Перейти к содержанию

Рекомендуемые сообщения

В Ближнем Хараде растительность в основном расположена по берегам русла реки Харнен. В районах ближе к Мордору, где пробивается из темной страны пепел от Роковой горы, растительность густая и настолько крепка и сильна, что можно встретить вековые деревья, повидавшие не мало. Это в основном дубы и кипарисы."

 

 

У побережья реки Харнен в лесной местности обитает олень. Поймать на охоте такого зверя у харадрим считается к удаче, не редко рога этих животных украшают боевые одеяния особо удачливых, возвышаясь над плечами с различными оберегами. Также в лесу или на лугах можно встретить гордость харадрим – мумакил. Эти животные заслуживают отдельного упоминания ведь их размеры фантастические. Бивни одного мумака способны снести под корень несколько гектаров леса в приступе ярости животного. В повседневной жизни мумаки служат своим хозяевам как вьючные животные, но во время войны их спины оснащаются башнями, что делает мумакил живой крепостью. Харадская Старая поговорка гласит: «Не так страшен орк с троллем, как харадрим с мумаком»

 

 

На реке Харнен существует самое богатое княжество в Ближнем Хараде (Ханнате) названное по названию реки - княжество Харнен. Именно тут проживает большая часть харадрим Ближнего Харада. Основным занятием жителей Харнена является сельское хозяйство вдоль русла реки, скотоводство (в том числе разведение мумакил)

 

1332221299_amazonka_foto-chico75.jpg

 

Изменено пользователем Фэнэк (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

http://lotrrol.ru/index.php/topic/4364-stepi-blizhnego-i-dalnego-kharada/#entry549358

"Наконец-то зелень!", — подумал обрадованный человек. "Морготовы растения!", — пуще прежнего зарычали орки.  Но воды набрать было нужно. Да и большая часть следующего пути пролегала вдоль Харнена. Солнце было в самом зените и нещадно жгло мелькоровых детей. Один не очень адекватный орк каждую минуту причитал:
— Он погасит солнце! Обязательно погасит! Он нас не оставит! 
На странного косились почти всю дорогу, пока одному крупному орку из отряда не надоело и он не огрел его щитом по голове. 

http://lotrrol.ru/index.php/topic/3806-umbar/page-3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

>> Переход с побережья Харондора

 

Южное солнце, пусть пока и не такое жаркое, как летом, щедро одаряло двоих путников своим теплом. Отвыкший от него Эшберт щурился и прикрывал глаза рукой, вглядываясь вдаль, поэтому блеск водной глади и небольшое поселение у реки первой заметила Атэфэх.

- Вот и Харнен, - сказала она.

Граница западного мира. Дальше за ней - загадочный и опасный Харад.

 

Внезапно неподалеку от них затрещали ветви, послышался трубный рёв и сквозь зелёную стену проломилась гигантская серо-бурая голова. Мумак, сообразил капитан. Он никогда не видел этих тварей раньше, лишь слышал рассказы других наемников о них, но настоящего мумака было ни с чем не спутать. 

Перепуганная лошаденка шарахнулась в сторону, едва не сбросив их с Атэфэх наземь, стоило больших трудов её удержать. Но даже сдерживаемая опытным всадником, она отчаянно фыркала и гарцевала так, как будто и не было позади пути в десятки лиг. 

А из чащи один за другим выходили величественные мумаки в сопровождении смуглых босоногих погонщиков. Они волокли за собой здоровенные, в несколько человеческих обхватов бревна.
 

Изменено пользователем Эшберт (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Харадка радостно что-то промурчала на своем языке, заметив приближающихся гигантов. Мумики, как звала она этих животных в детстве, неспешно брели к лесопилке, что была недалеко от поселения.

- Раньше тут не было так много мумаков. Похоже кто-то заказал много древесины. Не думаю, что для строительства городов, - была близка к истине Атэфэх, будучи свидетельницей того, как заготавливали материал для строительства флота Умбара. Девушка заметила одного из главных в погонщиках, которого определила всего лишь по цвету накидки. Спешившись она устремилась к нему, крича что-то на харадском, пытаясь перебить шум листвы и треск ветвей. Они очень долго о чем то эмоционально спорили, ругались, смеялись. В итоге контрабандистка с неохотой извлекла из кошелька пару монет, указав пальцем на Эшберта. Главный погонщик что-то скомандовал и к рохирриму шло двое крепких харадрим, в руках которых были бронзовые топорики для рубки деревьев. Они стремительно подошли к Эшберту, один из лесорубов скрестил на груди свои мускулистые руки. Слабакам тут места не была. А другой перекладывал из руки в руку свой рабочий инструмент. Обстановка накалялась, пока оба харадца не улыбнулись, и не постучали всадника по плечу, указывая в сторону поселения.

- Что, думал я сдала тебя, рохиррим? - подошла Атэфэх, довольно улыбаясь, - Соблазн, конечно, велик, но мне кажется тебе хочется посмотреть на мою Родину не из-за решеток в яме.

 

Спустя долгое время харадрим с гостями вошли в поселение, где их тут же радостно встретили мелкие детишки, кружившие у ног Эшберта, радостно гогоча что-то ему.

- Держи все ценные вещи своими руками, эти детишки не так просты как кажутся, - улыбнулась Атэфэх ловко выхватывая нож Эшберта из рук смуглокожего мальчонки, отдавая его всаднику, - Меня можешь не держать, я как-нибудь сама, хотя...

Ее взгляд сказал все сам. Может Эшберт и считал, что она расплатилась с ним по счетам, но юная девушка была иного мнения.

- Проходите, вы быть гость дорогой, - криво кое-как произнес на всеобщем старик, поднимая полог в глиняную постройку, - Ваша жена быть щедрый человек, - улыбнулся он Эшберту, - Щедрый гость - желанный гость. 

Атэфэх звонко засмеялась, поблагодарив на своем наречии старика, что отправился далее заниматься богоугодным делом. Под богом они конечно понимали того, кто у свободных народов звался Врагом. Харадка обхватила Эшберта за шею, прижавшись к его губам, что бы у погонщика не осталось никаких сомнений.

- Это деревня, мужинек, тут скорее приютят беглого человека запада-мужа торговки на базаре, нежели контрабандистку и наемника. Проблемы им не нужны. Хоть мы и считаемся диким народом, но мы такие же дикие как и вы. Хотя... - Атэфэх снова заигрывала с Эшбертом, но это было свойственно ей, - Хотя дикость в кое-чем не мешает. Располагайся. Эта лачуга в нашем распоряжении на ночь, уже утро нас от сюда выгонят, забыв о золотом правиле гостеприимства.

Ночью Атэфэх была не в настроении ибо в глинянном домике было полно слушателей. Им и выделили одно постельное место на двоих за тоненькой стенкой из прутьев. Харадка отказалась от идеи быть скромной и прогонять рохиррима спать на полу, да он бы и не согласился. Посему она пристроилась под его руку, пригревшись к теплому боку. Она не могла долго уснуть, думая о том, что этот дурак, спавший рядом, был для нее уже и не таким дураком. И жажда его крови падала с каждым днем все больше и больше. Хотя его можно было бы побить для профилактики, но убивать она его не хотела. Девушка поворочалась, и развернулась к Эшберту лицом, пытаясь разглядеть в этом некрасивом по меркам харадских женщин что-то, что можно было назвать хотя бы симпатичным. Но тщетно. Хотя бы прочь не гонит, когда она заигрывает с ним - уже праздник. У нее никогда не было нормальных отношений с мужчинами и ее сознание говорило о том, что глупо начинать их с бабником вроде Эшберта. Так она и уснула, пока утром с криком петухов в деревне не закипела жизнь.

 

Завтрак был необычным для рохиррима. Все сидели подле глиняной печки, напоминающей скорее большое блюдо с дырой посередине, в которой задорно горели угольки. Со стенок печи снимали хлебные лепешки, которые были не похожи ни на один хлеб Запада. Они были невроятно вкусными, мягкими и горячими. Также над угольками был подвешен чайничек, который мерно начинал гудеть. Зеленый чай тоже имел свой необычный привкус. Начало дня было положено и хозяин дома проводил гостей.

 

На причале Атэфэх выкупила на последние гроши дряхлую лодку. Пора было в путь.

- Я тут узнала, рохиррим, что эти бревна, доски - заготовка для флота Умбара. Похоже корсары решили пошалить в море. Кстати о море, у тебя был секс на южном море? - засмеялась она, направляясь к лодке.      

 

[AVA]//pp.vk.me/c636029/v636029658/325b/PN7Tka5_rFs.jpg[/AVA][NIC]Атэфэх[/NIC][sTA]Прекрасная змея[/sTA]

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

В деревне быстро выяснилось, что никто из жителей не говорит на всеобщем, а Эшберт совершенно не понимал их местного наречия, поэтому вести переговоры он предоставил Атэфэх и уже вскоре гостеприимный старик позвал их в свою хижину на ночлег.

 

Благодаря стараниям всё той же Атэфэх, полновесным монетам из кошелька рохира и нескольким двусмысленным намекам наутро они обзавелись лодкой, пусть старенькой, но вполне надежной. Ещё шустрая харадка купила еды в дорогу и всяких полезных мелочей - последние дни они провели впроголодь,  ведь удирая из лагеря Фенека, беглецы почти ничего не взяли с собой.

 

Кобылу, к большому сожалению Эша, пришлось оставить. Капитан обменял её на несколько бутылок обжигающего местного пойла, это хотя бы чуть-чуть скрашивало потерю.

 

Опять оставшийся без лошади рохир чувствовал себя паршиво, он не доверял мутной зелёной воде Харнена. Кто знает, какие твари скрываются в её глубинах? Поэтому, как только лодку оттолкнули от берега и она вышла на быстрину, капитан молча откупорил одну из своих драгоценных бутылок.

 

После пары-тройки глотков настроение его улучшилось и он даже попытался завязать разговор:
В этой речке водятся крокодилы?

Нет, Только пираньи, - ответила харадка. Она выглядела позеленевшей, ей было явно нехорошо. - Ну, разве что мелкие.

Тут лодку чуть качнула набежавшая волна и  женщина опять свесилась за борт, её тошнило. Эш посмотрел на неё с сочувствием. Потом на бутылку в руке. Потом опять на Атэфэх...
- Держи, - великодушно протянул он ей вторую, ещё не начатую. - На вкус редкостное дерьмо, но помогает.
Харадка посмотрела на него исподлобья и взяла бутылку.

Вскоре над мутными волнами Харнена раздалась песня на два голоса, исполняли её пусть фальшиво, но душевно.

Человек, царь зверей, оглянись, не робей,
Создан весь этот мир для утехи твоей
Чем угодно, дружок, ты себя ублажай,
Но послушай меня и не трогай ежа.

 

У козы томный взгляд, У овцы добрый нрав,
У лошадки кто сверху залез тот и прав,
Если хочешь экзотики - вот и удав,
Только ежика лучше в покое оставь.

 

Атэфэх не знала слов, однако быстро уловила идею и подпевала все, что в голову придёт.

К тигру нужен подход и к любому коту,
У пираньи есть зубы, но только во рту,
При желании можно впердолить кроту,
Только ежика ты обходи за версту!

Даже ежики ежиков могут с трудом,
А иначе бы ежики были кругом,
Пожирали бы все, и коренья, и кость,
Только с личной вот жизнью у них не срослось.

 

- Дорогая, ты говорила, тут нет крокодилов? А чья это пасть? - Эшберт с размаху треснул веслом по башке высунувшегося из воды гигантского крокодила. - Ну всё, теперь уже точно нет. Наверное, мы оскорбили его чувство прекрасного...

 

Знают все санитары, медсестры, врачи:
После ежика можно уже не лечить,
Ампутировать нафиг, и сразу забыть,
И потом с колотушкой на танцы ходить.

 

Если живность обходит тебя за версту,
Даже куры попрятались в дальнем лесу,
Две руки и смекалка героя спасут,
А из ежика выйдет наваристый суп.

 

Лодка качалась на волнах, уплывая всё дальше и дальше к морю, а над болотистыми берегами Харнена не стихала песенка
 

У природы свое чувство юмора есть,
Чтобы сбить с человека напрасную спесь.
Заруби на носу: пусть хитер ты и смел,
Только маленький ежик тебя поимел.

 

>> Переход в Умбар

Изменено пользователем Эшберт (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Харадец добрался до реки быстро. Фэнэк попал туда же, куда и днем ранее Атэфэх с Эшбертом. У поселения дровосеков его встретил тот же старикашка, что и тех двоих. Он поприветствовал Обоженного сперва радостным возгласом из далека. Но потом, подойдя ближе, был немного не в своей тарелке, поближе рассмотрев гостя. От харадца веяло ни чем хорошим, а его тяжелый взгляд, изучающий поселение и рабочих, вовсе отпугивал, пока черные глаза не обратились к главному на лесоповале. Старик отпрянул назад, ухватившись за свой рабочий топорик, но тут же переменился в лице, когда Обоженный бросил ему пару больших золотых монет, коих Фэнэк прихватил с каравана приличное множество.

- Тоже ночлег?

- Тоже? - изумленно приподнял подпаленную бровь харадец.

- Ну да, тут двое проходили день назад, баба и хромой мужик, не местный уж точно.

- Забавно... А куда поехали?

- Умбар, - махнул рукой старый, направляясь к домику, где харадец выкупил себе на ночь местечко, - А ты кем изволишь быть?

- Разбойником, кем же еще, - не стал скрывать этого факта Обоженный, заставив главного на лесоповале усмехнуться.

- Из Пустыни что ли? Давненько у нас не проходили тут сайртаханцы.

- Именно поэтому вы живете в достатке, - произнес серьезно разбойник, вызвав у старика смех, что подумал, мол, это юмор такой, - Зря смеешься, старикашка. Одному мне ограбить вас не по силам, а вот если бы тут было еще человек двадцать хотя бы...

- Злые вы, жители песков.

- А с чего нам быть добрыми? Мы за каплю воды удавим, а уж за красивую бабу и сладкое вино подавно. Кстати об этом...

- Вина завались, конечно не господское, но за монету другую отыщем. А вот с бабами тут сложно. Ну, как сложно. Есть они, есть, но не советую. Мужики жалуются, что от них подхватить гадость какую в последнее время проще простого.

- Тогда только вина.

 

Фэнэк развалился на берегу реки, подперев свою спину мешком в котором были его богатства. В домик он не спешил, наблюдал за тем, как живут тут люди. Намного лучше, чем в оазисах, еды в достатке, да и работы хватает. Обоженный приложился уже ко второй бутылке чего-то похожего на брагу, думая о том, о сем. Прежние заботы казалось бы ушли на второй план, но рука сама тянулась к дорогому его сердцу подарку прошлого, как внезапно харадрим понял, что его обокрали. Пропало эльфийское кольцо - подарок Гилнарниэль. Без сомнения его смог стащить только один человек - Атэфэх. Обоженный молча бросил в реку бутылку с недопитой бражкой, а потом отправил в полет пустую. Он не ругался, не издал ни звука, но внутри горел желанием покарать воровку, которую чуть было не отпустил с ее новым дружком, что, прихватив денежки за работу, скрылся вместе с ней.

 

Переночевав в снятой комнате, мужчина двинулся в путь, в сторону Умбара, купив лошадь, которую до этого день назад продал Эшберт.

- Любого оберут как липку, - возмутился Фэнэк, выходя из конюшен, опуская за собой полог, что скрыл побитого на земле конюха, который очень долго отказывался давать скидку. И прежде чем поднялся шум и гам, харадец уже скрылся в намеченном направлении.    

Изменено пользователем Фэнэк (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×

·