Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Аксель

      Новые акции (упрощеный приём)   27.09.2018

      Дамы и господа, мы будем очень рады видеть игроков светлого ("Гондор и Рохан" ,"Эльфийские Владыки") и тёмного блока ("Во славу Темного Владыки!"), с акциями можно ознакомиться, кликнув по ссылке объявления или перейдя в соответствующий форум "Вступление в Средиземье". Помните, что мы очень любим тех игроков, которые попадаются в наши рекламные сети, и готовы отблагодарить их Печеньками! Ждём вас  

Рекомендуемые сообщения

Жребий брошен. Саурон, враг Свободных народов Средиземья, вновь явил себя миру. Красно-чёрные знамёна с изображением огненного Ока поднялись в Мордоре, его древней вотчине. Однако у него всё ещё слишком мало сил, чтобы обрушить на Средиземье новую войну. Поэтому его взор оказался направлен на Харад - земли к югу от Мордора, где проживают темнокожие высокие люди, именуемые Харадрим. Однако под этим названием скрываются многочисленные и разнородные племена, нередко враждебные друг другу. Давным давно они принесли клятву верности Чёрной Башне, и теперь Саурон намерен напомнить им о данном когда-то их предками слове. Для этого он разослал отряды во все концы Ближнего и Дальнего Харада. Их целью было не только передать послание Властелина, но и на месте оценить, чем полезны ему могут быть эти народы. Один из таких отрядов добрался до Тенга - одного из самых дальних слуг Повелителя, возникшие из союзов племён Великого Южного Леса. Как встретят их высокие чернокожие лесные жители, вот уже тысячелетия предоставленные сами себе?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Краткий экскурс в вотчину рода Зоровавелей, первое место действия

Если какой-нибудь купец или путешественник все же решил отправится из Умбара в сторону Великой Пустыни, то город Сард-ми-Эруме он вряд ли пропустит.

31266498_f.jpg

Легенда гласит, что Ниндария из рода Зоровавель (дочь капитана городской стражи) и наложница Ар-Фаразона таинственно исчезла после того как поняла что беременна королевским бастардом. Опасаясь непредсказуемой реакции короля, она бежала из Нуменора в Умбар, а оттуда собиралась в Кханд вместе с верными ей людьми, используя богатство, накопленное за долгие ночи страсти с Ар-Фаразоном. К несчастью, собиралась она слишком долго, и воды отошли прямо на пути через каменистую пустыню. Рядом с огромной пологой скалой протекала мелкая, но широкая река, где наконец-то стала появляться растительность, предсказывая скорый вход в джунгли, но весь караван остановился чтобы дать отдых матери и новорожденному. 

Больше караван так никуда и не двинулся - Ниндария решила остаться в месте где на свет появился сын и основать город: местность, связи и деньги это позволяли. Так появился город Сард-ми-Эруме, который часто называют просто Сардом. Гербом города является пантера на фоне перекрещенных пальмовых листьев, это обосновывается еще одной легендой старых времен. Но это уже совсем другая история.

Сард-ми-Эруме делится возвышающейся горой на два района: промышленный и жилой. Они разделяются символической двухметровой стеной с множеством проходов. Промышленный намного меньше и грязнее, поскольку там живут только заезжие купцы мелкой руки, которых владелец города не приглашает гостить во дворец. Там же находится Главный Рынок, работающий целый день и всю ночь, где жители могут купить у странствующих торговцев и караванов нужные вещи, рабов и животных. В промышленном районе находятся все увеселительные заведения, чтобы жилой район мог спать спокойно. Производство красок и ковров, кузни, дубильни, мастерские, склады - всё то, что шумит, воняет и не принадлежит горожанам находится в промышленном районе.

img_5431060c45376.jpg

Неудивительно что тут мало что растет, улицы широки и грязны, а дома не радуют глаз скудными цветами, сколотой штукатуркой и подозрительными потеками на уровне колена. Хотя общественные туалеты (система канализации была весьма развита и заложена даже до создания города как такового) содержатся в чистоте и общем доступе.

Неместным заходить в жилой район не запрещается, но не рекомендуется, поскольку там легко заблудиться: улицы узкие и извилистые, с множеством поворотов, спонтанно вытекающие в небольшие площади с колодцами или фонтанами и палисадниками у домов, и снова ныряющие в дебри города. Здесь, как нетрудно догадаться, живут люди. Дома, построенные в основном из песчаника, каждый житель украшает и раскрашивает по-своему: здесь и фрески, и цветочные горшки, и мозаики, и узорчатые ставни и двери, и яркие занавеси - все, на что хватает денег и воображения хозяина дома. С высоты жилой район напоминает лоскутное пестрое одеяло.

506d224a6897e.jpg

id10509.jpg

В жилом районе находится и Зеленый Базар, где процветает мелкая розничная торговля. Там жители Сарда могут продавать вещи своего изготовления и покупать что-то менее ценное и редкое. Если вам нужно купить свежие или сушеные овощи и фрукты, продукты, одеяла, посуду, специи, украшения, одежду любого фасона, плетеные корзины, срезанные цветы или саженцы, ковры, обувь, стекло, вышивку, масла, мелких животных  - вы знаете куда идти. Если вам надо кого-то нанять для мелкой работы - идите туда же, местные мальчишки подскажут вам за мелкую монету к кому обратится.

За жилым районом, в стороне где начинаются джунгли, разбились поля. Система арыков и акведуков исправно снабжает их необходимой водой из реки и колодцев вот уже многие столетия. Там есть заливные луга для сахарного тростника, бахчи для арбузов и дынь, плантации для хлопка, клубники и помидоров, поля для пшеницы, овса и картофеля. Между ними располагаются сады и луга для выпаса скота, растущие там люцерна и клевер служат прекрасным медоносом для пчел. Ульи, которые обычно ставят в садах, помогают охранять созревающие плоды от нахальных посягателей, будь то мальчишки или случайно забредшая корова. Яблоки, груши, персики, немаловажный для вина виноград, сливы, черешня, абрикосы, вишня, апельсины, финики, лимоны, ананасы, киви, инжир - для любого найдется плод по вкусу.

Для тех, кто предпочитает мясо, есть широкий выбор блюд, начиная с верблюжатины и заканчивая крольчатиной. Но будьте осторожны, смакуя крольчатину: нынешний правитель города, Хидерат Зоровавель, объявил что все зайцы и кролики, живущие в стенах города, неприкосновенны. Конечно, у гуляша никто не будет спрашивать где он рос, но все-таки будьте осторожны и убедитесь что охотитесь на кроликов только за пределами города, в полях - это не запрещается и даже приветствуется. В любом случае, у вас все еще остается баранина, говядина, свинина и курятина. Любителям рыбы здесь придется несладко - ближайший крупный водный источник находится в Умбаре.

На той самой скале, в честь которой и назван город, был построен дворец, названный Варна Хери - "Безопасность Госпожи". Строительство было долгим, растянувшись на 40 лет из-за частых атак местных жителей и жаркого климата, но в итоге три этажа были закончены во всем своем великолепии. Сводчатые потолки, барельефы, разноцветные мозаики, сложные абстрактные витражи, арочные проходы, колонны из белого песчаника, многочисленные фонтаны и бассейны, узорчатые стены, изящная гарнитура и мебель, сложные архитектурные и технические задачи... Мастера, нанятые на деньги Ниндарии, старались на славу, и многие нашли свою смерть на этом строительстве, от старости ли, из-за несчастного случая или из-за стрелы дикаря в глазнице. Именно поэтому в дворце Варна Хери перекликается так много стилей.

20141015glanzlichter-2a.jpg

62376.jpg?comp=2

Обнесенный пятиметровыми стенами в виде вытянутого пятиугольника, где на каждый угол приходилась сторожевая башня, дворец выполняет много функций. Там находятся самые обширные в городе подземелья, где в зависимости от уровня сохраняется определенный режим теплоты и влажности. Зернохранилище, винный погреб, тюрьма и пыточная, склад материалов, хранилище продуктов, сокровищница, зал с колодцем, техническая комната - основные помещения подземелий. На первом этаже располагаются кухни, комнаты обслуги и стражи, оружейная, торжественный зал для пиршеств и приемов, купальни - и это не считая различных комнат-переходов. На втором - гостевые комнаты, библиотека, комнаты придворных (судьи, глав гильдий, советников, казначея), комната переговоров и зал охотничьих трофеев. Третий этаж, самый маленький по площади, полностью занимает нынешний владелец города. В данном случае - господин Хидерат Зоровавель по прозвищу Паучьи Пальцы. Четыре комнаты, что располагаются на личном этаже, Хидерат обозначил как спальню, кабинет, архив и пока что пустующую комнату телохранителя.

Кроме того, поперек длины дворца расположена стена, делящая внутренний двор на две неравные половины, так же как и город внизу. Часть, обращенная к промышленному району, является хозяйственным двором и полностью замощена камнем. Там находятся только конюшни, указатели и переходы, но поток людей и животных что там постоянно находятся вытаптывают всю растительность до полного уничтожения.

Часть внутреннего двора позади дворца, что ближе к жилому району города, по сути своей сад. Только вдоль стены можно увидеть небольшой дом, увитый плющом - там живут особые, повышенной пушистости, кролики, и такие же особенные, огромные и поджарые, зайцы. Первых выращивают ради их нежной шерсти, которая при смешении с овечьей дает редкой легкости и пушистости сукно. Зайцев тех умений что необходимы для работы Хидерата всего семь, они служат посыльными и почтальонами, у каждого имеется ошейник определенного цвета и шлейка, на которую можно крепить тубус с документами. Конечно, посыльные летучие мыши и голуби тоже имеются, но они к сожалению не могут утащить на себе договор о поставках железа на трех листах в двух экземплярах.

92708896_angorskie_kroliki_foto_6.jpg

259986.jpg

Доступ в сад разрешен каждому горожанину, для прогулок и успокоения - это практические единственное место в городе с достаточным увлажнением воздуха, количеством тени и прохлады, тишины и зеленых насаждений. Многим деревьям в саду вот уже несколько сотен лет, долгожителем является трехвековая сосна. Среди всего обилия кустарников и цветов можно часто увидеть небольшие фонтаны, а иногда даже и прудики - они гарантируют так необходимую некоторым растениям (и животным) влагу.

best-20-homemade-water-fountains-ideas-o  joyful-and-beautiful-backyard-and-garden

У каждого хоть немного значимого входа и выхода круглосуточным караулом стоят стражники. У входов в город - четверо копейщиков, двое всадников и двое проверяющих-варгов, отслеживающих всех выходящих и входящих. У крепостных ворот - два мечника и варг. У входа в сам дворец - двое из личного отряда охраны рода Зоровавель, чья небольшая особенность пугает всех мимопроходящих. Кроме того, по городу раз в два часа совершается обход ополчением в качестве тренировки. На торговых площадях постоянно дежурят четверо копейщиков, которые чаще всего ловят мелких воришек и разнимают драки. Хотя такая сильная охрана ни к чему - все равно господин Хидерат ходит по городу в сопровождении только своей лошади и иногда зайцев, открытый для покушений.

tumblr_ootxc89fWO1uhj57po1_1280.jpg

Проверяющий варг

image.jpg Character_3e79ce_5788036.jpg 

Копейщик                                                                           Страж рода Зоровавелей

yezidix02.jpg

Мечник

pahlawanjihad.jpg

Всадник

Несмотря на острую нелюбовь Хидерата Зоровавель к женщинам, в городе есть две женщины-воина (бывшие рабыни), которых выбрал сам Хидерат и назвал их отряд "Сестры Слез". Они выслушивают жалобы местных жительниц и принимают меры, начиная от доклада проблемы главе города и заканчивая кастрацией оплошавших мужей. Последний вариант является крайним средством и вызывает огромное возмущение у мужского населения, но Хидерат смотрит на подобное сквозь пальцы, не поощряя, но и не наказывая. Все попытки мужчин города присмирить "бешеных сучек" заканчивались отрубленными частями тела и общим избиением у мужского населения.

8cb2d0daac69b5c8f89ba5ca77050bb6cfed88d2

Власть рода Зоровавель простирается не только на Сард-ми-Эруме, но и на его окрестности в радиусе пяти лиг. На этих пяти лигах лежат поля и сады, несколько хуторов где выращивают скот, карьеры по добыче песчаника и мела и шахта по добыче соли. Границы владений Зоровавелей очень легко отличить: на их землях наконец-то начинается мощеная камнем дорога, вы увидите небольшую сторожку наблюдающего и вам наверняка не один раз попадется конный разъезд стражников, основная задача которых - задержание вражеских сил и предупреждение об опасности всех близлежащих хуторов.

MqKTAg.jpg

Однако, не стоит думать что Сард-ми-Эруме только защищается. Из юношей и девушек создаются отряды диверсантов-разведчиков под командованием опытного воина, которые выявляют потенциальные угрозы городу (к примеру, слишком близко подошедшее племя кочевников) и по возможности незаметно портят им жизнь, добывая информацию. Это помогает лучше обучить подрастающее поколение физическим и моральным качествам, которые необходимы любому уважающему себя человеку.

_original.jpg

Из всего перечисленного мы можем сделать вывод что город Сард-ми-Эруме и его крепость Варна Хери являются достойными архитектурными сооружениями (несмотря на то что большую их часть проектировала женщина), а под властью и руководством разумного человека могут достичь небывалого процветания.

Изменено пользователем Мегатр
Добавление информации об обороне (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Песок был везде. Щекотал шею, раздражал за кончиками ушей, в ушах, во рту, в волосах, и в тех местах, где песка вообще быть не должно никогда. Приходилось нагибать голову лбом вперёд, чтобы не дай эру не пустить вихри в глаза. И ведь ветер не был сильным, просто каждая песчинка чувствовалась отчетливо на коже чуть ли не в каждой поре. Ужасно. Сомкнув губы покрепче, Ясин запустил руку в шерсть на шее варга, поглаживая неприятную, но верную рыже-чёрного волка по мощной мускулатуре. Внизу шёл караван. А в повозке ехал, развалившись на бархатных подушках, его временный хозяин.

 

— Вниз, — шлёпнув Рыргу по плечу, Яс направил его вниз, с бархана, на вершину которого забрался, сверху оглядывая колонну полуголых рабов и охрану. Как его занесло сюда телохранителем пузатого работорговца, не сказала бы толком сама Варда. Он сам сказать толком не мог. 

— Господин, на горизонте чисто, никаких помех, впереди только город, — доложил Яс, пристраиваясь возле повозки. Здесь никаких ветров не было вообще, от них защищали песчаные насыпи слева и справа. 

 

— Фух, ну наконец-то. — купец облегченно выдохнул, расслабленно покачиваясь на козлах повозки.

Вместе с ним расслабились и сопровождающие караван охранники, следящие и за тем, чтобы живой товар не вздумал сбежать. Хотя почему люди перестали бояться за свою жизнь в каменистой пустыне стороннему наблюдателю было непонятно. Ну подумаешь, из горячего марева показался небольшой домик из известнякового кирпича, что с того-то?

— Когда начнется мощеная песчаником дорога, это уже будут владения города Сард-ми-Эруме и рода Зоровавель, что им управляет, — пояснил недоумевающим коллегам и попутчикам работорговец. — И нынешний владелец города очень серьезно относится к безопасности своих земель.

 

Яс покосился на своего временного хозяина и неопределённо повёл плечами, удерживая поводья варга, время от времени нетерпеливо кусающего нагрудные ремни. Наверное, в чём-то эльф его даже понимал: сам уже утомился постоянными переходами через барханы, однообразным жёлто-синим пейзажем и редкими оазисами, едва утоляющими жажду. 

— Разрешите проверить дорогу впереди, Господин? —осведомился телохранитель, глядя как передней лапой Рырга - такое вот имечко для этого рыжеватого длинного волка —роет песок, чуя в воздухе влагу. 

Развитая интуиция слегка подгрызала загривок. Безопасность безопасностью, а вот мелкие разбойничьи отряды, кочующие из тени в тень, никто не отменял. 

— Кто из рода управляет городом сейчас? —вежливо склонил голову набок Яс, щурясь на домик.

 

— Глава рода, разумеется. Вообще, он единственный и последний живой из Зоровавелей, так что твой вопрос слегка неуместен. Зовут его Паучьими Пальцами и он так может тебя проклянуть, что света белого не взвидишь. Но зато он хороший покупатель и с ним всегда можно договорится. Ну, договорится ДО того как он начнет матерится. — купец обернулся с повозки, деловито осматривая богатый улов, где было довольно много крепких мужчин.

— Хотя в твоем рвении сейчас нет нужды, но ты проверь. Главное не кидайся стрелами во всадников с гербами черной пантеры на фоне пальмовых листьев, — из маленького приграничного домика, у которого заканчивался арык с теплой стоялой водой и поля пожухлой травы, вышел сутулый человек, исполняющий обязанности привратника.

 

Спустя некоторое время, когда все формальности были улажены, конный отряд встречен и бумаги оформлены, впереди показался город, видимый уже не только острым зрением Яса, но и обычными человеческими глазами. И вот тут у него окончательно отпала челюсть, хотя этого и не было видно за маской и абайей. Город был совершенно не похож на то, что представлял себе эльф, мучаясь от жары и палящего солнца в пустыне. Не выжженная пустыня, но кипящая жизнью крепость. И даже зелень. Много зелени и очень много людей. 

 

Нет, совершенно точно он этого не ждал. 

Как оказалось, тут ещё и довольно красиво, по крайней мере, разношёрстная толпа людей, мимо которых шествовала колонна перво-второ- и третьесортных рабов и их охраны, своей многоликостью и активностью поражала воображение. 

Несколько раз дорогу пересекали жирные, пушистые и крайне довольные жизнью кролики. Это зрелище почему-то особенно сильно подействовало на Яса: представляя варварский восток, он уж точно не ожидал, что к мелким зверькам, из которых люди запада стряпали превосходное жаркое, тут относятся с таким почтением. Им даже пару раз повозка уступила дорогу. 

 

Наконец, они въехали на площадь, и судя по доносящимся с неё воплям, легендарный — но пока особо не впечатлявший лично Яса — глава города был там. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Хидерат Зоровавель проснулся в относительно хорошем расположении духа. Жаль только что пробуждение сопровождалось "ААААААААаааак вы сюда попали, господин Зоровавель?!" от слуги, в кровати с которым собственно "господин Зоровавель" и спал. Ну подумаешь, ночью в огромной постели лежать слишком холодно, даже под пледом из мягкой кроличьей шерсти, вот Хидерат и вскрыл первый попавшийся замок каморки прислуги на первом этаже и залез к теплому телу. Причин для паники не было. Поэтому глава города совершенно невозмутимо поднялся с кровати, кинул взгляд на забившегося в угол мальчишку, забрал свое одеяло и набор отмычек, поправил подштанники и ночную рубашку, сунул ноги в мягкие тапки и с независимым видом аристократа на прогулке вышел из маленькой комнатушки слуги, направляясь к себе на третий этаж, где уже поджидал завтрак.

На завтрак были хорошие новости (к тому же память о вчерашних успешных опытах приятно грела душу), сладкая овсяная каша с орехами, бисквиты с корицей и кружка ароматного чая. Хидерат приободрился, ополаскивая заспанное лицо холодной водой в купальной комнате, когда заметил что ответ на просьбу пришел даже из Умбара, даже как-то слишком быстро. Удобно развалившись босиком на кресле в кабинете и прихлебывая чай, глава города нацепил на нос пенсне и сосредоточился на разборе скопившихся за вчерашний вечер и ночь дел. 

Просьба продать четыре тонны конопляного волокна по золотой монете за центнер - слегка невыгодно, но можно отдавать, все равно скоро будет новый урожай, а старая пенька до того времени сгниет. Положительный ответ от гномьего купца в соседнем городе на предложение купить железа и меди по приемлемой цене - отлично. Доклад из соляной шахты что случился обвал, но никто и ничего не пострадало, однако работа была прекращена чтобы разобрать завал - ладно, главное чтоб не было застоя, всем рабам выдать по лишнему куску мяса (какая гадость), а управляющему - 5 палок по ступням, он там поставлен не для того чтобы нежиться в шелках, а следить чтоб такого не случалось! Доклад о вышвырнутом племени кочевников, которые решили что город не пострадает, если у него внезапно исчезнет из-под бока целый хутор - прекрасно, всем принимавшим участие по серебряной монете. Просьба стеклодува о покупке мелкозернистого песка для той задумки что получил ему сам Хидерат - ладно, можно и купить. Ответ от странствующего торговца травами и книгами что тот прибудет с ближайшим караваном - великолепно, как раз хотелось поговорить с умным человеком. Просьба от жены кузнеца об отваживании её мужа от пьянства - нет, это к СС, пускай они его хоть кастрируют, но пьющий кузнец, который не может поднять свой молот - позор для ремесла и города. И еще куча и куча свитков, дел и напоминаний... У Хидерата даже рука заболела ставить везде свою подпись и печать в сургуче.

Написав всем ответы, наконец настал черед свитка из Умбара. Был весьма серьезный вопрос о предоставлении военной силы для того чтоб Сард-ми-Эруме мог еще немного расширить свои владения, например до юго-западного оазиса, в котором часто останавливались отдохнуть враждебные племена перед атакой на город. Но когда бледный глава города вчитался в тщательно выведенные буквы, стало понятно что это письмо совершенно точно не имеет никакого отношения к просьбе выслать армию. Скорее наоборот. Из Умбара пришли известия что Саурон собирает армию для захвата Запада и каждый верный присяге должен встать под знамена Ока. Хидерат оцепенел, уставившись в противоположную стену, заставленную шкафами с документами и входом в архив. 

Никто и никогда не сомневался в верности рода Зоровавелей Темному Лорду. Но чтоб вот так, ВНЕЗАПНО, пришло сообщение что "а иди-ка ты, дорогой мой приспешник, неведомо куда, и приведи-ка мне всех кого сможешь собрать"?! Ни в какие ворота. И ведь не откажешься, что самое отвратительное! И замену себе не выставишь, потому что достойных кандидатов (умных, верных и знающих) нет.

- Чтоб вас варги дралиииии... - ни к кому конкретно не обращаясь простонал Хидерат, запрокидывая голову на спинку кресла и болезненно потирая переносицу откуда свалилось на ковер пенсне.
Аппетит после этой новости куда-то пропал, но брюнет заставил себя съесть остывшую кашу и прикончить чай с бисквитами. Собравшись с духом и спихнув все что надо было отправить в соответствующую корзину, пенсне спрятав в чехол, а посуду оставив на столе чтоб слуги убрали, Хидерат быстро направился в спальню, где на смятой постели в живописном беспорядке валялась вчерашняя одежда вместе с ножнами. Тихо ругаясь на всех подряд и на никак не желающие застегиваться в нужных местах ремни, единственный представитель рода Зоровавель все-таки собрался мысленно и материально. Быстро причесав бардак на голове щетинистым гребнем и по привычке закинув в рот смолу пожевать, морэдайн порывистым и хромающим шагом направился к конюшне, где ожидал друг.

Дел в городе значительно прибавилось, и решить их надо было чем быстрее, тем лучше. Оставить главного по городу в собственное отсутствие, быстро свернуть все споры и дела, закончить самые чувствительные и сложные эксперименты, нанять для себя охрану в пути, причем такую, чтоб их отсутствие в городе не сказалось на обороноспособности, позаботится о провианте и месте расположения для предположительной собранной армии... Хидерат страдальчески простонал еще раз, спускаясь по широкой лестнице с первого этажа во внутренний двор крепости и направляясь к конюшне. Слепые трупы-стражники (они были не совсем трупами, но кому в городе какая разница, они все равно жуткие), пожизненно несущие пост у входа во дворец с короткими перерывами на сон и еду, даже не дернулись на прохромавшего мимо хозяина.
- Телперин, это просто какая-то глобальная репетиция Дагор Дагората! Полнейший крах надежд и планов! - немедленно нажаловался массивной лошади мышастой масти Хидерат, едва зайдя в стойло.
Телперин вопросительно изогнула шею, смотря на хозяина и вошедшего следом крепкого конюха сверху вниз. Глава города невежливо сплюнул смолу куда-то в сторону слуги, который крепил седло и тяжелые сумки с необходимым на спину лошади, и точно так же не уважая личное пространство скакуна, повесился тому на шею. 

Конечно, Телперин могла бы спросить что вообще происходит, но хозяин вполне справлялся с жалобами сам:

- Они хотят чтоб я шлялся по этим вонючим пустыням и джунглям чтобы собрать армию для завоевания Запада! И это требует сам Саурон! А ты знаешь какие у нас с Сауроном взаимоотношения. - голубые человеческие глаза заглянули в такие же голубые лошадиные. - Я не могу отказаться, но так не хочу куда-либо идти! Это опасно, негигиенично, невыгодно и вообще пошли они все нахер! Как будто у меня других дел и проблем нет!

Телперин подумала что вообще-то Хидерат и Саурон лично не встречались никогда и никто никому ничего не должен, но Телперин была мудрой лошадью и промолчала. Все равно её слово было не решающим в этом вопросе, но черногривого она не отпустит одного, каким бы ни было его решение. Потому что лучше пропадать с тем, кто не считает тебя тупым животным, и не использует на тебе всяческие железные уздечки, которые разрывают рот или ломают нос, или хлысты. Да, Телперин очень нравился её недоуздок с яркими синими кистями, украшенный голубым бисером и серебряными пряжками, и то что иногда хозяин лично заплетал ей гриву в косички с лентами. Собственно, именно из-за установившейся взаимной симпатии лошадь не пыталась хозяина скинуть или не послушаться.

- В любом случае, вчера я был весь день в лаборатории, сегодня надо посмотреть что творится в городе и разочаровать всех что я все еще жив. - бледный парень легко вскочил в седло и нагнулся чтоб не удариться головой о притолоку когда лошадь, намного больше и тяжелее быстроногих скакунов востока, двинулась на выход. - Давай сначала на площадь.

\--------------------l-------------------/

И вот теперь, на площади, главе города и его ближайшему другу (Телперин) приходилось терпеливо выслушивать вопли архитектора, которого Хидерат выписал аж из самого Умбара по рекомендации друга двоюродного дяди по материнской линии сестры врача деда матери. На бесплатное представление уже собралась небольшая толпа зевак, которые шли на/с рынка. Архитектор негодовал по поводу невыполнимости задачи: построить часовую башню на месте рухнувшего от старости здания было крайне затруднительно с такой небольшой почасовой оплатой труда. Когда архитектор в красном полосатом халате и оранжевой чалме с потрепанным пером замолк на минуту чтобы отдышаться, Зоровавель хладнокровно спросил, тщательно контролируя клокочущее внутри раздражение чтоб не начать проклинать этого жадного зануду:

- Насколько высоко ты ценишь свое здоровье? Например, зубы? Глаза? Кишки? Кости?

- Я, эм... Что? - слегка сбился с мыслей краснохалатный.

- Я спрашиваю: стоит ли мое раздражение, которое я сейчас испытываю из-за тебя, твоего здоровья? - толпа зевак очень и очень быстро рассосалась, вникнув что сейчас тут будет происходить.

- Нет? - все еще не видел взаимосвязи приезжий архитектор.

- Я поясню. - великодушно решил Хидерат. - В конце концов, ты человек приезжий, и видимо не слышал слухов или решил им не верить.

Глава города ловко и не скрываясь стащил из корзины проезжавшей мимо повозки яблоко. Продемонстрировал красное, свежее, аппетитное яблоко так недовольному оплатой человеку. Архитектор непонимающе хмыкнул, сложив руки на груди с видом не впечатлившегося зрителя. Это разозлило главу города еще чуть-чуть.

- Мразь. - зло скривил губы на яблоко Хидерат, представляя на месте фрукта архитектора, благо и тот и тот были красными.

Раздражение, злость, ненависть, презрение через единственное слово хлынули к фрукту, Зоровавелю даже полегчало из-за избавления от клокочущих внутри чувств. Сначала с яблоком ничего не происходило. Потом оно покрылось пятнами гнили, быстро расползающимися по наливным бокам. Где-то проступили крупинки посерения, и там мякоть осыпалась отвратительной трупной пылью. Буквально через минуту на замощенную песчаниковыми плитами площадь шлепнулся комок вонючей слизи, еще утром висевший на ветке. Архитектор судорожно сглотнул, как и рабочие за его спиной.

- Если и это тебя не навело на размышления, я скажу еще проще. - Хидерат глубоко вздохнул, готовя отповедь.

- ЕСЛИ ТЫ, УМБАРСКАЯ ПРОДАЖНАЯ БЛЯДЬ, ЕЩЕ РАЗ ЗАИКНЕШЬСЯ ОБ ОПЛАТЕ ТОГО, ЧТО ТЫ ЕЩЕ НЕ СДЕЛАЛ, ТЫ СДОХНЕШЬ КАК СУЧИЙ ВЫРОДОК, КОИМ ТЫ И ЯВЛЯЕШЬСЯ, В СОБСТВЕННОЙ БЛЕВОТИНЕ СГНИВШИХ КИШОК, ИСПРАЖНЯЯСЬ КРОВЬЮ И КУСКАМИ ВНУТРЕННОСТЕЙ, ПОКРЫТЫЙ ЯЗВАМИ И С РАСКРОШИВШИМИСЯ КОСТЯМИ! ТЫ ПОНЯЛ МЕНЯ, УБЛЮДОК ШАКАЛА И СТЕРВЯТНИКА?! Я ДОСТАТОЧНО ЯСНО ВЫРАЗИЛСЯ ДЛЯ ТВОЕГО ТАКОГО ЖЕ МЕЛКОГО КАК МЫШИНЫЙ ХЕР УМА?! А ЕСЛИ ТЫ ЕЩЕ РАЗ ПОВЫСИШЬ НА МЕНЯ, В МОЕМ ГОРОДЕ, ГОЛОС, ТО СДОХНЕШЬ ЕЩЕ БЫСТРЕЕ, Я ТЕБЯ ЛИЧНО СГНОЮ В ПОДЗЕМЕЛЬЯХ КАК РАСПОСЛЕДНЮЮ РАБСКУЮ СУКУ! ЧТОБ ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ БАШНЯ БЫЛА ГОТОВА, ИЛИ ТЫ К СВОЕМУ СЕМЕЙСТВУ ВЫБЛЯДКОВ НЕ ВЕРНЕШЬСЯ!

К концу тирады Хидерат уже нависал над максимально сжавшимся в комок архитектором, которого удерживал от побега за шиворот халата.

- Д-да, господин Зоровавель... - проблеял краснохалатный, не рискуя поднять голову.

- Я очень рад что мы пришли к взаимопониманию. Пошел вон. - вполне миролюбиво посоветовал брюнет, отпуская шиворот халата и придавая жирной заднице архитектора ускорение пинком, хотя последнее явно было лишним и не подобающим для статуса главы города.

Хидерат тяжко вздохнул, наблюдая как красный халат скрывается где-то в руинах-стройке. Сняв чалму, парень попытался зачесать обратно выбившиеся черные локоны, и это ему почти удалось. Еще раз вздохнув и расслабившись, Зоровавель вернул головной убор на полагающееся место, отходя к хитро жующей свежее яблоко Телперин и массируя виски.

Изменено пользователем Мегатр
Исправление грамматических, пунктуационных и морфологических ошибок (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Надо сказать, повидал Ясин на своём веку — почти трёх, если быть точным, несмотря на то, что это довольно-таки юный возраст по эльфийским меркам, цифра внушительная — немало. Были и предательски плохие дни, которые не то, что проживать заново — вспоминать не так уж и хочется, хотя иногда нужно, чтобы в памяти держались и напоминанием служили. Были дни хорошие, хотя в последнее время их становится все меньше, так что воин научился радоваться мелочам, хотя бы таким, как вот этот серый кролик с белым носом и хвостом-салфеткой, беспечно жующий какой-то зелёный стебель. Улыбнувшись под заслоном маски явно живущему на зависть хорошо созданию, Яс направил принюхивающегося к шерсти зверька варга ближе к повозке купца, а после и вовсе спешился. Ровная брусчатка после сыпучего, неверного песка была на диво приятна. 

Дав животному мысленный наказ идти рядом и быть смирным, послушным и вообще вести себя как следует (иными словами, не так, как обычно), эльф коснулся носком сапога тени купца и больше от неё не отлип, плотно приклеившись к не слишком длинной округлой фигуре на земле. 

Бледный, затянутый в темно-синие с золотом и чернотой одежды труп с тихой внешностью и ОЧЕНЬ громким голосом заставил его изогнуть бровь, придерживая зверя за узды. Великий Зоровавель, протектор и правитель земель, которые нужно держать в узде круглые сутки, оказался...почти что ребёнком. Вообще, седоволосый король какой-нибудь западной земли для Яса и ему подобных — все ещё дитя, а уж тут-то и вовсе младенец, которому и на коне сидеть ещё рано, только-только учат управляться с луком. А этот уже правит, вот, что значит, жизнь коротка. 

Люди боятся прожить свою короткую, мизерную жизнь бесцельно. Они боятся всего, и некоторым везёт — они рождаются в королевских семьях, а некоторым приходится землю грызть, чтобы выбраться на свет, как червям в весенний ливень. 

Если переживут сезон, конечно. 

Словно и не светило с выгоревшего, почти белого неба это убийственное солнце: кожа Паучьих Пальцев была светла, как молоко,  да и совсем мягкой казалась — кто мог подумать, что он живет в таком месте, где она грубеет от постоянной шлифовки песчаными потоками. Он был высок, хотя и не выше самого Яса, хлёсток как плеть и также громко звучал. Эльф потёр запястье, следуя за купцом, который явно не знал, как к этому чуду подступиться, за что-то безмерно уважая — сам воин леса, а теперь уже пустыни, пока так и не понял, за что тут можно уважать его. Скепсис переливался через край. 

И перелился, залив брусчатку вокруг, когда несчастному архитектору придали галоп мощнейшим пинком под дряблый зад. Похожий пинок Яс на своей памяти видел один раз в жизни — и пинал отнюдь не король Трандуил. Он вообще не был уверен, что это достойно правителя, но разумеется, ни слова не сказал. 

Он вообще мало говорил.

— Господин Зоровавель! — купец уже семенил к нему, быстро-быстро переставляя ноги. Так быстро, что они смазывались под балахоном, превращаясь в почти что гномий механизм перемешивания золота в сплошную массу. Наверное, он себя каким-то таким механизмом и видел. Особенно, когда был виден новый товар. — Наконец-то я добрался до вас!

И что-то подсказывало эльфийскому путешественнику, что персона работорговца особенно не произвела на Зоровавеля впечатления. 

И все же, смотреть на него было странно. Несмотря на просторные одежды, почему-то по лицу и по рукам, по пальцам было ясно, что этот человек вряд ли выдержит падение на него кирпича с дозорной башни. Или если его лягнёт собственная лошадь, к примеру. Несмотря на послушание лошади, разумеется.
— Интересно, — пробормотал Ясин себе под нос, рассматривая его с головы до ног. Пожалуй, если бы не волшебный шлейф силы, от него идущий, Яс бы с точностью сказал, что в поединке завалил бы его безо всяких проблем. 

А потом он увидел лошадь покровителя и защитника города — и остолбенел, как поражённый проклятием ломких костей. В руках-то себя эльф держать умел, а вот челюсть почти что отбила ноги: НУ НИКАК он не ждал увидеть здесь, в этом захолустье коня из породы меарас, точнее, кобылицу. Руки так и зачесались схватить перо и внести в свой дневник коррективы по поводу того, что эти кони служат только королям Рохана...но он все же не чистокровный. Полукровка, скорее всего. 

Теперь Яс смотрел на него с куда большим интересом, примерно также, как сам колдун после того, как купец ненавязчиво упомянул, что у рабов, им приведённых, есть заболевания. Тот, кто сумел завоевать доверие лошади — ещё и самки! — с кровью меарас, явно необычный человек. 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

- Ну ёбаный верблюд... - шепотом выразил свое отношение ко всяким торговцам, которые вечно приходят не вовремя, Хидерат, ткнувшись лбом в плечо Телперин.

И которые совершенно точно не знают когда оставить одного конкретного колдуна-алхимика в покое, если нет желания закончить жизнь от какой-нибудь малоприятной болезни. Например холеры, в луже поноса и блевотины. Но, в конце концов, если все купцы будут загадочно заболевать после посещения Сард-ми-Эруме, торговля встанет. Невыгодно.

Поэтому, навесив на лицо нейтрально-раздраженное выражение, болтающееся на грани между "я вас впервые вижу" и "ты издеваешься?!", глава рода повернулся к семенящему торговцу, поприветствовав его едва заметным кивком.

- Приветствую, досточтимый. - имен и лиц дюжин проходящих через город купцов Хидерат не запоминал. - Как я вижу, Вы успешно пересекли каменистую пустошь. И даже привели с собой ценный товар.

Действительно, вереница рабов и повозок, которая покорно тащилась по широким улицам промышленной части города следом за головной двуколкой, выглядела внушительно. Особенно внушительно выглядел и ездовой песчаный варг рядом с замотанным по самые глаза кочевником. Кочевник был необычно высок для жителя пустыни, даже выше чем сам Хидерат, что было довольно редким явлением. Телперин, презрительно смотря на хищника размером с лошадь, смело шагнула вперед, угрожающе прижав уши и высоко вскинув голову и хвост. Разумеется, кто еще кроме нее сможет защитить приятеля от опасности, которую представляет варг? Точно так же лошадь реагировала и на проверяющих варгов у ворот, но после того как самый смелый кинувшийся на круп Телперин шакал упал с раздробленным черепом от удара копыт, желание глупо шутить у блохастых отпало.

- Телперин, все нормально. Они же не идиоты тащить в город бестию, которую не могут контролировать? - вопросительно приподнял бровь Хидерат, смотря на непонятного кочевника.

- Конечно нет, господин Зоровавель! Мой охранник полностью контролирует своего скакуна! - поспешил заверить купец, поклонившись еще раз и стоя на почтительном расстоянии от главы города. - Но я хотел бы по давней традиции воспользоваться купальнями Варна Хери и Вашими услугами лекаря. Видите ли, у меня богатый улов, здесь есть даже рабы первого сорта, девственницы и подростки, которые наверняка принесут Вам доход и пользу, если изволите на них взглянуть. У некоторых даже есть непонятные болезни, и с нами шел отец и сын, которые надеялись что Вы их исцелите.

Хидерат не стал уточнять что "давней традиции" нету даже десятка лет, а наглость торговца перешла все границы - тот хотел и на халяву пожить в комнатах дворца, и чтоб его товары были под бдительной охраной дворцовой стражи. Так же Зоровавель не стал разочаровывать купца в том, что "лекарем" он не является в привычном смысле этого слова. И что цена за осмотр женщин будет выше, а подростки во время перестраивания тела болеют больше головой, нежели телом, хотя всякие дефекты могут вскрыться и в этом возрасте. А вот слова о болезнях Хидерата заинтересовали, если судить по радостному блеску голубых глаз.

- Ну и где же эти отец и сын? - Зоровавель отвернулся к своей все еще гневно всхрапывающей лошади, начав что-то искать в седельных сумках и оставив раздумья о собственном охраннике на потом. - Что касается пребывания во дворце... Ладно, но я рассчитываю что ты сделаешь мне внушительную скидку если я захочу что-нибудь или кого-нибудь приобрести. Как обычно, за тщательное купание каждого раба - по 24 медяка-булки, за осмотр мужчин - сребреник-сапог, за осмотр женщин - по два сапога, питание животных и товара - перед отбытием будет подсчитано, если у кого-нибудь обнаружится болезнь, которая требует лечения или мне неизвестна - будем беседовать отдельно.

Торговец еще раз поклонился, уже переводя обычные деньги в валюту Сард-ми-Эруме. В городе ходили свои монеты, где на одной стороне изображался герб города, а на другой - предмет, что можно купить за одну эту монету. Самый мелкий медяк был "яблоком". За 12 "яблок" можно было получить медную монету с изображением сдобной булки. За 48 "булок" - серебряную монету с чеканкой расписного полотенца. За 12 "полотенец" - серебряный же "сапог". За 48 "сапогов" можно получить золотую монету, которую в народе обозвали "коровой", хотя вообще-то там был изображен бык. А за 12 "коров" шла в ход золотая монета самого большого достоинства - "человек". В конце концов, рабство в Сарде никто не запрещал. 

Пока где-то в караване искали упомянутых отца и сына, из сумки Зоровавель извлек широкую книгу с плотными темно-серыми листами. Легким движением руки вырвав оттуда пустой лист, Хидерат достал из корешка книги стеклянную колбу с мутной жидкостью внутри и странной насадкой, которая одновременно напоминала и кисть, и губку. Устроив поудобнее на боку Телперин книгу и положив на нее вырванную страницу, морэдайн начал писать размашистым почерком этой самой колбой с насадкой. Серый слой листа растворялся от мутной жидкости, проявляя под собой белый слой обычной бумаги. Такой документ было весьма сложно подделать, и в кипе документов темно-серые листы всегда выделялись. В завершение поставив собственную подпись, очень напоминающую кролика, и имя, Хидерат протянул лист купцу.

- Твой пропуск в Варна Хери. Я приду позже. - купец с поклонами отсеменил назад, бережно и крепко удерживая документ, пока глава рода прятал писчие принадлежности обратно в сумку.

Вовремя, поскольку наконец-то отыскались отец и сын. У мужчины все лицо было покрыто отвратительными на вид бородавками, которые даже мешали дышать и видеть, но здоровью в основном не вредили, но вот парень держал на перевязи замотанную в чистую тряпку руку, от которой отчетливо пахло гнилью. И пока караван торжественно собирался двинуться дальше, Зоровавель окинул оценивающим взглядом парочку, безбоязненно шагнув к прокаженным. Длинные, бледные и тонкие пальцы, действительно в чем-то напоминающие лапы паука (на которых весьма неуместно смотрелись дорогие перстни), легко размотали тряпку, закрывающую кисть сына. Запах гнили стал сильнее.

- Фууууууууууу. - выразил свое отношение Хидерат к раздавленным почерневшим пальцам. - Почему до сих пор не отрезали? Кто-то очень хочет сдохнуть в муках, когда заражение дойдет до шеи?

- Но ведь вы знамениты на всю пустыню тем, что можете вылечить любую болезнь! И даже поднимаете на ноги тех, кто стоит на пороге смерти! Мы торопились как могли чтобы попасть к Вам, пока не стало еще хуже! - отчаяние сквозило в голосе отца, пока парень прилагал все силы чтобы не упасть.

- БОЛЕЗНЬ! БОЛЕЗНЬ, блять, а не травму! Я тебе тут что, великий маг и волшебник, восстанавливать то, что расхерачено вдребезги?! - Зоровавель отступил, когда мужчина бухнулся перед ним на колени. - Нет! Или отрезать, или все станет намного хуже! Если бы перелом был чистый, то разумеется я бы помог, а тут все размозжено и воспалено до состояния гангрены! За плату в этой ситуации я могу только отрезать кисть, проследить чтобы зараза не пошла дальше и обеспечить несколькими средствами для быстрого выздоровления, но невозможное я делать не собираюсь!

- Но ведь он останется калекой!

- А мне срать! Или калекой, или от него вообще ничего не останется! Убрал свои лапы с моего плаща! - Хидерат шарахнулся в сторону когда бородавчатые руки сцапали край черной накидки с золотой оторочкой. - Я сказал - УБРАЛ!

Небольшой метательный нож рыбкой скользнул с пальцев Зоровавеля, угодив мужчине чуть выше локтя. Замах был небольшой и угол для броска неудобный, так что нож только пустил немного крови, слабо уколов и после лязгнув о мостовую. Но для отвлечения мужчины болью этого хватило. Город затих, наблюдая как успешно освободившийся глава подобрал свое оружие, пряча то куда-то себе за спину под плащ, пока оказавшиеся на коленях отец и сын со страхом наблюдали как к ним торопятся стражи порядка.

- Обычно я стараюсь заключить выгодную сделку на лечение отчаявшихся. - с недобрым прищуром сказал Хидерат. - И возможно я смог бы вылечить твои бородавки и сохранить жизнь твоему сыну. Но по вашему виду не скажешь что вы богаты чтобы оплатить мою помощь. Еще и почтения вам не вбили. Поэтому... - морэдайн обернулся на остановившихся поблизости копейщиков, ожидающих приказа. - Вышвырнуть их за пределы власти города и больше не пускать. Хотя им обоим недолго осталось, нож был отравлен.

- Да, повелитель! - бодро рявкнули бывшие рабы, а ныне почтенные стражники, подхватив парочку под руки и позорно потащив по площади в сторону ворот.

Город вздохнул спокойно и снова зажил своей жизнью. А у Хидерата пропало всякое настроение что-либо делать под палящим солнцем и с этими тупыми жадными жалкими людишками. Раздраженно выдохнув - вот теперь можно было официально считать что день не задался - брюнет вскочил в седло своей лошади и направился обратно во дворец.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

А вот этого манёвра Яс не понял сначала вообще. Наверное, концепция полного отрицания больного и нежизнеспособного в песках эльфийского альтруизма так и не смогла выветриться из его головы до конца, и поэтому, когда к главе города буквально в ноги бросились люди, а он выбросил их обоих с площади, как наскучивших тряпичных куколок...эльфа это покоробило. Сузив светлые серые глаза, похожие на ошмётки пепла, который сединой остаётся после костра, когда угли догорят и остынут, Ясин проследил за тем, как их выволакивают в стороны жилых улиц.

Жестко. Даже жестоко. Можно было и сделать для них исключение, если он лечит только богачей: в обмен на какую-нибудь сделку можно было бы и поиграть в доброту. Понятное дело, что направо и налево он не может никого лечить, не того полёта птица..но эти люди шли к нему слишком долго, чтобы быть отвергнутыми вот так вот. Тем более, несмотря на страшный вид травмы, эльфийская медицина могла бы вылечить и это — конечно, скорее всего, отхватили бы добрую половину пальцев, но гангрена не дошла бы выше запястья. Ткани можно оживить светлыми словами, а яд гнили вытянуть из мышц и костей, хоть это и долго, и муторно.

При желании, смесь заговоров может убрать яд от моргульского клинка. Что уж тут говорить о каких-то раздробленных костях? 

Рырга, сидеть, — тихо произнёс Ясин, надавливая на холку клацнувшего зубами варга, и тот, не в силах противиться эльфийскому слову, сел, а после — лёг. Да, варги, волки хоть и были порождением исключительно тьмы, но за долгие годы селекции, спаривания друг с другом и другими волками, со временем они — песчаные, во всяком случае, точно — истратили защиту от влияния на мозг. Да и с Ясином они только что медные трубы пока не прошли вместе. Так что, наверное, он попросту заслужил послушание этого молодого рыжего зверя.

Хотя наброситься на такую лошадь эльф все равно бы ему не позволил. 

Молодец, — почесал он агрессивно клацнувшего верхними клыками варга и устремил взгляд в висок господина Зоровавеля, только что дырку там не просверлив. Проклятия и прочее подобное никогда не были подвластны Ясину, да и он сам по той же причине был защищён от большей части влияния на себя. Но всё-таки иногда хотелось..сказать, подобно Феанору, крепкое словцо.  

И всё-таки, несмотря на все те мысли, пробежавшие в голове молчаливого наемника единым потоком, будто бурная река прорвалась через камень и дерево плотины, он сдержался. Он вообще не говорил при посторонних, что думал, потому что был очень воспитанный. И разумный: так можно и головы лишиться, и одному Эру известно, насколько хватит его навыков ближнего боя против нескольких воинов песчаных пустынь и одного злобного колдуна.

Тем временем, тот проделал некие манипуляции с бумагами, и вот там уже Ясин пододвинулся поближе, внимательно отследив, что именно тот делает. Такие вещи он старался подмечать. Верхний слой как будто расползался от колдовских чернил, и эльф прямо всем лицом сразу почувствовал, как резко заболели все шрамы сразу от его искривлённого в выражении «а неплохо» под повязкой. Несмотря на то, что человек оказался тем ещё засранцем, заинтересовать он умел. 

Господин, — когда Зоровавель наорался и отправился в свой замок, или дворец, или двор — Падший знает, что там у него есть и где он вообще существует, эльф вообще особо разбираться не хотел — он наклонился с торопливо прячущему бумаги купцу. — Хочу напомнить, что сегодня на закате истекает срок моего с вами контракта. Поэтому я попрошу с вас плату. 

Дальше уже началась рутина, и не самая приятная. Отследить, как рабы заходят по одному через небольшой вход для прислуги, как по тёмно-зеленоватым, из невзрачного камня сделанным переходам идут в комнаты, оглядываясь в страхе и усталости по сторонам; при этом не спускать глаз с купца: слишком уж тот замялся, когда речь зашла об оплате услуг телохранителя. Ясин подозревал, что у того нет достаточной оплаты, всё-таки пропутешествовали они вместе довольно долго, и не раз эльф защищал его от набегов песчаных бродяг. 

Или есть. Но он попросту не слишком-то жаждет ее отдавать. 

Что ж, плавали, знаем и таких. Обманщиков, не отдающих долги, эльф знал очень хорошо — и очень сильно не любил. 

И даже мысли о возможном обмане не смогли отвлечь его от красоты дворца, от которой попросту дух захватывало. Они были только на первом этаже, где более ничего особенного не было...но через окошки, через комнаты и коридоры Ясин успел увидеть колонны, часть мозаики, украшения, лепные и цельные — и вот этой мелочи хватило, чтобы телохранитель купца начал вертеть головой одновременно с ним. Впрочем, вряд ли купца интересовала красота дворца сама по себе — скорее стоимость всего этого. Единственное, что действительно расстроило эльфа, так это то, что волка пришлось отдать на растерзание смотрителям — иными словами, просто в загон. Несчастная Животина скулила и возражала на своём, волчьем языке, но пары спокойных слов в ухо хватило, чтобы она дала себя жестоко и мучительно отмыть от всего того дерьма, которое налипло на шерсти за время путешествия.

Яс же остался при купце. Тот изволил сначала понаблюдать, как рабов, погрузив их в бассейны с прозрачной водой и пеной в больших, просторных купальнях, оттирают, а после отправился на поиск укромного места для подсчёта средств и отдыха в тени после долгой дороги по пустыне. 

Изменено пользователем Regan (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Нет ничего удивительного в том, что даже несмотря на небольшую задержку с больной парочкой, глава города добрался до Варна Хери быстрее медленно плетущейся вереницы повозок. Путь к дворцу, огражденному высокими стенами, лежал по змееобразно извивающейся дороге, вдоль которой стенами росли кусты красных и оранжевых роз и текло два рукотворных ручья, внизу втекающие в два бассейна где нищие обычно стирали одежду.

Без остановки пролетев через крепостные ворота - охраняющий варг едва успел отскочить с пути лошади - Хидерат в паршивом расположении духа соскочил с седла и похромал во дворец. Телперин, как обычно, спокойно направилась к себе в стойло ждать уже спешащего к ней конюха, который должен будет снять с неё седло и тяжелые сумки.

Зоровавель, не интересуясь произошедшим в его отсутствие у слепых стражей в белых балахонах, направился прямиком к лестнице на третий этаж. Правда, потом передумал и заглянул на кухню, рявкнув куда-то в клубящийся там пар:

- Оладий с медом, винограда, персиков и апельсинового сока! Ко мне в комнату!

Не дожидаясь утвердительного ответа что "как прикажете, господин Зоровавель!", Хидерат хромающим назгулом вскарабкался на третий этаж и, во всеуслышание хлопнув дверью, со стоном завалился на кровать. Угрызений совести по поводу своих действий в городе брюнет не испытывал. Когда на твоем попечении находятся несколько тысяч жителей, то двое каких-то нищих просто теряются на фоне общих обязанностей и проблем. 

С характерным стоном неудовлетворенного варга поднявшись на колени на кровати, Зоровавель снова начал бессмысленную войну со своими перевязями и системой ремней. Только спустя 20 минут матерщины горжет и ножны счастливо бухнулись на кровать отдельно от владельца. А потом бухнулся и сам владелец, который в последнее время стал уставать все больше и больше.

\---------------l---------------/

Тем временем, пока рабов мыли, товары запирали в хранилищах, а верблюдов и коней чистили и мыли, на кухне кипела работа. Шутка ли, накормить такую ораву людей, причем приказ о том сколько вообще порций делать и что именно готовить пришел буквально за час до обычного времени обеда. Рук катастрофически не хватало и все слуги были заняты. Даже те, которые к кухне не имели никакого отношения - тетушке Халине, главной кухарке, то и дело приходилось гонять наглых мальчишек-посыльных от имбирных пряников.

Поэтому, когда предоставилась возможность поручить дело беспечно слоняющемуся оборванцу, тетушка немедленно ею воспользовалась.

- Эй, ты! Да, ты! - гневно заорали на эльфа с мелодичностью павлина, у которого одновременно случилась ангина и диарея.

На бродягу пустыни неумолимо приближалась колоритная женщина в оранжевом чепчике и просторном зелено-сером халате, который при желании можно было бы использовать как лошадиную накидку. В качестве оружия женщина (или мужчина? не понять по этой мелкой поросли на бороде и под носом) балансировала поднос, где обретались горячие оладьи, миска с рапсовым медом, фрукты и холодный кувшин апельсинового сока.

- Отнеси это господину Зоровавелю, он ждет! Третий этаж, коридор направо, вторая дверь! Быстрее! Пошел! - не слушая ни дальнейших возражений, ни объяснений, женщина (наверное все-таки женщина, если судить по двум шарикам, валяющимся на огромном брюхе) насильно всучила поднос эльфу и исчезла в дворцовых переходах так же внезапно как и появилась.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Мыслей в голове Яса вертелось много, когда купец приказал стоять на месте и ждать, пока тот проследит за тем, как слуги уносят его многочисленные пожитки в отведённые для него покои. От нечего делать, эльф поправил маску, свободно обтянувшую лицо, и отправился бродить по прилегающему коридору, благо, никого там не было пока что. Шрамы время от времени опухали, вот как сейчас, от жары, и гнойно пульсировали, отдавая куда-то далеко и глубоко в черепушку, да так, что кости начинали ныть. Сейчас было ещё терпимо, сухой воздух не давал распространяться боли, но приходилось их постоянно промывать. 

Здесь не было ацеласа, который, несомненно, избавил бы эльфа от мучений, все залечив, сняв воспаление, да и вообще, убрав шрамы. Заодно и душевные — совсем недавно Ясин выяснил, что оказывается, что настойку королевского листа можно пить даже маленьким детям, и она оказывает прекрасное влияние на разбитые нервы. Сейчас бы чарочку. 

Поэтому, когда вдруг за спиной эльфа громом раздался глас почти с небес, он сначала вообще подумал, что это его пришли брать за отсутствие разрешения на хождение тут. Приготовившись сражаться не на жизнь, а на смерть — конечно, фигурально, все-таки не стоит плясать по чужому монастырю, с энтузиазмом размахивая своим уставом — он резко обернулся и чуть было не получил по лицу подносом. В чуткий эльфийский нос тут же ударила смесь ласковых ароматов персиков, меда и еще всего, от чего во рту у него тут же собралась слюна. 

Подняв глаза на чудовищного вида...все-таки, наверное, женщину, Яс подумал, что у нее явно есть презренные гномы в роду. 

Иначе, откуда у нее ЭТО на лице. 

Ну точно, потомок гномьего рода, только в три раза больше. 

Слушаю и повинуюсь, - с интонацией злого духа джинна отозвался Яс и на пятках повернулся на сто восемьдесят градусов, направляясь, куда приказано. Вот теперь у него совершенно точно появился превосходный шанс оглядеть дворец, и такой возможности упускать он не собирался. А посмотреть было, на что. Дворец был настоящим произведением искусства, просторный и светлый, совершенно непривычный, он не становился хуже от этой непривычности. Светлые колонны, кремовые, на вид будто мягкие, синие, густые вкрапления небесно-каменной мозаики, позолота и мрамор, слоновая кость и розовый кварц, сияющий от шлифовки песок, теплые разводы в камне, зелень-зелень-зелень...Он не молчал, от гладких стен отражались кое-где звуки, тонувшие иногда в тех вещах и стенах, на которых было мягкое покрытие; снизу доносились голоса, случайные смешливые вскрики, которые, впрочем, становились все тише и тише по мере того, как Яс уходил вглубь дворца по указанному направлению. Все правильно. Если глава города такой занятой, мешать ему не стоит — в зале, где король Трандуил читал, или просматривал продовольственные планы, или что-то рассчитывал, тоже всегда стояла тишина, ровно такая, чтобы не быть гнетущей. 

Вот нужная дверь. Изнутри доносился едва слышный шорох его шагов, и. чтобы удостовериться, что пришел туда, Ясин, недолго думая, огляделся и, балансируя подносом на одной руке, гибко нагнулся к самому полу, глядя в щель. Ну точно. 

Снова взяв поднос двумя руками, эльф помолчал пару секунд и без обиняков несколько раз врезался в дверь коленом, обозначая, что пришел. 

Еда, — коротко, но отчетливо припечатал Ясин. Все-таки язык безбожных дикарей давался ему не так просто, поэтому пришлось обходиться короткими фразами. — Персики.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Сначала Хидерат не обратил внимание на какой-то шорох за дверью - мало ли сквозняков и слуг тут шуршит? Но когда по створкам из пальмового дерева грохнули, самый властный и уважаемый человек в городе чуть не свалился с кровати, вздрогнув и вываливаясь из легкой послестрессовой полудремы.

- И на кой хер так стучать! - недовольно отозвались из спальни. - Если принес, то заноси, причем тихо, незаметно и быстро! Что за слуги пошли, учить их и учить...

Дальше шло какое-то неразборчивое бурчание, очень напоминающее легкие обзывательства на квенья. В конце концов, пускай местные жители думают что это проклятья и боятся. Хотя зваться "безруким пустоголовым идиотом, который не понимает сути служения господину" на эльфийской латыни тоже сомнительное удовольствие.

Спальня у Зоровавеля была не очень большой и богато украшенной, вопреки ожиданиям. Возможно потому, что она раньше считалась "детской", и после смерти отца Хидерат должен был переехать в комнату родителей дальше по коридору, которая была больше в три раза, но менять привычный уклад жизни не хотелось. Да и заставить действовать "как полагается по этикету" Зоровавеля уже никто не мог.

В комнате преобладали древесные и синие тона. Прямо напротив двери располагался выход на балкон, смотрящий в сад, сейчас с открытыми витражными дверями, которые выполняли роль еще и окон - только тяжелые бархатные шторы и прозрачные шелковые занавеси колыхались от легкого ветерка, несущего прохладу. Большую часть пространства занимала огромная кровать под балдахином, с кучей кое-как сваленных подушек и одеял, которая тоже могла отгораживаться от всего мира, и мошкары в частности, тюлем. Рядом с ней стояли резные тумбочки, где вольготно расположились фонари и кое-какие книги. В левую стену, по бокам от изголовья, мастера древности решили вписать шкафы-гардеробные, которые теперь в большинстве своем пустовали, но хотя бы радовали глаз резьбой по дорогому красному дереву. Мраморный пол блестел синевой там, где не был скрыт мягкими узорчатыми коврами, и мозаикой пьедестала там, где возвышалась кровать.

По правую сторону стояло величавое и древнее трюмо, заставленное какими-то баночками, склянками, коробками и прочими безделушками вроде светильника в виде золотого павлина, у которого из-за торчащей из задницы свечи мог переливаться драгоценными бликами хвост. В комплекте с трюмо шел и пуфик. Между трюмо и окнами-дверями на балкон вольготно расположились низкий столик и орда наседающих на него подушек, на которых полагалось сидеть. А чтобы сидеть было не скучно, можно потрогать листья стыдливой мимозы, которая росла роскошным цветущим кустом тут же в кадке. Вообще, в комнате было довольно много живых растений, аж пять горшков: мимоза у окна, два папируса по бокам от трюмо и привезенные из джунглей кружевные нефролеписы, красиво пушащиеся на тумбочках.

94797.jpeg

Неприметная дверь между трюмо и коридорной стеной вела в купальную комнату, довольно мрачную и напоминающую гроб - такая же длинная и узкая. Хотя в ней нечего было делать особо, там находились только раковина и унитаз (и система труб, убирающая-доставляющая им воду), чтобы господам Зоровавель не надо было тащить свои уставшие тела на второй или первый этаж только чтобы помыть руки после жирного плова. Или еще по какой-либо надобности. В шкафу, находившемся там же, обычно лежали все купальные принадлежности вроде полотенец, масел для притираний, мыла и косметики.

В общем, Хидерата Зоровавель все устраивало и большего он не хотел.

342979fc66647968b17d90598dfeb50f.jpg 14d07848a3a8a01c57e3c570b521912d.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

К сожалению, посты отправляются по два раза из-за глюков интернета.

Изменено пользователем Мегатр (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Услышав подпорченные акцентом, но разборчивые слова на квенье, за которые любая мать вымыла бы своему дитю рот с желтым мылом, Ясин, уже собравшийся ввалиться в чужую комнату, как в чащу лесную, остановился, дослушав все до конца. Ну надо же. Знающий эльфийский язык человек — это уже явление само по себе удивительное, а вот знающий эльфийский язык человек из настолько дальних краев..почти немыслимое. Особенно ручательства! Сделав себе мысленную пометку быть с Хидератом как можно более аккуратным, Яс прижал поднос острым краем собственному боку и толкнул дверь пальцами. 

Комната его не разочаровала. Вдоволь — не вдоволь — налюбовавшись красотами дворца по дороге сюда, он и не ожидал меньшего, если честно, ожидал большего даже — в конце концов, как часто всё-таки эти вальяжные, как лесные коты, южные правители, подвержены излишествам, как часто они берут больше, чем могут проглотить. И уж точно больше, чем нужно. А тут — относительно скромно, со вкусом, вещи нужные, безделушек нет, перекличка поющих в резонирующем хоре цветов не выедает глаза. У людей состоятельных тут была принята попугаячья яркость в одеждах даже если цвета отвратительно не сочетались друг с другом. 

Хидерат оказался приятным исключением из этого правила. 

Взгляд эльфа скользнул по обжитому беспорядку, тут царившему, переплыл на потолок, а после — упал на постель, где пантерой развалился правитель столицы. Такой, недоедающей и совсем немного полинявшей пантерой. Здесь, в окружении домашней обстановки, без ореола власти, его окружающего, он выглядел так, как выглядел бы какой ребёнок в компании любимых игрушек. Даже чалма поехала куда-то сильно в сторону. 

Плавно пройдя к низкому столику — единственному месту здесь, куда вообще можно было поставить поднос с едой и, пардон, не обгадить ею же книги, подушки, павлина и прочие милые вещицы, тут вместе с хозяином проживающие — Яс, не обращая внимания на него, снял с подноса глубокое блюдо с персиками и поставил на стол отдельно. Почему-то они вызвали у него нежные чувства. Наверное, потому что похожи на попки.

Женщина внизу поймала и взяла в плен, чтобы я отнёс это, — пояснил он, зачем, собственно, вообще сюда приперся с подносом. — На здоровье. 

Ему эта еда явно не поможет: кажется, сколько бы он не ел, плотнее все равно не станет. Бывают такие люди, да, среди эльфов таких очень много, а если быть совсем точным, то определённое большинство. Вся их пища растительная, мясо либо отсутствует, либо это рыба, которой вряд ли прямо так уж важно, что ее едят. Да и двигаются эльфы по ветвям, перелетая как птицы, слишком уж часто, чтобы вообще набирать массу — все сжигается, как в костре бумага.

Отряхнув руки от невидимой пыли и вытерев о собственные штаны едва заметную медовую капельку, оставшуюся на пальце, Ясин посмотрел на Хидерата ещё раз, чувствуя, что сейчас оскорбит его смехом. Эру, ну и глаза. И неясно, что он хочет больше — сказать спасибо за еду, или вообще выгнать отсюда стрелой в затылок. Эру-Эру.  Как он вообще до сих пор жив с таким телосложением и навыками боя? Судя по тому броску кинжала, который он продемонстрировал ещё на площади, навык там был...ну, хорошо, недурной. Но над ним ещё трудиться и трудиться.

Красиво у вас, — неопределённо буркнул телохранитель купца, двигаясь в сторону двери. Надо отыскать торговца, пока тот не сбежал с его оплатой. 

Изменено пользователем Regan (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Когда в чистую, прохладную и спокойную комнату завалился ком долго гоняемых по пустыне тряпок, не видящих стирки кажется вообще никогда, Зоровавель сначала даже не испугался. Просто удивился, как удивляется пещерный лев, когда к нему в дом нахально заходит сурок и собирается там жить вместе с ним. 

А вот потом пришла и смутная тревога, слегка разбавляемая тем, что оправдание появлению все-таки было (ну тетушка Халине, ну зараза), но это не остановило Хидерата от сцапывания ножа из близлежащих ножен. Просто так, на всякий случай. И чалма тоже отправилась куда-то на постель, все равно мешала пока Зоровавель приподнимался на кровати и бдительно смотрел за передвижениями незнакомца.

- Женщина внизу поймала и взяла в плен, чтобы я отнес это, - пояснил приятный, хоть и немного хриплый, голос. - На здоровье.

- Где-то я тебя уже видел... - задумчиво наклонил голову набок Хидерат, прикладывая лезвие ножа к губам и рассматривая пришлого. Хорошо что согласно отметке на рукоятке нож не был отравлен.

- Точно! Ты тот пустынник из сегодняшнего каравана, с варгом! - в эльфа обвинительно ткнули оружием.

Рассматривание стало гораздо пристальнее, как и обдумывание сложившейся ситуации. Настолько, что глава города (который стал выглядеть раза в два меньше без своего горжета и плаща) даже перевернулся на спину, стягивая с себя легкие сапоги из черной телячьей кожи с узорной перфорацией. Туда же полетели и посеревшие полоски ткани, используемые как портянки. Единственный Зоровавель, теперь уже с босыми и бледными ступнями взобрался на кровать полностью, выпрямляясь там во весь рост - рассматривать пустынника сверху было удобнее. Особенно Хидерата интересовала полумаска еду принесшего, что-то с ней в частности и лицом под ней было не так...

- Красиво у вас. - и эльф, видимо почуяв что-то неладное, начал подкрадываться к выходу.

- СТОЯТЬ! - метнувшийся нож звонко дзынькнул о мраморный пол перед ногами охранника каравана и отлетел куда-то в стену, судя по всему сила броска была внушительной.

- Я тебе не разрешал уходить. - замогильным голосом пояснил Зоровавель и показал на пол перед своей кроватью, прямо напротив себя. - Подойди сюда, стой смирно и отвечай на вопросы.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Повелитель Зоровавель оказался нервным. 
Дёрнув крылом носа в ответ на волну настороженности, брызнувшую в эльфа, как спелый сок из рассеченного кинжалом апельсина, Ясин собирался было пойти быстрее — но вот только не дала сделать и шага к двери полоса безжалостной стали. Надо сказать, бросок был очень даже неплох, то есть, с метанием кинжалов Хидерат справлялся очень неплохо. Плохо дело, Намо..плохо дело. 

Задумчиво помяв пальцами в тонких мышиных перчатках, укреплённых пропитой, край накидки, покрывшей плечи, эльф помедлил и, не отрывая взгляда от стоящего на кровати босого Зоровавеля, сделал шаг в сторону ножа. Больше, кажется, метать ему было нечего, по крайней мере, на прицельный бросок Яс уже мог отреагировать и отбить клинок. 

Шаг. 
Ещё один, один, аккуратный шаг. Руки далеко от оружия, хотя при большом желании эльф успеет вытащить саблю или выпростать тончайший стилет из кожаного плотного наруча, полностью покрывшего предплечье. Показав Зоровавелю пустую ладонь, эльф нагнулся к кинжалу, поднял его за лезвие и аккуратно протянул его Паучьим Пальцам рукоятью вперёд. 

Нехорошо, когда оружие воина далеко от него, — пояснил он, отдавая кинжал, затем застыл соляным столбом, рассматривая человека с не меньшим любопытством, чем он его. Светло-серые глаза опустились на узкие бледные ступни, примявшие поверхность мягкой постели; поднялись выше, к коленям; выше, к рукам с пальцами, один взгляд на которые наполнял подозрением, что их владелец чем-то определенно болен...и на лицо. Несмотря на то, что он сейчас возвышался над Ясином, эльф точно мог сказать, что если встанет рядом с ним, то Хидерат окажется ниже него самого. Ненамного, но ощутимо. И точно уже в плечах. 

А гонора...как в галке. 
Ну точно галка: птица довольно наглая, пусть и мелкая, чёрная, ворует у детей семена, которые они сажают в своих дворах, чтобы получить по осени уже спелые фрукты на плодородных эльфийских землях. Но стоит только хорошенько топнуть в ее сторону, тут же улетит. 

Я должен возвратиться к своему Господину, — сделал ещё одну попытку избавиться от навязчивого сообщества эльф. 
И проследить, чтобы он не увильнул от оплаты, — добавил он про себя, впрочем, не шевельнувшись и только щуря глаза. Какие тут могут быть вопросы, Мандос, спаси..из-за лица? Но очень многие кочевники скрывают лица по разным причинам, особенно воины, для них закрытые рожи до самых глаз — обычное дело. Эру, как же болят шрамы..ещё и присутствие Зоровавеля сказывалось на подпухших, красноватых порезах довольно странно: рассеченную и зажившую кожу будто щекотали тысячи мошек с ледяными, щетинистыми лапками. Так бывает, когда темная магия сталкивается с светлой силой, текущей по венам. Несмотря на то, что Яс сдедал уже достаточно много разного рода дерьма, он все ещё был светлым существом. А значит, мог это ощущать. 

Да и вряд ли Паучьи Пальцы остался безответным к его собственным, эльфийским эманациям. Что ж, остаётся только молиться, что он не потребует показать лицо и острые уши.

Изменено пользователем Regan (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Пустынник остановился, но вот то что он начал отходить в ту сторону куда улетел нож, было подозрительно. Хидерат даже слегка нагнулся, готовясь если что рухнуть прямо на кровать, где лежало все остальное оружие. К счастью для эльфа, радикальных мер вроде драки и вызова дежурившего на этаже Шестого не потребовалось.

- Нехорошо, когда оружие воина далеко от него. - и Зоровавелю протянули его же кинжал, который был незамедлительно сцапан обратно во владение.

- Вообще-то у меня тут целый арсенал. - брюнет только хмыкнул, кинув нож к его товарищам в валяющихся на простынях ножнах.

- Я должен возвратиться к своему Господину. - и нет, просто так пустынника теперь бы уже точно не отпустили.

- Перетопчется твой господин без тебя эти полчаса, сам сопли вытрет, не маленький. - с обычными самоуверенностью и нахальством заявил Зоровавель, замыслив коварное злодеяние.

- И что-то мне не нравишься. Вот прямо чувство такое, что хорошего от тебя не дождешься. Ну-ка!

Когда пальцы двинулись к маске, глаза кочевника сверкнули как хрусткая от льда вода озера в поздний ноябрь. Отреагировал он молниеносно: правая рука воина взметнулась к очень уж наглым пальцам колдуна и сжала их. Не больно. Но очень многообещающе. А после отпустила, не причинив ни капли вреда. 
— Не надо. Я сам, — кратко сказал он и оттянул маску вниз, слегка отодвигая в стороны ткань на голове.

Хидерат поморщился - терпеть не мог когда его самого трогали, еще и самый важный инструмент рисковали покалечить. Но смолчал, поскольку кооперация все-таки была выгоднее чем сломанные кости у главы города и порванный на клочки прибежавшей стражей кочевник. Знаменитые тонкие пальцы скользнули мимо глаз эльфа, по его щекам и скулам, невесомыми прикосновениями щекоча раны. Руки у Хидерата были поразительно холодными, будто он их держал в колодезной воде, гладкими и мягкими, явно не привыкшими к тяжелой работе и не державшими ничего тяжелее книги.

Вид был очень не очень. Конечно, не такой страшный как у сегодняшнего парня с раздробленными пальцами, но тем не менее. Одно дело рука, и совсем другое - лицевые мышцы и кожа, которые постоянно находятся в движении и которые очень сложно обездвижить и залечить. Глаза цвета пустынного неба приблизились еще немного к воспаленным шрамам, внимательно те изучая и пытаясь понять как кочевник их получил. Немного мешали собственные черно-нефтяные волосы, без чалмы свешивающиеся водопадом, но выпускать такую находку из рук чтобы их поправить не хотелось. Тем более что ладони подозрительно удобно и невесомо легли на скулы эльфа. Пока большие пальцы свободно и практически невесомо приглаживали щеки пустынника, пытаясь определить болезненность и степень воспаления шрамов без малейшего отвращения к покрасневшей вздутой коже и жалости, мизинцы и безымянные пальцы оказались где-то в районе сонной артерии, свободно считая пульс. Черты лица и уши исследуемого интересовали Хидерата примерно так же как свинью сорта конопли.

- Хмммммммм! Потрепала тебя жизнь, как я посмотрю. Ладно, теперь вопросы, и учти что за честные ответы на них тебя ожидает награда. - и Зоровавель даже не врал насчет этого. - Кто ты? Как получил раны? Откуда явился? Ты отравил мою еду и напиток пока сюда шел? Сколько тебе платит тот толстый купец? Что ты слышал обо мне в других местах и тут? Можешь порекомендовать кого-нибудь из своих приятелей-наемников мне в охранники-слуги? - посыпались самые важные и насущные вопросы, причем Хидерат смотрел теперь не на так заинтересовавшие шрамы, а четко эльфу в глаза.

[ava]https://68.media.tumblr.com/d7291e5774adcaded718a9359d2046af/tumblr_myyca1dMNx1r1o5eso1_500.jpg[/ava]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Кто ты? Как получил раны? Откуда явился? Ты отравил мою еду и напиток пока сюда шел? Сколько тебе платит тот толстый купец? Что ты слышал обо мне в других местах и тут? Можешь порекомендовать кого-нибудь из своих приятелей-наемников мне в охранники-слуги?..

Вопросы сыпались как град с неба в особенно ненастную погоду, и каждая градина тут вполне успешно могла прошибить Ясину башку, не иначе. Ситуация становилась все более нестабильной и хрупкой, хоть и не такой хрупкой, как терпение эльфа. А там было, отчего растрескаться.

Когда Зоровавель потянул свои клешни к его лицу, эльф чуть было не ответил весьма определенным образом: ударом в кадык крепко сжатыми пальцами, что гарантированно бы отключило его на некоторое время...и сделало бы эльфа врагом государства номер один. Для разросшегося в целую энциклопедию дневника Яса это не слишком полезно, да и жить пока ещё хочется... поэтому он застыл на месте, только и почувствовав, как от злости кровь застучала в висках. 

Что делать? 

Не дать снять с лица маску — и конец всему, его заподозрят чуть ли не в подготовке убийства любимого кролика главы города. А если снять — кто знает, насколько хорошо Хидерат осведомлён об эльфах? Нужно было решать, что делать. И очень срочно. Когда пальцы приблизились самой маске, глаза кочевника сверкнули как хрусткая от льда вода озера в поздний ноябрь. Отреагировал он молниеносно: правая рука воина взметнулась к очень уж наглым пальцам колдуна и сжала их. Не больно. Но очень многообещающе. А после отпустила, не причинив ни капли вреда. 

Не надо. Я сам, — кратко сказал он и оттянул маску вниз, слегка отодвигая в стороны ткань на голове. От соприкосновения с тёплым чистым воздухом комнаты шрамы взвыли все разом, и он сморщился, будто обожрался кислого лимона. 

И теперь, стоя с оголённым лицом, слушая вопросы, льющиеся из уст трогающего его раны колдуна, эльф попросту не знал, что и делать. Отвечать следовало очень аккуратно: не с торговкой на рынке беседу ведёт.

Меня зовут Ясин, я воин-странник, наёмник, сейчас охраняю господина купца от...всего сразу, — и он также не врал, иногда купца нужно было охранять от собственной неуклюжести. — Явился с запада пустыни. Раны...

При упоминании о них лицо тут же вспыхнуло болью, но эльф вытерпел, только немного сдвинув темные густые брови. 

Раны получил в бою с пустынными воинами. Зашёл на их территорию, оказались нервные, ну и...их шаман сделал это, теперь шрамы не заживают толком при применении средств этого края.  Мол, чтобы они узнали меня, если явлюсь к ним ещё раз. 

Ясин не сдержал смешка:

И нет, я ничего не травил. Купец не найдёт столько денег, чтобы я совершил такую глупость,  тем более, кощунство - отравлять персики. Поэтому нет, ничего не подсыпал. Купец..купец должен сегодня до рассвета принести оплату в две сотни..золотых монет.

Номинала и названия эльф не помнил совершенно, поэтому предпочёл ограничиться этим.  Да и знал он, что на две сотни золотых можно очень немало сделать и вообще хорошо жить как минимум месяц. С ежедневным разбрасыванием денег направо и налево.

О тебе...о вас я слышал только то, что не стоит убивать ваших кролей — это как примета «к беде». И что вы — колдун, каких поискать, — на этой фразе голос эльфа дрогнул, а бровь изогнулась. Нут не верил он, что этот чудик обойдёт Митрандира по мощи. Колдун, не колдун... может да, талантливый. Но не более. — Купец съел мне уши рассказами о вашем таланте лекаря. И нет, никого не могу порекомендовать, кроме себя, поскольку лучше себя никого не знаю, — скромно закончил эльф. 

Изменено пользователем Regan (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Пульс пустынника под пальцами на шее был учащенным, причем постоянно, а не в какой-то момент времени. Так что или странник врал постоянно, или просто страдал аритмией, как некоторые особо нервные торговцы. Скорее всего последнее, не будет же кто-то врать насчет своего занятия и имени?

Слова о ранах Хидерата весьма и весьма заинтересовали, если судить по вспыхнувшему в глазах огоньку интереса:

- Хах, так это "темное шаманство"? Это объясняет почему так не хочется к тебе приближаться и тем более прикасаться. А насчет неизлечимости... Ну, я редко когда ухожу от вызова, особенно такого интересного. Поговорим об этом позже... - Зоровавель поднял голову, задумчиво осматривая свою комнату и слушая эльфа уже не так внимательно, прикидывая с чего начать лечение такой интригующей раны.

— И нет, я ничего не травил. Купец не найдёт столько денег, чтобы я совершил такую глупость,  тем более, кощунство - отравлять персики. Поэтому нет, ничего не подсыпал. Купец..купец должен сегодня до рассвета принести оплату в две сотни..золотых монет.

- Купцу-то как раз и не выгодно чтобы я скоропостижно скончался, иначе тут будет кровавое месиво. - между делом заметил Хидерат. - Хотя он вряд ли об этом точно знает, но догадывается что стражи рода, оставшись без приказов и руководства будут просто стоять. Твои услуги дорого стоят, как я вижу. Хотя смотря каких монет. - Зоровавель снова серьезно задумался об окупаемости услуг данного наемника и их качестве.

Глава города застыл посмертным памятником самому себе, остекленевшими глазами смотря куда-то в сторону трюмо. И да, бледные пальцы все еще держались на шее и щеках пустынника, правда уже без уверенной хватки и поглаживания шрамов - просто присутствие. Именно из-за такого состояния "обдумывания" большинство советников и настаивали на том, чтоб Хидерат завел в конце концов себе охранника, иначе подстрелить или пырнуть застывшего наследника не составит труда. А подумать было о чём, хотя бы о том так ли хороша идея нанять какого-то неизвестного хмыря себе в охранники, который еще и какому-то пустынному племени насолил.

Вышел из "транса" Зоровавель только при словах о восхвалении его как лекаря. Естественно, горделиво выпрямился:

- Я не лекарь, я больше... - Хидерат задумался как бы получше описать то, чем он занимается в свободное от управления городом время. - Я лечу то, что не могут вылечить местные знахари отварами, обрядами и заговорами. Потому что, серьезно, выстилать пальмовыми листьями двор чтобы чума не пришла в дом вместо того чтобы нормально мыться, употреблять нужные лекарства, позволять себя обрабатывать и соблюдать карантин? Бесполезная дикость, заканчивающаяся смертью. Или давать пить молоко больному чахоткой для выздоровления! Как это вообще взаимосвязано?! - видимо, задницу Зоровавелю такие решения изрядно припекали, если судить по возмущенному выражению лица и патетично вскинутым вверх рукам. - Их не волнует что это самое молоко может являться причиной чахотки?! А то как они лечат переломы! Ты видел когда-нибудь человека с ДУГООБРАЗНЫМ предплечьем, потому что кости неправильно срослись?! Это пиздец!

Хидерат, пылая праведным гневом, соскочил с кровати, действительно оказавшись почти на голову ниже эльфа, и быстро прохромал к трюмо. Там сцапал одну из многочисленных банок с каким-то желтоватым настоем и отошел к принесенной еде, щедро булькнув в фарфоровую чашу этого настоя и залив его апельсиновым соком. Поморщился, выпив получившуюся смесь, и все-таки решился:

- Так. Я хочу тебя нанять, желательно с завтрашнего дня, или даже с сегодня. - на эльфа обвинительно указали чашей. - Будешь выполнять роль охраны, посыльного, слуги, няньки и вообще всего кого мне заблагорассудится. Контракт можем составить хоть сейчас. Плата будет выдаваться за месяц, питание, проживание и использование всех благ дворца бесплатно. Предупреждаю: характер у меня отвратительный, мясо-рыбу не ем, женщин ненавижу, опыты прекращать не буду, за хорошо выполненную работу плачу щедро. Ты тоже скромностью не отличаешься, но я полагаю что смогу с этим смириться если ты настолько хорош как говоришь. Еще какими-нибудь болезнями страдаешь кроме ран на лице? Кстати о ранах, - Хидерат указал на неприметную дверь рядом с трюмо. - Иди и промой их водой из-под крана от грязи и пота, как выйдешь дам тебе на пробу мазь обработать всё это уродство. Потом сможем за скромным обедом обговорить всё.

Глава города прошлепал босыми ногами по холодному полу к двери в коридор, открыв её и рявкнув:

- ШЕСТОЙ! Того жирного наглеца ко мне в комнату и повтор обеда! - после чего невозмутимо вернулся к столику с обедом и уселся там на подушки.

[ava]https://68.media.tumblr.com/d7291e5774adcaded718a9359d2046af/tumblr_myyca1dMNx1r1o5eso1_500.jpg[/ava]

[nick]Хидерат "Паучьи Пальцы" Зоровавель[/nick]

Изменено пользователем Мегатр (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Сложно представить, что пульс будет оставаться таким спокойным, когда так сильно болит лицо. Когда ткань плотно прилегает, не натирая благодаря тому, что внутренний слой маски был гораздо мягче внешней стороны, выдерживать это как-то сильно легче. Дискомфорт просто смешивался в один сплошной шум, и Ясин не обращал на него внимания, попросту оставив в покое собственную кожу. А вот когда ткань оторвалась от этого, моментально новая боль покрыла старую. Пересилила. 

Наверное, поэтому он прослыл бездушным: постоянно держал абсолютно каменную физиономию, улыбаясь криво только той стороной рта, которая менее пострадала. 

Хах, так это "темное шаманство"? Это объясняет почему так не хочется к тебе приближаться и тем более прикасаться...

Нет, малыш, скорее всего, это потому что от тебя прямо несет моргульским колдовством, а эльфу и язык-то темного наречия слышать тяжко, не то, что стоять рядом с колдуном немалой мощи. Ясин выработал иммунитет, но все равно неприятно. И явно взаимно. Молча кивнув на его поток сознания, эльф моргнул: сразу после того, как Хидерат натрепался на тему стоимости услуг охранника, он будто бы выпил сонной настойки, смешав ее со снадобьем для поддержания тонуса мышц. Иными словами, тело стоит, разум спит. Сдержавшись и не пощёлкав пальцами перед его лицом — не стоит, видимо, рисковать, эльф не знал и пределов-то его, о чем вообще речь — Яс полуприкрыл глаза, начав внутренне считать в обратную сторону от ста медленно. Когда дойдёт до нуля, тогда потрясёт его. Пока пусть думает. 

Очнулся Хидерат вовремя: когда эльф всё-таки помянул о словах купца. Надо же. Чтобы пробудить великого господина Зоровавеля, нужно всего лишь погладить его неописуемое эго. И слушать слова. Слова, оказавшиеся внезапно довольно разумными. Действительно, от большинства болезней можно спастись, попросту держа одежду, волосы, кожу, да дома в чистоте, да есть хорошую пищу, да спать столько, сколько положено. До сих пор в некоторых селениях, куда заходил Ясин с отцом или без него, люди верили, что от болезней спасает толстый слой грязи, размазанный по телу и одежде. Как птиц  от влаги — копчиковое масло. Вот только люди не птицы, и людям вода не страшна, а полезна, а глупые смертные понять этого за свою сотню лет жизни не в состоянии.  

А потом у Ясина взлетели брови. Под самые корни выгоревших до молока волос, некогда здоровых русых, а теперь обожженных, сухих, спутанных. Он ведь даже и рта не успел открыть, да и подивиться безрассудству колдуна, который не знал его толком, а  уже доверял самое ценное — собственную жизнь. А учитывая то, как он только что ушёл в себя...Эру, да его шейку можно переломить, просто дав ему в этот момент подзатыльник. Почему до сих пор с ним никто не ходит? 

В мозгу эльфа пару секунд боролись две крайности. Первая — подозрение. Да и осторожность тоже, потому что он точно также доверяет себя этому человеку, как и он себя — эльфу. Один отдаёт приказы, другой хранит спокойствие, жизнь и сон. Не лучше ли такое доверять проверенному мертвяку? В полусне Ясин понаблюдал, как тот бродит по комнате, выпивая какую-то колдовскую гадость..потом потёр переносицу, касаясь чистой кожи между шрамами. Вторая крайность — его жажда знаний. Он хотел знать о дворце, колдуне, да и стране самой куда больше, чем знал сейчас. Хоть один рецепт зелья привезти домой...было бы великолепно. 

Эру, Эру... 

Мне все равно, какой у вас характер, — в конце концов фыркнул он, переминаясь с ноги на ногу. — Я знал людей с таким характером, который вправду может ужаснуть. Только платите мне. И нет, никаких болезней нет. 

Кивнув ему зачем-то, Ясин развернулся к трюмо и исчез за дверью, обнаружив там умывальник и тут же набрав воды в ладони, сначала отпил, а затем плеснул себе в лицо. Дыхание от холода сразу рухнуло куда-то в живот и вновь вернулось, а лицо обожгло — и вода на время сняла ощущения. Как не хватает Ацеласа, Эру..с ним бы все давно уже и спокойно прошло. И никаких не было бы проблем. Целое лицо, которое не требуется так сильно скрывать. Впрочем, возможно, это ему даже на руку: мало ли, какие тут есть знатоки эльфийской внешности. Шрамы отвлекают. Тщательно промыв их, Ясин проследил, чтобы меж краев кожи не было и песчинки и смахнул оставшуюся влагу. 

Глянув на себя в зеркало, он внутренне поморщился — орки посимпатичнее будут — и вышел, вслушиваясь отголоски эха после вопля Хидерата. 

Что вы имели в виду, когда упомянули «няньку»? — выгнул он бровь, стащив через голову большую накидку и оставшись лишь в кожаном жилете, штанах и наручах. Идущий от жилета здоровенный капюшон, который он сам пришил, он оставил на голове, сняв маску и держа ее в руке. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Вольготно расположившись в полусидячем-полулежачем положении на подушках рядом со столиком, Хидерат занимался стратегически выверенным и планомерным истреблением популяции оладий, иногда притапливая их в меду. Что характерно, ел глава города руками, предварительно сняв с пальцев перстни и положив их на серебряное блюдце, специально для этих целей поставленное прямо в кадку с мимозой.

- То и имел в виду, что мне иногда нужна нянька. Вспомнить недавний случай, когда попалась весьма любопытная реакция с кровью, ядом радужной кобры, экстрактом тысячелистника и плесенью, которую еще нужно было проверить на бывшем судье, и это плавно перетекло в попытку потушить горящий металл газом, я не ел и не пил двое суток, запершись у себя в лаборатории и совершенно не наблюдая хода времени. Ну и упал в голодный обморок, хорошо еще что не прямо на пламя. Нашли меня переполошившиеся слуги только на следующий день, пришлось почти неделю валяться в постели и восстанавливать силы. - совершенно честно поделился Зоровавель, задумчиво смотря куда-то в окно, поверх крепостных стен. - И почему меня при смерти находят только на второй день, что за идиотские закономерности... Не суть, просто больше я такого опыта повторять не хочу и надо чтоб за мной кто-нибудь присматривал.

Хидерат повернул голову на наемника, оценивая того взглядом. Ну, без накидки он выглядел не как линяющий шакал, и то ладно. Еще и эти шрамы популярности не добавляли, но хотя бы вселяли надежду что данный индивид не будет совращать служанок, а если и будет, то женщины будут громко визжать. Кстати о шрамах, которые так и хотелось аккуратно раздвинуть и посмотреть что же там внутри, а есть ли трупное разложение, а какова глубина, а направление, а чем сделаны, а какого возраста, а где еще они есть... Зоровавель, снова начинающий впадать в мыслительный транс, тряхнул головой, повелительно махнув рукой на трюмо:

- Правый выдвижной ящик, круглая банка из стекла с латунной крышкой где изображен герб города. Вот этой мазью помажь шрамы для начала, а там посмотрим. Сначала будет щипать, но всё это мракобесие у тебя на лице должно хотя бы перестать гнить и болеть, а еще подсохнуть.

И разумеется в оном ящике совершенно точно не была одна-единственная банка. Куча мешочков с бирками, коробочек, шкатулок, похожих банок (только с разными изображениями на крышках), какие-то ароматические палочки, фарфоровые мисочки, плетеные корзинки в которых разве что куриное яйцо поместится - чего там только не было. Видимо, сюда спихивалось все то что мешало штабелям высоких бутылок на столешнице. К счастью, банка с чеканкой пантеры под пальмовыми листьями была только одна. И в ней плескалась какая-то мутно-зеленая кисельная масса, неприятно напоминающая сопли. Зато хоть пахла относительно неплохо - хвойной смолой, водкой, коноплей, солью и чуть-чуть металлом.

- Присоединишься ко мне? Скоро должен прийти Шестой с еще одним обедом для тебя и твой временный хозяин, если не будет особо сопротивляться. - почти уничтожив оладьи, Хидерат полностью лег на подушки, закинув ногу на ногу, и лениво поклевывал виноград. - Если ты согласен стать моим охранником, то на каком языке составим контракт? На харадримском или вестроне? Обычные пункты или ты что-то будешь добавлять от себя? Потому что я точно от себя добавлю что "ни при каких обстоятельствах не буду пытаться изучить стадии неизвестной мне болезни, если ей заболеет мой охранник, но буду пытаться её вылечить" и "тело охранника не является собственностью нанимателя". Потому что я себя знаю. - немного зловеще подвел итог Зоровавель, ловя ртом очередную виноградину.

[nick]Хидерат "Паучьи Пальцы" Зоровавель[/nick]

[ava]https://68.media.tumblr.com/d7291e5774adcaded718a9359d2046af/tumblr_myyca1dMNx1r1o5eso1_500.jpg[/ava]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Значит, нянька нужна даже больше, чем телохранитель...запомнили. Рассказ о том, как Хидерат едва не отдал Эру душу, эльфа впечатлил, но не настолько, чтобы немедленно согласиться опекать его до конца дней его, всё-таки отбивать от тела стрелы и отводить клинки — одно, а вот выполнять обязанности, по сути, дворецкого и слуги это уже совсем другое. 

Унизительно? Ещё бы. Вот только так он получит доступ и к библиотеке, и к свободному передвижению, и к самому Хидерату, который явно много знает, хоть и ножи метает как ребёнок лет сорока. 

Понятно, значит, можно тормошить грубо, — пробормотал эльф, наслаждаясь ощущением звенящей на лице, прохладной чистоты. Это было так хорошо, что он просто даже не мог себе представить до того, что однажды вообще будет чистым. После перехода по пустыне-то. 

Спасибо, — вспомнил он это слово на местном и открыл выдвижной ящичек трюмо. 

Увидь это любой приличный эльфийский лекарь немедленно бы вырвал себе глаза, чтобы не видеть этого хлама. Понятное дело, что «хлам» — это порядок, который удобен исключительно хозяину и более никому, но выглядело это добро все равно ужасно беспорядочно разбросанным. У эльфийских знахарей так не бывает: все всегда стоит ровно хотя бы потому что так точно ничего не просыпается и не разлетается. Несмотря на это, мешанина цвета манила глаз, и эльфу хотелось запустить руки во все это и тщательно пощупать, рассмотреть, что-то может даже облизать, понюхать и узнать, зачем, что и почему. Усилием убив в себе это желание, он вслушался в чужие слова. Так, герб. Герб-герб-герб. Немного покопавшись — и оставив все, как было — Ясин вытащил нужную баночку и вскрыл ее. 

Нос защекотал приятный, знакомый запах хвои, который эльф тут же потянул в себя, распознавая оттенки ингредиентов, и лишь металл немного встревожил. Некоторые женщины использовали ядовитую ртуть в качестве лекарства от воспалений, и Ясин рискнул принюхаться получше, чтобы удостовериться, что ртути в этой мази нет. 

Вроде бы нет. Вздохнув, воин мазнул жижу на палец и стал аккуратно, чуть морщась, наносить ее себе на лицо, пока та совсем не высохла. Щипать-то она щипала, а вот потом коснулась прохладой, хотя по мнению эльфа хорошо было бы сначала вывести из его кожи тёмное колдовство, которое жгло куда сильнее и раздражало больнее. Но лекарю виднее. 

Присоединишься ко мне? Скоро должен прийти Шестой с еще одним обедом для тебя и твой временный хозяин, если не будет особо сопротивляться...

Не должен, он не..он уважает титулы, — уловил мысль Зоровавеля эльф, кивая и садясь напротив, так, чтобы видеть глаза и лицо возможного своего подопечного. Хозяином назвать этого человека язык не поворачивался: говорлив, уже немного раздражающ своей заносчивостью, немного по-детски смешон и так молод, что даже бороды ещё нет, как у королей запада. Хотя и явно очень умелый знахарь, этого не отнять. Вздохнув внутренне, Ясин опустил глаза на золоченый поднос с едой перед Хидератом, потом быстро поднял взгляд на его лицо. 

Если ты согласен стать моим охранником, то на каком языке составим контракт? На харадримском или вестроне?

Вестерон, — отозвался Ясин, после задумался. Добавленные пункты...и вот тут он с облегчением перешёл на вестерон, чтобы иметь большую свободу мысли, да и нравился он эльфу куда больше, чем харадрим, который раз за разом насиловал его язык и горло всякий раз, когда эльф пытался сказать что-то вроде «продвигающийся». — Да, я добавлю от себя. В контракте должно быть прописано, что мне разрешён вход в библиотеку, я должен доучить язык и узнать больше о ваших нравах, потому что я уже случайно оскорбил словом нескольких женщин. Далее, если вы хотите, чтобы вас никакая зараза и пальцем не коснулась, я должен иметь полный доступ в ваши покои, в места, где вы работаете, где ходите и так далее. Поверьте, я могу дать клятву, что я вам не враг и мне нет резона убивать вас, иначе бы я уже это сделал и гораздо быстрее. Далее, вы расскажете мне о том, кто особенно сильно хочет вашу голову у себя вместо кубка. У каждого короля...правителя такие есть. 

Эльф перевёл дух, а после — глаза на робко скрипнувшую дверь, когда замотанный по глаза Шестой внес еду и ввел купца, который тут же принялся моргать на Ясина, будто он был дивом морским. 

— И не нужно, если вдруг что, тренировать на мне тёмное колдовство, — закончил эльф и снял со своего подноса небольшой простой кубок с чем-то очень свежим и фруктовым. 

 

Изменено пользователем Regan (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Хидерат разумеется закашлялся когда попытался одновременно засмеяться и прожевать виноград. Пришлось даже перевернутся на живот и сурово кашлянуть несколько раз, прочищая горло.

- В этом мирре существуют только врраги. - улыбающийся Зоровавель тоже перешел на вестрон, только с характерным шипяще-рычащим акцентом на "с" и "р", иногда путая ударения в словах. - А те врраги что себя не прроявляют - чего-то хотят, но чтобы это получить нужно втерреться мне в доверрие. Даже ты. Твои упоминания библиотеки говоррят о том что тебе нужны знания. А где больше знаний чем в одной из самых старрых библиотек, где хрранятся книги со врремен Нуменорра? Твоя клятва не имеет смысла и большого значения.

Глава города, все еще тихо посмеиваясь про себя, приподнялся с подушек и отхлебнул апельсинового сока из пиалы, поскольку снова говорить на вестроне без предварительной речевой подготовки было сложновато. Но, в итоге, пустынник хотя бы понимал харадримский, поэтому нет никакого вреда чтобы после небольшой демонстрации знания языка снова перейти на местный.

- И когда я говорил что ты можешь пользоваться всеми благами Варна Хери, то подразумевал что ВСЕМИ. Начиная от купален и заканчивая садом. Библиотека тоже входит в этот список, кроме закрытой комнаты - туда можешь попасть только со мной, поскольку там хранятся или очень древние, или очень дорогие фолианты. Главное ничего не порти и не ломай, и ты волен ходить где вздумается. Разумеется, в здравых пределах: личные комнаты слуг и служащих тоже заперты и, предположим, казначей не оценит если ты к нему ночью вломишься. - Хидерат задумался, еще раз пробегаясь по мысленному списку пунктов наемника. - Потом, ходить там где я тебе тоже можно без всяких разрешений. Эру побери, если тебе не нужно личное пространство, ты можешь даже спать со мной в одной кровати. Все равно я ночью мерзну и часто ищу у кого бы погреться, так что если вдруг ночью ощутишь как кто-то забирается к тебе под одеяло, не спеши резать ему горло. - никакого дискомфорта по поводу "спать и возможно неоднократно с едва знакомым человеком" Зоровавель не испытывал. - Только один приказ: ничего не трогай в лаборатории. Вообще ничего, даже пыль не смахивай. Потому что уже был случай когда одна очень ретивая новая служанка зашла ко мне в алхимическую комнату и смахнула металлическую крошку со стола в ведро с водой. Взрыв был внушительный - ни ведра, ни служанки, только деревянные щепы кругом и обгоревший труп. Сколько тогда сосудов погибло! Из тончайшего стекла! С редкими веществами! Страшная потеря. - Хидерат удрученно покачал головой, переживая заново потерю ценных и дорогих препаратов.

Брюнет ненадолго прервался, еще раз оценивая взглядом зашедшего молчаливого Шестого и кантуемого позади него купца. Страж рода, поставив поднос на стол, не удалился как полагается, а остался терпеливо ждать, что означало новости. Хидерат тяжко вздохнул, укорачивая следующие слова:

- Оскорбления женщин тебя волновать не должны, а болезни-заразы меня и так обходят стороной. Список желающих смерти мне есть, но он в подземелье, туда входит род моей матери почти в полном составе. Убить меня и так довольно просто, для этого даже не надо прилагать много усилий, достаточно всего лишь сломать о мою спину стул, в прошлый раз подействовало. Но ты ведь очень сильно не местный и вряд ли в курсе что после этого убийца проживет недолго. Уверяю тебя, в последнюю секунду жизни я смогу так проклянуть того кто отнял мою жизнь, что сдохнет в муках не только он, но и вся его семья, родственники и друзья, и мне для этого даже не надо произносить что-то вслух.

— И не нужно, если вдруг что, тренировать на мне тёмное колдовство. - на наемника как-то странно посмотрели из-за этих слов.

- Я и не собирался. Потому что если я кого-то проклинаю, это уже последнее средство и его до сих пор как-либо излечить не удалось никому. Даже я не могу убрать однажды наведенное проклятие, хотя вообще-то я не очень сильно пытался. Что такое, Шестой? - наконец обратили внимание на терпеливо ожидающего стража с молочно-белыми слепыми глазами, который поддерживал за локоть немного слабого в коленях торговца.

- К Вам гости. Дяди. - кратко и по существу прошелестел непонятно то ли труп, то ли человек.

- Дяди?.. - Хидерат думал недолго, обреченно поинтересовавшись: - Страксус и Джиаксус?

А дождавшись подтверждающего кивка, глава города рухнул головой в подушки, что-то неинтеллигентно в них крича. Крик был похож на "нет, Эру, пожалуйста, НЕТ! Мелькора ради, нет! Нееет! Нееееееет! НЕЕЕЕЕЕЕТ!!!". Спустя минуту тишины Зоровавель пришел в себя и вынырнул из подушек, обвинительно ткнув пальцем в стража:

- Скажи им что меня нет! Я занят! Я умер!.. Нет, стоп, не говори что я умер, а то они устроят небольшую, но крайне неприятную революцию. Просто что я занят. - но когда Шестой снова не сдвинулся с места, от колдуна проследовал еще более тяжкий вздох. - Что еще?

- Дворцовый садовник приглашает вас быть отцом-опекуном для своей новорожденной дочери, поскольку Вы помогли ей появится на свет и спасли жизнь жены. Он говорит что это будет большой честью для его семьи и благодарностью за все что Вы сделали для поддержания сада и города в таком великолепном состоянии. - Шестой оставался невозмутим и спокоен.

В то время как Хидерат снова уткнулся в подушки. На этот раз крик был куда как более нечленораздельным и балансировал где-то на грани между "ААААААААААААА!" и "НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!".

- Первые четыре раза это было еще забавно, но теперь!.. - вытащил голову из подушек Зоровавель, отфыркиваясь от попавших в лицо волос. - Они что, думают что сокровищница прямо бездонна? Когда он хочет чтобы я пришел на торжество?

- Послезавтра на закате, в сад. - страж оставил в покое пошатывающегося купца и с поклоном начал пятится к двери, иногда кидая подозрительные взгляды на наемника.

- Так, значит завтра вечером меня уже не будет в городе, но они об этом не должны знать. - молниеносно решил Хидерат. - Да, придется поторопится с приготовлениями, но что ж поделать. Ты!

Торговец вздрогнул когда тонкий палец ткнулся в него вместе с нехорошим взглядом прищуренных глаз. Обычно это означало что глава города в плохом расположении духа и лучше его не злить лишний раз.

- Ты должен своему охраннику энное количество монет. Они у тебя имеются?

- Я, эм... Частично, я планировал немного товара продать у Вас в городе или лично Вам чтобы добрать необходимую сумму, но это случилось бы зав...

- Короче, нет у тебя столько. - и снова Хидерат думал недолго. - Я заплачу Ясину сам, но от твоего имени. Теперь ты должен эту сумму МНЕ. Сколько там было?

- Д-две сот-тни кастаров... - купец схватился за сердце и как-то очень сильно начал бледнеть, стараясь сравниться по цвету с кожей самого Зоровавеля.

- Какой ужас. - поморщился брюнет, прикидывая стоимость услуг наемника. - То есть по корове за два... Сотня коров, делить на дюжину... В общем, примерно восемь людей. Можешь идти, сумма которую ты должен остается неизменна, до завтрашнего дня ты не покидаешь дворец. - Хидерат отмахнулся от торговца, который, услышав что проценты не будут начисляться, перестал бледнеть и довольно резво для своих габаритов рванул из комнаты.

- Итак! - преувеличенно радостно повернул голову к эльфу Зоровавель, примериваясь сцапать персик. - Заканчиваем с обедом и идем в сокровищницу за подарком-извинением перед садовником и за твоей платой. Заодно посмотрю от кого именно надо избавиться перед отъездом.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Еда пахла хорошо. Для эльфа это была чуть ли не первая еда за сутки, и урчание в его животе явно давало понять, что либо он сейчас сам себя затянет в спираль, либо поскорее заглушит этот постыдно-оглушительный звук чём-то съестным. Конечно, это не нежный, немного рассыпчатый и сытный лембас, лучше которого никто из людей никогда не приготовит хлеб...светлый, пресный, с чистым, но ощутимым вкусом, который ни один эльф не передержит и не пересушит, а вот люди портят все, кому не лень — и даже не настаивают тесто на ночь, укрыв зелёным одеялом из сочных мятных листьев! Да, не лембас. Но тоже очень и очень неплохо, особенно если учитывать то, насколько эльф голоден. 

Однако когда он принялся за еду, пытаясь не смазать мазь, высказывание Хидерата о чести заставило замереть с куском за щекой. 

Для меня — имеет, — возразил он коротко, пообещав себе сократить вообще свою речь до минимума, чтобы больше ни о чем с Зоровавелем не спорить. Мало ли, как он воспримет. Далеко не все господа были довольны такой вот возраженческой риторикой своих телохранителей. — Для моей родины клятва священна, поэтому если я поклялся, я поклялся по-настоящему. 

Ничего портить или ломать эльф не собирался, но на всякий случай кивнул, показывая, что услышал и понял. Что уж тут неясного: ходи, где вздумается, главное, не нарушай чужое пространство и не вламывайся на территории за закрытыми дверями без разрешения хозяина. Все очень просто. 

— Потом, ходить там где я тебе тоже можно без всяких разрешений. Эру побери, если тебе не нужно личное пространство, ты можешь даже спать со мной в одной кровати. Все равно я ночью мерзну и часто ищу у кого бы погреться, так что если вдруг ночью ощутишь как кто-то забирается к тебе под одеяло, не спеши резать ему горло...

Выслушав весь монолог своего нового господина на тему постелей и инородного тела в них, эльф вскинул брови, зашипев внутренне от того, что шрамы всё-таки кольнуло. Не смертельно, но и не приятно. Не слишком приятно, дополнительные золотые он бы за то, чтоб ощутить ещё раз, не заплатил. 

Я не режу горло в таких случаях, просто обезвдиживаю, — ехидно улыбнулся Ясин, отпивая сок и облизывая губы. — Жить будет, но очень испугается. Я же не изверг какой. Кому-то это даже нравится. 

Мёрзнет ночью...да, похоже на то — сложение у человека было такое,  что о таком сразу можно было подумать. Как будто некая сила высасывала из его бледного тела все жизненные соки, не заменяя другими — и потому он был немного похож на пока ещё не начавший гнить красивый труп. Яс видел таких несколько раз в своей жизни, но никогда с ними об их телах не говорил: ведь можно очень сильно обидеть человека. 

На рассказ о служанке он лишь немного хмыкнул: глупоость смешит всегда сама по себе, но бедная девочка...значит, нужна нянька, телохранитель, но хоть уборщика ему не надо — и на том спасибо. Телохранитель в данном случае и так выполняет свои обязанности на максимум — Хидерата нужно хранить о падения с лошади, святейший Лес...

Торговца эльф игнорировал. Совсем. Хотя бы потому что после того, как Шестой озвучил некоторые возникшие дела, Хидерат устроил...истерику. На мгновение Ясин подумал, что только что изобрёл испанский стыд: смотреть на бьющегося в воплях главу города было, как минимум, неестественно. Совсем ребёнок, что опасно вдвойне. Задумчиво Ясин швырнул в рот булочку. Это действительно интересно: такой правитель ведь как-то умудрился ещё дожить до своих лет, судя по его рассказам, с большим трудом, но умудрился же! 

Это значит, у Яса начнётся увлекательная игра «дай Хидерату пожить ещё немножко и получи бонусом незаменимые знания о мирок и вкусную еду». Он не был против.

Насколько я волен в своих действиях по отношению к вам, господин? — поинтересовался эльф, плавно поднимаясь на ноги, когда его сторона стола полностью опустела. — Мне придётся вас много тягать, если вдруг будет какой-нибудь серьезный повод. Например, если в вас полетит стрела, мне придётся, чтобы отбить ее, оттолкнуть вас. Ну, в нашем случае — вас в сторону. Мне будет не слишком удобно это делать, если вдруг потом мне решат отрубить обе руки.  Я не из великих рек взял этот вопрос, были такие прецеденты. 

Этот вопрос он задал не просто так. Тут дело даже не в стреле: однажды, возможно, эльфу за шкирку придётся куда-нибудь тащить великого повелителя городов, это уже он осознал. Нужно же будет потом сказать «но вы же мне разрешили!»

 На приглашение пойти в сад он отреагировал без ложного энтузиазма: набросил на себя не пострадавшую в битве с песком нижнюю накидку цвета кости: верхняя была уже ну совсем...совсем плоха.

Надо где-то взять новую одежду, — неразборчиво пробормотал он, потрогав ткань и натягивая маску на лицо обратно. 

Изменено пользователем Regan (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Хидерат решил не набивать живот перед сложной и неприятной работой, поэтому невинность жопки-персика осталась ненадкушенной. Ну зато хоть телохранитель почти в кармане. Кроме того, телохранитель с нормальным аппетитом, чувством юмора, образованием и характером. Это радовало, хоть что-то хорошее сегодня произошло.

— Насколько я волен в своих действиях по отношению к вам, господин? Мне придётся вас много тягать, если вдруг будет какой-нибудь серьезный повод. Например, если в вас полетит стрела, мне придётся, чтобы отбить ее, оттолкнуть вас. Ну, в нашем случае — вас в сторону. Мне будет не слишком удобно это делать, если вдруг потом мне решат отрубить обе руки.  Я не из великих рек взял этот вопрос, были такие прецеденты.

- Главное не пихай меня куда-нибудь на шипы или в зыбучие пески. Или с обрыва. Или просто ради смеха. Синяки у меня тоже долго сходят. Я вообще не люблю когда ко мне прикасаются. Но если уж по-другому никак и это отпихивание спасет мне жизнь - не вижу причин тебе потом за оное спасение отрубать руки. Но если я вляпаюсь при этом во что-то малоприятное типа навоза - заставлю отстирывать! - в пустынника угрожающе ткнули пальцем снизу вверх.

Зоровавель вздохнул, собираясь с мыслями и вытирая о полотенце руки. Но мед, масло и сок просто так не сдавались. Поэтому все равно пришлось вставать и идти мыть липкие руки в купальную комнату.

А по возвращении встала серьезная задача.

- Мы встретились снова, мой злейший враг. Во второй раз за сегодня, если точнее. - с мрачной решимостью оглядел кучу одежды на кровати Хидерат. - Ясин, одеваться ты тоже будешь мне помогать. Потому что мне уже надоело тратить по полчаса на эти застежки.

Но, увы, ничего пока что поделать ничего невозможно: телохранитель неопытный в вопросах системы ремней, а учить его конкретно сейчас нет времени. Может, вечером. Поэтому пришлось напяливать обратно и сапоги, и заспинные ножны с кинжалами, и горжет с плащом самостоятельно, периодически поминая недобрым словом все сущее.

Некоторое время Ясин с любопытством взирал на мучения великолепного главы великолепного города, сдерживая рвущийся наружу мерзковатый смешок, а после покачал головой и подошёл к нему, разминая пальцы. 

- Давайте я сделаю, Господин. Эту систему я знаю, видел у наёмников...с них же и снимал. 

У Хидерата она все же была позаковыристее, так что эльфу пришлось немного повозиться, рассматривая и ремни, и самого колдуна. В итоге он все же понял, как, что и куда крепится, и, интуитивно устроив их как нужно, закрепил на теле. Хидерата пришлось основательно пощупать, так что эльф осознал, что тот не только ниже его, но ещё и...сильно тоньше по сложению. Он весь был каким-то прозрачным, и в итоге Ясин только сейчас стал по-настоящему понимать всю сложность своей задачи. 

Зоровавель даже немного дар речи потерял когда его начали бесстыдно щупать, трогать и вертеть, даже пискнуть не дали в свою защиту. Спустя буквально час со знакомства! И непонятно от чего краснеть - от бесстыдства или от злости. Кроме того, дар речи может и был потерян, но дар мата - никогда.

- Ты блять тут не прихуел ли случайно? - слегка розоватый в районе щек глава города в немом возмущении уставился на охранника. - Чтоб больше так не делал. Без разрешения.

Все еще пребывающий в немного шоковом состоянии Хидерат вернулся к столу с подушками и вытащил из кадки мимозы свои кольца, в полной прострации их надевая. Но в итоге природная злость победила и Зоровавель, встряхнувшись как мокрый пес, только мантия волнами пошла, с деловым видом направился вон из комнаты:

- Ладно, пошли. Сегодня будешь привыкать к своей роли, покажу тебе где чаще всего бываю. - и веселой назгулоподобной фигурой Хидерат похромал к лестнице, возле которой ненавязчивым трупом бдел Шестой.

- Господин, Ваши дяди все еще на первом этаже. Ожидают Вас. - услужливо испортил настроение еще больше слепой.

- Блять. - однозначно высказался Зоровавель, все равно продолжая хромать с той же скоростью по лестнице вниз.

- У них какое-то важное дело.

- Двоекратное блять.

- Они сказали что не уйдут пока не поговорят с Вами.

- Трехкратное блять. И ни слова больше! - на Шестого предупреждающе наставили палец, приказывая заткнуться.

Слуга почтительно промолчал, проводив невидящим взглядом эльфа. Оный эльф Шестому очень не нравился, но хозяин знает лучше кого нанимать и кого запирать у себя в лабораториях.

На первом этаже было подозрительно пусто, даже слуги не сновали как обычно. Возможно, такое положение дел можно было бы оправдать наличием двух внушительных фигур.

Оба мужчины были темнокожими и явно близнецами, но на этом вся их похожесть заканчивалась. Поскольку один был завернут в одежды так же тщательно как Хидерат, и придерживался бело-фиолетово-красной гаммы с кучей украшений к месту и не к месту, а у второго из одежды наличествовали только шаровары темно-зеленого цвета, татуировки, шрамы и пирсинг в неожиданных местах. Хотя может здесь принято носить на шее с десяток золотых амулетов и столько же браслетов на каждой руке, а еще прокалывать себе соски, губы и нос кольцами с мелкими колючками, покрывать татуировками голову, руки и живот и бриться наголо. Кроме того, у интеллигентно выглядящего из оружия были только нефритовые четки, а пирсингованный весьма фривольно держал ладонь на навершии ятагана. 

Условно этих двоих можно было разделить на "до" и "после" начала работы над мускулатурой. Нормально одетый явно бы проиграл в бою брату, у которого, казалось, даже подбородком можно было гнуть гвозди. Зато длинные волосы интеллигента могли запросто поспорить в мягкости и ухоженности с прекрасными эльфийскими девами.

Еще раз тихо матернувшись на квенья, Хидерат навесил на лицо улыбку, больше похожую на перекошенный в предсмертной агонии оскал, спускаясь к родственникам.

- Любезные дядюшки, как поразительно и неожиданно увидеть вас здесь в такой день и час!

Упомянутые дядюшки ответили примерно таким же оскалом, хотя у того что в белом вышло получше показать дружелюбие.

- Мы тоже очень рады видеть нашего дражайшего племянника в добром здравии. - судя по морде, которую скорчил полуголый, он имел в виду совершенно не это, а что-то вроде "не сдох еще, ублюдок".

- И мы пришли с крайне важным предложением, которое, несомненно, помо... - начал говорить интеллигент, доставая из широкого рукава своей хламиды какой-то свиток.

- Это влияет на безопасность города? - быстро перебил Зоровавель, то и дело кидая взгляды куда-то себе через плечо, в коридор.

- Нет, но это влияет на процве...

- Тогда это может подождать до завтра! Я очень занят! - Хидерат развернулся и размашисто похромал куда-то вглубь замка, мимо замершего на боевом посту Двенадцатого и ДвадцатьЧетвертого.

- Но Господин Зоровавель! Это принесет большую прибыль! - донеслось вслед, но длинноволосый благоразумно не пошел следом, опасаясь слепых стражников.

- Ебать я хотел вашу прибыль и методы её получения, чтоб у вас все отсохло что не кастрировано... - буркотал недовольный Зоровавель, открывая какую-то решетку и ведущую вниз винтовую лестницу, освещенную светом факелов.

[nick]Хидерат "Паучьи Пальцы" Зоровавель[/nick][ava]https://68.media.tumblr.com/d7291e5774adcaded718a9359d2046af/tumblr_myyca1dMNx1r1o5eso1_500.jpg[/ava]

Изменено пользователем Мегатр (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

В зыбучие пески не пихать, лишний раз не трогать, не толкать, не ронять...наверняка ещё не подбрасывать, подножки не ставить, а ведь наверняка ещё под подушкой какой-нибудь мерзкий кинжал с чёрным колдовством на нем хранит, возможно, даже со сталью, приближенной к моргульской. То есть, ночью следует быть с ним осторожным тоже. Постепенно Ясин понимал, что совсем скоро может из телохранителя превратиться в эдакую эльфискую мамочку, с той лишь разницей, что дитю не так уж мало лет. 

Когда нужно будет окунуть Вас с головой в навоз, господин, я специально предупрежу, — вежливо пообещал Ясин, смерив взглядом протянутый палец. Кажется, его будет очень часто хотеться...окунуть. — Не беспокойтесь, если это не навоз волчицы в гон, даже сам отмою. 

Да, проблема таких какашек была, помимо очевидных, в том, что они чертовски сильно разъедали кожу. 

После этого Ясин поднялся со своего места, вставая у обычного для телохранителя места — у двери, от которой ему, впрочем, пришлось вскоре отойти. 

Хидерат пытался одеться. Надо сказать, конструкция подобных закрепов для оружия никогда не нравилась эльфу. В Лориене ведь все совершенно иначе: никаких лишних ремней, никаких завязок, все крепится удобно на бёдра, так, чтобы можно было, в случае чего, взлететь на дерево или же вовсе сбросить, если, например, приходится переплывать реку. Лишняя сложность и тяжесть никому не нужна, но Зоровавель, похоже, так не думал. Закатив глаза, Ясин отлепился от стены и сжал его за бока, решив помочь. 

 

Ты блять тут не прихуел ли случайно? 

Эльф выгнул брови, обматывая лицо чистой дышащей тряпицей и заправляя ее за уши, чтобы случайно не сползла, и пожал плечами, внутренне посмеиваясь: всё-таки он был забавным, как сердитый волчонок. Ну вот прямо сейчас возьмёт и разорвёт на части. Но извините, каким-то образом нужно было его одеть, а как это ещё сделать, не трогая колдуна за...за разные части? Да и совсем это не противно, скорее даже приятно...

Прошу прощения. 

 Когда розовый, как дозревающая клубника — очень хороший цвет, да — человек, только что парок из ушей не пуская, всё-таки собрался выходить, Ясин проверил, насколько легко выходит из ножен чужеродный меч, и кивнул коротко, молча нависая разумной тенью за его плечом, впрочем, держа дистанцию, чтобы он сам, в случае чего, не отрубил эльфу, например, ухо. 

Ухо ему ещё нужно. 

Неведомые дядюшки, о которых говорил слуга — кстати, мертвые слуги эльфу не нравились ещё больше, чем характер его нового господина, и если последний еще более или менее умилял, то эти совершенно точно нет — не слишком впечатлили его, и хотя реакция у колдуна была...красочная, это также не прибавило сомнений. Мало ли, может быть, он на все события в его жизни так реагирует. Потерял красивую мраморную мыльницу — и рыдает на кровати, почему нет. У всех разная эмоциональность.

И всё-таки Ясина не отпускало чувство жгучей, ядовитой неправильности того, что он делает. Да, разумеется, возможность доступа к библиотечным свиткам и фолиантам из кожи, из которых буквально сочатся знания, за которыми так жадно охотился эльф, стоила всего этого...да и быть телохранителем у правителя куда лучше, чем у неизвестного никому купца, но ведь Хидерат — совершенно точно тёмный. Колдун. Похож на ходячий труп. 

Да ещё и слуги эти...в обычном случае, например, переходя через горные гряды, где немертвые встречались даже слишком часто, эльф бы порубил их в капусту, да ещё и мясо есть бы не стал — гниющую падаль только гиенам, несмотря на то, что он, кажется, мог сожрать уже деревянную ножку от стула — и это было бы до него нормально. 

Но здесь...их нельзя было обезглавить, убить, потому что те служили «господину» — интересно, что случится, если убить господина, то есть, исчезнут ли слуги — и такое соседство его нервировало. Впрочем, как всегда, своих мыслей эльф не показал. 

За сей глубокой рефлексией — что ему ещё делать, если дел только — идти следом да следить за возникающими отовсюду пылинками — он не заметил, как они плавно и быстро спустились туда, где ждали Хидерата обещанные дядюшки. 

Эльф выкатил светло-серые свои глаза, чуть опустив голову, чтобы этого не было так заметно: теперь была понятна реакция господина на новость о том, что эти двое явились по его душу, хорошо-ещё-что-не-тело. Один, одетый в светлое, ещё выглядел безопасным, и даже немного был похож на эльфа — хоть и пахло от него человеческим потом да специями — зато вот бабушка второго явно когда-то учудили, согрешив с орком. 

Ебать я хотел вашу прибыль и методы её получения, чтоб у вас все отсохло что не кастрировано...

Какая прелесть. Впрочем, эльф, сверливший взглядом обоих людей весь их диалог так, словно хотел воспламенить им волосы мощью зрачков, не был удивлён таким взаимоотношениям: по Лихолесью уже ходили анекдоты на тему того, как принц Леголас и его царственный отец умудряются уживаться друг с другом в одних границах и не убивать друг друга каждый день после завтрака. 

Прикрыв спиной от взоров мужчин своего господина-подопечного, Ясин убрал, наконец, руку с рукояти меча — оказывается, весь их разговор он держал пальцы на ней. Надо же...

Господин, позвольте узнать. Почему вас так взволновал визит ваших дядьев, если вы все равно не планировали их слушать с самого начала? — поинтересовался эльф, немного настороженно проводя взглядом решетку. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Персонаж

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×