Перейти к содержанию

Лэйнтиэль

Свет
  • Публикаций

    12
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    6

Активность репутации

  1. Мне нравится!
    Лэйнтиэль отреагировална Давид Зоровавель в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Сиреку бы очень хотелось лично посмотреть как Нож себя "показал" при этой битве. Если ты выжил, а свидетелей твоих свершений нет или они загадочным образом убиты в бою, то наплести о собственной доблести можно что угодно. Вот мужа досточтимой трактирщицы было жаль. Если его смерть вызывает скорбь и остается в памяти, видимо он был не самым плохим человеком.
    Лучше бы Нож молчал и не подтверждал своей причастности к разбойничьему делу. Прямо в лицо караванщику. Который только подозревал парня в опасном ремесле благодаря чутью, но доказательств не имел. И он вот прямо в лицо сказал охраннику караванов что их "приходовал".
    Вастак поменялся в лице. Теперь на нем не читалось абсолютно ничего. Трупная неподвижность мимики. Стеклянный взгляд вперился куда-то в пустоту, мимо собеседников. Немного участившееся дыхание выдавало в общей неподвижности признаки жизни. Рукоять ятагана стиснули до побелевших костяшек и легкой дрожи. Мысли у Шакилда были не самые радужные и приятные. Не мысли - воспоминания.
    Когда заговорил Радомир, Сирек очень медленно повернул голову на его слова. Выражение лица не поменялось - его просто не было. Лэйнтиэль удостоилась такого же взгляда "сквозь себя", когда подала голос. Вастак молчал.
    Ступор частично прошел только после того, как в таверне отгремел хохот над словами Рунвара. Сирек наконец-то вспомнил как моргать и судорожно выдохнул, расслабляя хватку на ятагане.
    - Благодарю... За помощь. - заторможенно кивнули Радомиру с все тем же остекленевшим взглядом. - При встрече с Лордом... Я... Упомяну вас.
    С все тем же безэмоциональным лицом Сирек повернулся обратно к Ножу. Просто так оставить разбойника без ответа не получалось даже всей силой воли.
    - Как поразительно... Благородно. - словами, произнесенные через стиснутые зубы, почти плюнули Ножу в лицо. - "Не убивали без нужды" - такого я еще не слышал. Обычно разбойники оправдываются "сами виноваты если сдохли": одни громко всхлипывали когда насилуют, другие сопротивлялись когда грабят, третьи кричали когда сжигали заживо, четвертые быстро бежали пытаясь спастись. Какая же нужда могла сподвигнуть таких же "благородных разбойников" отрубить моему сыну голову и насадить её на копьё посреди степи? Забота о сытости падальщиков? Которые выклевали ему глаза и растащили его труп вместе со всеми остальными телами прочь от места нападения на караван. Я узнал своего собственного сына только по шраму на щеке, где плоть еще не успела разбухнуть! - голос Сирека все повышался от нормального разговора почти до крика. - Моему каравану пришлось задержаться почти на день чтоб похоронить останки тел, над которыми кружили тучи мух! Те обглоданные останки, кишащие личинками и червями, среди которых было и тело моего Румсалака! Теперь он покоится в огромной безымянной могиле посреди степи! И не счесть нападений на караваны, которые для меня могли закончиться так же!
    Шакилд, почти дрожа от желания сделать больно Ножу, постепенно подходил к нему ближе. Стеклянный взгляд был наполнен едва сдерживаемой яркостью и непролитыми слезами, а лицо искажено в гневе. Но устраивать сцену посреди трактира в чужой стране было очень и очень глупо. Хотя и очень хотелось. Если бы это происходило в Сарде, Ножу бы уже снесли голову как минимум. Увы, на повышенный тон завсегдатаи начали оборачиваться и прислушиваться. 
    Сирек немного выпустил пар и напоследок лишь подавил желание действительно плюнуть в разбойника:
     - Твои кости принесли бы миру намного больше пользы, если бы остались гнить под ветрами много лет назад.
    Вастак резко развернулся и быстрым шагом направился из таверны прочь. Даже задел плечом посетителя, чем едва не впечатал того в стоящий рядом стол. Не извинился. Сирек обернулся практически от двери и рявкнул своим командирским голосом, который не использовал уже лет десять:
    - Госпожа Лэйнтиэль, я уйду ненадолго поискать господина Пеллинеля и проведать свою лошадь. Вы вольны присоединиться ко мне, если пожелаете!
    Чуть ли не пинком открыв дверь, Сирек вышел на улицу. Тут же развернулся и вмазал кулаком со всей стариковской дури по стене заведения, не заморачиваясь что его вообще-то все еще видно изнутри. Опять тревожно закололо в сердце от нервного перенапряжения. Не хватало еще свалиться тут замертво, позор какой.
    Подобрав остатки своего внутреннего покоя и практически ничего не видя перед собой, Шакилд направился к конюшням. Может быть, встреча с Коричкой его немного подбодрит.
    [ava]https://i.pinimg.com/originals/ac/1c/80/ac1c806d5e0f6d4fb4dc1a013651536b.jpg[/ava]
    [nick]Сирек Шакилд[/nick]
    [sta]Караванщик-посыльный[/sta]
  2. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Крау в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Услышав о том, что Сирек беспокоиться о том же самом, что и Лэйнтиэль, дева почувствовала облегчение. Но потом мужчина продолжил рассуждение об оплате, охране и еще многих вещах, которые даже на секунду не всплыли в юной эльфийской голове.
    "Глупая. Глупая. Глупая!" - Лэйнтиэль закрыла глаза и отвернулась, разочарованная самой собой.
    После такого промаха она постаралась вслушаться в разговор, чтобы хоть немного понимать обстановку за пределами дворца. Вероятно ей придется пересмотреть все свои знания. И выработаться новые привычки, которые будут подходить под новые условия, в которых она оказалась по своей собственной инициативе, когда решила, что покинуть знакомую обстановку хорошая идея.
    -Извините, но я тоже не могу оставить свою лошадь... 
    Только и успела вставить дева, пока разговаривающие не начали игнорировать её еще более активно, чем до этого. Впрочем, удивляться или обижаться на такое эльфийка не собиралась. Она привыкла выступать в качестве предмета интерьера будучи музыкантом во дворце короля Трандуила. Лэйнтиэль даже находила в это свою плюсы - никто не рассматривал тебя в качестве мишени. По крайней мере обычно. 
    Дева вновь осмотрела присутствующих мужчин. Пожалуй, доверие в ней вызывал только Сирек. Вероятно, это из-за того, что первая встреча произошла во дворце, где вастак был гостем. А разговор в таверне выглядит так, словно все люди в целом умалишенные. Речи их были витиеваты, но не так как при дворе. А словно каждый из них за этим пытается скрыть что-то, даже если говорят максимально прямо, как Нож, например, который честно признал своё прошлое. Но эти "торговцы" выглядели для эльфийки более подозрительно. Лэйнтиэль вслушалась в речь Радомира. Вроде всё звучало достаточно искренне, но его словоохотливость, учтивость и то, что он был готов взять на себя все заботы... Но дева не стала снова лезть к Сиреку с советами или своими умозаключениями. Вместо этого она вновь осмотрела таверну, пытаясь разобраться в общей обстановке. И найти Пеллинеля.
  3. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Туварс Супилли в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Услышав о том, что Сирек беспокоиться о том же самом, что и Лэйнтиэль, дева почувствовала облегчение. Но потом мужчина продолжил рассуждение об оплате, охране и еще многих вещах, которые даже на секунду не всплыли в юной эльфийской голове.
    "Глупая. Глупая. Глупая!" - Лэйнтиэль закрыла глаза и отвернулась, разочарованная самой собой.
    После такого промаха она постаралась вслушаться в разговор, чтобы хоть немного понимать обстановку за пределами дворца. Вероятно ей придется пересмотреть все свои знания. И выработаться новые привычки, которые будут подходить под новые условия, в которых она оказалась по своей собственной инициативе, когда решила, что покинуть знакомую обстановку хорошая идея.
    -Извините, но я тоже не могу оставить свою лошадь... 
    Только и успела вставить дева, пока разговаривающие не начали игнорировать её еще более активно, чем до этого. Впрочем, удивляться или обижаться на такое эльфийка не собиралась. Она привыкла выступать в качестве предмета интерьера будучи музыкантом во дворце короля Трандуила. Лэйнтиэль даже находила в это свою плюсы - никто не рассматривал тебя в качестве мишени. По крайней мере обычно. 
    Дева вновь осмотрела присутствующих мужчин. Пожалуй, доверие в ней вызывал только Сирек. Вероятно, это из-за того, что первая встреча произошла во дворце, где вастак был гостем. А разговор в таверне выглядит так, словно все люди в целом умалишенные. Речи их были витиеваты, но не так как при дворе. А словно каждый из них за этим пытается скрыть что-то, даже если говорят максимально прямо, как Нож, например, который честно признал своё прошлое. Но эти "торговцы" выглядели для эльфийки более подозрительно. Лэйнтиэль вслушалась в речь Радомира. Вроде всё звучало достаточно искренне, но его словоохотливость, учтивость и то, что он был готов взять на себя все заботы... Но дева не стала снова лезть к Сиреку с советами или своими умозаключениями. Вместо этого она вновь осмотрела таверну, пытаясь разобраться в общей обстановке. И найти Пеллинеля.
  4. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Ран в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Услышав о том, что Сирек беспокоиться о том же самом, что и Лэйнтиэль, дева почувствовала облегчение. Но потом мужчина продолжил рассуждение об оплате, охране и еще многих вещах, которые даже на секунду не всплыли в юной эльфийской голове.
    "Глупая. Глупая. Глупая!" - Лэйнтиэль закрыла глаза и отвернулась, разочарованная самой собой.
    После такого промаха она постаралась вслушаться в разговор, чтобы хоть немного понимать обстановку за пределами дворца. Вероятно ей придется пересмотреть все свои знания. И выработаться новые привычки, которые будут подходить под новые условия, в которых она оказалась по своей собственной инициативе, когда решила, что покинуть знакомую обстановку хорошая идея.
    -Извините, но я тоже не могу оставить свою лошадь... 
    Только и успела вставить дева, пока разговаривающие не начали игнорировать её еще более активно, чем до этого. Впрочем, удивляться или обижаться на такое эльфийка не собиралась. Она привыкла выступать в качестве предмета интерьера будучи музыкантом во дворце короля Трандуила. Лэйнтиэль даже находила в это свою плюсы - никто не рассматривал тебя в качестве мишени. По крайней мере обычно. 
    Дева вновь осмотрела присутствующих мужчин. Пожалуй, доверие в ней вызывал только Сирек. Вероятно, это из-за того, что первая встреча произошла во дворце, где вастак был гостем. А разговор в таверне выглядит так, словно все люди в целом умалишенные. Речи их были витиеваты, но не так как при дворе. А словно каждый из них за этим пытается скрыть что-то, даже если говорят максимально прямо, как Нож, например, который честно признал своё прошлое. Но эти "торговцы" выглядели для эльфийки более подозрительно. Лэйнтиэль вслушалась в речь Радомира. Вроде всё звучало достаточно искренне, но его словоохотливость, учтивость и то, что он был готов взять на себя все заботы... Но дева не стала снова лезть к Сиреку с советами или своими умозаключениями. Вместо этого она вновь осмотрела таверну, пытаясь разобраться в общей обстановке. И найти Пеллинеля.
  5. Это забавно!
    Лэйнтиэль отреагировална Рунвар в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Рунвар с интересом наблюдал за тем сколько эмоций в один момент промелькнуло на лице Сирека. Будто сначала он увидел, что в кружку ему вместо эля налили ослиную мочу, а потом еще и заставляют эту мочу пить. Но видно Сирек был мужик, что повидал всякого дерьма, а потому виду не подал, только лишь произвел какое-то дыхательное упражнение судя по всему. Чудные они, восточные конечно. Дальнейшие хитро сплетенные речи старика говорили лишь одно: платить вам я не намерен. Или же и правда с собой у него был минимальный запас. Что не удивительно, стоит вспомнить только в каком состоянии его сюда принесло во время зимы.
    Последний вопрос Сирека не застал Гунхильд врасплох, она лишь пожала плечами:
    - Господин Сирек, у меня прямо сейчас тут полный зал бывших речных пиратов и контрабандистов, а кто-то явно и не забросил свое ремесло. Речная дружина всех привечает, кто держит слово и готов помогать держать спокойствие на реках. Прошлое тех, кто приходит мало кого заботит, если человек сам хочет его забыть. Таких тут хватает. Что до Ножа, то он сражался за нас в битве на полях Ист-Байта, где и мой муж голову сложил, хотя мог и не идти…
    Хозяйка сделала паузу, ее уже сухая рука непроизвольно схватилась за амулет, висевший на шее. 
    - В общем, у нас по делам судят. Нож себя показал, хотя и прошлое его темно. Впрочем, у всех у нас свои тайны. Эй! Я же сказала несите еще бочек! 
    И Гунхильд отвлекалась, чтобы дать нагоняй своим работникам.
    Нож пожал плечами:
    - Врать не буду, я раньше зарабатывал тем, что со своими молодчиками караваны приходовал. Но мы были честными разбойниками, не убивали без нужды. Просили только заплатить за проезд, и все. Я вот в красивых городах не вырос, так уж сложилось. Когда тебя ребенком бросают в степях приходиться как-то выживать.
    Тут в разговор снова вмешался купец из Дорвиниона, Радомир:
    - Прошу прощения, что снова прерываю. Но я и мой компаньон готовы покрыть все расходы. Господин Сирек, слава о богатстве вашей родине известна давно, наш князь будет рад увидеть посланца из самого Сарда. Думаю вы встретите достойный прием. А там вы сможете нанять судно, которое уже пойдет через море Рун на восток. Ибо мой друг Керуш тоже не задержится долго в наших краях. 
    Сам Керуш, будучи заметно старше своего дорвинионского подельника, как-то пристально всматривался в Сирека, словно бы припоминая что-то. Рунвар хлопнул по столу:
    - Ну что же, походу решили? А за лошадку не переживайте, у нас хорошие лодки, вместительные! Так, предлагаю это дельце обмыть!

    - Я ТЕБЕ ОБМОЮ! - раздался рев Гунхильд с того конца общего зала. 
    Рунвар обиженно стал бубнить что-то под нос, под хохот всего кабака.
     
  6. Плюс
    Лэйнтиэль отреагировална Давид Зоровавель в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Вастак усилием воли подавил в себе желание уронить голову на столешницу и застонать. Перспектива надраться до розовых мумакилов становилась всё привлекательнее. Эльфы разбредаются куда хотят, судьбоносные решения принимай почем зря, погода настроена как обиженная любовница, кругом кровопролитие, и эта разбойничья морда в непосредственной близости. В присутствии Ножа рука как-то сама легла на рукоять ятагана.
    Но Сирек был опытным, спокойным и ответственным мужем, поэтому лишь на пару секунд прикрыл глаза, глубоко вдохнув. Медленно выдохнул и открыл глаза. Осмотрел собравшихся вокруг. Решил что господина Пеллинеля надо оттаскать за ухо, когда тот найдется. Ну хоть эльфийка осталась под боком, за что ее хотелось отечески погладить по голове, как внучку. Торговцев с востока оглядели особенно пристально. Но нет, их лично Шакилд не знал, хоть может и пересекался в прошлом.
    - Что ж... Такие решения на скорую руку не принимаются. Много печальных и неприятных новостей, которые стоит обдумать. - Сирек побарабанил пальцами по столешнице, прикидывая возможности. - Пока что я могу назвать две важных проблемы: моя лошадь и оплата. Коричку я не брошу ни при каких обстоятельствах. Оплата судна, работы кара...охранников, припасы на весь путь следования - это внушительная сумма, которой я сейчас не располагаю. Возможно, мне удалось бы занять у своего знакомого некоторое количество для предоплаты, но где сейчас Абруй Малимар я не знаю. Если же возмещать все траты из казны Сард-ми-Эруме, мне понадобятся документы с засвидетельствованными расходами, и оплата в полном объеме свершится только после прибытия в город. Но этого я гарантировать не могу, поскольку являюсь только вестовым Лорда Давида Зоровавеля, а не официальным послом с верительными грамотами. - Шакилд не очень хорошим взглядом вперился в Ножа. - Однако один вопрос не дает мне покоя, почтенная Гунхильд. По какой причине Вы можете так уверенно поручиться за этого... - вастак на мгновение замолк, подбирая нейтральное слово, которое никак не хотело звучать пристойно. - Человека по прозвищу Нож?
    Предложение Ножа ранее Сирек всерьез не рассматривал. Все равно что брать себе в питомцы гадюку.
    [ava]https://i.pinimg.com/originals/ac/1c/80/ac1c806d5e0f6d4fb4dc1a013651536b.jpg[/ava]
    [nick]Сирек Шакилд[/nick]
    [sta]Караванщик-посыльный[/sta]
  7. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Крау в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    В словах Лэйнтиэль было удивление всему увиденному, но голос её выдавал неуверенность в собственных силах, предательски дрожал. Ни смотря на то, что владение клинками у девы было вполне сносным (по её собственным представлениям, естественно), но увидев как эти эльфы действуют, эльфийка поняла, что является ребенком не только по годам и опыту, но и по стилю мышления. В то время, как другие успели разобраться в ситуации и отреагировать, Лэйнтиэль не успела ничего. Она только наблюдала, словно события вокруг были лишь театральным представлением в зале её любимого короля, и никак не могли коснуться саму эльфийку. Хотя еще как могли. И, скорее всего коснулись бы, если бы другие не разобрались с этим. Даже молодой Пеллинель разобрался в ситуации и включился в общие разборки. Хотя, конечно, сравнивать себя и Пеллинеля деве было некорректно. У эльфа было куда больше опыта в драках и сражениях, чем Лэйнтиэль не могла похвастаться вовсе.
    Молодой эльф отозвался на слова девы, но этим лишь подчеркнул её зависимость от сопровождающих её мужчин. Конечно, он скорее всего не имел это ввиду напрямую, а лишь хотел успокоить и показать, что она, как самая юная, может рассчитывать на их помощь и поддержку. И Сирек, стоявший впереди, присоединился к словам Пеллинеля. Впрочем, его слова отличались значением. Вастак предлагал избегать драки вовсе, если это возможно. И это та стратегия, которая была Лэйнтиэль близка и понятна.
    Дева еще раз оглядела зал, люди наполняли помещение, возбужденно галдели, и требовали обещанную выпивку. Грозные эльфы переключили своё внимание друг на друга и свою "добычу", чем и были довольны. Пеллинель воспользовался моментом затишья и выскользнул из таверны, да так, что Сирек, казалось, и не заметил его отсутствия, потому что следующая его фраза предназначалась для обоих его эльфийских спутников. А вот при фразе о "домогательствах" дева не смогла удержать румянец. Человек говорил прямо и открыто, что сильно смущало. Впрочем, по пути к барной стойке на её тощую фигуру никто покушаться и не подумал. Вероятно, приняли за мальчишку, т.к. кожаная одежда скрывала плавные изгибы, а не подчеркивала их. А отличить эльфийского мужчину от эльфийской женщины по лицу дело было не лёгким. Особенно для представителей другой расы.
    У стойки Сирек начал разговор с Грунхильд, и к нему быстро присоединились Нож и Рунвар, которые говорили едва ли не перебивая друг друга. Впрочем, из их речей можно было вычленить и полезные сведения.
    -Мастер Сирек, - эльфийка придвинулась ближе к человеку привлекая его внимание. - Если путешествие сушей невозможно, то придется воспользоваться услугами этих господ...
    Не успела дева договорить как к ним уже подходило двое других людей с вопросом присоединиться на судне. Вот это слух! А говорят что у эльфов лучшие уши... Эти двое услышали разговор ни смотря на орущую толпу людей вокруг. И это без учета того, что Сирек еще не решил какими будут их дальнейшие действия. Рунвар только предложил помощь с судном, а двое людей уже были готовы взойти на борт. Впрочем, пока вастак взвешивает все за и против, Лэйнтиэль начала думать что же ей делать с кобылой, если компания всё же отправится дальше не пешком.
  8. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Ран в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    В словах Лэйнтиэль было удивление всему увиденному, но голос её выдавал неуверенность в собственных силах, предательски дрожал. Ни смотря на то, что владение клинками у девы было вполне сносным (по её собственным представлениям, естественно), но увидев как эти эльфы действуют, эльфийка поняла, что является ребенком не только по годам и опыту, но и по стилю мышления. В то время, как другие успели разобраться в ситуации и отреагировать, Лэйнтиэль не успела ничего. Она только наблюдала, словно события вокруг были лишь театральным представлением в зале её любимого короля, и никак не могли коснуться саму эльфийку. Хотя еще как могли. И, скорее всего коснулись бы, если бы другие не разобрались с этим. Даже молодой Пеллинель разобрался в ситуации и включился в общие разборки. Хотя, конечно, сравнивать себя и Пеллинеля деве было некорректно. У эльфа было куда больше опыта в драках и сражениях, чем Лэйнтиэль не могла похвастаться вовсе.
    Молодой эльф отозвался на слова девы, но этим лишь подчеркнул её зависимость от сопровождающих её мужчин. Конечно, он скорее всего не имел это ввиду напрямую, а лишь хотел успокоить и показать, что она, как самая юная, может рассчитывать на их помощь и поддержку. И Сирек, стоявший впереди, присоединился к словам Пеллинеля. Впрочем, его слова отличались значением. Вастак предлагал избегать драки вовсе, если это возможно. И это та стратегия, которая была Лэйнтиэль близка и понятна.
    Дева еще раз оглядела зал, люди наполняли помещение, возбужденно галдели, и требовали обещанную выпивку. Грозные эльфы переключили своё внимание друг на друга и свою "добычу", чем и были довольны. Пеллинель воспользовался моментом затишья и выскользнул из таверны, да так, что Сирек, казалось, и не заметил его отсутствия, потому что следующая его фраза предназначалась для обоих его эльфийских спутников. А вот при фразе о "домогательствах" дева не смогла удержать румянец. Человек говорил прямо и открыто, что сильно смущало. Впрочем, по пути к барной стойке на её тощую фигуру никто покушаться и не подумал. Вероятно, приняли за мальчишку, т.к. кожаная одежда скрывала плавные изгибы, а не подчеркивала их. А отличить эльфийского мужчину от эльфийской женщины по лицу дело было не лёгким. Особенно для представителей другой расы.
    У стойки Сирек начал разговор с Грунхильд, и к нему быстро присоединились Нож и Рунвар, которые говорили едва ли не перебивая друг друга. Впрочем, из их речей можно было вычленить и полезные сведения.
    -Мастер Сирек, - эльфийка придвинулась ближе к человеку привлекая его внимание. - Если путешествие сушей невозможно, то придется воспользоваться услугами этих господ...
    Не успела дева договорить как к ним уже подходило двое других людей с вопросом присоединиться на судне. Вот это слух! А говорят что у эльфов лучшие уши... Эти двое услышали разговор ни смотря на орущую толпу людей вокруг. И это без учета того, что Сирек еще не решил какими будут их дальнейшие действия. Рунвар только предложил помощь с судном, а двое людей уже были готовы взойти на борт. Впрочем, пока вастак взвешивает все за и против, Лэйнтиэль начала думать что же ей делать с кобылой, если компания всё же отправится дальше не пешком.
  9. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Туварс Супилли в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    В словах Лэйнтиэль было удивление всему увиденному, но голос её выдавал неуверенность в собственных силах, предательски дрожал. Ни смотря на то, что владение клинками у девы было вполне сносным (по её собственным представлениям, естественно), но увидев как эти эльфы действуют, эльфийка поняла, что является ребенком не только по годам и опыту, но и по стилю мышления. В то время, как другие успели разобраться в ситуации и отреагировать, Лэйнтиэль не успела ничего. Она только наблюдала, словно события вокруг были лишь театральным представлением в зале её любимого короля, и никак не могли коснуться саму эльфийку. Хотя еще как могли. И, скорее всего коснулись бы, если бы другие не разобрались с этим. Даже молодой Пеллинель разобрался в ситуации и включился в общие разборки. Хотя, конечно, сравнивать себя и Пеллинеля деве было некорректно. У эльфа было куда больше опыта в драках и сражениях, чем Лэйнтиэль не могла похвастаться вовсе.
    Молодой эльф отозвался на слова девы, но этим лишь подчеркнул её зависимость от сопровождающих её мужчин. Конечно, он скорее всего не имел это ввиду напрямую, а лишь хотел успокоить и показать, что она, как самая юная, может рассчитывать на их помощь и поддержку. И Сирек, стоявший впереди, присоединился к словам Пеллинеля. Впрочем, его слова отличались значением. Вастак предлагал избегать драки вовсе, если это возможно. И это та стратегия, которая была Лэйнтиэль близка и понятна.
    Дева еще раз оглядела зал, люди наполняли помещение, возбужденно галдели, и требовали обещанную выпивку. Грозные эльфы переключили своё внимание друг на друга и свою "добычу", чем и были довольны. Пеллинель воспользовался моментом затишья и выскользнул из таверны, да так, что Сирек, казалось, и не заметил его отсутствия, потому что следующая его фраза предназначалась для обоих его эльфийских спутников. А вот при фразе о "домогательствах" дева не смогла удержать румянец. Человек говорил прямо и открыто, что сильно смущало. Впрочем, по пути к барной стойке на её тощую фигуру никто покушаться и не подумал. Вероятно, приняли за мальчишку, т.к. кожаная одежда скрывала плавные изгибы, а не подчеркивала их. А отличить эльфийского мужчину от эльфийской женщины по лицу дело было не лёгким. Особенно для представителей другой расы.
    У стойки Сирек начал разговор с Грунхильд, и к нему быстро присоединились Нож и Рунвар, которые говорили едва ли не перебивая друг друга. Впрочем, из их речей можно было вычленить и полезные сведения.
    -Мастер Сирек, - эльфийка придвинулась ближе к человеку привлекая его внимание. - Если путешествие сушей невозможно, то придется воспользоваться услугами этих господ...
    Не успела дева договорить как к ним уже подходило двое других людей с вопросом присоединиться на судне. Вот это слух! А говорят что у эльфов лучшие уши... Эти двое услышали разговор ни смотря на орущую толпу людей вокруг. И это без учета того, что Сирек еще не решил какими будут их дальнейшие действия. Рунвар только предложил помощь с судном, а двое людей уже были готовы взойти на борт. Впрочем, пока вастак взвешивает все за и против, Лэйнтиэль начала думать что же ей делать с кобылой, если компания всё же отправится дальше не пешком.
  10. Мне нравится!
    Лэйнтиэль отреагировална Рунвар в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Рунвар лежал на деревянном полу, уставившись в воду. Темная гладь озера, с едва заметной рябью как будто гипнотизировала, заставляя задуматься о вечных вопросах. Что вершит судьбу человечества в этом мире? Некие силы или сама Судьба? И какое место в этой истории суждено занять ему? Ведь то была еще его детская мечта…
     Шум в голове постепенно улегся, уступив место слуху, до которого донеслись звуки радостного веселья. 
    - Да поднимайся ты уже! - оглушительным набатом громыхнул сверху голос Ножа, пытавшегося поднять довольно крупного Рунвара.
    Скальд нехотя стал подниматься, не особо помня и понимая, что вообще тут происходит:
    - А? Чего? Мы где? О, смотри… Дырка в полу!
    И он снова уставился в темный провал, словно водная гладь звала его к себе. Нож развернул скальда к себе и потащил к барной стойке:
    - Да очнись уже! Тут ситуация возникла, но все благополучно разрешилось. Хотя ты, как обычно, делал все, чтобы мы провалились в пекло. 
    Рунвар ковылял вместе с Ножом, под зорким взглядом Гунхильд, и этот взгляд скальду не нравился. Она что только молнии не метала. Вот жеж, это же надо было опять так вляпаться. И куда делся этот великан в шкурах с огромным мечом? И где эти агенты Вражины? Повсюду и вокруг них происходило веселье, люди совершали обильное возлияние пивом, что у Рунвара аж слюнки потекли. Так, нет! Надо держать себя в руках! Как бы не хотелось заполнить внутреннюю пустоту местным пивом, и утопить все горести в пенном напитке, сейчас скальду нужна была трезвая голова. Да и вряд ли ему позволят сейчас прикоснуться к чему-то крепче воды… Просто ужас!
    Тем временем Гунхильд, прокручивающая в голове, чего ей будет стоить весь этот кавардак, тоном главнокомандующего отравила одного из слуг за инструментами, чтобы починить пол. Надо сказать, что подобное никого не удивило и люди просто не обращали внимание на дыру в полу, иной раз ловко перепрыгивая с кружками пенного пива в руках. Хозяйку отвлек голос одного из гостей:
    А, господин Сирек! - она ответила на вежливый поклон не менее учтивым полу-реверансом, как это было принято у более простых жителей Севера.

    - Новости все идут неутешительные, должна вас огорчить. После этой страшной зимы разлились реки, а дожди только усугубили дело. Путешествие на юг, кроме как на лодке теперь дело почти невыполнимое. Так еще и орки обзавелись в Прирунье. Грабят караваны, совершают налеты на поселения Дорвиниона. Князь дорвинионский Варослав собирает свою дружину и просит помощи у нас, северян. Из-за зимы и орков торговля с востоком почти остановилась, что бьет по княжеской казне. Речная дружина хоть и потеряла многих, но таны горят жаждой поквитаться с орками, а потому скоро здесь будет сбор. Пойдут помогать Варославу прогнать орков и обезопасить торговые пути. Дейл возможно тоже попросят, но король Бранд потерял очень многих в битве при Ист-Байте, вряд ли стоит ждать посильной помощи от Дейла, хоть для них остановка торговли тоже крайне невыгодна. Но у них под боком Подгорное королевство, может гномы и помогут чем. Ах, а вот наше Вече все осторожничает, хотя Дорвинион-то наш первый торговый партнер! Ну города именно. Вече сделалось таким влиятельным благодаря торговли с князем дорвинионским и именно тамошним знаменитым вином, которое они перепродают самому Лесному королю! В общем, господин Сирек, я бы вам советовала погостить тут еще, пока все не уляжется. Или найдите рисковых парней, кто готов будет сопроводить вас. Тут хватает умельцев, многим нужна работа после того, как начались проблемы с караванами.

    - Как хорошо, что мы оказались рядом! - раздался рядом голос Ножа, словно кто-то резанул по стеклу.

    - Нож! - хозяйка встрепенулась, - Я же тебе говорила следить за этим олухом царя небесного! 

    - Я ему не нянька в конце-концов! - раздраженно ответил Нож.

    - Эй, я тут вообще-то! - возмутился Рунвар, тоже подошедший к стойке.
    Нож постарался придать своей улыбке как можно больше искренности и даже учтиво поклонился Сиреку:
    - Уважаемый, довелось слышать ваш разговор с почтенной Гунхильд. Имею смелость предложить себя и своего компаньона в качестве охраны за скромную плату. Вы и ваши спутники конечно хороши, но в пути всякое произойти может, а опасность лучше встречать с большим количеством мечей.

    - Непременно! - подхватил скальд, почувствовал толчок локтя в бок, - Я могу Вас уверить, что за пару часов найду нам подходящее судно и экипаж для путешествия! 
    И скальд расплылся в улыбке, подумав, что в случае успеха сможет себя порадовать хотя бы одной пинтой эля. Тут подошли еще двое, те самые купцы с юга, которые до этого старались не отсвечивать. Заговорил русобородый и зеленоглазый молодой купец:
    - Просим прощения у милостивых сударей, но мы часом ненароком услыхали ваш разговор. Нам тоже нужно на юг! Меня зовут Радомир, я подданный князя Варослава! А это мой партнер и друг, Керуш, он с востока, - он указал на своего спутника, более загорелого, с чернющей умасленной бородой и усами, - Мы готовы заплатить за свое место на судне.
    Гунхильд покачала головой:

    - Воля ваша, но за Ножа и Рунвара я могу поручится, только не давайте этому, - он ткнула в скальда пальцем, - прикасаться к выпивке! Он способный, но порой придурь прирожденная берет свое. Как раз заработает, что вернуть должок. Ты ведь не забыл, а Рунвар? Ты мне еще должен!

    - Да я половине Эсгарота должен, - тихо ответил Рунвар, отводя взгляд.
    Несколько пар глаз повернулось к Сиреку, ожидая его ответа.
     
  11. Тут что-то не так...
    Лэйнтиэль отреагировална Каинион в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Бой прервался, по счастью для местных жителей, став лишь кратким поединком против морэдайн. В очередной раз Каинион убедился в том, что отвергнувшие свет и мало того, ещё и принявшие про́клятый огонь Гортхауэра люди, слабее людей пусть и не одарённых благословениями Валар, но хотя бы не испорченных злобой Тёмного Властелина. Когда-то и сами они, феанариони были в очень похожем положении, но Нити Судьбы, сплетаемые и играемые причудливыми узорами, всегда через боль и страдания, но выводили их, ценой потерь и в том числе потерь лучших, среди них. Вспоминая об этом, Каинион стёр кровь со своей секиры, когда к нему обратился Нож, имя коего эльф правда на тот момент не знал. В это же время, Анамайтэ вернул себе свою стрелу, наконечник не пострадал, ибо был сделан руками мастеров Эрегиона. Взглянув на пленного находящегося без сознания, Каинион оглядел своих компаньонов.
    — Выпьем братья, а потом допросим этого бедолагу. — Морагларо начал связывать морэдайна, а Вернэссэ спросил. 
    — Как насчёт этого ваниара, Илгона?
    — Он идёт по своему пути, — ответил Каинион, — его ещё ждёт осознание, что никогда нельзя верить ни единому слову, исторгавшемуся из гнилых ртов тёмных. 
    — Ваниары — улыбаясь присоединился к компаньонам Анамайтэ. — Я помню их в Дол Гулдуре, я помню их в Дагор Дэлотрин, они всегда проявляют себя как невероятные торопыги, всё то им надо сразу, здесь и сейчас.
    Они расселись за столом, и подняли первый тост озвученный Каинионом, за кружками браги.
    — За хозяйку трактира, и честный народ Эсгарота и его предместий, за Вече и благородных танов, храбрых героев Ист Байта, павших и выживших. Мы сражались в разных местах, Ист Байт, Дол Гулдур, но мы сражались с одним врагом, и сразили его. И да будем сражать его и впредь, вместе! — Это он произнёс стоя, поднимая свою чарку, оглядывая всех присутствующих, ушкуйников, горожан да стражников, слившихся в единое целое духовно, в этом месте.
    — Враги пустили щупальца, посылают шпионов, всё жаждут распрей, но им невдомёк, что истинное братство рождается кровью на поле брани, против того врага, что пытается поработить всех. За нашу свободу! 
    После этого, они стали пить. Слушать шутки местных завсегдатаев. Видя в том числе как Пеллинель уходит, а с ним и остальные Каинион сказал достаточно громко, чтобы услышал Сирек, но не так чтобы перекричать всех.
    — Мирной дороги вам!
    Не на долго, но нолдор Имладриса решили остаться в городе Озера, помимо допроса морэдайн, послушать что творится в городе. Между собой они на квенья-нолдорине делились услышанным, и особо интересно было им слышать о том, что таны местные чего-то замыслили. 
  12. Это забавно!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Кхафи в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Едва дева склонилась к Пеллиненю, чтобы уточнить что же им делать в этой накаляющейся ситуации, как Сирек вмешался, и сгрёб двоих эльфов, как сухие пучки травы и силой уволок от стола. Лэйнтиэль пискнула и пыталась сопротивляться, но хватка мужчины оказалась на удивление сильной. Особенно с учетом того, что совсем недавно он едва на ногах мог стоять, и валялся в беспамятстве на её ребрах. Человек уволок эльфов буквально в угол, а позже закрыл своей спиной, оставив им места ровно столько, чтобы они с Пеллинелем могли ровно встать.
    События вокруг слишком стремительно вышли из-под контроля, и юная эльфийка не понимала что происходит. Вроде только что они зашли в этот трактир, а уже в следующую секунду она оказалась прижатой к стене молодым эльфом, который вскинул лук и выпустил стрелу куда-то над головой Сирека.
    -Коль хочется вам битвы - сражайтесь честно! - только и услышала Лэйн его слова.
    Значит всё таки придется драться? Ну почему всё именно так? Но не успела эльфийка и подумать о том на сколько сильно ей претит сама эта мысль, как остальные эльфы начали свою бурную деятельность по подавлению противника. Которая, к слову, заняла у них едва ли пару минут. Вот Аманайтэ пустил стрелу вслед за Пеллинелем, едва ли не в следующую секунду за ним, отчего могло показаться что обе стрелы ушли одновременно. Каинион нанёс удар по диагонали рассекая доспех, кожу да пару костей говорливого нуменорца. Из присутствующих "представителей власти" в таверне остался только один. Его судьба оказалась более печальной, потому что на него обрушился всей своей массой великан Илгон. Он буквально вдавил мужчину в деревянные половицы таверны, и те жалобно заскрипели. Пытаясь себя спасти поверженный заговорил очень быстро, проглатывая некоторые звуки и слоги в процессе. Но, видимо, эльфу в шкурах было всё предельно ясно, потому что он рывком поднялся с тела морэдайн и стремглав покинул таверну, забыв обо всём и обо всех, кого оставил позади. Включая своего недавнего спутника, и людей с которыми намеревался поговорить.
    Не успела нога эльфа ступить за порог, как половицы под последним поверженным всё же проломились и обрушились вниз увлекая его за собой на дно. Толпа людей и не подумала что-то делать по этому поводу. Лишь несколько человек удивлённо посмотрели в пролом, словно мысль о том, что гнилые половицы могут быть сломаны никогда не приходила им в головы. Один из посетителей начал новую речь. Он кричал и настраивал людей на новую волну агрессии насилия и жестокости к кому-то, о том Лэйнтиэль не имела ровным счетом никого понятия. Благо добродушная хозяйка таверны умерила его пыл звучным ударом сковороды о затылок, и Рунвар свалился недалеко от дыры в полу. А потом женщина обещала пиво. Много пива. И настроение быстро сменилось от агрессивного, а нетерпеливое, но уже по совершенно иной причине. В таверну начали заходить всё новые люди (включая городскую стражу, которым, казалось, было совершенно наплевать на то, что их товарищи скоропостижно скончались).
    Вот и вышло, что не успела эльфийка разочарованно вздохнуть и потянуться за клинками за спиной, как всё уже закончилось. Плюс-минус благополучно для небольшой эльфийской компании и нескольких людей, почти случайно оказавшихся среди них.
    -Что ж это было... Совсем не так как на тренировках в замке...
  13. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Норнориэль в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Едва дева склонилась к Пеллиненю, чтобы уточнить что же им делать в этой накаляющейся ситуации, как Сирек вмешался, и сгрёб двоих эльфов, как сухие пучки травы и силой уволок от стола. Лэйнтиэль пискнула и пыталась сопротивляться, но хватка мужчины оказалась на удивление сильной. Особенно с учетом того, что совсем недавно он едва на ногах мог стоять, и валялся в беспамятстве на её ребрах. Человек уволок эльфов буквально в угол, а позже закрыл своей спиной, оставив им места ровно столько, чтобы они с Пеллинелем могли ровно встать.
    События вокруг слишком стремительно вышли из-под контроля, и юная эльфийка не понимала что происходит. Вроде только что они зашли в этот трактир, а уже в следующую секунду она оказалась прижатой к стене молодым эльфом, который вскинул лук и выпустил стрелу куда-то над головой Сирека.
    -Коль хочется вам битвы - сражайтесь честно! - только и услышала Лэйн его слова.
    Значит всё таки придется драться? Ну почему всё именно так? Но не успела эльфийка и подумать о том на сколько сильно ей претит сама эта мысль, как остальные эльфы начали свою бурную деятельность по подавлению противника. Которая, к слову, заняла у них едва ли пару минут. Вот Аманайтэ пустил стрелу вслед за Пеллинелем, едва ли не в следующую секунду за ним, отчего могло показаться что обе стрелы ушли одновременно. Каинион нанёс удар по диагонали рассекая доспех, кожу да пару костей говорливого нуменорца. Из присутствующих "представителей власти" в таверне остался только один. Его судьба оказалась более печальной, потому что на него обрушился всей своей массой великан Илгон. Он буквально вдавил мужчину в деревянные половицы таверны, и те жалобно заскрипели. Пытаясь себя спасти поверженный заговорил очень быстро, проглатывая некоторые звуки и слоги в процессе. Но, видимо, эльфу в шкурах было всё предельно ясно, потому что он рывком поднялся с тела морэдайн и стремглав покинул таверну, забыв обо всём и обо всех, кого оставил позади. Включая своего недавнего спутника, и людей с которыми намеревался поговорить.
    Не успела нога эльфа ступить за порог, как половицы под последним поверженным всё же проломились и обрушились вниз увлекая его за собой на дно. Толпа людей и не подумала что-то делать по этому поводу. Лишь несколько человек удивлённо посмотрели в пролом, словно мысль о том, что гнилые половицы могут быть сломаны никогда не приходила им в головы. Один из посетителей начал новую речь. Он кричал и настраивал людей на новую волну агрессии насилия и жестокости к кому-то, о том Лэйнтиэль не имела ровным счетом никого понятия. Благо добродушная хозяйка таверны умерила его пыл звучным ударом сковороды о затылок, и Рунвар свалился недалеко от дыры в полу. А потом женщина обещала пиво. Много пива. И настроение быстро сменилось от агрессивного, а нетерпеливое, но уже по совершенно иной причине. В таверну начали заходить всё новые люди (включая городскую стражу, которым, казалось, было совершенно наплевать на то, что их товарищи скоропостижно скончались).
    Вот и вышло, что не успела эльфийка разочарованно вздохнуть и потянуться за клинками за спиной, как всё уже закончилось. Плюс-минус благополучно для небольшой эльфийской компании и нескольких людей, почти случайно оказавшихся среди них.
    -Что ж это было... Совсем не так как на тренировках в замке...
  14. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Туварс Супилли в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Едва дева склонилась к Пеллиненю, чтобы уточнить что же им делать в этой накаляющейся ситуации, как Сирек вмешался, и сгрёб двоих эльфов, как сухие пучки травы и силой уволок от стола. Лэйнтиэль пискнула и пыталась сопротивляться, но хватка мужчины оказалась на удивление сильной. Особенно с учетом того, что совсем недавно он едва на ногах мог стоять, и валялся в беспамятстве на её ребрах. Человек уволок эльфов буквально в угол, а позже закрыл своей спиной, оставив им места ровно столько, чтобы они с Пеллинелем могли ровно встать.
    События вокруг слишком стремительно вышли из-под контроля, и юная эльфийка не понимала что происходит. Вроде только что они зашли в этот трактир, а уже в следующую секунду она оказалась прижатой к стене молодым эльфом, который вскинул лук и выпустил стрелу куда-то над головой Сирека.
    -Коль хочется вам битвы - сражайтесь честно! - только и услышала Лэйн его слова.
    Значит всё таки придется драться? Ну почему всё именно так? Но не успела эльфийка и подумать о том на сколько сильно ей претит сама эта мысль, как остальные эльфы начали свою бурную деятельность по подавлению противника. Которая, к слову, заняла у них едва ли пару минут. Вот Аманайтэ пустил стрелу вслед за Пеллинелем, едва ли не в следующую секунду за ним, отчего могло показаться что обе стрелы ушли одновременно. Каинион нанёс удар по диагонали рассекая доспех, кожу да пару костей говорливого нуменорца. Из присутствующих "представителей власти" в таверне остался только один. Его судьба оказалась более печальной, потому что на него обрушился всей своей массой великан Илгон. Он буквально вдавил мужчину в деревянные половицы таверны, и те жалобно заскрипели. Пытаясь себя спасти поверженный заговорил очень быстро, проглатывая некоторые звуки и слоги в процессе. Но, видимо, эльфу в шкурах было всё предельно ясно, потому что он рывком поднялся с тела морэдайн и стремглав покинул таверну, забыв обо всём и обо всех, кого оставил позади. Включая своего недавнего спутника, и людей с которыми намеревался поговорить.
    Не успела нога эльфа ступить за порог, как половицы под последним поверженным всё же проломились и обрушились вниз увлекая его за собой на дно. Толпа людей и не подумала что-то делать по этому поводу. Лишь несколько человек удивлённо посмотрели в пролом, словно мысль о том, что гнилые половицы могут быть сломаны никогда не приходила им в головы. Один из посетителей начал новую речь. Он кричал и настраивал людей на новую волну агрессии насилия и жестокости к кому-то, о том Лэйнтиэль не имела ровным счетом никого понятия. Благо добродушная хозяйка таверны умерила его пыл звучным ударом сковороды о затылок, и Рунвар свалился недалеко от дыры в полу. А потом женщина обещала пиво. Много пива. И настроение быстро сменилось от агрессивного, а нетерпеливое, но уже по совершенно иной причине. В таверну начали заходить всё новые люди (включая городскую стражу, которым, казалось, было совершенно наплевать на то, что их товарищи скоропостижно скончались).
    Вот и вышло, что не успела эльфийка разочарованно вздохнуть и потянуться за клинками за спиной, как всё уже закончилось. Плюс-минус благополучно для небольшой эльфийской компании и нескольких людей, почти случайно оказавшихся среди них.
    -Что ж это было... Совсем не так как на тренировках в замке...
  15. Это забавно!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Илгон в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Едва дева склонилась к Пеллиненю, чтобы уточнить что же им делать в этой накаляющейся ситуации, как Сирек вмешался, и сгрёб двоих эльфов, как сухие пучки травы и силой уволок от стола. Лэйнтиэль пискнула и пыталась сопротивляться, но хватка мужчины оказалась на удивление сильной. Особенно с учетом того, что совсем недавно он едва на ногах мог стоять, и валялся в беспамятстве на её ребрах. Человек уволок эльфов буквально в угол, а позже закрыл своей спиной, оставив им места ровно столько, чтобы они с Пеллинелем могли ровно встать.
    События вокруг слишком стремительно вышли из-под контроля, и юная эльфийка не понимала что происходит. Вроде только что они зашли в этот трактир, а уже в следующую секунду она оказалась прижатой к стене молодым эльфом, который вскинул лук и выпустил стрелу куда-то над головой Сирека.
    -Коль хочется вам битвы - сражайтесь честно! - только и услышала Лэйн его слова.
    Значит всё таки придется драться? Ну почему всё именно так? Но не успела эльфийка и подумать о том на сколько сильно ей претит сама эта мысль, как остальные эльфы начали свою бурную деятельность по подавлению противника. Которая, к слову, заняла у них едва ли пару минут. Вот Аманайтэ пустил стрелу вслед за Пеллинелем, едва ли не в следующую секунду за ним, отчего могло показаться что обе стрелы ушли одновременно. Каинион нанёс удар по диагонали рассекая доспех, кожу да пару костей говорливого нуменорца. Из присутствующих "представителей власти" в таверне остался только один. Его судьба оказалась более печальной, потому что на него обрушился всей своей массой великан Илгон. Он буквально вдавил мужчину в деревянные половицы таверны, и те жалобно заскрипели. Пытаясь себя спасти поверженный заговорил очень быстро, проглатывая некоторые звуки и слоги в процессе. Но, видимо, эльфу в шкурах было всё предельно ясно, потому что он рывком поднялся с тела морэдайн и стремглав покинул таверну, забыв обо всём и обо всех, кого оставил позади. Включая своего недавнего спутника, и людей с которыми намеревался поговорить.
    Не успела нога эльфа ступить за порог, как половицы под последним поверженным всё же проломились и обрушились вниз увлекая его за собой на дно. Толпа людей и не подумала что-то делать по этому поводу. Лишь несколько человек удивлённо посмотрели в пролом, словно мысль о том, что гнилые половицы могут быть сломаны никогда не приходила им в головы. Один из посетителей начал новую речь. Он кричал и настраивал людей на новую волну агрессии насилия и жестокости к кому-то, о том Лэйнтиэль не имела ровным счетом никого понятия. Благо добродушная хозяйка таверны умерила его пыл звучным ударом сковороды о затылок, и Рунвар свалился недалеко от дыры в полу. А потом женщина обещала пиво. Много пива. И настроение быстро сменилось от агрессивного, а нетерпеливое, но уже по совершенно иной причине. В таверну начали заходить всё новые люди (включая городскую стражу, которым, казалось, было совершенно наплевать на то, что их товарищи скоропостижно скончались).
    Вот и вышло, что не успела эльфийка разочарованно вздохнуть и потянуться за клинками за спиной, как всё уже закончилось. Плюс-минус благополучно для небольшой эльфийской компании и нескольких людей, почти случайно оказавшихся среди них.
    -Что ж это было... Совсем не так как на тренировках в замке...
  16. Мне нравится!
    Лэйнтиэль отреагировална Сонм Искажения в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Зубы заскрипели от досады неудачи. Всякое поражение означало смерть, таковы суровые законы общества, из которого прибыли они, железное правило, позволявшее отсеивать слабых. И в этот раз через подобное сито прошла троица тех, кем изначально решили пожертвовать, самые ничтожные и глупые представители своего рода. От осознания этого последний выжившей нуменорец, желавший продлить свою никчемную жизнь, сдал с потрохами ту информацию, какой он распоряжался с легкой руки Найры, словно бы тот коварный узурпатор ожидал именно такой развязки, щедро угощая его словами.
    Желая пощады, которую в подобной ситуации едва ли даровал бы просящему, прислужник тьмы было открыл свой рот, чтобы сквозь тяжелый выдох боли потребовать помилования, как почувствовал, что старый ломался деревянный пол, в который его вдавил гигант мысли Илгон, всегда отличавшийся мягкостью лап и ловкостью захвата пленников, как земная твердь покинула могучего узурпатора под треск гнилых досок озерной халупы, которую с какой-то стати гордо звали здесь трактиром.
    Провалившись, он лишь издал пронзительный вскрик с характерным плеском воды от удара чего-то тяжелого. Тяжелые доспехи, которые не спасли, напротив мешали нормально дышать, когда их чуть было не сдавили до предела своими эльфийскими объятиями, мгновенно потянули на самое дно переломанного нуменорца. И пусть там было не так глубоко, но этого оказалось достаточно, чтобы нельзя было выбраться из воды.
    Скорее всего, в момент, когда все склонились над дырой в полу, а суета лишь нарастала, им нужен был хоть кто-то, кого можно разговорить, когда исполнилось проклятие, наложенное чароплетом, на лице у Пеллинеля проскользнула жуткая ухмылка, а понимание того насколько он могущественен было не так уж и далеко.
  17. Мне нравится!
    Лэйнтиэль отреагировална Крау в Древний лес   
    О, Крау прекрасно знал что никогда никому не нравился. Начиная от орков и заканчивая собственной матерью. Слишком наглый, эгоистичный, громкий, резкий, язвительный и злобный. Недостаточно уважительный, добрый, терпеливый, прощающий, ответственный и мягкий. Всегда или "слишком", или "недостаточно". Середины не существовало. А теперь ко всем нелестным эпитетам прибавились еще внешнее уродство и немота. Ну и пусть, не очень-то и хотелось чьей-то любви, признательности, заботы и... И... И вообще.
    Гребаный ветер... Нашел время когда дуть. Еще и в самое лицо. Так и заболеть недолго.
    Конечно же это был ветер, неожиданно возникший в самой чащобе. Других вариантов почему так защипало глаза и засвербело в носу быть просто не могло. На настроение и самомнение Крау эффект Браголвата не должен был влиять уже лет так тысячу или больше. Поэтому - гребаный ветер. Из-за него теперь приходилось до красноты тереть слезящиеся глаза и хлюпать носом. Еще и щеки влажные вытирать, иначе на холоде можно и обморожение заработать. 
    Вот как знал что не надо было сюда возвращаться. Ничего хорошего ни от воспоминаний, ни от встреч, ни от... В принципе, короче.
    Хотя схватка с самим Глорфинделем была хороша. Неудовлетворительна, можно было бы и реванш утроить, но хороша. Единственный плюс из всего этого... Борделя, мягко говоря.
    Ветер наконец-то решил что хватит. Крау решил так же, усевшись под стволом дуба в наметенные листья. Солнце уже клонилось к закату, неплохо было бы костер развести чтоб не замерзнуть ночью и притащить какой-нибудь труп на ужин. Но это потом. Сейчас хотелось подышать, полежать и успокоиться.
    Сюрпризом стал звук шагов, приближающийся по следу Крау. Рыжий немедленно вскинулся, вглядываясь в просветы между деревьями. Разведчики нандор никогда бы не позволили себя так запросто услышать, а значит, шел наруши... А нет, это опять Браголват. Неймется ему. Крау сел обратно под дерево и закутался в подаренный плащ, накинув его поглубже на лицо.
    -Я тут подумал... лес, ещё неизвестно когда полностью будет безопасен. А ты ранен и тебе нужна помощь. Так что пока не сдам тебя твоей ненаглядной, придётся нам терпеть друг друга.
    Крау зыркнул из-под плаща снизу вверх на Брагола. Точнее, на его руку в наложенной шине. Кто тут еще ранен? Крау прекрасно может позаботится о себе и еще нескольких странниках на его попечительстве, как показала практика. Кому нужна помощь, так это принцессе-красноглазке, но хрен он это признает.
    - Отвали от меня. В Фородвайт ты не пойдешь. - артикулировал немного опухший Крау, закрывая покрасневшие глаза.
    Опять гребучий ветер, чего глаза снова начали слезиться?! Еще и перед этим придурком ушастым, как сам Брагол недавно напомнил.
  18. Ага, слушаю
    Лэйнтиэль отреагировална Трандуил в Древний лес   
    И вот. Он уходил. Браголват готов был поспорить, что ему в спину смотрят не самым добрым взором. Может быть опять яростно что-то высказывают, но он не слышал звука открывающегося рта или хотя бы сопения. Примерно до того момента, пока он не сказал про уши. О, Брагол знал куда бить. Стоило лишь чуть-чуть постараться и эта кровоточащая рана открывается.
    Как банально.
    В идеальном стечении обстоятельств, здесь бы их дороги и разошлись. Он следовал в сторону тропы на Эсгарот, а Крау, наоборот, куда-то в сторону призрачных гор. И такая оценка была скорее по памяти, чем от знания реальных направлений.
    -Ты хотел ударить меня? Опять? Снова покалечить меня, словно тебе мало издевательского приветствия. - Он теперь снова переключился на обвинения кого угодно не себя. Это ведь он сам полез туда, куда не стоило лезть. Но сейчас уже было не об этом. Глядя как рыжий поднимается с холодного снега и поджимая негодующе губы, Браголват наблюдал как вязкая слюна замерзает у его сапога, а у самого лица замаячил символ из пальцев. - Если ты думаешь что я буду тебя уговаривать... нет. И чтоб ты знал. ТЫ МНЕ НИКОГДА НЕ НРАВИЛСЯ!!! Дохлый, несчастный птенчик испугавшийся ответственности!
    И наверное, на этом можно было заканчивать их прекрасное общение. Они разошлись как в море корабли нуменора. Браголват всё ещё бубнил себе под нос что-то несуразное и обидное. В тот момент, как ветер, откуда-то с юга донёс до него душераздирающий клёкот явно крупного существа. От этого звука у кого угодно по спине пробежал бы холодок, но только не у лесного эльфа. Такой знакомый зов твари...
    Мне плевать. Пусть даже его сожрут. Мне абсолютно всё равно.
    Брагол всё ещё злился. Но вспомнив что Крау всё же тоже ранен, он сокрушённо вздохнул и бросился назад. Как и ожидалось, они уже довольно далеко разошлись друг от друга в этой чаще. И пришлось применить все свои следопытские навыки, чтоб отыскать нужный след. Спустя, скорее всего, около двух часов, он всё же нагнал рыжего.
    -Я тут подумал... лес, ещё неизвестно когда полностью будет безопасен. А ты ранен и тебе нужна помощь. Так что пока не сдам тебя твоей ненаглядной, придётся нам терпеть друг друга.
    [NICK]Браголват[/NICK] 
    [AVA]https://i.pinimg.com/564x/4c/37/af/4c37af1c156c593df5c939b0eb2e6dd0.jpg[/AVA] 
    [STA]Токсичная душнила[/STA] 
    [SGN]Не стесняйся, я обещаю не кусаться, пока нас официально не представят.[/SGN] 
  19. Мне нравится!
    Лэйнтиэль отреагировална Трандуил в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Происходящее разворачивлось с, поистине быстрым размахом. Пеллинель, облачённый в свой праведных гнев, успел даже чуть подостыть, когда мелодия его чар затихла, плотно укатав тех, кому предназначалась. Но видимо Эру было важно, чтоб история их путешествия получила более яркие страницы. Пелл на память никогда не жаловался и вполне резонно запомнил из слов своего короля о том, что тот видел в древнюю эпоху, когда мир ещё не на столько пришёл в упадок и держался более стойко и величественно. Он говорил об эльфах, носящих символ восьмиконечной звезды и том, как жестоки могут быть их сердца, влекомые клятвой. Речи квадриги лишь подтверждали, то, что оные были не просто жестоки, но ещё и потеряли всякий страх за столько-то тысячелетий.  
    -Ого... - Только и мог что сейчас произнести, когда в ярости своей, хозяйка трактира разразилась своей руганью, Пелл так же вздрогнул и от крика Рунвара. И угрозы эти были более чем осязаемы. То тут, то там стали слышаться звуки отодвигаемых стульев и скамей. Звон оружия стал буквально отовсюду. И ясно было, что если обстановку не разрядить сейчас же, то беде придётся случиться неминуемо. Он уже успел пожалеть о том, что в горячке произнёс роковые слова чар. Когда пролетевшая глиняная кружка врезалась в жирного борова и тот упал замертво. Но стоило воину, что пришёл с толстяком заговорить, как всё феа эльфа буквально всколыхнулось. Да и Лэйнти задала ему вопрос, что же им делать... Но Сирек был более скор. Не успел Пелли уже со всей своей серьёзностью выхватить и лук, как старик подхватил их обоих извинившись при этом, и потащил в наиболее отдалённый от всего происходящего угол. Он каменной стеной встал перед ними, готовый защищать от напастей и такая теплота участия не могла не вызвать улыбку на лице чароплёта. - Ого, мастер Сирек. 
    А тем временем яд человеческих речей всё изливался, отравляя собой всё вокруг. Подогревая общий гнев.  
    -Всё что мне доводилось слышать о нуменоре, так это то, что славился он честью и величием. Но видимо обманывают меня слух и зрение! На столько низко пали вы, потомки великого нуменора, что ядом брыжжут ваши речи. - Конечно, его слова мгновенно потонули в ответе Илгона, а после и вовсе в нелепейшей попытке использовать нечестный бой. Пеллинель не нашёл ничего лучше, как вскинуть быстро снятый лук и выстрелить в рыбий пузырь в момент, когда он был наиболее высоко и ещё не долетел до серого эльфа. - Коль хочется вам битвы - сражайтесь честно!
     [NICK]Пеллинель[/NICK]  
    [AVA]https://i.pinimg.com/originals/42/e7/50/42e750aa6b3a082a87acea09bc273c9d.jpg[/AVA]  
    [STA]Чароплёт-виночерпий[/STA]  
    [SGN]Заболтаю до смерти[/SGN] 
  20. Мне нравится!
    Лэйнтиэль отреагировална Каинион в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    По той общей диспозиции, которую смог для себя сложить Каинион, ситуация выдавалась вполне благоприятная, а уж когда внезапно и могучий ваньяр-клятвенник изъявил желание обагрить кровью дерзновенных проходимцев свой клинок, а вслед за ним и сама владелица, суровая северная женщина, выразила своё многозначное возмущение деяниями второженцев, тут стало ясно что убийство этих бедолаг, не составит совершенно никакого труда. Противник оказался в крайне неприятном положении. В помещении сражаться сложнее, чем в поле но благо деву синда, вастак оттащил подальше видимо заботясь о её безопасности, а вот зачем  он утащил и молодого парня из тех же подданных Лесного Короля Каинион не понял, в его понимании Пеллинель вполне мог бы и поучаствовать в бою. Впрочем, тут Каиниону не хватало знаний о том, что связывало эту необычную троицу между собой. Да и старик оказался довольно крепким орешком. Из детей в этом питейном доме были разве что подростки, которые уже проливали кровь в дружинах, а из женщин либо те же воительницы, либо сама хозяйка которая тоже вероятно имела в своём прошлом, набеги. Также и крики снаружи, брань по которой Каинион ясно понял, что и там появились союзники. Теперь ему даже стало жаль всех этих стражников, разве что кроме ублюдков из потомков Нуменора.
      Не то чтобы Каинион относился с презрением к дунэдайн, да и глупцами считать их было невозможно, ведь Саурон обманул их точно также, как обманул когда-то и внука самого Феанаро, в Эрегионе. Но для него они всегда были лишь второрождёнными. Теми кто был запечатлён в памяти его, как вспомогательные силы ратей лордов эльдар в яростных эпохальных сражениях древности. Последний Союз, армия верных Элендиля и короля Гиль Галада разбила врага, но и тогда Каинион помнил всё так, что основную роль сыграли эльфы. Но время было неумолимо, и Эльронд Мудрый говорил что приходит время людей. Да и мальчишка, что ещё десять лет назад бегал и резвился с сыновьями Элерондо, теперь был совсем не мальчишка, но всё-равно лично для Каиниона люди — были другим миром, другой вселенной, чуждой ему. Оттого он знал, что рука его не дрогнет. Жирный боров был выведен из строя, явным местным забулдыгой, морщины и шрамы которого также говорили о суровом бытии, ибо тот кто в таком окружении проживает подростковый возраст и становится мужем зрелым, явно прошёл не одну схватку за свою жизнь. И вот, один из морэдайн выдал целую тираду, мерзкую, липкую, наполненную ложью, подобную дёгтю. 
    — Треплешься от осознания слабости своей, червь трусливого владыки пустошей Ородруина! — вымолвил Каинион, ему было ещё много чего высказать этому отчаявшемуся человеку, но соратник его прервал беседу. Видя как достаёт рогатку враг, одновременно с его выстрелом Анамайтэ в одно движение поднимая лук спустил стрелу прямо в стрелка врагов. 
    — Бегите, глупцы! — Грозно крикнул Каинион делая первый шаг, и вторым подпрыгивая под углом в сорок пять градусов, понёс косой удар своей секиры, в рывке в направлении шеи и ключицы говорливого противника-морэдайна. А Морагларо, Анамайтэ и Вернэссэ в один голос прорычали. 
    — Aiya Fëanaro! — С чем побегали в прикрытие атаки своего лидера, один с длинным мечом орудия на укол, второй точно такой же тактикой своим протазаном, ибо сильно размашистые удары в помещении, были бы вредны. По этой же причине и свой удар Каинион, делал держа правую руку на рукояти секиры ближе к лезвию, фактически сокращая дистанцию взаимодействия с противником, в готовности манипулировать секирой нестандартно, мастерски в большей степени самим лезвием. 
  21. Это забавно!
    Лэйнтиэль отреагировална Давид Зоровавель в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Отвлекающий маневр удался. Отчасти. Почти. Помогло мало, но до тех пор пока кровь не льется ручьями на пол - это успех. Поэтому Сирек остался стоять незыблемой скалой... Хотя, учитывая наличие господина именованного Илгоном, скорее, камушком... В общем, он остался стоять между стражей и своими эльфами. Когда леди Лэйн и господин Пель стали "своими" вастак затруднялся ответить.
    А кругом начинался бедлам и хрен пойми что. Главное не встревать в разборки местных с местными, иначе как обычно обвинят третью сторону когда пыль уляжется. 
    - ...выплатили пошлину вам, двадцатью четырьмя лошадьми...
    Сирек так резко повернул голову на говорящего эльфа, что шея хрустнула. Те, кому за семь тысяч лет, вообще денег не считают и о будущем не думают. Табун лошадей за вход в город. Эльфы все с такой придурью или это просто Шакилду везет? Опять начало как-то покалывать в районе сердца, а лекарства ой как далеко...
    Потом начались крики. Все повскакивали с мест, досточтимая хозяйка орала. Орал мужик "Поющий Меч". Он же и кинул кружку, что так метко просвистела мимо головы Сирека и прямо в рожу толстому стражнику. Пара капель эля и крови попала-таки на чапан.
    "Жены меня точно мокрыми полотенцами по лицу отоварят." - подумал Шакилд, начиная медленно и неторопливо отходить назад, подальше от эпицентра будущей драки и поближе к нандор.
    В высокопарную демагогию Сирек не встревал. Потому что не знал о чем, собственно, шла речь. Бюрократическую волокиту еще можно потерпеть и попытаться вывернуться, но когда в дело вступает историческая вражда или высшие силы - тут уж увольте. Он обычный караванщик, никаких умных книжек не читал и в ученых дебатах не участвовал. Поэтому эльфам и жителям Эсгарота со стороны вастака был выдан полный карт-бланш на любые действия в отношении этих некультурных выродков. Не вслух, конечно.
    - Пел, что нам делать?
    - Простите что вмешиваюсь в ваш разговор, сияющая леди... - прошептал Сирек, стараясь привлекать к себе как можно меньше внимания. - Но сейчас нужно сваливать. Мои извинения.
    Слово с делом не разошлись. Сирек отошел за стулья сидящих эльфов и немного присел, протягивая к ним руки. Не обращая внимания на протесты от юного(?) Пеллинеля и писк леди Лэйн, вастак сгреб самых неопытных здесь вояк за талии к себе подмышки. Эльфы оказались на удивление легкими, а по их росту так и не скажешь. Мысленно попросив прощения у всех (живых и мертвых) родственников эльфов и своих за такое хамское лапание без разрешения, Сирек быстрым шагом поволок своих подопечных в противоположную от входа сторону. Риски поворачиваться спиной к врагам были, но не больше чем оставаться там. 
    Бережно сгрузив Пеллинеля и Лэйнтиэль в более-менее свободный от опрокинутых стульев уголок, Сирек занял пассивную круговую оборону. То есть просто встал спиной к эльфам, лицом к врагам и положил ладонь на рукоять ятагана. Оружие Шакилд собирался доставать только в самом крайнем случае, когда от этого будет зависеть жизнь.
    [ava]https://i.pinimg.com/originals/ac/1c/80/ac1c806d5e0f6d4fb4dc1a013651536b.jpg[/ava]
    [nick]Сирек Шакилд[/nick]
    [sta]Караванщик-посыльный[/sta]
  22. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Туварс Супилли в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Оказавшись за одним столом с другими эльфами (и несколькими людьми), эльфийка даже не сразу сообразила, что в обществе незнакомых принято называть своё имя.
    -Лэйнтиэль Восточный Ветер, - кое-как выдавила она из себя эти несколько слов вслед за Пеллинелем.
    Дева села за стол и не без удовольствия стала разглядывать диковинное окружение таверны: грубые деревянные столы и стулья, глиняные, вылепленные кое-как чарки. Всё это очень мешало и отвлекало от компании в которой она оказалась, особенно после того, как их покой нагло потревожили. И хоть к ней и не обращались напрямую, но не заметить как ей подмигнул один из четверых воинов (пока она пыталась одним взглядом призвать присутствующих объяснить что же происходит) было сложно. Лицо эльфийки зарделось и она опустила взгляд. Этой секундной заминки было достаточно, чтобы Сирек вышел вперед, буквально закрыв собой и эльфийку, и менее удачливого Пеллинеля. По первым же словам человека стало ясно, что эта невообразимых объемов туша не заблудившийся зверь наряженный на потеху публике, а местный представитель... порядка?
    "Ну и порядочки тут у вас..."
    При дальнейшей речи востака лицо девы вытянулось, и она отдалённо стала походить на этого борова, на лице которого отражалось полное непонимание и отсутствие каких либо мыслительных процессов. Караванщик решил заговорить их всех до смерти, не иначе. В одно почти бесконечное предложение мужчина вложил множество имен, связь между которыми Лэйн потеряла уже после "аб-Арадажель". А дальше он стал требовать документы. И называть еще имена и титулы. Эльфийка было готова умолять, чтобы это прекратилось, как её слух отвлекся на Пеллинеля, который незаметно для "представителей порядка и закона", сидя за спиной Сирека, на его же стуле, нашептывал чары одной из своих стрел, словно признание. В чарах Лэйнтиэль разбиралась еще меньше, чем в дипломатии, но легкое покалывание на кончиках пальцев и, почему-то, ушей, не заметить было невозможно. И Сирек, и Пеллинель окончили свои речи одновременно. И тогда из-за своих мест поднялась компания из четверых эльфов, и слово взял Каинион, представив себя и своих товарищей. Голос его звучал твердо, с нотками предупреждения, что вступать с ними в конфронтацию не стоит. Даже просто стоять на пути не стоит. Эти четверо могут снести и даже не заметить. Особенно тот, кто был представлен как Анамайтэ. Вот уж кого юным эльфам стоит избегать всеми доступными способами. И не только юным. И не только эльфам.
    Все четверо, слаженно, словно единый организм, общаясь между собой одними лишь взглядами, достали оружие и готовы были действовать. Но тут произошло то, чего, казалось, не ожидал никто; из подсобного помещения в основной зал вернулась Грунхильд. Её голос разнёсся по таверне ревущей волной, за которой последовал шум отодвигаемых стульев - на зов поднималась толпа. Хозяйка таверны продолжала рычать, а ей вторило несколько голосов из собравшихся. Но когда воздух в легких женщины закончился, ей на смену пришел один из тех, кого к себе подзывал Илгон. Мужчина распылялся абсолютно не выбирая выражения. Дипломатическая жилка у скальда отсутствовала напрочь. Поливая пришедших без приглашения грязью, и одновременно выкрикивая своё имя, прозвище, и достижения, он обрызгал слюной оторопевшего чиновника. А после, словно в завершение своей пламенной речи, скальд разбил свою глиняную кружку о его перекошенное лицо, отчего тот завалился назад пару раз дернув ногами.
    Когда с представлениями со стороны эльфийской, и иже с ними, компании было покончено, в словесный поединок вступили стражи. Один из них вышел вперёд в ответ обвиняя вначале местных, а потом и пришлых. Ситуация только сильнее накалялась с каждым его словом. Казалось сам воздух в зале стал гуще. Единственное, что Лэйнтиэль понимала - слова были направлены на одного конкретного эльфа, и этот эльф поддавался на провокации, судя по тому как менялось выражение его лица, пока человек продолжал говорить. Страж двигался, приковывая к себе всё внимание собравшихся. К себе и Илгону. Позволяя своему товарищу, находящемуся за пределами видимости, снаружи таверны, метнуть отравленный снаряд в гиганта. А сам он, и его компаньон, достали свои мечи.
    За всем этим эльфийка наблюдала, словно за выступлением искусных музыкантов короля. Самой ей не приходилось участвовать в словесных баталиях, которые должны были перерасти в полноценную драку (что довольно странно учитывая нрав лесных эльфов, и их слабость к горячительным напиткам). Дева положила руку на локоть Пеллинеля привлекая его внимание, или, скорее, отвлекая от происходящего вокруг.
    -Пел, что нам делать?
  23. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Норнориэль в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Оказавшись за одним столом с другими эльфами (и несколькими людьми), эльфийка даже не сразу сообразила, что в обществе незнакомых принято называть своё имя.
    -Лэйнтиэль Восточный Ветер, - кое-как выдавила она из себя эти несколько слов вслед за Пеллинелем.
    Дева села за стол и не без удовольствия стала разглядывать диковинное окружение таверны: грубые деревянные столы и стулья, глиняные, вылепленные кое-как чарки. Всё это очень мешало и отвлекало от компании в которой она оказалась, особенно после того, как их покой нагло потревожили. И хоть к ней и не обращались напрямую, но не заметить как ей подмигнул один из четверых воинов (пока она пыталась одним взглядом призвать присутствующих объяснить что же происходит) было сложно. Лицо эльфийки зарделось и она опустила взгляд. Этой секундной заминки было достаточно, чтобы Сирек вышел вперед, буквально закрыв собой и эльфийку, и менее удачливого Пеллинеля. По первым же словам человека стало ясно, что эта невообразимых объемов туша не заблудившийся зверь наряженный на потеху публике, а местный представитель... порядка?
    "Ну и порядочки тут у вас..."
    При дальнейшей речи востака лицо девы вытянулось, и она отдалённо стала походить на этого борова, на лице которого отражалось полное непонимание и отсутствие каких либо мыслительных процессов. Караванщик решил заговорить их всех до смерти, не иначе. В одно почти бесконечное предложение мужчина вложил множество имен, связь между которыми Лэйн потеряла уже после "аб-Арадажель". А дальше он стал требовать документы. И называть еще имена и титулы. Эльфийка было готова умолять, чтобы это прекратилось, как её слух отвлекся на Пеллинеля, который незаметно для "представителей порядка и закона", сидя за спиной Сирека, на его же стуле, нашептывал чары одной из своих стрел, словно признание. В чарах Лэйнтиэль разбиралась еще меньше, чем в дипломатии, но легкое покалывание на кончиках пальцев и, почему-то, ушей, не заметить было невозможно. И Сирек, и Пеллинель окончили свои речи одновременно. И тогда из-за своих мест поднялась компания из четверых эльфов, и слово взял Каинион, представив себя и своих товарищей. Голос его звучал твердо, с нотками предупреждения, что вступать с ними в конфронтацию не стоит. Даже просто стоять на пути не стоит. Эти четверо могут снести и даже не заметить. Особенно тот, кто был представлен как Анамайтэ. Вот уж кого юным эльфам стоит избегать всеми доступными способами. И не только юным. И не только эльфам.
    Все четверо, слаженно, словно единый организм, общаясь между собой одними лишь взглядами, достали оружие и готовы были действовать. Но тут произошло то, чего, казалось, не ожидал никто; из подсобного помещения в основной зал вернулась Грунхильд. Её голос разнёсся по таверне ревущей волной, за которой последовал шум отодвигаемых стульев - на зов поднималась толпа. Хозяйка таверны продолжала рычать, а ей вторило несколько голосов из собравшихся. Но когда воздух в легких женщины закончился, ей на смену пришел один из тех, кого к себе подзывал Илгон. Мужчина распылялся абсолютно не выбирая выражения. Дипломатическая жилка у скальда отсутствовала напрочь. Поливая пришедших без приглашения грязью, и одновременно выкрикивая своё имя, прозвище, и достижения, он обрызгал слюной оторопевшего чиновника. А после, словно в завершение своей пламенной речи, скальд разбил свою глиняную кружку о его перекошенное лицо, отчего тот завалился назад пару раз дернув ногами.
    Когда с представлениями со стороны эльфийской, и иже с ними, компании было покончено, в словесный поединок вступили стражи. Один из них вышел вперёд в ответ обвиняя вначале местных, а потом и пришлых. Ситуация только сильнее накалялась с каждым его словом. Казалось сам воздух в зале стал гуще. Единственное, что Лэйнтиэль понимала - слова были направлены на одного конкретного эльфа, и этот эльф поддавался на провокации, судя по тому как менялось выражение его лица, пока человек продолжал говорить. Страж двигался, приковывая к себе всё внимание собравшихся. К себе и Илгону. Позволяя своему товарищу, находящемуся за пределами видимости, снаружи таверны, метнуть отравленный снаряд в гиганта. А сам он, и его компаньон, достали свои мечи.
    За всем этим эльфийка наблюдала, словно за выступлением искусных музыкантов короля. Самой ей не приходилось участвовать в словесных баталиях, которые должны были перерасти в полноценную драку (что довольно странно учитывая нрав лесных эльфов, и их слабость к горячительным напиткам). Дева положила руку на локоть Пеллинеля привлекая его внимание, или, скорее, отвлекая от происходящего вокруг.
    -Пел, что нам делать?
  24. Плюс
    Лэйнтиэль получил реакцию от Крау в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Оказавшись за одним столом с другими эльфами (и несколькими людьми), эльфийка даже не сразу сообразила, что в обществе незнакомых принято называть своё имя.
    -Лэйнтиэль Восточный Ветер, - кое-как выдавила она из себя эти несколько слов вслед за Пеллинелем.
    Дева села за стол и не без удовольствия стала разглядывать диковинное окружение таверны: грубые деревянные столы и стулья, глиняные, вылепленные кое-как чарки. Всё это очень мешало и отвлекало от компании в которой она оказалась, особенно после того, как их покой нагло потревожили. И хоть к ней и не обращались напрямую, но не заметить как ей подмигнул один из четверых воинов (пока она пыталась одним взглядом призвать присутствующих объяснить что же происходит) было сложно. Лицо эльфийки зарделось и она опустила взгляд. Этой секундной заминки было достаточно, чтобы Сирек вышел вперед, буквально закрыв собой и эльфийку, и менее удачливого Пеллинеля. По первым же словам человека стало ясно, что эта невообразимых объемов туша не заблудившийся зверь наряженный на потеху публике, а местный представитель... порядка?
    "Ну и порядочки тут у вас..."
    При дальнейшей речи востака лицо девы вытянулось, и она отдалённо стала походить на этого борова, на лице которого отражалось полное непонимание и отсутствие каких либо мыслительных процессов. Караванщик решил заговорить их всех до смерти, не иначе. В одно почти бесконечное предложение мужчина вложил множество имен, связь между которыми Лэйн потеряла уже после "аб-Арадажель". А дальше он стал требовать документы. И называть еще имена и титулы. Эльфийка было готова умолять, чтобы это прекратилось, как её слух отвлекся на Пеллинеля, который незаметно для "представителей порядка и закона", сидя за спиной Сирека, на его же стуле, нашептывал чары одной из своих стрел, словно признание. В чарах Лэйнтиэль разбиралась еще меньше, чем в дипломатии, но легкое покалывание на кончиках пальцев и, почему-то, ушей, не заметить было невозможно. И Сирек, и Пеллинель окончили свои речи одновременно. И тогда из-за своих мест поднялась компания из четверых эльфов, и слово взял Каинион, представив себя и своих товарищей. Голос его звучал твердо, с нотками предупреждения, что вступать с ними в конфронтацию не стоит. Даже просто стоять на пути не стоит. Эти четверо могут снести и даже не заметить. Особенно тот, кто был представлен как Анамайтэ. Вот уж кого юным эльфам стоит избегать всеми доступными способами. И не только юным. И не только эльфам.
    Все четверо, слаженно, словно единый организм, общаясь между собой одними лишь взглядами, достали оружие и готовы были действовать. Но тут произошло то, чего, казалось, не ожидал никто; из подсобного помещения в основной зал вернулась Грунхильд. Её голос разнёсся по таверне ревущей волной, за которой последовал шум отодвигаемых стульев - на зов поднималась толпа. Хозяйка таверны продолжала рычать, а ей вторило несколько голосов из собравшихся. Но когда воздух в легких женщины закончился, ей на смену пришел один из тех, кого к себе подзывал Илгон. Мужчина распылялся абсолютно не выбирая выражения. Дипломатическая жилка у скальда отсутствовала напрочь. Поливая пришедших без приглашения грязью, и одновременно выкрикивая своё имя, прозвище, и достижения, он обрызгал слюной оторопевшего чиновника. А после, словно в завершение своей пламенной речи, скальд разбил свою глиняную кружку о его перекошенное лицо, отчего тот завалился назад пару раз дернув ногами.
    Когда с представлениями со стороны эльфийской, и иже с ними, компании было покончено, в словесный поединок вступили стражи. Один из них вышел вперёд в ответ обвиняя вначале местных, а потом и пришлых. Ситуация только сильнее накалялась с каждым его словом. Казалось сам воздух в зале стал гуще. Единственное, что Лэйнтиэль понимала - слова были направлены на одного конкретного эльфа, и этот эльф поддавался на провокации, судя по тому как менялось выражение его лица, пока человек продолжал говорить. Страж двигался, приковывая к себе всё внимание собравшихся. К себе и Илгону. Позволяя своему товарищу, находящемуся за пределами видимости, снаружи таверны, метнуть отравленный снаряд в гиганта. А сам он, и его компаньон, достали свои мечи.
    За всем этим эльфийка наблюдала, словно за выступлением искусных музыкантов короля. Самой ей не приходилось участвовать в словесных баталиях, которые должны были перерасти в полноценную драку (что довольно странно учитывая нрав лесных эльфов, и их слабость к горячительным напиткам). Дева положила руку на локоть Пеллинеля привлекая его внимание, или, скорее, отвлекая от происходящего вокруг.
    -Пел, что нам делать?
  25. Мне нравится!
    Лэйнтиэль получил реакцию от Илгон в [Эсгарот]Трактир "Королевский Окунь"   
    Оказавшись за одним столом с другими эльфами (и несколькими людьми), эльфийка даже не сразу сообразила, что в обществе незнакомых принято называть своё имя.
    -Лэйнтиэль Восточный Ветер, - кое-как выдавила она из себя эти несколько слов вслед за Пеллинелем.
    Дева села за стол и не без удовольствия стала разглядывать диковинное окружение таверны: грубые деревянные столы и стулья, глиняные, вылепленные кое-как чарки. Всё это очень мешало и отвлекало от компании в которой она оказалась, особенно после того, как их покой нагло потревожили. И хоть к ней и не обращались напрямую, но не заметить как ей подмигнул один из четверых воинов (пока она пыталась одним взглядом призвать присутствующих объяснить что же происходит) было сложно. Лицо эльфийки зарделось и она опустила взгляд. Этой секундной заминки было достаточно, чтобы Сирек вышел вперед, буквально закрыв собой и эльфийку, и менее удачливого Пеллинеля. По первым же словам человека стало ясно, что эта невообразимых объемов туша не заблудившийся зверь наряженный на потеху публике, а местный представитель... порядка?
    "Ну и порядочки тут у вас..."
    При дальнейшей речи востака лицо девы вытянулось, и она отдалённо стала походить на этого борова, на лице которого отражалось полное непонимание и отсутствие каких либо мыслительных процессов. Караванщик решил заговорить их всех до смерти, не иначе. В одно почти бесконечное предложение мужчина вложил множество имен, связь между которыми Лэйн потеряла уже после "аб-Арадажель". А дальше он стал требовать документы. И называть еще имена и титулы. Эльфийка было готова умолять, чтобы это прекратилось, как её слух отвлекся на Пеллинеля, который незаметно для "представителей порядка и закона", сидя за спиной Сирека, на его же стуле, нашептывал чары одной из своих стрел, словно признание. В чарах Лэйнтиэль разбиралась еще меньше, чем в дипломатии, но легкое покалывание на кончиках пальцев и, почему-то, ушей, не заметить было невозможно. И Сирек, и Пеллинель окончили свои речи одновременно. И тогда из-за своих мест поднялась компания из четверых эльфов, и слово взял Каинион, представив себя и своих товарищей. Голос его звучал твердо, с нотками предупреждения, что вступать с ними в конфронтацию не стоит. Даже просто стоять на пути не стоит. Эти четверо могут снести и даже не заметить. Особенно тот, кто был представлен как Анамайтэ. Вот уж кого юным эльфам стоит избегать всеми доступными способами. И не только юным. И не только эльфам.
    Все четверо, слаженно, словно единый организм, общаясь между собой одними лишь взглядами, достали оружие и готовы были действовать. Но тут произошло то, чего, казалось, не ожидал никто; из подсобного помещения в основной зал вернулась Грунхильд. Её голос разнёсся по таверне ревущей волной, за которой последовал шум отодвигаемых стульев - на зов поднималась толпа. Хозяйка таверны продолжала рычать, а ей вторило несколько голосов из собравшихся. Но когда воздух в легких женщины закончился, ей на смену пришел один из тех, кого к себе подзывал Илгон. Мужчина распылялся абсолютно не выбирая выражения. Дипломатическая жилка у скальда отсутствовала напрочь. Поливая пришедших без приглашения грязью, и одновременно выкрикивая своё имя, прозвище, и достижения, он обрызгал слюной оторопевшего чиновника. А после, словно в завершение своей пламенной речи, скальд разбил свою глиняную кружку о его перекошенное лицо, отчего тот завалился назад пару раз дернув ногами.
    Когда с представлениями со стороны эльфийской, и иже с ними, компании было покончено, в словесный поединок вступили стражи. Один из них вышел вперёд в ответ обвиняя вначале местных, а потом и пришлых. Ситуация только сильнее накалялась с каждым его словом. Казалось сам воздух в зале стал гуще. Единственное, что Лэйнтиэль понимала - слова были направлены на одного конкретного эльфа, и этот эльф поддавался на провокации, судя по тому как менялось выражение его лица, пока человек продолжал говорить. Страж двигался, приковывая к себе всё внимание собравшихся. К себе и Илгону. Позволяя своему товарищу, находящемуся за пределами видимости, снаружи таверны, метнуть отравленный снаряд в гиганта. А сам он, и его компаньон, достали свои мечи.
    За всем этим эльфийка наблюдала, словно за выступлением искусных музыкантов короля. Самой ей не приходилось участвовать в словесных баталиях, которые должны были перерасти в полноценную драку (что довольно странно учитывая нрав лесных эльфов, и их слабость к горячительным напиткам). Дева положила руку на локоть Пеллинеля привлекая его внимание, или, скорее, отвлекая от происходящего вокруг.
    -Пел, что нам делать?
×
×
  • Создать...