Перейти к содержанию

Рекомендуемые сообщения

Бывшее укрепление Гондора, располагается южнее и восточнее Огилиата в стороне от тракта, ближе к горам Тени. Форт несколько раз переходил из рук в руки, пока набеги и вторжения в Итилиен не увеличились настолько, что войско Гондора вынуждено было отступить к основной базе - Восточному Осгилиату. 

Форт представляет из себя кольцо каменных стен, местами порушенных и замененных на деревянный палисад. Внутри располагаются несколько грубых строений, вдоль стен устроены навесы, где воины могут прятаться от солнца и непогоды. В центре возвышается высокая наблюдательная вышка, где дежурят дозорные. 

В форт ведут главные ворота с западной стены и несколько небольших проходов в восточной и северной части стен. 

Перед главными воротами, как предупреждение находиться пару воткнутых в землю кольев с человеческими черепами.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Блаженная тьма ночи уступала мерзкому свету дня, и над фортом раздалось пение рога, призывавшего дневную смену заступать на посты. Ворча и ругаясь бойцы пихали снаг, помогавших им натягивать кольчуги или разнообразную кожно-металлическую броню. Ночная смена укрывалась в палатках и под навесами, бойцы требовали жратвы и грога. Часть гарнизона откровенно волынила от каких-либо дел, но за дозорами следили неукоснительно. Потому, как здесь от поданного вовремя сигнала зависела жизнь каждого засевшего в форте орка. Хотя и атаки тарков не ожидалось, бойцы на передовой больше доверяли своему опыту, нежели заумным и порой далекими от реальности заверениями мудрил-командующих. Нюхачи-разведчики, проводя недельные вахты в "поле" могли узнать больше, чем какой-нибудь выскочка из Лагбурза, корпевший над картами.

С тех пор, как последние жители оставили Итилен и грабить стало нечего, характер противостояния Мордора и Гондора изменился, вылившись в тяжелую пограничную войну с мелкими отрядами противника. Мордорские отряды часто "терялись", но орки тоже в долгу  долго не оставались, устраивая рейды и облавы, прочесывая определенные участки земли большим числом по наводке разведчиков. Часто отряды натыкались на головы менее везучих соплеменников, насаженных на колья, а в ответ пойманных следопытов вешали на ближайших деревьях. Тактика запугивания применялась с обеих сторон, ровно, как и засады, волчьи ямы и другие ловушки. Пока Гондор все еще удерживал Восточный Осгилиат, он имел плацдарм для действий в Итилиене, и будь у тарков полководец посмелее, давно бы уже собрал ударный кулак и выбил бы мордорцев из форта. Если нельзя удержать, можно было бы разрушить. Видимо противник был слишком острожным, опасаясь быстрой ответной атаки со стороны гор или Моргула. 

Всего в форте базировалась около пяти сотен бойцов, не считая тех, кто находился в рейде или засаде. Пять десятков снаг были строителями, под началом лихого бригадира Равшанга. Рабочие были вооружены лишь пращой и какими найдут снарядами, если припрет могут использовать мотыги, кирки и другой шанцевый инструмент. Но в их боевую ценность верилось с трудом, максимум смогут помочь в качестве застрельщиков, либо станут смазкой для вражеских мечей. В их задачу входило поддержание в должной форме укреплений форта. Еще три сотни были рубаками без специализации, вооруженные, кто во что горазд, и как правило облегченно, чтобы удобнее было действовать в лесу. Многие имели луки, хотя и стрелками были и не лучшими, но обстановка подталкивала, хочешь жить - умей приспособиться. Также имелась сотня тяжелых латников-уруков, которыми командовал Дурбаг, украшенный шрамами и проклинающий того, кто послал его воевать в леса, где нужны совсем другие навыки, нежели были у воина тяжелой пехоты. Оставшиеся пять десятков были мозгляками в виде нюхачей, кашеваров, фуражиров, кузнецов и инженеров. Последние занимались сбором пары небольших катапульт для защиты форта. Вот только со снарядами было тухло, а с подвозом боеприпаса и того хуже. Доспехи были латаны-перелатаны, стрелы старались забрать после отстрела, на крайний случай подбирали вражеские. Некоторые бойцы щеголяли с большими щитами тарков, с перечеркнутым Белым Древом или намалеванным сверху Алым Глазом. 

Командовал всем этим безобразием Бурдюг, бывший тысячником мордорского войска. И хотя его имя и напоминало хандское самоназвание объемного кожаного мешка для хранения жидкости, чаще пойла, при передвижении верхом - Бурдюг был тощим и ушлым хлыщом, бывшим командиром разведчиков и рейдеров, который переходил Горы Тени раз двадцать еще тогда, когда Дурбаг кусал взрослых за щиколотки. Так, что Бурдюг имел авторитет среди бойцов, хоть и происходил из "мозгляков". 

Дурбаг встречал новый день тем, что покидал командирский сарай после хорошей ночной попойки. Бурдюг в этом соответствовал своему прозвищу, демонстрируя возможность влить в себя объема больше собственного веса. Да и грог был у тысячника хорош, не моргульская водичка, которым поили снаг. Сотник, еле передвигая ноги. с предвкушением представлял себе, как проспит до вечера в своем гамаке. До его смены в лесах еще неделя, а там вполне возможно и не вернуться, так что надо пользоваться возможностью. Днем, если не было туч, форт замирал и всякий старался укрыться от взгляда злобного дневного светила. Большей частью гарнизон спал, окромя несчастных дозорных. И все же, оружие и доспехи у всех были под рукой. Если тарки и нагрянут, то только днем, когда орки хуже видят. Но гондорские командиры в последнее время не спешили и больше осторожничали. Дурбаг был благодарен им за это. 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

На горизонте показалась и стала медленно увеличиваться чёрная точка. Со временем она приобрела отчётливую форму и превратилась в крылатую тварь, осёдланную назгулом.

Хэлкар спешил к форту на всех парах. Конечно, можно было послать какого-нибудь ублюдка из Моргула, но полководец не упускал случая лично пнуть подчиненных под мохнатый зад и прирезать пару лентяев, заснувших на посту.

Вот и сейчас, судя по тишине, было ясно, что на восток толком даже не смотрели. Лишь когда Тар-Кириатан был на подлёте, дозорный в сотне метров от стен форта, задницей почуяв неладное, обернулся, однако тут же был схвачен и сожран виверной. Такие раззявы здесь ни к чему.

Приземление в центр форта было молниеносным. Спрыгнув с виверны, Хэлкар тенью метнулся во внутренние помещения, игнорируя забивающихся по углам снаг. Ему нужен был главный в форте, Бурдюг, кажется. Однако по пути к нему назгул едва не налетел на пьяного вдрызг орка, который до этой секунды, покачиваясь, брел куда-то. Первым желанием назгула было вырвать из обрюзглого пуза этой твари его кишки и скормить их крылатой твари. Нависая над орком, Тар-Кириатан буквально прижёг пьяницу к земле, схватил рукой в латной перчатке за шею и прошипел:

— Прямо сейчас ты, шавка, отведёшь меня к главному, и он ответит за то, что в вашем лагере происходит подобное. Живо! 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Дурбаг мгновенно протрезвел, когда в форт буквально "упал" один из Гулов. Начальство самолично заявилось, а это значит будет, что-то плохое. Большие Начальники так просто на захолустную передовую "скучной" пограничной войны совались не часто. И конечно же в эти редкие визиты не обходилось без самоутверждения полководцев перед простой солдатней. Дурбаг задавался вопросом, какой варг успел укусить гула и понимал ли пустой шлем, что пущенный на обед виверны мозгляк был обученным и опытным разведчиком, знающим окрестные тропы, нычки, ловушки, обходные пути, да и к тому же отлично стрелял из лука, тогда когда хороших стрелков в войске Мордора всегда не хватало. Наверное Большим Начальникам о таком думать некогда, конечно, не им же тут воевать с тарками. Как наверное не думали и о том, когда посылали латников воевать с партизанами. И где были все эти гулы, гхаштарки и прочие пугала, когда тарки сжимали в тески отряд Сканга? Когда стрелы летели из-под каждого куста и руки наливались свинцом, держа отяжелевшие щиты, от воткнутых в них роя стрел и дротиков? 

Подобные мысли пронеслись в голове сотника, а остатки грога моментально выветрились, под воздействием ледяного душка, идущего от назгула. Дурбаг умудрился даже физиономию не скривить, моментально придав себе боевой вид и в ответ лишь громко отчеканил: "Слушаюсь". Урук давно привык не показывать и тем более не комментировать, то что думал, тем более в присутствии вышестоящих. Приказы, какими бы они не были, надлежало исполнять. И тем более, когда рядом один из зловещей Девятки Ока. В Черной Яме оказаться не хотелось, как и в пасти крылатой твари.

Урук повел назгула к строению, где обретался командир. По пути урук продолжал про себя удивляться, что же так разозлило назгула. Дозоры стояли, "секреты" были заполнены наблюдателями, ночная смена отдыхала по расписанию, как и ребята Дурбага, и те, кто ходит с ним в опасные рейды и вылазки в леса и рощи Итилиена. Залечивали раны, доспехи латали, точили оружие, все ка обычно. Или, что им не пить еще? Может еще и не есть и не испражняться? Как обычно идеи и представления отцов-командиров об армии и устройстве войска расходились с реальностью. В общем хороший день мигом покатился варгу под хвост, стоило Черному Плащу появиться немного в неподходящий момент. Дурбаг жалел, что не ушел пораньше, как того хотел, и сейчас разъяснятся с назгулом выпало  бы лишь одному Бурдюгу, балрог его задери. 

Приближаясь к импровизированному командному пункту Дурбаг опасался, что если они сейчас застанут командира дрыхнувшим на койке. Это было бы... Некстати. Но там, где Дурбаг учился хитрости - Бурдюг был гуру, и встретил командующего фронтом уже предельно трезвым - крики и аура назгула даже мертвеца подняли бы, а командир всегда держал ухо в остро. Они оказались в прямоугольной комнате с грубо сколоченным столом и парой лавок. На стенах было развешано оружие, в том числе и трофейное, а также пара знамен. На столе покоилась карта из конской кожи, с пометками застав, "секретов", охотничьих троп, предполагаемых районов, где бесчинствовали тарки. Пометки были сделаны грубым почерком, местным аналогом Даэроновых рун, с матерными комментариями. Углы карты прижимали к столу камень, череп, топорик и свеча. Ни следа грога. Бурдюг позаботился. 

Тысячник и командир гарнизона отсалютовал командующему и четко, не запинаясь, отчеканил, докладывая, что противник вблизи замечен не был, дозоры расставлены, рейдеры ушли, смена отдыхает и подлатывает себя и броню. Дурбаг остался стоять позади, в дверях за спиной назгула, так как разрешения войти не получал.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Выслушав доклад, назгул некоторое время молча буравил взглядом тысячника, а затем благодушно кивнул.
- Отлично, - вкрадчиво прошипел Первый. -  Если всё и правда так хорошо... То какого балрога твои бойцы, а в особенности офицерский состав, пьянствуют во время службы?! По-хорошему, следовало бы сменить здесь всю верхушку, но я не привык разбрасываться кадрами, поэтому, пока здесь порядок, я, так уж и быть, закрою глаза на то, что этот урюк - назгул показал рукой в латной перчатке на стоящего у двери орка - вдрызг пьяный шатался по лагерю. Да и от тебя за милю несёт вашим гнилым грогом. Значит так, слушай сюда, боец. Через несколько дней к вам подойдёт моё подкрепление, и к этому времени все твои люди должны быть готовы к их прибытию, а именно - принять, расположить и сделать всё необходимое, чтобы они пошли в бой с максимальной эффективностью. Пока меня не будет, старший здесь ты, и не дай Мелькор тебе обосраться - лично шкуру сдеру. 
Король-Чародей был не в лучшем расположении духа - беседа с Владыкой прошла не лучшим образом - поэтому Первый леденящим взглядом посмотрел на подчинённого и тут же удалился, едва не снеся стоящего у входа пьяницу, который к этому времени, кажется, успел протрезветь. 
Выйдя наружу, назгул осмотрелся, вернулся к своей виверне, которая уже смачно отрыгивала съеденного и частично переваренного "смотрящего", прошляпившего его, забрался на неё, и та взмыла в небо. Теперь ему надо было вернуться в Минас-Моргул и отдать ещё несколько приказаний, прежде чем присоединиться к своей армии и начать реализацию операции "Аш назг гимбатул".

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Назгул улетучился так же быстро, как и появился, не успел Дурбаг выдохнуть. Бурдюг заметано расслабился и шлепнулся задом о лавку, после чего позволил себе смачно рыгнуть. На предложение начальника гарнизона пропустить еще стаканчик Дурбаг лишь витиевато выругался. 

- И что это сейчас было? - спросил урук командира.

- Тролль его разберет. Может он сам пьяный был, а?

Дурбаг шутку не поддержал, хотя см задавался подобным вопросом. Что это за приказы такие без подробностей? Куда, чего и зачем? Задачу войскам грамотно не поставили, цель не описали. Так, что стали оба орка напрягать извилины, пытаясь отгадать высокопарные послания командующего.

Во-первых, форт не мог вместить в себя народу больше, чем в нем находилось сейчас, не говоря уже о смене в лесах. Значит нужно расчистить местность вокруг. Во-вторых, а что они жрать-то будут? Сам форт очень сильно зависел от морульских поставок, которые были очень редкие, так как отправляли сразу много и под большой охраной, чтобы в засаду не угодить и отбиться от налетчиков врага. В остальное время приходилось перебиваться собственными силами, гоняя снаг на фуражировку. Придется послать весть, чтобы "подкрепление" захватило с собой и провизию. В-третьих, а зачем варгу сбруя? Самолично главный из гулов вряд ли бы сунулся в такую глушь, если только это не полноценная атака на тарков. В таком случае стоило подумать о цели атаки. Вырисовывалась только одна подходящая цель - Восточный Осгилиат, сидящий занозой в заднице у всего мордорского натиска на Гондор. Оба командира понимали важность такой атаки, так же как понимали, что дело предстоит кровавое. 

Так, как Дурбаг уже имел опыт штурма укреплений, он занялся приготовлением, а Бурдюг отправкой разведки и организации из увальней с луками хоть какого-то подобия застрельщиков. Хороших лучников днем с огнем не сыщешь, так что приходилось пользоваться тем, что есть. Ищейки и тому подобные мозгляки хорошие стрелки, но их мало и в массированном штурме от них проку мало, только лишние траты умелых бойцов, где не нужно. 

Дурбаг сначала навестил Равшанга, чьи снаги должны будут расчистить обширную площадку вокруг форта. Охранять их будут разведчики и бойцы. 

- Только все деревья в форт несите. - добавил сотник.

Следующим урук навестил местного инженера и знатока по части фортификации Ушлюга, местного сумасшедшего, страдающего острой формой гигантомании, выражающиеся в его машинах. Ему и было поручено заняться постройкой осадной башни, тарана и большой катапульты вдобавок к двум малым, уже готовым. Ушлюг, которого за глаза дразнили хандским "Утюг" (каким-то приспособлением для работы с тканью),  принялся за дело с завидным энтузиазмом. Всем свободным от указанных выше работ, Дурбаг приказал изготавливать приставные лестницы, много лестниц. 

Форт засуетился, как разворошенный муравейник. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×

·