно, как некоторые привыкли, но будем честны перед собой и миром: темные времена требуют тёмных средств. 

Боромир остановился, и ещё раз оглядел весь зал. Он не особо ожидал, что кто-нибудь внемлет его словам, или хотя бы поддержит, но молчать он не мог. Он уже не раз убедился в палатах своего города, что политики больше любили и слушали отца, к нему же снисходительно улыбались. Но воины его слушали и любили, а здесь собрались "мудрецы", коим, возможно, и не понять того, что привык прежде всего что-то делать, а не вести красивые беседы с обвинением друг-друга в предательстве.

- В любом случае, какой бы путь и способ вы не выбрали для себя и своей миссии, моя дорога лежит на восток. Галдор, - обратился он к эльфу с обветренной кожей, - если вы следуете призыву своего же правителя, то мой меч с вами. Я и мой отец будем благодарны даже двум* храбрым сердцам. Если же кольцо пойдет этим же путем, то я приложу все усилия, что бы поддержать вашу миссию.

 

_____________________

*Илгон и Галдор

 

[nick]Boromir[/nick]

[ava]https://i.pinimg.com/474x/02/e1/1c/02e11c16ae73f839a6c0a4f22c516783--mads-mikkelsen-beautiful-people.jpg[/ava]

Изменено пользователем Bogun (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×
Тронный зал Барад-Дура

Барад-Дур ·

Сразу же за Джинкс в кабак вошла ещё одна девочка, сразу перехватив львиную долю внимания на себя, сообщив что хочет присоединиться к синеволосой, попивая сок. Джинкс с начала недовольно прищурилась...