Перейти к содержанию
Айнур

Эдорас

Рекомендуемые сообщения

Девушка прижалась к брату, продолжая плакать. Ей это было необходимо и благодаря поддержке она сумела себе признаться, что слёзы это вовсе не слабость, а способ снять напряжение и сила изгоняющая тьму из сердца. Хотя, последнее возможно лишь впечатление от того, что со слезами уходят мрачные мысли и мир на глазах преображается, становясь лишь прекраснее.
— Ты прав. Во всём. — Ответила Эовин, когда уже поуспокоилась. И отцепившись от Тэодреда, впервые за долгое время улыбнулась ему действительно светло и искренне. Такое казалось практически нереальным, с учётом пережитого. И сей факт свидетельствовал ни о чём ином, как о природной силе духа, и внутреннем стержне, который не был сломлен. Если сравнить его с костью, а врага с собакой, то он его только обслюнявил, может оставил следы зубов, но не сгрыз до основания.
— А может быть всё это сделает меня лишь сильнее, — гордо подметила княжна. — Я просто обязана стать сильнее, настолько чтобы больше никто не смог меня пленить.
— Я больше не хочу доставлять проблем. — Снова несколько погрустнев, она упомянула ещё одну весьма болезненную для себя, и всех кто её любит, тему.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Он продолжал гладить девушку по волосам, давая ей выплакаться. Он знал, то порой это просто необходимо. А еще - что не   всегда мы можем дать себе  волю и проявить такие чувства, которые многие считают слабостью .Не всегда и не при всех.. И был рад, что у Эовин есть такая возможность.

- Обязательно. Ты всегда была сильной. И... знаешь... в плен попасть может любой. Это не говорит ни о силе, ни о чем еще, кроме удачливости и стечения обстоятельств. Это испытание... А вот то, как мы его выдерживаем, его, и другие события в нашей жизни 0 говорит о многом.  Ты молодец, ты столько прошла, столько выдержала... А теперь все самое тяжелое уже позади.  Не цепляйся за него. Знаешь, отец гордился бы тобой, как горжусь я... И ты не будешь обузой. Я верю в твою силу и в то, что ты все преодолеешь. Но даже если когда-то слуится, что не все... Ты  - асть нашей семьи. А близкие обузой быть не могут.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Эовин не хотела вдаваться в подробности о том, что конкретно с ней делали в плену, да и своими эмоциями и так показала всё, что только можно показать таким образом. Но всё-таки ещё оставалась одна вещь не озвученная прежде.
— Спасибо за все эти тёплые слова, — произнесла леди с не менее тёплой улыбкой. — Моя сила, в том числе, и в поддержке близких. Боюсь даже представить, во что я бы превратилась там, — она снова с некой печалью, но теперь уже светлой, напомнила о том, где была, прежде чем сумела вернуться домой, — если бы не вспоминала, что есть ещё место в мире, где меня поймут и поддержат. Место, где мои чувства хоть кому-то не безразличны. И в конце концов место, где меня не заставят незаслуженно страдать.
— Знаешь, как это порой бывает, — продолжила дева рохиррим, снова приблизившись к окну. Кажется говорить о своих страхах, глядя в окно, превратилось в некую традицию. — Пленные проникаются идеями захватчика. Происходит так называемое отождествление с агрессором, — девушка выдержала паузу, дабы дать кузену усвоить поданную информацию. — Я боялась что это случится и со мной.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Он тоже подошел к окну, облокотился на раму, потом провел пальцами по морозному узору. Красиво, но... это была плохая красота. Опасная.

- Здесь твои  чувства много кому небезразличны. Помни об этом. И о том, что здесь ты всегда сможешь найти помощь  и поддержку.

Теодред не мог обещать, что все будет хорошо... Но это, по крайней мере, был в силах.  Пока он жив, он всегда будет стараться  защитить свою семью и маленькую сестренку.

- Прости.. Я не представляю, как можно начать считать, что Саурон прав. Или что твои палачи правы...   В чем? В том, что им нравится причинять боль, разрушать, убивать? Они - враги. Это просто темные чары... Так не должно быть. 

Он нахмурился. Нужно бы с кем-то мудрым посоветоваться по этому поводу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Конечно, теперь я убеждена, что со мной этого не случится. — Продолжила Эовин развивать тему отождествления с агрессором, снова повернувшись лицом к кузену. — Обычно это происходит, если слишком много разговаривать с врагом или проводить с ним много времени. Тогда тебя посещают разные мысли… — Девушка прикусила губу пытаясь вспомнить, какие мысли некогда посещали её голову. — Например, мысли о том, малом, что сходится в идеях. И этот маленький «крючок» способен крепко зацепить. Тогда ты начинаешь дальше развивать эту тему и вот уже становишься на порог, за которым начнёшь думать, а что если он прав? Что если миру не на пользу его разрозненность? Может быть, ему правда не хватает единства. Вместе-то все сильнее, нежели по отдельности.
Но мне каждый раз удавалось отринуть такие мысли, как только на меня накатывало. — Поспешила княжна пояснить, чтобы не заставлять брата лишний раз тревожиться.
Ты уже послал вести о моём возвращении куда необходимо? — Вновь обратилась леди рохиррим к Тэодреду, выглянув в окно. И подумав, что надо себе хотя бы выйти из состояния «не в форме», предложила: — Как насчёт небольшой тренировки, пока мы в ожидании?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

- Думаешь, от этого?

Теодред качнул головой. Он не мог представить сее, чтоы, сколько ы времени он не провел с врагом, он стал ы ему сочувствовать или смотреть на мир  его глазами.

- Скорее, это бы произошло , если бы он хорошо с тобой обращался, рассказывал, какой он несчастный и как хочет всем добра. Но не... так.

Он  провел рукой, едва касаясь, по незажившим еще следам пыток.

- Миру нужно единство. Но сама подумай, разве его власть - это единство? Посмотри на его приспешников. Они друг с другом не могут жить мирно, у них нет ни дружбы, ни семьи.  Разве это можно назвать миром? Это не единство, это... единовластие. Его власть и ессилие и  рабство для всех остальных.

В мире и единстве они могли жить только без общего Врага, а для этого нужно было его победить. Забавно, но именно это их объединило.

- Да, конечно, послал. Через пару дней Эомер будет здесь, думаю. Тренировки? Ты уверена?

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

— Да, я всё понимаю. — Согласилась Эовин с тем, что в общем-то враг не общался с ней в нормальном понимании этого слова. Разве что в каком-нибудь извращённом смысле. Наподобие идей того самого врага. — Просто порой, когда кого-то казнят у тебя на глазах, — девушке всё ещё было несколько тяжело говорить о таких вещах, — очень не хочется оказываться на его месте и это заставляет корректировать поведение в лучшую сторону для него, но отнюдь не мнение о пленителе. Видимо, это и есть страх. И, конечно, власть страха нам не нужна. И даже если миру и нужен единый правитель с твёрдой рукой, это должен быть правитель с твёрдой рукой и добрым сердцем. Не тем кто бьёт своих, чтобы чужие боялись. А тем кто готов на всё ради своих и даже готов принять чужих, покуда они не слишком обнаглели. Но всё же готовый к неприятностям и способный эти неприятности исправить. Вот только я думаю, что не существует личностей достойных такой чести, как управление всем миром.
— Это хорошо. Жду его не дождусь. — Улыбнулась княжна доброй вести. — А что касается тренировок, — несколько посерьёзнела дева рохиррим. — ты, верно, думаешь, мне необходимо больше времени на отдых? Но я так не думаю. Ну так что?
 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Трактир "Рог Хельма"

 

Узнав, что каждый из присутсвующих планировал делать, эльф пожал присутствующим руку, и покинул помещение. Не то, что бы ему хотелось гулять, или ещё что-то, но он не комфортно себя чувствовал в этой пестрой и веселой компании. Точно так же он себя чувствовал и в присутствии Рунвара, по началу. Но тогда они были большую часть в пути, да и скальд больше уделял внимание даме. А позже границы сами собой стерлись. Сейчас же все снова начиналось по новой. Новые люди. Новые странности. Куча разговоров.

Когда Хикелиа выйшел на улицу, он поежился, от дунувшего в лицо зимнего ветра. Дороги былы завалены снегом, и его никто не убирал виднелись  только тоненькие тропинки, проложенные такими же неспокойными путниками каким  был и сам Шрам.

Харве Роно поежился, и посильнее закутался в свой плащ.

На землю уже опустилась ночь, по этому из окон кое где выглядывали лучи свечей или каминов. Это не то, что привык видеть эльф, но проходя мимо таких мест его ещё сильнее брала тоска, потому что это все тянуло уютом, которого он был лишен. 

Что бы избавиться от мерзкого тянущего чувства, Отрекшийся  с разбегу заскочил на крышу одного из домов, и продолжил свой путь уже по ним. Но даже из такой высоты его не оставляли депрессивные мысли, которые в последнее время не оставляли его голову. По этому эльф помалу начал ускоряться, пока и вовсе не перешел на бег, и через пару минут уже со всей силы бежал и прыгал с крыши на крышу, поднимаясь все выше, пока не оказался на крайней точке своего пути - самые высокие дома Эдораса. Выше был только Медусельд. Дворец.

Осмотревшись, Шрам подошел к краю крыши, и сел, скрестив по восточному ноги под собой. Его взгляд направился на север, туде где был много лет его дом, и дальше - туда, где все его ждали: Анайрэ, Гильнарниэль, Эрувен, остальные его люди.

Моргот.

Снова, как только показалось, что ты убежал от всего, останавливаешься, и все накатывает снова, так, словно точно стоишь на месте, и никуда не сдвинулся с места. 

Шрам закрыл глаза, и глубоко вдохнул, чувствуя, как холодный выздух заполнил легкие, из-за чего показалось, что их обожгло. Когда-то давно он практиковал медитации и единение с природой. Это всегда помогало. Может и сейчас?

- Ха-ха-ха... - тихий знакомый смешок в ночи словно ударил батогом.

Хикелиа Анто сразу вскочил  на ноги, и посмотрел в сторону звука. Напротив, точно так же на крыше стоял он. Гортхауер. Как и в прошлый раз, надменно и понимающе улыбаясь. Но не успел эльф открыть рот, что бы обратиться к тому, как услышал с низу чертыхание. Его резкие движения заставили снег упасть с крыши, как оказалось, на кого-то. Бывший партизан дернулся, в сторону звука. Это было всего лишь мгновение, но этого хватило, что бы Враг успел пропасть. 

Успокоив дрожь в руках, Харве снова сел в прежнюю позу, и посмотрел, на кого он скинул снег.

Изменено пользователем Harve Rono (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Во дворец Рунвар не пошел. Не звали, да и навязываться королевским персонам не слишком разумная политика, даже для бродячего певца, подрабатывающего героем на полставки. По сути пир, растянувшийся с вчерашнего вечера и был тем самым прощальным. Король пожелал Рунвару удачи в его нелегком деле. Пришлось скальду отдуваться за двоих, Шрам сторонился любых сборищ. Не сказать, что Рунвар был против. Ведь он мог сосредоточиться на том, что по настоящему влекло его во дворец, а не одергивать своего приятеля каждую секунду, чтобы тот ненароком не сказанул чего-то из ряда вон. Все-таки с королевскими особами лучше не шутить, даже если сегодня ты в фаворе. 

Рунвар наматывал круги вокруг королевского холма, шаря взглядом по окнам палат, надеясь, что хоть одно откроется и... Просто дурень, шатаешься тут, как мальчишка, который в первый раз стал интересоваться женщинами. Уже ночь на дворе. Хотя еще был даже не вечер, но из-за зимы темнеть стало существеннее раньше. Час волка и орка, как говорили на севере. 

Надо занять себя делом, чтобы не отвлечься от всех этих мыслей. Лучше не пить. В последнее время Рунвар заметил, что если смешать крепкое пойло с кризисом среднего возраста, будет только хуже. До слез жалко себя. Эдак можно и вовсе спиться, и очнуться где-нибудь в свинарнике в луже собственной блевотины. Впрочем, горячее вино с южными специями очень даже помогало заснуть. Рунвар пристрастился к этому здесь, раньше вино, даже дорвинионское, находил не стоящим внимания, из-за довольно слабой крепости. Кружка настойки деда Дралина вышибала лучше целого бочонка вина. И место еще оставалось.

Она стоит у окна своей палаты в золотом дворце. Золотые локоны волнами спадают с плеч, лучи заходящего солнца играют бликами в ее волосах. Голубые глаза словно два озера из высокогорной долины. Одна единственная слеза катится по нежной щеке и мерцает в лучах заката подобно маленькой льдинке.

Тааак. Опять ты об этом. Надо собраться. Возьми себя в руки, тряпка! Хватит думать о невозможном! Иди-ка в снег окунись, полегчает. Надо проспаться, завтра с рассветом в новое приключение! Вот только почему-то энтузиазма поменьше. И дело не в том, что возможно этот будет заключительный концерт в карьере Рунвара. Нет. Впервые, есть что-то, что тянет его назад. Ему вдруг стало казаться, что ему есть что терять. С другой стороны, что именно? Не неси ерунды! А может письмо написать?.. Бумаги и пера в Эдорасе днем с огнем не сыщешь. Даже приказы передавались устно, за редким исключением. Скромный запас письменных принадлежностей берегли во дворце, как зеницу ока. Может оно и к лучшему, не хватало идиотских поступков напоследок...

Шмяк!

- Вашу мамашу! - ругнулся от неожиданности скальд.

Что-то, а точнее пласт снего упал на него сверху. Отряхиваясь и чертыхаясь, скальд на время вышел из своего образа, но постарался быстро взять себя в руки. Он задрал голову к верху, где увидел фигуру в плаще с замотанным лицом, только глаза блестели. 

- А это ты, приятель.

Конечно, кому бы еще пришло в голову сигать по крышам в Эдорасе. Шрам. Правда были еще двое. Но Старик Белка был уже слишком старик для таких тряков, а Фита уже хорошо пошатывало, когда Рунвар оставил их.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- Рунвар? Не ожидал тебя здесь увидеть. - Хикелиа не скрываясь врал. Скорее, как раз-таки, Скальду здесь было место, а эльфу нет. Он здесь был постоянным клиентом, т о во дворце. то возле него, когда месные приглашали на посиделки. Но, раз уж они увиделись, как-то надо было начинать разговор.

Нескольколькими ловкими прыжками, эльф спрыгнул на землю, и стал возле певца. Шрам снял запотевший от дыхания шарф, и подставил лицо под снег, который опять начинал идти. Как начать разговор, он не имел ни малейшего представления, да и надо ли?  Они были взрослыми мужчинами, повидавшими всякого дерьма. Иногда для таких слова излишни, хотя...

Не зговариваясь, и без лишних слов, мужчины повернулись в одну сторону, и продолжили путь неспешным шагом. Время близилось к полуночи, и огней в окнах почти не осталось, только во дворце были все ещё призначи более-менее активной жизни. 

Хотя... Харве Роно знал Рунвара. Этот старый пес был тем, кто молчать больше пяти минут в обществе не был способен. Так что, если эльф не ошибался, момент того, когда его знакомца прорвет уже был не далек. Вопрос был только в том, о чем именно сейчас пойдет речь. И что-то эльда подсказывало, что речь будет далеко не о деле и не о дороге.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Рунвар и сам не ожидал увидеть себя праздношатающимся по ночным улицам Эдораса. В этом городе ночью совсем нечем было заняться. Жизнь умирала, все засыпало. Это тебе не шумный Эсгарот, днем живущий торговлей, а ночами пьянством и гулянками. Эдорас был иным, словно из другой, более древней и легендарной эпохи. Это был город воинов, да и в расположении города угадывались очертания военного лагеря или конного стана. Наверное так оно и было поначалу, когда Эорл Юный прибыл сюда с севера. С тех пор много воды утекло...

Рунвар и Шрам мерно шагали, бредя куда-то по направлению улицы, не особо задумываясь о конечном пункте. Тролль побери, прям как вся жизнь скальда. Куда-то идешь, плевать куда и зачем, главное если есть хорошая компания, убойная выпивка и горячие дамочки. С каких пор этого стало мало? А с каких пор душу Рунвара перестали греть даже мысли о подобном? Проклятье... 

Шли молча несколько минут. Обычно взрослые мужчины, прошедшие через огонь и воду, так и делают, один скажет: "Эх", второй: "Дааа", а первый: "Угу". Но Рунвар не был бы собой, если бы не нашел темы для трепа. Тут и не только в образе дело, это и защита, за которой скальд прятал истинные чувства. А болтовня хорошо отвлекала от серьезных размышлений о жизни, к которым Рунвар не был готов. И честно говоря предпочел бы смыться от них куда подальше. 

- Я вот думаю... - Рунвар кожей почувствовал настороженность эльфа. Обычно с этих слов у скальда прорывает фонтан и его не заткнуть. Правда в этот раз голос певца не выказывал особого энтузиазма или бодрости. 

- Ладно, сделай лицо попроще. Не собираюсь я саги тебе сейчас свои декламировать. В общем... У тебя есть подруга?

Отличный заход Рунвар, с дальнего угла, просто превосходно. Решил не отягощать себя признаниями, пусть сперва другой попробует? А ты пока посидишь в надежде, что как бы не получилось уйти от серьезной темы. Твой стиль, старина. С другой стороны Рунвару и вправду было интересно, потому, что им практически не перепадал шанс поговорить вдвоем пока они путешествовали с севера. А здесь они занимались подготовкой предстоящего похода. А Рунвар действительно мало, что знал о прошлом своего друга. 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

- А мы, по твоему, кого с пасать идем? Только твоего друга? - съязвил Харве раньше, чем его мозг успел понять, что Рунвар говорит не совем о дружбе. Точнее не только о дружбе, но и кое о чем большем. 

Чертов Рунвар, как всегда. Вместо того, что бы как всегда, трепаться и говорить прямо, ему вдруг захотелось поговорить загадками.

Понимая, как он опростоволосился, Хикелиа отключился, погружаясь в свой мир прошлого, который только и уставался теперь у него, после того, как его дом был уничтожен, а друзья были потеряны. Как у него могло быть что-то, с его внешностью? Да, конечно, если о таком заикнуться, то сразу же в ответ полетит представление о том, что эльфам внешность не нужна, не важна, а главное только душа. Ха. Конечно. Именно потому что внешность не важна, все так презирают орков, и даж ен пытаются с ними говорить. Именно по этому, когда тонул Нуменор, Саурон навсегда остался изуродованным. Внешность важна. Всегда такой была, и такой останется.

Проходя мимо очередного столпа, Харве скинул каюшон. Хотя бы сейчас, хотелось побыть без него. Не бояться смотреть вверх, что соскользнет капюшон. Эльф сильнее сжал рукоятку меча, и услышал как кожа перчаток заскрипела. 

Подруга... Хикелиа даже представить не мог, что бы ему хотелось учавствовать в чем-то таком, после того что с ним случилось. То, как он проводил свой досуг, будучи в плену, не вызывало в нем ничего, кроме ненависти. Пытки, издевательства, уничтожение всего, что ему было хоть как-то дорого... Даже его работу, целительство, и то отобрали. Суки....

И так время шло оооочень долго. Когда тебя пытают, даже секунды длятся не меньше вечности, а это были месяцы... Пока не пришла подмога и... Он вспомнил Анайрэ. ТА кого он спас, будучи только освобожденным с пыточного стола, он взялся за оружие, навсегда отказался от дара исцеления, и пошел сеять смерть. Но вместе со смертью, он даровал и жизнь, этому милому существу, которое было просто невероятным в том мире, который был вокруг, но оно все же жило... 

- Нет. У меня нет подруги. - Хирве вздрогунл, словно от холода, и сплюнул в сторону. 

Не долго, осталось совсем не долго до того момента, когда они двинутся в путь. Это одновременно и радовало, и пугало Хирве. ТАк ка впереди их ждали не только спасение друзей, но и возможная их кончина. Больше всего пугает неизвестность, и в этом деле она с каждым днем становится все ужасней.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

"Опаньки! В яблочко!"

Рунвар аж вытаращился на своего друга, немного ошалев от такого приступа откровенности. А всякий, кто знал Шрама больше часа, сказал бы, что это замкнутый в себе, вечно ворчащий и циничный кусок дерьма. Ан нет! Оказывается тут не просто дело в спасении сородичей. Ну ты и идиот, Рунвар, а ведь еще скальд называется, мог бы догадаться. Классический сюжет же. Кретин. Или ты был слишком занят своими переживаниями? Все, заткнись уже!

Рунвар зацепился за слова Шрама, как за спасательную соломинку. Лучше копаться в чужом белье, чем в своей душе. Интересно однако...Шрам никогда не давал повода подозревать его в чем-то таком. Скрытный сукин сын! Впрочем, Рунвар был ничем не лучше. Да и наверное всякий на подобной дороге много чего оставлял в душе, чего бы не хотел касаться. Не всегда это помогало. Вернее очень редко. Уж в этом скальд мог убедиться. Только всегда тешил себя иллюзиями, что это все у других, а он всегда будет вечно молодым и вечно пьяным. В юные годы Рунвар представлял свою смерть в глубокой старости, упившегося в хлам и с титьками в руках. Юность глупа и наивна. Кто-то понимает это раньше и тот везунчик. А кто-то в свои сорок два года оказывается перед фактом, что его жизнь по сути не имела смысла. Конечно, Рунвар сделал много полезного, но ведь это была не самоцель. И в личностном плане тем более. Рунвар просто веселился и жил сегодняшним днем, помышляя лишь о своих сиюминутных устремлениях и о желании прославиться.

И тут его друг сказал, как отрезал. Проболтался значит о чем-то таком, о чем не хотел говорить. Ну, Рунвар на него давить не стал, чай не воспитатель и не родитель. Шрам-то мужик взрослый, сам расскажет, если надо будет. Но, нутром скальд понимал, что потребность выговорится накопилось у обоих. И оба старались от этого убежать. И боялись и легенда обязывает. А может время еще не настало. Поэтому скальд ничего не ответил, и какое-то время шел молча.

- Хреновый из тебя лжец, дружище. - внезапно нарушил тишину скальд, непривычно тихим для себя голосом.

- Впрочем, не мне говорить об этом... 

Опять тишина, видимо Шрам не хотел развивать тему, или просто в своей манере отмалчивался. Рунвар тоже не знал, чего еще добавить. Улицы в Эдорасе были практически все круглые и опоясывали королевский холм, кроме нескольких проспектов, идущих от ворот и пересекающих диаметры этих улочек. Так они и вышли к трактиру. Со словами, что пора бы немного соснуть перед выходом, Рунвар заковылял к дверям, а Шрама он оставил в той же позе, смотрящим куда-то поверх крыш. Может эльфу сон и не часто нужен, а вот скальду необходимо было отдохнуть. Ему требовалось упасть в спасательную тьму. В забвение. Забыть обо всем на свете, и просто исчезнуть из кругов мира сознательно. А от дурацких снов отлично поможет кувшинчик подогретого вина со специями. Да, сколько можно убегать Рунвар? Может ты и не столько друга хочешь выручить, сколько снова убежать? Боишься ответственности. И всегда убегаешь. Но раньше-то все было игрой, а вот теперь... Может это шанс? Нет, конечно можешь снова укрыться в раковине самообмана и комфорта, предаваясь иллюзиям и прячась от необходимости принимать решения. Ну все, пошел ты! Ага, правда значит. Да заткнись ты уже!

С рассветом несколько вьючных лошадей, два пони и несколько верховых были оседланы и ожидали во дворе трактира. Старик Белка постарался. Фит явился в новенькой кольчуге с короткими рукавами, в меховом плаще, с круглым щитом и десятком топоров. Также он вез лично при себе здоровый бурдюк к которому часто прикладывался. Гномы пришли, как на войну. Ну они же гномы. Оба в зерцальных доспехах под меховыми плащами с капюшонами. Фрор Щиторуб был вооружен двуручной секирой с широким лезвием. Фрори Молотильщик с тяжелым шестопером и большим каплевидным щитом. Сам Старик Белка ничем особенным не обзавелся, все та же одежда, лук, стрелы и кинжал. Завидев Шрама, который появился буквально тотчас же с их приходом, Старик Белка подошел к эльфу и бросил ему вожжи гнедой кобылы.

- Твоя кляча. А скальд где?

Не услышав определенного ответа старик лишь хмыкнул. Через долгих десять минут, когда все понемногу начинали ворчать, появился и Рунвар. Видок у скальда был тот еще. Как будто растерянный, как будто подозрительный. Глаза бегали, движения были дерганными, нервными. Словно он что-то сделал и теперь ему хотелось пуще прежнего, как можно скорее отправиться в поход.

- Ну?! Чего стоим, кого ждем?! Напутственного слова?! - притворно возмутился Рунвар.

- Ничего без старины Рунвара не делается... Все, вперед, дети мои!

Шрам хранил молчание, Старик Белка хмыкнул, Фит опять приложился к бурдюку, гномы заворчали, но вот наконец-то вся процессия медленно выехала со двора трактира и двинулась по улице к северным воротам. Город проснулся, но их провожали лишь редкими взглядами. Только парочка дружинников, которых Рунвар знал по дворцу пожелали им удачи и помахали на прощанье. Стража у ворот коротко кивнув, открыла створки. Они выехали за пределы городских стен. В саму неизвестность. Навстречу Неминуемому. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Херве попрощался с Рунваром, когда тот отправился на ночевку, и сам так же пошел хоть немного вздремнуть. Эльфу, не очень нужен был этот сон. Но они отправлялись в путь с группой почти незнакомых личностей, и кто его знает, когда он сможет нормально поспать в следующий раз. Доверия к новым компаньенам ещё не было, и непонятно когда оно появится.

Ночь прошла быстро, и без сновидений. Харве даже не был уверен, что получил тот отдых, которого требвал его организм, но, больше тянуть уже было некуда. По ощущениям, он и так уже опаздывал. 

Когда эльф прибыл к воротам, где был объявлен сбор, так и оказалось.  Уже все были на месте, ожидали только его. Старик белка, как и подобало человеку его возраста, все управление взял в свои руки, что вызвало небольшую толику уважения, которая сразу же улетучилась после того, как тот заговорил с ним. Ну и это выявило тот факт, что последним все-таки был Рунвар, который все ещё не прибыл. Что, в принципе, было логично. Сраный скальд не терял марки, самого расхлябанного члена отряда.

***

- Пошел ты, - сказал Харве, когда появился Рунвар, и опять начал поясничать. И пришпорил свою клячу, нее дожидаясь пока все взберутся на своих скакунов, что бы отправиться в путь.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Миновав ворота отряд очутился в холмистой местности, характерной для предгорий. Выехали на равнинную местность и свернули на восток, проезжая вдоль притока Энтовой Купели, так проще будет добраться до самой реки, по берегу которой предстояло дойти до Энтового Брода. Дальше их путь ляжет через земли Восточной Марки и Уолда, пока они не достигнут Андуина в месте его слияния с Серебристым Ручьем. Таков был план, а после переправы через Великую Реку в дело предстояло вступить старику и провести их через болота к Замку, где все будет зависеть от памяти скальда.

В землях Рохана незнающий вполне себе мог заблудиться, особенно зимой, когда вокруг только однообразная белая равнина без каких-либо ориентиров. А из компании никто в здешних землях своим не был, да и к местности привык другой. Рунвар кожей чувствовал, как Старику Белке не уютно на открытом пространстве. По-правде сказать скальд тоже не испытывал радости от того, что его было видно со всех сторон. Хуже только бесконечные восточные степи, где живут вастаки. И еще эта штука на юго-востоке... Тонкая алая полоса у горизонта, между далекими горами и хмурым небом, вечная зарница... Мордор. Аж мурашки по коже от одного слова. Впервые в жизни Рунвар видел это проклятое место, хотя и был за много лиг от него(и хвала всем силам за это). Почему-то в мыслях допускалось, что Болотный Замок можно обчистить с шайкой молодцов, но вот Темная Страна просто истончала ужас и отчаяние, словно всякая хорошая мысль там умирала в зародыше...

Рунвар старался не смотреть в ту сторону. Ему своих забот хватало. Они ехали строго на восток, и скальд еще успел бросить несколько многозначительных тоскливых взглядов в сторону Эдораса и золотых крыш Медусельда. Увидит ли он когда-нибудь снова? И стоит ли? Надо было закинуть эти мысли подальше и поглубже. Шрам опять строил из себя одинокого и непонятного, трясясь в голове колонны. Следом ехал Старик Белка, за ним Рунвар, дальше Фит, а замыкали всю процессию двое гномов на пони. У последних всегда были темы для разговоров или пререканий. 

Скальд решил приглядеться к новым спутникам. Пока было не совсем понятно, кто и чем мотивировался, помимо острого желания найти приключений на задницу или попасть к оркам на обед  качестве жаркого. Меньше всего Рунвар сомневался в искренности гномов, эти за редким исключением простые, как забродивший квас, хотя такое сравнение лучше не озвучивать. Разве, что подоплека начала поисков приключений могла быть более интересной. Но нужно узнать на всякий случай. Вот Фит и старик были личностями туманными. Фит с его лысым черепом, темными глазами и змеящимися татуировками на лице больше напоминал дунладанца какого-нибудь, а Старик Белка с его зелеными кошачьими глазами, обветренным и чуть более загорелым лицом уроженца мест южнее Белых Гор. Хотя это все были предположения, с выходцами из тех регионов Рунвару особо не приходилось взаимодействовать. С тем же успехом они могли быть откуда угодно. Но явно не из Рохана. И вопрос, что они там делали. Пожалуй стоило озаботиться этими вопросами при вербовке, но острый кадровый вопрос диктовал скальду свои условия. Проклятье, а из эльфа сейчас и слова не вытянешь.

----Истэмнет.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Эльф держался отдельно ото всех, и правил путь в сторону Восточной Марки. Наконец-то город конелюдов оставлен. Впереди их ждал ещё долгий путь, но как показывала практика, стоит только ступить на тропу, и уже не опомнишься, как цель будет перед тобой. Точно так же было в его жизни уже не раз. Когда он покинул отца и поселился в Лотлориене. Когда покинул сожженный лес, и отправился в Лихолесье, а потом сюда. В Рохан. И вот новый путь. Нужно только переждать.

Из-за того, что ему вручили не самого быстрого скакуна, все, когда выступили, очень быстро нагнали его, но никто не спешил выступать перед ним, или хотя бы поравняться. Рунвар ехал в центра, между странными людьми. А колонну замыкали гномы. Судя по обрывкам фраз, те постоянно о чем-то спорили, Начиная от того, кто старше, и заканчивая тем, кто был лучше король, Торин Третий или Дурин Перый. Из-за того, что остальные молчали, а, несмотря на все издевательства в плену, слух Харве не испортился, он сходил с ума от безсмысленности речей. Периодически это на столько его раздражало, что аж становилось интересно, и его слух напрягался. А спрустя пару мгновений, накатывало раздражение, и хотелось их обоих усыпить, что бы побыть в тишине. Потом снова, интерес брал вверх, и эльф вникал в суть... и так по кругу. 

Периодически, оборачиваясь на гномов, взгляд падал на Рунвара, который все так же был непривычно погружен в себя. Конечно, пусть они и много пережили, за последний промежуток времени, но эльф не был уверен, ненормальное это поведение для скальда или нет. Но прошлый раз, покидая Дралина, тот был гораздо веселеее и оптимистичнее. Неужели все дело в женщине? Или Рунвару просто тежело было покидать уже насиженное место? Люди очень сложные, несмотря на свой короткий век.

Хорошо что все молчали, и не надо было вникать в суть происходящего. Вечерний разговор со Скальдом сбил с толку эльфа, и его радовало, что приятель решил забыть о нем, или хотя бы не вспоминать до сего времени, до входя в земли Истэмнета

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×

·