Перейти к содержанию
Ньял Стоунфист

[Эсгарот] Трактир "Королевский окунь"

Рекомендуемые сообщения

Трактир, что располагается в торговой части Эсгарота, то бишь самой оживленной его части. В отличии от "Пьяной бочки" и "Дырявой бочки", по сути являющихся попросту притонами, где местные рыбаки могут пропустить кружку другую за откровенные гроши, данное питейное заведение имеет репутацию более весомую и уважаемую среди жителей и гостей города. Представляет собой отдельное здание на сваях, в три этажа и собственным причалом. По перекидным мостикам соединяется с несколькими отдельными домами поменьше - складскими постройками в основном. Первый этаж здания отдан под питейную, второй под комнаты для гостей, третий под жилище хозяина и прислуги. Общий зал, заставленный столами и стульями занимает добрые три четверти первого этажа. Остальное приходиться на барную стойку, и две лестницы по бокам, ведущие на верхние этажи. У северной стены камин, над которым висят местные достопримечательности: сапог Дубощита, секира Больга, трубка Гендальфа, грязь с ботинок Трандуила и так далее и тому подобные старые куски хлама, которые здесь почитаются за реликвии с общего согласия. Говорят даже сам Гендальф не смог опровергнуть, что мол трубка-то не его. Ну пьяный конечно был. А других здесь не бывает.

Название происходит от старой байки, что мол король Лихолесский Трандуил после битвы, у Горы не удержался таки от соблазна порыбачить, и выудил здоровенного окуня, какого еще не случалось видеть местным рыбакам, а потом в ознаменование историчности места возник трактир. Рыбку то тоже, теперь, кроме как королевской не кличут. Владеет сим заведением почтенная матрена Гунхильд - баба с характером, в прошлом балагурила вместе с речниками, а войдя в возраст солидный , накопленное богатство пустила на создание кабака. Публика здесь собирается соответствующая - в основном охрана караванов купцов, путники, кто не может себе позволить более солидные и дорогие заведения в центре города, а также речники и дружинники, которым здесь делают большую скидку. Часть стены отдана под метание в нее топоров, ножей, вилок, даже мишени обозначены. Чьей-то умелой рукой нарисованы пару орков и гулдорский наместник с идиотским выражением лица, в которое и силятся попасть местные ловкачи. Вторым по популярности здесь конечно же выступает соревнование по литерболу. Гунхильд не просто хозяин трактира, она еще связной и вербовщик Речной Дружины, а также ее кабак выступает не последним спонсором речной вольницы. Собственно большая бочка с подписью "На новый ушкуй" стоит у стойки и каждый желающий (а вы желаете, уже поверьте) может пожертвовать монету другую, а лучше две. Заведение пользуется особой славой в городе и даже за его пределами, во всяком случае лучшей рыбы в городе вы не найдете, а Гунхильд потчует гостей не каким-нибудь перебродившим квасом, а отменным элем собственного производства и марки "Эсгаротская Мамаша", запатентованной и уважаемой. Даже эльфов пробирает.

Изменено пользователем Ньял Стоунфист (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Уже неделю Рунвар пьянствовал в "Королевском Окуне", злоупотребляя гостеприимством хозяйки и ее же элем. А когда еще придется? Судя по всему скоро придется тащиться туда, куда и Камненог товар не заносил. Приличный трактир еще долго можно не встретить. Начиналось все как обычно: Дралин, язва каких поискать, выдернул певца из сна и женских объятий, к тому же не протрезвевшего. Опохмелив друга посредством купания в Долгом, сын Гуннара повел Рунвара прямо на секретное совещание в кабаке своего дедули. Из того, что понял Поющий Меч, короли севера обеспокоены событиями на юге и боле всего их волнуют дела на востоке. А стало быть, собирайте манатки дружище скальд. Дело было столь важным, что посольство Эрэбора отправилось аж к самому Элронду Полуэльфу, в какой-то Пивендел. Рунвар подумал, что наверное там хорошее пиво. И обиделся, что его не взяли. Но так, как дело было секретным, то об этом остальные потенциальные участники дружины узнали уже погодя. Теперь же должны были прибыть с запада посланники и последние участники похода. Рунвар и Дралин должны были встретить прибывших в "Окуне", остальные же разбрелись по трактирам, чтобы не привлекать внимание. Некоторые личности были довольно знамениты, да и сборище охочих людей, трущихся в одном месте всегда привлечет не нужное внимание. А Дралин и Рунвар были частыми гостями Гунхильд, так что их присутствие никого бы не удивило, да и кормили и поили в "Окуне" на славу. 

Утро второго числа ноября Рунвар встретил под лавкой в обнимку с бочонком, к которому присосался, словно младенец нынче ночью. Или вечером. Или вчера. Какой сейчас день? 

- Вставай герой-любовничек - пробурчал Дралин, уже бодрый и жующий рыбу с гарпуна. 

- Но ты не Тильда! - воскликнул Рунвар, явно раздосадованный отсутствием оной особы.

- Ты вчера так надрался, что не отличил бы свою Тильду от Гунхильд. - хихикнул гном.

- Ну ты казадница! Вовсе я не пьян!  - возмутился скальд.

Рунвар пытался придать себе оскорбительный вид и снова было приложился к бочонку, когда... Плюх! Ушат воды окатил его с ног до головы. 

- Да проснулся я! 

Над ним стояла Гунхильд с ведром воды. Баба суровая, но статная, несмотря на седину. Такая ушкуй на полном ходу остановит, и в пасть к дракону шагнет. Хозяйка таверны вполне соответствовала этой поговорке и одинакового хорошо обращалась с мечом и веслом, а топоры даже сейчас получше многих мечет. Один всегда носила на поясе. 

- Вставай, певчий ты наш - рассмеялась хозяйка таверны... - И смотри, в следующий раз я твои ухаживания приму, так и знай! Задам тебе жару! 

Смеясь вместе с Дралиным, они проводили взглядом шатающегося Рунвара, бубнящего "ну вас, шуты гороховые". Спустя пару часов скальд был полностью трезв, я к обеду уже готов был потчевать народ честной своими сагами. 

- Погодь... - остановил скальда Дралин, зная, что все кончится очередной попойкой до поздней ночи.

- Сегодня приплывают. Точнее уже в городе, так что пора поговорить за дело, да к прибывшим приглядеться. 

Рунвар кивнул подельнику и сосредоточился на обеде, не переставая удивляться осведомительности Дралина. Уха была бесподобной, а уж жареные окуни и того краше. 

Изменено пользователем Рунвар (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

--- Долгий путь из Ривендела до Эсгарота.

С момента выхода из долины Полуэльфа прошел месяц. Сначала был долгий и трудный переход Мглистого Хребта, из-за ранней зимы в высокогорьях. Несколько дней путникам пришлось просидеть почти заживо погребенными под снегом на эльфийских хлебцах и здравуре. С гор спустились в обширную и еще довольно теплую долину Андуина, погостили у беорнингов, угощаясь местными лепешками и медом. На ладье добрались до истоков Великой Реки, где пришлось оставить гостеприимные места и двигаться суровыми землями между Серыми Горами и Лихолесьем. Здесь путников застали первые заморозки и злющий ветер, так что последняя часть пути далась им очень трудно. Особенно это заметно по молодому воину из Гондора, выросшего в мягком климате южных долин. По пути завернули в одно из поселений гномов в Эред-Митрин, где провели хорошую гулянку, и немного отогрелись перед финальным рывком. Можно было бы и через Лес, напросившись к Трандуилу в гости, но с некоторых пор лесные эльфы не жалуют у себя гномов, хотя и торгуют с ними охотно и обмениваются сведениями. К тому же Ньялу никогда не забудут, когда на пиру, уже изрядно набрав, сын Хьялмара пропел пару частушек из репертуара Рунвара мать его Поющего Меча. Особенно стишок про "Трандуила и лосиху" был пожалуй последней каплей. Если бы не одна из знакомых в тамошней страже, сидеть бы Ньялу в клетке Трандуила до седых волос, но гном благополучно ушел "дорогой Дубощита". Так, что лучше не рисковать, а холод и сложные дороги дозорному короля Даина не в новинку. 

В дороге общались в основном на общие темы, да и времени особо не было, путь был труден и долог, а говорить при воющем ветре не с руки. Вайлендир больше держался эльфов, оно и понятно, в его стране о них только истории и остались, последние контакты были наверное еще при царе Горохе. Собственно Ньял о южных землях не много ведал, еще меньше об их истории. Вспоминалось лишь, что крайний король сгинул где-то в Мордоре, решив померится с Королем Ведьмаков силушкой богатырской. Эльфы были довольно самодостаточны, им вообще мало, что требовалось, другое дело гномы и человек. Ньял не забывал нагружать юного мечника работенкой, ибо нечего сочковать. 

Добравшись до Озера, сели на паром аккурат до города. Любого чужестранца завораживал город, целиком стоящий на воде. Но, оказавшись на улице, он понимал - это такое же грязное и вшивое место, как большинство человеческих городов. С той лишь разницей, что в Озерном городе вместо улиц были каналы. А Эсгарот был еще де-факто вольным городом, где процветала торговля и центром общения между тремя северными королевствами. Пожалуй только здесь можно было встретить мирно соседствующих людей, гномов и эльфов. И конечно стаи карманников, россыпь пьяниц и разномастное сборище торговцев, пиратов, наемников и контрабандистов всех мастей. Кроме того, Эсгарот можно было назвать самым пьяным городом в мире. Таверн и кабаков здесь было больше чем домов горожан, а крепких напитков, чем воды в Долгом. Попадая в Озерный город вы рискуете быть тут же ограбленным, потом напившимся с горя и к вечеру в компании новых друзей, совершающими какую-нибудь глупость, вроде исполнения сальто в прыжке с крыши ратуши. А еще, если вы ищите отбитых на всю голову "приключенцев", как на местном сленге зовут любителей похождений на одно место, к вашим услугам толпы авантюристов, начиная от откровенного сброда подзаборного и заканчивая профессионалами своего дела. Добро пожаловать в Эсгарот, и выворачивай карманы, дружище.

В "Окунь" буквально ввалилась пестрая компания. Двое эльфов, явно отличавшихся от привычных здесь лесных собратьев, человек с гордым взглядом и уставшим видом, и два гнома. Ньял в тегиляе, шлеме и шапке с совней на перевес бодрым шагом устремился в шум и гомон кабацкой жизни. 

Хозяйка! Водки! - ударил гном по барной стойке.

Опрокинув в себя, поданную чарку, Ньял причмокнул, выдохнул и повел свою команду к столу, за которым сидело двое интереснейших персонажей. Внешность обоих была своеобразна - хоть за торговцев успешных принять, хоть за атаманов шайки разбойников. Мужчина хитро улыбался, гном скептически наблюдал. Рассадив новоприбывших, Ньял бухнулся на стул сам и , понизив голос, намекая остальным, что лучше не голосить на весь трактир, начал знакомить прибывших с местными старожилами, в лице выше обозначенного дуэта.

- Вот и спутники ваши. Остальных позже увидите. Ну знакомьтесь. Это Рунвар, итить его Поющий Меч, сложит сагу о вашем походе, кстати где мои деньги ишкуй душак нараз?! Тот, что пониже, Дралин, но лучше бы орки, сын Гуннара, кошмар всех троллей - ваш проводник и кормчий, если придется. В походе на восток доведет до края известных земель, а дальше уже вместе будете думать. Оставляю вас, представитесь сами, меня еще в Эрэборе воевода ждет. 

При мысли о докладе все целебные свойства Гунхильдовой водки испарились мгновенно. Отведать местной рыбы не придется. Разве, что в кабаке деда Дралина, а ведь тот тоже захочет услышать о походе на запад. Дуринова наковальня, еще и своего отца с дедом умасливать подробностями! Радует лишь, что к балрогу на рога переться не ему. Ньял хороший воин и дозорный, но дело Пограничной Дружины стеречь границы Подгорного королевства, а на край света можно отправить и тех, кто хоть и приносит свою пользу государству, но от их присутствия дома шума и беспорядков больше, чем от Бьерна, когда тот еще ходил по северным землям, да по пьяной лавочке в медведя обращался. 

- Ну будьте! Махал в помощь - махнув на прощание, Ньял вышел из трактира и был таков.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

- Приветствую вас, - кивнула новым спутникам Этуиллэ, глазами указав Нариону сесть за стол. Он вообще молчал с тех пор. как путники вышли к обжитым местам, и вел себя ниже воды тише травы - если в походе Туи во всем слушалась мужчину, то среди людей и гномов главной была она. Всё же опыта посещения человеческих городов у эльфийки было не в пример больше.

Те, кого представил гном, были странными. Первый из них был гномом, и особо ничем не выделялся - для Этуиллэ гномы вообще были на одно лицо. А вот второй выделялся среди толпы как.. впрочем, эльфийка даже сравнения не могла придумать. Но словно в уже существующую картину другими красками пририсовали новую фигуру.  Хорошо сложенный и даже красивый человек.

- Жаль, Ньял, что ты так рано хочешь нас оставить. Ну, удачи тебе тогда, - Этуиллэ улыбнулась на прощание. - Надеюсь, у тебя всё сложится хорошо.

Не то чтобы она привязалась к гному, но по натуре была довольно добродушной девушкой. Да и товарищ всё же, соратник, с которым она делила хлеб. Правда, поручиться, что Ньял слышал последние слова эльфийки, она не могла. К тому времени он уже шел к выходу. И даже не обернулся!
Этуиллэ пожала плечами и, заказав пару кружек сбитня, подсела к Нариону.

 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Будь обстоятельства их появления в трактире чуть иными, Вайлендир наверняка оказался бы как минимум обескуражен таких внезапным уходом Ньяла, считавшимся незыблемым предводителем их небольшого отряда. Но сейчас мечник  был слишком уставшим, чтобы бурно реагировать на такое не совсем вежливое по его меркам поведение. Уставшим... и разочарованным. Целый месяц он преодолевал невообразимые ранее трудности, выпавшие им на пути: пересёк Мглистый Хребет, повидав столько снега, сколько не видел за всю свою жизнь ( а ведь он родился, считай, у подножия Белых гор), воочию увидел исток Великой Реки, на своих двоих пересёк Северный край, поразивший, несмотря на все тяготы, своей суровой красотой, побывал в самом настоящем подгорном городе гномов, изведав на себе все прелести их буйного гостеприимства, повстречал многое из того, о чём ему и слышать не доводилось и узнал столько нового, чему не могли бы научить наставники в отцовском замке. Да, было тяжело, тем более что Ньял всё время нагружал его дополнительно работой, вроде "костёр разведи, палатку поставь, хворосту набери", но Вайлендир, не привыкший, чтобы им так командовали, и не думал роптать, потому что своими глазами увидел, насколько велик и разнообразен мир, и заодно, через многочисленные разговоры в первую очередь с сопровождающей их парой эльфов, проникся важностью их миссии, которая и заключалась в том, чтобы отыскать способ сохранить эту красоту и разнообразие, поскольку Враг, набирающий всё большую и большую силу за чёрными клыками Эфел Дуат, намерен сокрушить мир своим железным кулаком, превратив Средиземье в свою тёмную вотчину, а населяющие его народы - в рабов.

И после столь тяжёлого месяца пути они попали в это... Нет, с пристани, откуда отбывал паром, всё выглядело пристойно и даже весьма интригующе. Целый город посреди озера - где ещё увидишь такое. Но чем ближе они были к городу, тем более неприглядная картина представала перед ними. 

Начать с того, что сперва Вайлендир его почуял. Этот запах протухшей рыбы, плесени и нечистот, разносящейся на всю округу. После первым, кто встретил его в Эсгароте, оказался плавающий вокруг него мусор, который, как пояснял Ньял, постоянно убирали команды мусорщиков на специальных плоскодонках, но мусора от этого меньше не становилось. А стоило им сойти на дощатые улицы города, как к ним тут же бросились попрошайки и зазывалы, причём от них разило чуть ли не больше, чем от располагавшейся неподалёку свалки. Всё это вызывало в юноше, привыкшему к гондорскому образцовому порядку, стойкое отвращение. Хотелось покинуть этот мерзкий город как можно скорее, но гном, проворно избегая всяческих весёлых компаний, что попадались им тут и там (праздник у них что ли какой?), целенаправленно вёл их в глубь узких кривых улиц Эсгарота, под которыми плескалась грязная, испорченная отбросами вода. Немудренно, что в трактир, такой же замызганный и пропахший дымом и брагой, уставший за время пути Вайлендир зашёл в довольно скверном расположении духа.

Неудивительно, что оставившего их тут и убравшегося восвояси Ньяла юноша проводил тяжёлым угрюмым взглядом, но поделать с этих коротконогим широкоплечим вихрем всё равно бы ничего не смог. Так что оставалось лишь усесться и познакомиться с, по всей видимости, их новыми соратниками, что поведут их отряд ещё дальше на восток.

- Доброго дня, - выдавив из себя улыбку, поздоровался гондорец, - Меня зовут Вайлендир, к вашим услугам. 

После небольшого приветствия он заметил, что все принялись заказывать себе что-либо выпить. Ему тут же вспомнилось их пребывание у беорнингов в Долине Андуина и то, как они гостили в Эред-Митрин. Как объяснял ему всё тот же вездесущий Ньял, на севере есть незыблемая традиция: всегда выпивать за знакомство, а также перед началом и после окончания трудного пути. Дескать, это приносит удачу путешественникам, а также показывает, что ты доверяешь хозяину, а хозяин - гостю. Это может быть чисто символический кубок эля или мёда, можно даже разбавленного, или же грандиозная попойка, как было в царстве гномов, но традиция сия нерушима, и ты очень оскорбишь хозяина, не отведав с ним чего-нибудь эдакого. Вайлендир же, выросший хоть и в знатной семье, но всю жизнь готовившийся стать военным, в дурманящим сознание напиткам относился неодобрительно и мог разве что пригубить вина в качестве вежливости, но всё же он был не в Гондоре, да и военным стать не удалось, а в гости со своими порядками не ходят, как наставлял неугомонный гном, когда он хотел было отказаться от предложенного мёда беорнингов.

Так что, извинившись, он поднялся и направился к барной стойке, где заведовала женщина весьма крепкого и внушительного вида.

- Прошу прощения, но не могли бы вы наполнить мне кружку эля, - вновь постаравшись вежливо улыбнуться, обратился к ней Вайлендир, заработав тем самым удивлённый взгляд и пожатие плеч, но женщина  тем не менее повернулась за кружкой, чтобы выполнить заказ.

- Слыш, дитятко, - раздался внезапно пьяный голос справа от юноши, - А тебе не рано ещё вот эту штуковину на боку носить? 

Скосив глаза вправо, Вайлендир увидел в паре шагов от себя ухмыляющегося детину в замызганном после долгой гулянки кафтане и державшего в левой руке кубок с чем-то хмельным. Правой же он опирался на стойку, дабы не упасть под грузом выпитого.

И тогда Вайлендир, усталый и раздражённый тем зрелищем, что представлял из себя Эсгарот, не выдержал. О, он помнил и про наставление Гэндальфа, и про совет Ньяла не привлекать к себе лишнее внимание, но несмотря на это он был не просто наёмник, продающий свои услуги. Он Вайледнир, третий сын князя Анориэна, его с детства растили как воина, готового проливать кровь ради Гондора, и не какому-то пьяному безродному быдлу сомневаться в его праве владеть этим мечом! Поэтом он без каких-либо слов и предупреждений сократил разделявшее их расстояние и от души заехал пьянчуге левой в челюсть. Свет в глазах пьяницы тут же погас, и он мешком повалился на пол таверны. 

С ближайшего столика поднялись было двое его собутыльников, но ледяной взгляд гондорца, учившегося и умевшего приказывать, заморозил их на месте, а уродливый шрам, ставший им видным, когда юноша повернулся к ним всем телом, убедил в том, что лучше не гневить судьбу и не пытаться отстоять честь своего валяющегося без чувств приятеля. 

Дождавшись, пока эти двое вновь не займут свои места, Вайлендир забрал наполненную кружку, и под удивлённые взгляды как самой хозяйки, так и других посетителей трактира, не произнося ни слова вернулся на своё место, поставил кружку на стол и так же молча стал ждать реакции товарищей по походу. Да уж, не привлекать к себе внимание получилось не очень.

[AVA]https://hallofbeorn.files.wordpress.com/2019/08/boromir-on-the-walls-by-magali-villeneuve.jpg[/AVA]

[nick]Вайлендир[/nick]

Изменено пользователем Кхарн (смотреть историю редактирования)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Мёдвейг было невесело – а что веселиться, коли ватага их в этом году никуда не пойдет – так тан решил, а решения тана не оспаривают. Не оспорила она и решение своего вождя отправить её на тайное задание с избранными дружинниками Эсгарота. Смысла не было говорить, что женщина была и обижена, и разозлена, и более всего опечалена.

Как это – без своей ватаги идти?

Но не тану такие вопросы задавать – так что пошла она на укшуй, где дружинники собрались, послушала, о чем дело, да как приказано было, в городе устроилась, ожидая покуда остаток группы из далекого эльфийского края прибудет. Зачем им еще и из далекого эльфийского края кто-то, когда тут под боком тоже эльфы – неясно. Однако, если уж Ньял туда направился, так точно это необходимо.

 

Вобщем, глупо было спрашивать о дурном настроении воительницы, когда направилась она в «Королевский Окунь» - встретить странников, да убедиться, что те никого не обидят, ни с кем не подерутся, и доберутся до ладьи в полном составе. Конечно, там был целый Рунвар, и досточтимый гном Дралин, но, рассудила дружина, и от бабы вреда не будет. В том смысле – ну все же знают, вот Мёдвейг Разящее Копье, Эйнара дочь, где же то видано, что бы без тана своего куда ходила? Если и есть поганый шпион или словоблуд в городе, то точно не подумает на Мёдвейг. Тем более, «Окунь» - куда же еще девице из речной дружины ходить, как не в эту таверну?

Спасибо им, что ли. Так волнуются, сами бы шлепали. Эсгарот она нежно любила, и ненавидела одновременно – его улочки и каналы, его рассветы и закаты, возвращения в порт, и с другой стороны его вонь, его попрошаек и воров, его атмосферу. Давно они должны были уже в походе быть, давно. И за это бы тоже орков постругать хорошенько.

А как в таверну вошла – так тютелька в тютельку под драку – взялась пьянчуга за меч задирать воина. Ну да, молоденького, не по вкусу ватажницы, но ведь по выправке все сразу видно, по движениям, по походке. Эх, залюбуешься, это тебе не сынок купцовый. Перешагнув через валяющееся тело, она прислонила копье и щит к стойке, и негромко попросила славную Гунхильд налить ей эля. Кружку ополовинив, она неспешно оглядела зал, и пошла к столу, за которым странники заседали, с милейшей – и от того слегка искусственной – улыбкой осведомившись.

 

- Сесть с вами можно, славные? – Ну, звать тут всех «славными», конечно, перебор, тем более среди них и Рунвар сидел – а того она как только не звала, но точно не добро и ласково. Со всей любовью, ибо, если отбросить детали, друг он был хороший, а собутыльник еще лучше. И пел… Эх, как же Рунвар пел. Медовый Глас, вот правду люди толкуют. – Или и меня, как бедолагу того оприходуете?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия


  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×

·