Перейти к содержанию
Теодред

Побережье Харондора

Рекомендуемые сообщения

[NIC]Пираты[/NIC]
[sTA]ЙО-ХО-ХО!!![/sTA]

[AVA]cs623121.vk.me/v623121230/2996b/1HKnQSNlUnI.jpg[/AVA]

 

Переход из Умбара

 

"Гарпия" на всех своих черных парусах неслась по водной глади. По мере удаления от вражеского города, погода менялась. Мерзкий дождик закончился, в облачные разрывы выглянуло солнце.

Никто из команды не докучал Дамроду и его товарищам, капитан и вовсе скрылся в своей каюте и не выходил оттуда. Один лишь Кинахат был все время рядом. 

Мальчишка же и предложил Дамроду одну умную вещь: отправить Фарамиру послание, чтобы флот Гондора не преследовал одинокое судно под черными парусами.

Гондорцы было обрадовались умной мысли, но вскоре, их радость прошла. Прошла она с осознанием того, что не представлялось возможности предупредить Фарамира - птиц у Маблунга не осталось, и зайти в порт под пиратским флагом было смерти подобно. Оставалось лишь надеяться на то, что Гарр Улл искусный капитан и сможет провести "Гарпию" незамеченной... 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

"Гарпия" скрипела и мерно раскачивалась, слегка переваливаясь с борта на борт. Острый нос корабля рассекал волны, чёрные паруса туго изогнулись под напором ветра. Бригантина стремительно неслась вперёд, навстречу желанной цели. Следопыт, которому не нашлось на корабле роли лучше, чем роль пассажира, раскачивался в гамаке и задумчиво разглядывал дощатый потолок над собой — или же пол верхней палубы? Мысли текли размеренно, одна за одной. Времени у капитана рейнджеров было предостаточно, так что Дамрод углубился в размышления. Лоб избороздили глубокие морщины, брови сдвинулись. Следопыт хмуро глядел в потолок и думал о всякой всячине. "Интересно, почему чёрный? Почему не синий? Почему не обычные белые паруса? Неужели так нужно выделиться, показать свою принадлежность к морским разбойникам? Ведь было бы в разы логичнее использовать распространённый цвет, дабы не вызывать подозрений и использовать эффект неожиданности..." Дамрод повернулся на другой бок и стал с интересом разглядывать трещину в доске над ним, которую не замечал раньше. "Или вот почему не алые? Почему не алые паруса? Это было бы даже... романтично? Романтика морского путешествия, бравые и благородные морские разбойники..."  По доскам над следопытом прогромыхали чьи-то тяжелые ноги, и с верхней палубы донеслась отборная ругань, которую не смог заглушить даже шум моря и расстояние до источника звука. Рейнджер мысленно вычеркнул пункт "благородство" из характеристики морских разбойников.

 

Одним ловким движением перекатившись с гамака на пол, Дамрод мысленно ухмыльнулся и пошёл к лестнице. Трюк этот удавался ему далеко не всегда, получился он не с первого раза, о чём свидетельствовали и напоминали синяки на самых различных частях тела. Но после часов упорных тренировок — ибо заняться всё равно было нечем, — следопыт научился приземляться на ноги, а не на что придётся. Поднявшись на верхнюю палубу, рейнджер прикрыл глаза от яркого солнечного света — светило было в зените и нещадно палило, — и наощупь отошёл вбок, ближе к борту. Слоняясь по кораблю, мужчина успел изучить его вдоль и поперёк, чем снискал подозрительные взгляды и недовольные лица экипажа. После этого Дамрод решил ограничить свои исследования каютами, где ему никто не чинил препятствий. Но сейчас вроде бы команда не была против присутствия постороннего на палубе, так что следопыт махнул рукой вездесущему Кинахату, встал в сторонке и стал наблюдать за происходящим.

 

А понаблюдать было за чем — несколько человек собрались по центру палубы, рассевшись на разномастных бочках, и, судя по всему, травили какие-то байки. Стараясь не привлекать внимания, Дамрод аккуратно подошёл и присоединился к компании. На самой большой бочке сидел бородатый моряк с сединами в волосах и с жаром рассказывал какую-то историю.

 

...тут юнга подбегает к капитану и кричит: "Капитан, капитан, три тарковских корабля!" Капитан, не моргнув глазом, приказывает готовиться к бою, а затем кричит: "Принесите мне мою красную рубаху!". Бой был страшным лилась кровь, реки крови, но капитан был в гуще и яростнее всех махал мечом! И не было ему равных, все падали ниц перед его могуществом. Бравые разбойники победили тарков, забрали их богатства и поплыли домой. Во время плавания юнга подошёл к капитану и робко спросил: "Капитан, а зачем вам красная рубаха? Она приносит вам удачу?". Капитан рассмеялся, потрепал мальчонку по волосам а был он ростом вот с тебя, Кинахат, не хмурься! и сказал ему тихо-тихо: "Я ношу красную рубаху, чтоб никто не видел моей крови!"

 

Дамрод помнил эту байку. Он слышал её давным-давно от какого-то старого гондорского моряка. Естественно, тарки там были заменены на грозных Умбарских пиратов, которых храбрые люди Запада разбили наголову. Следопыт помнил и продолжение этой истории, которую его подчинённые, судя по заинтересованным лицам, не знали, но уходить Дамрод не хотел — уж больно выразительным и красочным было описание.

 

И вот, когда бравые воины Умбара уже почти приплыли домой, юнга с ужасом в глазах подбегает к капитану и кричит: "Капитан, ужас десять тарковских кораблей!". И шепотом добавляет: "Принести вашу рубаху, капитан?" Капитан стоит, ни жив, ни мёртв, глядит на приближающиеся корабли... юнга теребит рукав капитана и причитает: "Рубаху, капитан, рубаху?!". И тут капитан севшим голосом говорит...

 

"Неси мои коричневые портки!" последние слова команда прогремела хором и хором же рассмеялась. Не выдержал и Дамрод, против свеого обыкновения тихонько рассмеявшись. Маблунг и Анборн несколько секунд просидели с озадаченными лицами, но потом и они уловили смысл шутки и зашлись в приступе неудержимого смеха. Пока "Гарпию" сотрясал могучий по своей силе хохот, Кинахат подёргал Дамрода за рукав и глазами указал на место у борта, где можно было поболтать. Следопыт пожал плечами и последовал за мальчишкой.

 

Забавная история, верно? Сколько раз её слышу, и всё равно смешно, — мальчишка был весел, контрастно отличаясь от Кинахата трёхдневной давности. Дамрод позволил себе небольшую улыбку.

 

— Да, забавный рассказ. Никогда не надоедает слушать. Ну, — следопыт сложил на груди руки и шутливо строго покосился на парнишку. Тот в ответ широко ухмыльнулся, — что на этот раз великий мыслитель и стратег Кинахат хочет мне поведать?

 

Великий стратег и мыслитель шутливо обиделся.

 

Вот возьму и не скажу. Обижусь и всё.

 

— Ну и не говори, мне-то что, — Дамрод безразлично пожал плечами и принялся наслаждаться пейзажем. Кинахат помялся, но всё-таки не выдержал. "Ожидаемо."

 

Короче, вот что я придумал...

 

Следопыт внимательно выслушал идею и отрицательно покачал головой. Великий мыслитель обиделся по-настоящему.

 

— Нет. Не пойдёт. Сразу нет.

 

Но почему? Ведь можно же взять корабли, подняться вверх по течению, найти орков...

 

— И получить от них по самое не могу. Нет, Кинахат, этот план мести тоже не пойдёт. Подумай лучше, если уж копаешь в этом направлении.

 

Кинахат независимо дёрнул плечом, фыркнул, развернулся и ушёл в свою каюту. Дамрод тяжело вздохнул и принялся в тишине разглядывать переливающуюся различными бликами поверхность моря. "Гарпия" продолжаться мчаться вперёд на всех парах.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

http://lotrrol.ru/index.php/topic/3892-brod-porosa/#entry528782

Из Брода Пороса

 

Брод уже остался позади, а на горизонте виднелись черные воды, омывающие берег южных земель. Назгул решил лететь прямо над берегом, рассматривая морскую гладь. Виверна летела тихо, лишь ветер посвистывал в крыльях, да иногда из пасти её вырывался еле заметный не то визг, не то храп. Если она уснет на лету - Хэлкар даже не представлял, что может случиться. Он представил выражение лика Гортхаура, когда тот услышит, что его великий полководец  и Первый Назгул без вести пропал в водах, когда летел с посланием в Умбар. Призрак рассмеялся про себя. Вопреки мнению многих смертных, у назгулов тоже был свой характер и воля, пусть и не такая, Какой хотелось бы некоторым из них. 

 

Король погрузился в свои мысли, одновременно с этим следя за морем. Почему-то на него снова накинулась тоска. Но по чему? Тоска по... прошлому? Смешно. Вряд ли. Хотя, скорее всего, Хэлкар не отказался бы, будь у него такая возможность, пережить все свое прошлое. Раньше он был не менее значимой фигурой Нуменора, как сейчас - Мордора. Величайший полководец, завоеватель, перед ним склоняли головы сильнейшие и вслед ему вздыхали красивейшие дамы. Его боялись и уважали. Его называли Богом, Богом с большой буквы. У него было все, что он только мог желать. Власть, деньги, женщины, свобода. Сейчас у него был его Господин, даровавший ему бессмертие и огромную силу. И он был благодарен Владыке за этот дар. И старался делать все, чтобы Властелин был доволен им.

 

В следующий момент мысли перепрыгнули на Девятку. Братья...  Каждый из них относился к нему по-разному. Да, официально он был старшим, но не все признавали это. Хэлкар чувствовал такие моменты очень хорошо. Но он не мог винить их за это. Да и незачем. В конце концов, если быть честным с самим собой, даже у него с Владыкой иногда были разногласия, поэтому он был знаком с подобными мыслями.

 

Взгляд Короля-чародея уследил на бесконечном пространстве воды что-то странное. Во тьме назгула вряд ли могли обнаружить, и он решился разведать, что за маленькая точка тревожит его сознание. Взявшись за поводья, он плавно развернул виверну на запад, фактически "вылетая в открытое море", и стал аккуратно приближаться к  неизвестному объекту, делая все плавно и сливаясь с темнотой неба. Судя по направлению, это нечто двигалось из Умбара, если это, конечно, было судно.  Назгул прижался к спине виверны и по мере приближения принялся разглядывать детали.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Дамрод всё также стоял у борта "Гарпии", вполголоса насвистывая какую-то навязчивую мелодию, как вдруг что-то изменилось. Следопыт вздрогнул, словно очнувшись ото сна и поднял голову. В душе разрасталась, поглощая всё естество, гнетущая тревога. Она словно липкая плёнка медленно, но верно окутывала рейнджера. Мужчина с удивлением отметил, что он нервно барабанит пальцами по борту. Проходящий мимо сосредоточенный Кинахат будто споткнулся, остановился и тоже посмотрел в небо. В его глазах страх перемешался с удивлением.

 

Какого орка тут происходит?

 

Следопыт молча покачал головой, медленно пятясь назад. Что-то приближалось. Дамрод не мог с уверенностью сказать, что именно приближалась, но мужчина почти физически чувствовал на себе чей-то тяжелый и очень цепкий взгляд. Команда, до этого сновавшая по "Гарпии", замедлила своё движение. Экипаж то и дело нервно посматривал в небо, люди начали суетится и шептать что-то себе под нос. К рейнджеру подошел бледный Маблунг.

 

Командир?..

 

Дамрод не отвечал. Взгляд следопыта был прикована к плывущим по небу облакам. На какую-то секунду ему показалось, что меж белых завихрений мелькнула чёрная тень.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

По мере приближения к маленькой, едва заметной на фоне черной воды точке, назгул разглядывал подробности. Кажется, это было небольшое судно, и команда, что на нем находилась, замерла в ожидании чего.то. "Почувствовали", — злорадно подумал Хэлкар.  Если это были умбарские пираты, стоило припугнуть их, чтобы знали, что шутить с Мордором плохо. Крылатая тварь сделала несколько кругов за облаками, чуть поодаль, а потом, буквально паря в пяти метрах над водой, пошла на бреющем полете в сторону корабля. Заодно он поймет, кто в такую темную ночь шел из Умбара.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Дамрод нервно сглотнул. Ему не почудилось. Меж облаков, освещённых светом луны, и впрямь мелькнула тень. И ещё раз. Нечто нарезало круги прямо над ними, прямо над "Гарпией", с каждым витком снижаясь всё ниже и ниже. Следопыт почувствовал, как начинают дрожать пальцы. Рука инстинктивно потянулась к единственному оружию — кинжалу на поясе, — хотя разумом мужчина понимал, что оружие против этого бесполезно. Неведомая тварь была страшна не своей мощью. Она вселяла страх и иррациональный ужас, и Дамрод из последних сил держался, чтобы не убежать в трюм, забиться подальше, в самый угол. Команда замерла окончательно, молча выжидая...

 

...Тварь появилась внезапно. Она словно вылетела из самого чёрного неба, будто кусок небосвода отломился и с диким воем полетел в сторону корабля. Следопыту вдруг захотелось зажмуриться и упасть на палубу, зажимая ладонями уши. Дамрод скрипел зубами и старался не поддаваться натиску извне... но не получилось. Не до конца. Мужчина отрешённо почувствовал, как тяжело припадает на одно колено, как рычит сквозь стиснутые зубы от ярости и ужаса, как обхватывает руками гудящую голову. Сквозь полуприкрытые веки рейнджер увидел, как будто бы перед самым кораблём материализовалась огромная фигура неизвестной то ли птицы, то ли крылатого ящера, на бреющем полёте несущая прямо на него. А на спине у твари сидел... "Нет. Не может быть. Кто может управлять этой тварью?!" Но глаза не обманывали следопыта. На спине крылатого чудище и в самом дел сидела высокая, облачённая в доспехи фигура.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Корабль был прямо перед назгулом, в какой-то сотне метров. Зверь стремительно нес своего всадника. Для людей полет виверны над их кораблем был секундным, но назгул видел все в подробностях. Темные фигуры катались по палубе, закрыв уши. Когда он кружил над умбарцами, они частенько так делали, не выдерживая. Усмехнувшись, Хэлкар повел крылатую тварь выше, на юг, снова возвращаясь на прежний путь. Тратить время на эту лодчонку уже не хотелось. Однако воспоминаний о себе он оставит предостаточно. При этой мысли Хэлкар позволил себе улыбнуться. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

[NIC]Пираты[/NIC]
[sTA]ЙО-ХО-ХО!!![/sTA]

[AVA]cs623121.vk.me/v623121230/2996b/1HKnQSNlUnI.jpg[/AVA]

 
Паника на корабле улеглась так же стремительно, как и началась. 
- Черт возьми, что это было?! - Кинахат стоял на коленях на палубе, держась за грудь. Отовсюду доносились стоны команды.
Позади Дамрода раздались быстрые шаги.
- Что произошло?!! - громовой голос Гарр Улла раздался в тишине. - Старший помошьник где?
- Я здесь, капитан. - Старпом уже справился с ужасом, насланным Хэлкаром. - Назгул. Он атаковал нас своим криком. Люди напуганы, капитан, но опасность миновала.
Гарр, не дослушав умбарца кинулся к борту, на ходу протирая глаза. Капитан, прищурившись, долго осматривал небо, напрягая зрение до изнеможения, прежде чем его лицо помрачнело. 
- Вижу гада, - пробормотал пират. - Похоже сам Чародей... Видел на картинках. - Гарр притянул к себе Дамрода, указывая, куда смотреть. - А летит-то в Умбар, больше в том направлении некуда. Что скажете, господин мордорец?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Тварь с душераздирающим визгом, разрывающим уши, пролетела над кораблём и скрылась вдали. Когда эхо крика утихло, Дамрод медленно, тяжело поднялся с колен. В голове всё ещё остались отголоски ужасающего вопля, но они постепенно вытеснялись моря. Следопыт стоял столбом, пытаясь очнуться после психологической атаки крылатой твари. Рядом почти лежал на палубе Кинахат, в глазах которого плескался ужас и недопонимание. Дамрод протянул было ему руку, но его отвлёк зычный бас Гарра, что вылетел из своей каюты на палубу.

 

Что произошло?! Старший помощник где?

 

Капитан вихрем промчался по палубе, направляясь к старпому. Пока умбарцы выясняли отношения, Дамрод поднял парнишку с палубы, тряхнул за плечи и посмотрел внимательно в глаза.

 

— Кинахат? Ты как?

 

Парнишка вяло отмахнулся, мол, всё в порядке. Посмотрев в глаза юного умбарца ещё с полминуты и убедившись, что он в норме, следопыт облегчённо вздохнул, похлопал его по спине и развернулся к Гарру. Тот изо всех сил вглядывался в горизонт, мрачнея с каждой секундой. В конце концов, капитан бесцеремонно схватил следопыта за рукав и притянул к себе, второй рукой показывая на маленькую чёрную точку в облаках. После слов пирата следопыт временно лишился дара речи. Он слышал о назгулах, но видеть ему их, к счастью, ещё не доводилось. "Чародей? Сам Король-Чародей? Холера, ну и "везёт" же нам... Влетели на самого сильного и могучего назгула."

 

— Что скажу? Нужно продолжать путь. Если бы Чародей хотел нас уничтожить — он бы это сделал. Раз только попугал, ничего он станет делать и в Умбаре. А если он вдруг от кого-то и прознает про нас, лучше нам быть подальше от города, — Дамрод нервно сглотнул, прогоняя оцепенение. "Эта тварь меня ещё долго будет во снах преследовать... надо плыть скорее по следу. не останавливаясь. Только вперёд. Тогда может у нас есть шансы протянуть подольше."

 

Перход 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Ночные сумерки вошли в полную силу, и вязкая чернота обволакивала любой источник света, как смола, проливающаяся на блестящие доспехи. Черные одеяния назгула, черная чешуя виверны, тьма сейчас властвовала над всем и была подвластна ему, Хэлкару.  И Призрак нес эту тьму в Умбар, чтобы низвергнуть появившееся там семя неповиновения. 

Черное облако смерти словно растаяло за облаками, и никакой свет луны не мог указать, где сейчас находится этот тандем страха и смерти. Во всяком случае, смертным — точно. А Владыка всегда знал, где он находится. Остальное было неважно.

"Умбар... Пираты заплатят за всё, что свершилось в гавани без ведома Властелина, и я, его правая рука, заставлю смертных дрожать от ужаса и беспрекословно выполнять все, что Он велит. Торговый союз... Альянс... Без мощи Мордора Умбар давно бы пал жертвой Гондорской военной машины, и единственный, кто защищает его от этой участи — именно Мордор. Мордор поддерживает экономическую мощь Умбара, Мордор защищает Умбар, Мордор — старший брат и опекун Умбара, и эти навозные жуки смеют отрекаться от слова? Когда я прибуду туда, все встанет на свои места..."

 

К дворцу правителя

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Из дворца короля Умбара

 

Золотой дворец остался далеко позади, и Хэлкар несся на виверне в поисках своей цели, несмотря на день. Да, видеть он не мог, но мог чувствовать, а это с лихвой компенсировало недостатки. Карта была привязана к шее зверя, перед назгулом, и он видел её в любой момент. До места, где он видел корабль последний раз, осталось не так много. Водная гладь сменялась волнами со скоростью света, виверна неслась над самой поверхностью, отражая свою темную сущность в светлых водах.  Течение в месте. куда прибыл Улаири, заворачивало правее, и Кольценосец сменил курс, направив чудище по предполагаемому пути корабля. Назгул летел долго, до возможной границы, но корабль как будто сквозь воду провалился. Ни следов, ни вариантов, куда он мог уйти.

Гнилые пираты, чтоб вас на мачту насадили по самую глотку, чтоб на вас виверна в брачный период напала, чтоб вас в загон к оркам посадили! Мелькора на вас нет! — выругался Хэлкар. Гнев захлестнул темное существо, однако поделать ничего было нельзя. 

"Порождения света, не дай Мелькор еще раз увидеть вас... Выпотрошу, как свиней".

Успокоившись кое-как, назгул повернул назад, в Умбар. Настроение скатилось в глубины, и Хэл думал о том, как бы не сорваться на принце. Несмотря на бессмертие, он мог злиться, и это не приводило обычно ни к чему хорошему. Нужно взять себя в руки...

"Пора поскорее убираться из этой продажной дыры", — подумал Кольценосец. "Заберу документы и полечу в Харад. С меня достаточно этих интриг. Если и в Хараде будет подобное, я насажу головы этих политиков на колья, дабы южане дважды подумали, прежде чем недовольствоваться покровительством владыки"

 

 

 

К дворцу Умбара

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Боль и ощущение песка во рту заставили Рханну очнуться. Сдавленно промычав что-то нечленораздельное, харадрим открыл глаза и увидел бескрайнее голубое полотно, распростертое над ним. Мужчина лежал на песке, промокший до нитки, а невдалеке слышался плеск волн, разбивающихся о береговую линию. Приподняв голову, Рханна огляделся: перед ним, метрах в четырех, уходящее вдаль, начиналось море, вокруг же был песок, и лишь поодаль на востоке виднелись небольшие каменные нагромождения. Все пространство вокруг было забито лежащими тут и там досками, обрывками тросов и порванными парусами.
"Что за чертовщина?"— посетила мысль больную голову воина. Приняв наполовину вертикальное положение и размяв затекшие руки и шею, Рханна подал голос в надежде найти живых:
Эй, здесь есть кто-нибудь?! Меня слышно? 
Эхо ушло куда-то вдаль, повторившись несколько раз, и затихло. Харадрим напряг весь свой слух в ожидании. Однако, что здесь произошло? В голове были какие-то мутные картины, которые, как ни старался, Рханна разобрать не мог. 
"Чертовщина какая-то."
К счастью, снаряжение солдата не пострадало: кинжал все так же висел на поясе в ножнах, а копье лежало поодаль, наполовину засыпанное песком. Подобрав оружие, харадрим еще раз крикнул в никуда, надеясь, что хоть кто-то выжил и прояснит ситуацию. Тело дрожало от холода, нужно было срочно согреться и высушить одежду, смерть от болезни была не самой лучшей смертью в понимании харадца, поэтому он, убрав копье за спину, огляделся в поисках древесины для костра. Благо, Её здесь было достаточно. Собирая деревяшки, он не забывал подавать голос. Лишь плеск волн отвлекал от черных мыслей о судьбе товарищей. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Темнота. Нет ничего, кроме отдаленного голоса, который все время зовет. Потихоньку появлялись и другие звуки: шум волн, налетающих на берег, редкие завывания ветра. Еще позже Кхатта начал осознавать, что он жив, чувствует все свои конечности, а значит цел. Осторожно открыв глаза, парень сел, осматриваясь по сторонам и осознавая, что не помнит, как оказался здесь.
"Хорошо хоть имя свое не забыл" — Первая мысль, промелькнувшая в голове, заставила тихо усмехнутся. Голова немного кружилась, тело ныло от долгого лежания на земле. Пытаясь подняться, Кхатта взялся рукой за огромную палку, торчащую прямо из.. из чего? Из обломков судна? Тогда понятно, почему рядом валяются еще и белые тряпки с веревками. Все же встав на ноги, харадрим приметил свой лук, валявшийся неподалеку и колчан, который выбросило еще дальше. Собрав свои оставшиеся вещи, он положил руку на пояс, где обычно висит нож и, нащупав его, успокоился. 
Снова зазвучал чей-то голос. Обернувшись на звук, парень увидел сначала лишь темный силуэт, который бродил по берегу и наклонялся за очередной палкой, но вскоре понял, что это такой же харадрим, как и он сам. 
Эй, Рханна, я тебя прекрасно слышу, можно и немного потише. —
Кое как повесив лук и колчан дрожащими от холода руками за спину, Кхатта двинулся в сторону Рханна, который собирал различные деревяшки, видимо, уже подумал о костре.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Знакомый голос появился будто бы из ниоткуда. Не выпуская добытый ресурс, харадец вполоборота разглядел еще одного живого человека. Сомнений, что это был его брат, не осталось: голос, одежда и лук говорили об этом. 

— Кхатта, ты жив! — восторженно воскликнул воин, но быстро подавил всплеск нахлынувших эмоций. — Ты знаешь, что тут произошло? Я ничего не помню. 
Рханна погрузился в раздумия, лицо, не закрытое куфией, приобрело сосредоточенный вид, а глаза будто смотрели куда-то сквозь время. В голове в очередной раз неслись слабо видимые образы. Скрип палубы, разговор других харадримов, и вдруг какие-то крики, гомон, а затем тишина. Образ исчез, как наваждение, и Рханна встряхнул головой, вновь посмотрев на своего брата. 
— Помоги мне собрать дров, если мы не высушимся, ничем хорошим это не кончится. — Кожа мужчины буквально покрылась пупырышками, а песок всюду налипал на броню и был даже под ней. Сырость не позволяла очистить доспех, поэтому харадец выглядел даже забавно. Однако ему было не до смеха. Вновь развернувшись, он пошел к скоплению довольно крупных обломков, которые немного подсохли. Солнце было скрыто за набежавшими внезапно тучами, и возможности обсохнуть под солнцем не случилось.
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Остановившись в паре шагов от брата, Кхатта лишь отрицательно покачал головой:
Рад видеть тебя живым, Рханна, но нет, я не помню, что стряслось. В памяти лишь отрывки. -- 
Еще раз попробовав вспомнить хоть что-то новое, харадрим оставил это дело, решив заняться чем-то другим, более полезным сейчас, например, помочь насобирать дров для костра, а потом высушить одежду и себя. 
Да, конечно, — Буркнув что-то невнятное, лучник ушел в свои мысли, пытаясь не обращать внимание на трупы, от которых начал идти запах, но совсем не из приятных.
Налипший на броню и на тело песок неприятно натирал кожу, мешая нормально двигаться, да и тратилось теперь на это немного больше сил. Благо, обломки были почти везде, куда ни глянь, только одни сырые, а другие уже более подсохшие. Собирая потихоньку некрупные палки, Кхатта и не заметил, что погода немного испортилась: солнце закрыли внезапные тучи, высохнуть не получится, но, не приметив этого, лучник не стал ворчать на тему погоды и всего, что происходит в самый ненужный момент. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сбор занял немного времени, и вскоре большая куча деревянных обломков была большим трудом и потраченными нервами подпалена. Солнце за тучами было между зенитом и закатом, а значит, вечер обещал быть холодным. Задувающий с моря ветер доносил до харадримов весьма неприятный запах трупов, но менять место было поздно: костер уже разгорелся и потрескивал. 

Надо бы найти еды. Можешь осмотреть окрестности? Я послежу за костром.  — Рханна почувствовал, как у него засосало под ложечкой. 
"Сколько же времени прошло после крушения? И крушение ли это было?". Одни вопросы сменялись другими, но воин пытался отогнать их от себя. Язычки огня сполохами рассыпались в воздухе, отражаясь в глазах харадца, глядящего на горящие обломки. Всю броню Рханна с себя снял и подвесил на колья вокруг костра, а сам остался в простой тканевой одежде, надеваемой под броню. Тепло от огня приятно начало разливаться по телу, хотя ветер стремился затушить источник света и жара. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Насобирав нужное количество обломков, братья все же смогли как-то разжечь их, правда некоторые все равно были сыроваты. Сняв с себя всю лишнюю броню, которую нужно высушить, харадец сел напротив огня. Засмотревшись на языки потрескивающего костра, Кхатта не хотел уходить с нагретого места, но еда и правда была нужна. 
Ладно, может и правда найду что-нибудь. — Он, взяв на всякий случай свой лук и колчан со стрелами, пошел вдоль побережья по песку, пытаясь заметить уцелевшие и не сильно промокшие пайки или что-нибудь похожее. 
Стараясь уходить не слишком далеко, Кхатта осторожно осмотрел место крушения и все же смог найти мешок, в котором, к счастью, была более-менее сухая еда. 
"Ходить среди обломков когда-то целого корабля. И трупов. Я все еще не могу поверить в это" Отогнать назойливые мысли не получалось, поэтому, возвращаясь к костру с мешком провизии за плечом, лучник решил чуть позже поговорить обо всем со своим братом. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кхатта вернулся быстро, и харадец улыбнулся, заметив мешок за плечами. 
— Отлично, значит, голодными не останемся. — Рханна подбросил в горящий костер еще несколько подсохших обломков, и треск стал сильнее, а пламя выше.

Временами запах с берега усиливался, вызывая рвотный рефлекс, но харадец подавлял это чувство, немного наклоняя голову, либо забивая нос другими запахами. 
— Что нам делать дальше? Сидеть здесь и ждать помощи, думаю, бессмысленно. Но уже темнеет, поэтому завтра придется выдвигаться. Надо лишь узнать, где мы находимся. — Рханна говорил спокойно, однако в душе теплилась тревога по непонятно какому поводу. Мужчина обвел взглядом берег. Всё было тихо, лишь волны убаюкивали своим равномерным плеском. Взяв в руку лежащий на песке камушек, харадрим покрутил его в руке: цилиндрической формы, этот зелёный камень был гладким на ощупь и даже немного тёплым. Неожиданно послышался треск, и камень словно раскололся. Вскоре Рханна понял, в чем было дело: это оказался не камушек, а морской береговой рачок, которого непонятно как выбросило на такое расстояние. 
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кхатта, положив мешок рядом с собой на песок, сел напротив брата. 
Хоть какая-то хорошая новость за все время. — Сказал он, наблюдая за пламенем костра. Одежда потихоньку сохла, как и сам лучник, а значит вскоре можно будет сворачиваться и убраться отсюда подальше. 
Ага, сюда, как вижу, не часто заглядывают. Первым делом нужно отдохнуть, день был не из легких. И раз уж начинает темнеть, все равно не сможем ничего разобрать, давай отложим это на утро. — 
Мужчина за все время не видел тут никаких следов животных или людей, значит спать можно спокойно, не боясь за свою шкуру. Он не мог нормально думать, все мысли вылетели из головы, которая будто налилась свинцом, уж очень хотелось лечь и уснуть. Выровняв себе небольшую плоскость рукой, харадрим отложил свое оружие и лег головой к огню костра.
Старайся ни о чем не думать, уже ничего не исправить. Обсудим все потом, спокойной ночи. — Он и сам не совсем понял, что как-то странно произнес эти слова, но глаза уже закрылись сами собой.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Рханна краем глаза наблюдал за харадцем, чертя на песке какие-то узоры тлеющей с одного конца веткой. На слова брата он лишь кивнул, задумчиво поглядев в сторону моря. Кхатта улегся спать, а ему этого не хотелось, да и нельзя ночью оставлять "лагерь" без присмотра, поэтому Рханна решил покараулить костер и добытое. Подтянув к себе мешок с провизией, он осмотрел и открыл его. Несколько кусков вяленого мяса, черствый хлеб и две средних по размеру  рыбины, три фляги, наполненные водой. На первое время должно хватить. Сейчас есть не хотелось, поэтому воин сложил пожитки обратно.

 

Сквозь редеющие тучи виднелся красный шар заходящего солнца, слабо окрашивающего пустыню в цвет светло-алой крови. Подбросив дров в костер, Рханна достал с пояса  кинжал, подаренный ему на совершеннолетие, и, за неимением других дел, принялся медленно и старательно его точить, проверяя пальцем остроту лезвия. Треск поленьев влился в череду привычных звуков наравне с призывами волн и дуновением легкого бриза. Ночь обещала быть спокойной. 

Ожидания подтвердились. В небе засияли мириады звезд, сейчас весь мир состоял лишь из песка, бьющихся о берег волн и неба, да Кхатта  временами напоминал о себе похрапыванием. Когда восточная сторона только-только стала озаряться первыми лучами, светящими в самое небо, пронзающими тучи, харадрим сонно потянулся и растолкал спящего брата:
— Подъем, враги не дремлют, мне тоже поспать надо, пока есть время. — Рханна стал ждать, пока Кхатта проснется, чтобы не уснуть, не убедившись в этом. А не то неровен час найдут их потом с перерезанными глотками...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Кхатта спал. Ему снились отрывки последних событий. Сначала воины поднимаются на борт корабля и все вроде бы хорошо. Потом что-то происходит и дальше мужчина видит, как лежит на песке в окружении трупов и обломков корабля, но причина этого все равно остается неизвестной. 
К счастью, это прерывает сонный голос брата. Кхатта, зевнув, нехотя сел и протер лицо руками. 
Да, конечно, тебе тоже стоит отдохнуть, — Заспанно пробубнил лучник и встал на ноги, чтобы снова не уснуть. Осмотревшись по сторонам, мужчина вдохнул морской воздух и решил немного размяться, поискать еще немного дров. Взяв свой лук и стрелы, харадрим посмотрел на своего брата и, убедившись что тот никуда не денется, Кхатта пошел по берегу, уже приметив несколько торчащих из песка обломков. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Из дворца.

Виверна несла назгула вперед, на север. Черная точка в небе плавно перемещалась, вряд ли заметная кому-либо. Зверь гнал, мчался как безумный, подстегиваемый темной волей Улаири и своим желанием служить. Руки в перчатках с тихой злобой сжимали поводья. Свист ветра, обдувающего назгуло-драконий тандем, лился в уши нескончаемым потоком. Взгляд скользнул по пустыне внизу. Две еле заметные темные точки привлекли было внимание Хэлкара, однако он быстро передумал. Сознание вновь устремилось к изумрудного цвета мертвенно-бледным стенам. Только вперед, к Моргулу. 

 

К броду Пороса

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

[AVA]crosti.ru/patterns/00/04/fc/94840a53bf/%D0%90%D1%80%D0%B0%D0%B1%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D0%B2%D0%BE%D0%B8%D0%BD-1.jpg[/AVA]
Еле слышный шепот сорвался у уст одного из гвардейцев, - Лети Имран, будь моими глазами. - как великолепный сокол сорвался с его руки и выронив на землю одно перо устремился ввысь оглашая всю округу пронзительным криком. Почти целый день отряд был в пути, кони стаптывали копыта об острый каменистый ландшафт, когда отряд решил, что отдаляться вглубь страны нет нужны, и если и есть шпионы, то лагеря и возможные станища могут быть только на берегу.
- Хей! Стой, вышка должна быть уже близко. - 
Умбарцы никогда не держали свои наблюдательные посты открытыми. Ближайшее из таких укрытый было спрятано в недрах скалистого берега, который возвышался неподалеку, и было спрятано таким образом, чтобы о нем не догадывались даже собственные люди. Сокола вскоре увидят в небе, он будет знаком, что наблюдателям необходимо показаться. 

Очередной пронзительный клик заставил Контара оглянуться. Птица нарезала круги в некотором отдалении от скал, будто увидев что-то на берегу и незамедлительно старалась сообщить об этом хозяину.
- Хей!
Одна лишь команда и снова раздался стук копыт. Шпионы, так наводнившие окрестные берега и волнующие короля будут пойманы и повешаны, Контар лично позаботиться об этом. 

Темную одежду было несложно заметить в контрасте с берегом, как и двадцать всадников, что быстро нагоняли бродягу. Первая стрела пущенная предупредительно упала в ноги, остальные луки были наготове.

- Именем Короля! Назовись.
Умбар последнее время был пристанищем многих народов, и харад и кханд и коренные кочевые племена, все они искали надежды и защиты в жемчужине побережья, но представший пред Контаром человек был скорее приезжим, каждый, кто хоть какое-то время провел под покровом столицы или ближайших земель железно знал о всех укромных бухтах и оазисах, что посещаемы торговыми караванами и погонщиками скота.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Сон почти погрузил Рханну в свои глубины, когда воздух прорезал свист упавшей в паре метров стрелы. Кхатта был в нескольких метрах от него, молча глядя на два десятка конных лучников. Сделав несколько шагов, харадец приблизился к брату.
— Кто это?
— Не знаю. Но они точно не собираются угостить нас вином.

 

И правда, те выглядели совсем не дружелюбно. Рханна сжал древко копья, которое не выпускал из рук.
— Неучтиво с вашей стороны, уважаемые воины неназванного Короля, требовать от незнакомцев представиться, покуда не сделали этого сами. Мы с моим братом из Харада. Флот, с которым мы шли, потерпел крушение по каким-то причинам. Больше никто не выжил. — Харадрим указал рукой на побережье, где витал целый рой мясных мух, объедающих умерших. — Нам нужна помощь по возможности. Так откуда вы и кому служите? Нам хотелось бы узнать это. 


*Офф*
Писал за двоих с разрешения соигрока. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×

·