Перейти к содержанию

Активность

Лента обновляется автоматически

  1. Последний час
  2. Сегодня
  3. В "Лунной" крепости царило затишье. Словно тени туда сюда проскальзывали рабы, старавшиеся как можно меньше соприкасаться с людьми или орками, что были на службе владыки Мордора и господ этой крепости, ведь если лишний раз не попадёшься на глаза, то проживёшь хотя бы ещё не много, ища маленьких радостей насытить свой желудок. Для такого склада рабов, этого было более чем достаточно, чтобы продлевать своё существование, остальные попросту не могли вынести подобного существования и умирали, самыми разными способами. Искажённая, раненая луна нанесённая на чёрный фон знамени Минас Моргула, реяла ф
  4. Празднество продолжалось, и тут дары которые начала преподносить главная гостья этого вечера, начинали раскрываться и демонстрироваться один за другим. Уже с самого первого, впечатлению изумления Мурсили и его супруги Саластины не было предела, ибо только этот дар уже был весьма дороже, даже в чисто денежном эквиваленте, чем те статуи (которые отнюдь не дешёвые) которые Дом Папратар подарили Омаре. Увидев взгляд своего господина, тот слуга из числа лакеев, который принимал первую книгу, с особенной осторожностью понёс её в библиотеку, где решено было их разместить до того, как ими займётся сам
  5. Вчера
  6. [NICK]Валараукар[/NICK] [AVA]https://i.pinimg.com/564x/3d/43/ac/3d43acb54c379bb76f1d621a6b0c4e0f.jpg[/AVA] [STA]Разрушители королевств[/STA] Отравленные обещаниями падшего вала, облаченные в мерзкую форму, эти злобные духи уничтожали целые города и цитадели, прокатываясь необоримой силой по землям свободных народов. Личная гвардия Моргота, отступники и предатели, долгое время они покоились в этих пустошах, в котловине Серых гор, там где властвовали вырожденные драконы, внушая страх смертным на юге. Бежав от исхода войны далекой древности, восемь демонов пламени Утумно нашли се
  7. Увядшая пустошь была регионом в восточной части Серых гор. Там Серые горы разделялись на два хребта, северный и южный, между которыми в древности находилась Вересковая пустошь, выжженная драконами, со временем почернев. По слухам здесь обитали драконы, которые иногда возвращаются сюда, чтобы продолжить свой род.
  8. Отряд гномов застрял на одном из ухабов, сразу после гребли, переправив свой бронеобоз через запруду пару дней назад. Они долго решались как поступить, пока их еще не настиг летний сезон дождей, упирающийся в стену из Мглистых гор. Мори вел свою братию на очередную разведку к Подгорному королевству, готовясь столь основательно, что запасные части к своей телеге они забыли в людском поселении ранее. Теперь они были вынуждены проявлять всю мощь своей смекалки, дабы поставить обоз на ход. Бросать телегу полную припасов предприимчивые дельцы никак не хотели, а потому решили немного задержаться. То
  9. ===> Мория Возвращение в мир, каким оно будет? Морнэмир слушал истории об этом от Норнориэль, коротая с ней дни, отмеренные скорее по наитию, чем по строгой системе. В Бездне время тянулось совсем иначе, упорядочивая свое течение ближе к поверхности. Они вышли из Подгорного королевства поздним вечером, а потому солнечный свет не мог навредить обостренному зрению узницы подземелья, освобожденной случаем и тем, что в простонародье звали удачей. Небо озаряла плеяда звезд. Морнэмир к тому моменту утомился просто следовать за разведчиками, слушая Гендальфа, которого усердно пытался в
  10. В этом походе, ни без доли ностальгии, Туварс Супилли припомнил свои годы одиночества, когда окружали его лишь орки, да тролли, а люди если и попадались, то с ними такими и встречаться-то никогда не хотелось. Поэтому лучшие минуты, в те годы Туварс проводил наедине с собой, в своей чёрной юрте, даровавшей прохладу в жару, из-за эффекта пещеры и согревала в холод. Впрочем теперь, вид его ублажала Ирханну, своими танцами, а точнее Турингвэтиль, которая в это время наслаждалась жизнью, существованию в теле, о котором она радикально соскучилась. Она жила моментом и потому с лёгкостью и наслаждение
  11. Утро следующего дня было немного пасмурным, но к полудню обещало распогодиться, что было не плохим предзнаменованием для начала путешествия. Рунвар встретил утро, привалившись к бочонку на пристани, где он решил дождаться остальных, после чего уже повести их знакомиться с судном и командой, которую он вчера набрал, заглянув в парочку отвратительных трактиров на окраине города. Скальд похрапывал, в руке его покоилась фляга с настойкой, которую варил Дралин в одной из подворотен города. Его разбудил хороший пинок. Скальд открыл ошалелые глаза, все еще плохо соображая, где находиться. Перед
  12. Последняя неделя
  13. - Господин Мурсили, Вы мне льстите. - Омара кокетливо похлопала ресницами на старшего Папратара. - Вот с Вас и начнем. После недолгого шебуршания из самого основания небольшой горки подарков был извлечен самый массивный и увесистый. Размером почти локоть на локоть и толщиной в два дюйма, он громогласно грохнул о стол. Даже обернутый вокруг шёлк не смог приглушить немаленький вес прямоугольника. - У нас в Сарде самым ценным подарком считается что-то, сделанное своими руками или полезное. Но увы, у нашего рода довольно узкие специализации. - Омара тяжко вздохнула. - Дарить что-то не о
  14. По началу, четвёрка эльфов курсировала всё время где-то рядом с конной группой дружины княжича Дейла, особенно не отрываясь. Однако все четверо не упускали возможности выехать вперёд, в поисках хоть каких-нибудь следов, до того как люди на своих лошадях тут всё затопчут. Чего-чего а дури в вопросах выслеживания, у людей по мнению этой четвёрки феанорингов было хоть отбавляй. Благо у Баина была своя задача, а именно охрана землепашцев Дейла, а у квадриги отвязных отщепенцев из Имладриса, совсем другая, своя особенная задача. Они искали необычные следы, и дай им три сотни лиг, но эти многоопытны
  15. В связи с неприятным происшествием у травницы, Мегард решил переждать переполох за пределами города. Благо самый удобный маршрут поверх крепостных стен уже был опробован пару ночей назад. И вот теперь полукровка оставил большинство своих вещей на чердаке, засунул в поясную сумку самое необходимое и сиганул за два часа до рассвета со стены города во мрак. Утром Мегард был уже достаточно далеко для того чтоб не вызывать подозрений. Хотя и приходилось не идти напрямик через поля, чтоб не оставлять следов. Зато бежать по относительно ровной и твердой дороге быстрее и легче. Смуглокожий сделал
  16. Королева Ильмарэ следила за тем, как Арагорн уделяет внимание Аратар, впрочем в этом надзоре не было необходимости, ибо она итак чувствовала, как он благодарен высшим, за все те дары что выпали на его долю. И в первую очередь за неё саму. Галерея Варды Элентари теперь жила вновь, и была активно защищаема Гвардией Белого Древа, россыпь звёзд над Минас Тиритом, словно бы сияла ярче обычного в эти дни. Периодически плавные ветра Манвэ Сулимо пригоняли тучки, сотканные его братом, и воды Улмо изливались на пахотные земли Гондора, что были видны Ильмарэ на лиги и лиги вокруг, оплодотворяя растущих
  17. После столь знаменательного события, дня что прозван был «Днём признания и возвращения», оставалось ещё не мало времени для официальной церемонии коронации Арагорна на трон Гондора и провозглашении объединения королевств дунэдайн. Этот период стал периодом некоторого рода упорной работы для многих. Присягнувшие ему лорды Гондора, разъехались по своим землям, исключая лорд-маршала земель Анориена, которые входили в личную вотчину потомков Анориона первого короля Гондора. Этого человека Арагорн опрашивал за сводами счётных книг, узнавая подробно о делах в королевских землях. Впрочем занят был он
  18. Эрегион Даэр приближалась к Вратам Дурина, минуя последние лиги незаселенных, давно покинутых всеми земель. Здесь она и дождется скитальцев во мраке, как и предсказывала ее госпожа. Эльфийка устроилась подле гладкой стены, между двумя старыми падубами, рядом с текущим мирно ручейком. Она отпустила Сифа на охоту, а сама стала разводить костер, обустраивая временный лагерь. Хорошо, что заранее запасла мясо, принесенное волком. Теперь его можно будет приготовить на огне, дабы вернувшиеся потеряшки могли немного погреться и утолить голод. Когда мясо начало лопаться от жара и трещать, распрост
  19. Новоявленный младший дух довольно легко решил отбросить тяжелые думы, справедливо указав, что даже ему не ведомо все. Так почему Илгон должен волноваться, что не понимает чего-то в сложном устройстве мироздания? Подобная мысль внушала какую-то, пускай и зыбкую уверенность. Воистину, пустое долой. Воитель с благодарностью принял из рук майа флягу, отпил, ощущая, как по телу разливается живительное тепло. Эльда взял ложку и очень быстро вычистил миску с ухой. Неплохо, но было мало. В нем опять просыпался зверский голод. И это было хорошим знаком. Он еще жив, он все тот же, а не что-то иное…
  20. Ни смотря на недавно прошедшее сражение, по приказу Туварса Супилли для всех павших воинов, были начаты обряды захоронения. И конечно самые ценные воины, из числа павших коих было не много, были фалангиты рати правителя Барад Харна. Этих захоронили в кургане из камней, с их личными кинжалами, а поверх кургана был поставлен камень. Туварс лично выбрал наиболее подходящий плоский камень, на котором по его эскизу на бумаге, раб-каменщик выбил эпитафию: "Отважным воителям Харна, оставившим бренное тело, и отправившимся к священной Незримой Звезде, сей посвящённым". Под эпитафией был нанесён с
  21. Ещё раньше
  22. Настал день, которого тут ждали все последние дни, с момента въезда в город Арнорского государя, а также всех лордов и сенешалей, которые прибыли вместе с ним или немного ранее. В том числе простые бюргеры Минас Тирита зная о сегодняшнем дне, также были изрядно взволнованны, и ждали этого дня. Эту ночь, Арагорн не смог сомкнуть глаз, он волновался и здесь и сейчас, успокоение ему даровало почему-то лишь общество хрониста Бэггинса, с которым выйдя на террасу могли они раскурить доброго листа из Шира, оглядывая удивительные пейзажи вокруг. Собственно сам Бильбо получив жалование от Арагорна, при
  23. Двери Западных Врат Кхазад-дума, или Мориа. Врата Дурина располагаются на отвесных скалах, именуемых Стены Мориа, на западной стороне Туманных Гор. Они смотрят на неглубокую долину у подножия скалы. У Врат Дурина начиналась отмеченная двумя падубами дорога, которая вела на запад в королевство Эльфов Эрегион. Сираннон, Привратный Поток, протекал вдоль дороги. На краю долины Сираннон ниспадал каскадом со скалы и образовывал Каскадный водопад. За Вратами Дурина находился лестничный пролёт из 200 ступеней, ведущих вверх. Наверху располагался извилистый сводчатый коридор с множеством пово
  24. Ни смотря на длительное путешествие, и позднее заселение в трактире, эльфы как и свойственно их натуре пробудились от своего необычного состояния полу-забытия, довольно рано. Они почти одновременно собрались у столика на первом этаже. Последним же спускался Каинион, который тихонько оставив спящую кудесницу, скрасившую ему прошлый вечер, покинул трактир вскоре — вместе с остальной четвёркой. Тут у конюшни, они облачились в доспехи, впрочем не надевая шлемов, да и то только потому что то был оптимальный вариант их транспортирования, при той погоде, что имела место быть вокруг. Ночью прошёл ливе
  25. За последнее время, Эльронд не слишком ещё успел привыкнуть к столь скорому принятию решений, кое демонстрировали ваньяр, что само по себе впрочем он наблюдал ещё с самого, с ними знакомства. Эти аманэльда были удивительны, и в некоторой степени не слишком походили на тех, видевших свет Амана, к которым привык он сам, то есть к эльфам-нолдор, в королевском роду которых он был рождён, многие века назад. Выслушав командира их Раваона, владыка Имладриса медленно кивнул, и ответил. — Разумно, лучше прежде других выслать рейнджеров и разведчиков. В месте, где сокрыт западный проход в Морию, може
  26. Реакция Омары Зоровавель очень сильно порадовала Мурсили, и эту радость он сейчас проявлял вполне искренне и расслабленно. Широкая и довольная улыбка, обрамлённая его густой бородой красовалась на лике хозяина дома. Сей подарок был отчасти памятным подарком, повествующем о культуре Умбара, культуре наследовавшей нуменорской колониальной культуре, а отчасти в виде собственно статуи "Блистательная" даром искреннего восхищения от меценатствующего в Умбаре Дома Папратар лично Омаре. Сам Мурсили находил очень забавным такое своё наблюдение, которым он как-то раз поделился со своей супругой, когда о
  27. Армии Барад Харна не пришлось слишком долго стоять в ожидании, близ селения Хас Адари, ибо уже со второго дня пребывания на берегах реки Сакаль, разведчики Туварса начали докладывать о том, что замечали небольшие группы, таких же разведчиков (что было очевидно). Военноначальник Харна догадывался, учитывая что бедуины знали о его подходу к Хас Адари, свой сбор они начали ещё раньше. Также он знал и о том, что кочевники здесь обычно активно используют особенности местности, испещрённой скалистыми кряжами, и крутыми утёсами на берегах. Впрочем, главным козырем чародея были его птицы, ибисы глазам
  28. Илгон принял тарелку с таким... холодом. Норнориэль почувствовала это, не поднимая головы, лишь печально улыбнувшись своим сапогам. Пусть поест, думала дева, такой роскоши сама она не видела очень давно, а потому будет рада разделить самое ценное, что было у нее в Бездне - самую захудалую еду. Справедливости ради, озерная рыба со дна Бездны была лучшим, что эльфийка ела за последние... сколько же сама она провела в плену у тьмы? И пока Морнэмир пытался пролить свет на случившуюся катастрофу метафизического характера, которая могла уничтожить целое войско не только лишь одного врага, умри
  29. Хлесткий удар девичьей ладошкой был для Илгона мало ощутим (хотя у гоблина бы голова отлетела от силы ваньяр), лишь мгновение спустя он понял, что произошло. Можно было бы сказать много слов, разразиться потоком брани, но откуда-то навалилась мрачная отчужденность и разочарование. И ты тоже. Похоже очередная ложь. Тот призыв о помощь, стрелой боли ворвавшийся в его разум похоже тоже был ложью. Вот только кого? Норнориэль или Саурона? Ответа не было, и это мучило его страшнее самой лютой пытки, которую мог бы придумать Мордор. Гендальф тонко сыграл на его чувствах и горечи, заставил
  30. Первую неделю Мегард слонялся по подворотням. Запоминал расположение улиц и домов, по запахам определял где кузня, где пекарня, где лавка мясника, где таверна, где жилой дом, где притон и прочее. Не высовывался, пока местные кошки и собаки не привыкли к его присутствию и переполох после происшествия у ворот не прошел. Шарахаться приходилось аккуратно, только по утрам или вечерам, когда стража была или сонная, или занята рядом с тавернами. И ладно еще стража. Но обилие запахов - неприятных по большей части - просто убивало. Как люди могут жить во всей этой вони? Но ко всему привыкаешь. К т
  1. Загрузить ещё активность
×
×
  • Создать...