Перейти к содержанию
  • Кто в онлайне   0 пользователей, 0 анонимных, 5 гостей (Посмотреть всех)

    Зарегистрированных пользователей в онлайне нет

Рекомендуемые сообщения

Порой и сам Туварс считал, что он безумен, но только не в этот раз. Сейчас в нём безраздельно царствовал рассудок, и не хилая доля отчаяния, которая в своё время и убила в нём страх смерти. Но вот людей, которые были бы ещё безумнее в своём внутреннем устроении, своих принципах и философии жизни, он ещё не встречал. И теперь, Туварс был изумлён до самых глубин души своей, а мозг судорожно пытался найти хоть какое-то объяснение поступку, который совершил Телерион. Стояв несколько мгновений неподвижно, чародей приходил в себя, пока взгляд его не застыл в прекрасных глазах Кин-наи, ему стало казаться, что внутри где-то глубоко в забытой части сознания начало формулироваться слово, пока ему недоступное, которое охарактеризовало бы его чувство у ней. Вздохнув, он нахмурился, и снял шлем. После чего указал на свою алебарду и девушка быстро поняв подняла её, и начала протирать от грязи куском мешковины, а командующий проследовал у к своему коню. Взгромоздившись на него , он недовольно посмотрел на коня. Моргульский скакун дёрнулся, будто чувствовал какие-то неприятные перемены в душе своего наездника. Взор морэдайн был устремлён в сторону Пеларгира. Сколько боли уже, успел принести ему этот город. 

Струппа! — Рявкнул Супилли — лодки подходят, грузи четвёртую волну. Чего встали увальни?! Шевелитесь

Таким образом приведя в чувства орков, он чуть наклонился в сторону капитана Гондора, и не громко сказал.

Полагаю вы ещё успеете нагнать ваших подчинённых капитан. Их помощь вам пригодиться с ранами. — В голосе его звучала неестественная и уж точно не подобающая ситуации будничность. Но глаз Туварс от города не отрывал, он просто не мог заставить себя взглянуть на гондорца. Кин-наи подошла к командующему, и уже дала себе зарок, не оставлять его более в одиночестве с врагом. 

Доброг же оскалившись со злобой смотрел на светлого человека, но без приказа трогать его не решался. А приказа не было. Следуя другому же приказу командующего, орки Струппы бегом заполняли собой шлюпки. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

НПС Телерион, Ровандис

 

Телерион замер в ожидании грядущей смерти, но ничего не менялось, за исключением, пожалуй, одной детали – его враг вместо того, чтобы приказать своим ордам атаковать его и разорвать на куски одинокого гондорского капитана, с непонятным воину выражением лица, на котором смешались непонимание и удивление, так и продолжал стоять напротив некоторое время. Телерион сам не заметил, как его брови взлетели вверх, когда Туварс оседлал свою лошадь, приказал войскам продолжать штурмовать город, а в его адрес произнес фразу, что заставила в этот раз удивляться и поражаться уже его. Телерион был уверен, что морэдайн, по факту униженный перед своими подчиненными, возжелает ему самой мучительной смерти, но... Супилли вместо этого словно избегал даже смотреть на него, не сводя мрачного взгляда с другого берега реки, где бились соратники капитана под руководством Ровандиса. 

 

Телерион бросил странный взгляд на Туварса, игнорируя агрессивный рык одного из рослых орков из числа капитанов, судя по его отличительным отметинам, и, поддавшись какому-то неясному порыву, взмахнул мечом, стряхивая с него черные капли крови, а затем вложил в ножны, а щит водрузил на спину. 

 

Я не знаю, чем продиктовано твое решение, Туварс Супилли из семейства Папратар, но должен признать – я ошибался в тебе, когда говорил про твою истинную природу. В тебе еще силен свет. И, похоже, я сделал правильный выбор. Искренне надеюсь, что нам не придется вновь схлестнуться на поле битвы. 

 

Развернувшись к генералу спиной, Телерион захромал к своим товарищам, которые, увидев это, остановились. Один из солдат двинулся навстречу командиру, взял его под руку, помогая с раненной ногой, и небольшой побитый отряд двинулся вдоль побережья Андуина прочь от черных армий, переправляющихся через реку.

 

Пройдя порядка трех сотен метров, Телерион попросил товарищей остановиться, снял с пояса рог, набрал в легкие воздуха и что есть сил прогудел в него, подавая условленный знак - покинуть город и отступать прочь. Видя, сколько еще сил есть у врага, капитан не обманывался шансами пеларгирцев, и должен был известить друзей и соратников. Спустя несколько долгих мгновений с другой стороны берега разлился аналогичный звук рогов, повторяющих сигнал, и Телерион выдохнул. Они продолжили свой путь к Осгилиату. А из сознания капитана все не уходил этот странный полководец. Похоже, что теперь у Телериона был должок, который он при возможности непременно вернет.

В городе царил хаос. Улицы заливала кровь и своих, и чужих. Когда с того берега донесся сигнал гондорского рога, Ровандис, участвующий в одной из многочисленных локальных схваток, вздрогнул и кинул взгляд на реку. Конечно, он не видел ничего, что происходило там после того, как "Белый Цветок" и три других корабля под предводительством его капитана причалили к берегу, найдя там последнее пристанище, но видя орды врагов, Ровандис с тяжелым сердцем простился с воинами. И будь звук рога и сигнала иным, нежели оговоренный - по высоте, длительности и числу интервалов - он бы решил, что то орки насмехаются над убитыми. Да и Телерион был не из тех, кого могли бы заставить трубить отступление, угрожая смертью. Но как они выжили?!

 

Вопросов было слишком много, а вот времени для ответов - не было вовсе, и Ровандис тотчас протрубил в ответ, и десятки рожков вторили ему. Воины под прикрытием лучников и небольших отрядов других стражей устремились прочь, к северной границе города. Большую часть раненых уже вывезли, немногих несли на руках и носилках, а потом закрепляли на лошадях, на которых сажали и сопровождающих. Скакали по два, иногда по три человека, солдаты загружались в немногие оставшиеся телеги, которые выгоняли за ворота. Под крики командиров и Ровандиса, отступавшими одними из последних, эвакуация подходила к концу, и когда все раненые отошли на безопасное расстояние, двигаясь к Линхиру, оставшиеся стражники расхватали лошадей и стремительно кинулись следом, двигаясь зигзагами и избегая стрел орков. Не всем это удалось - Брегар, Белатар и Артамир скакали рядом, остальных из числа командиров видно не было. А что с Телерионом, капитан стражи не знал. Не знал и о судьбе бургомистра Талбранда - когда стражи пришли, чтобы увести его из города, того уже не было в покоях. 

 

Город был сдан, ибо если Телерион сигналил отступление с другого берега - знал, что делал. Они обязательно отобьют Пеларгир силами гондорских армий. И если ему попадется военачальник темных войск, разговор с ним будет короткий - по длине кинжала. 

 

 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Ещё долго Доброг смотрел во след уходящему человеку, и в нём всё сильнее закипала ярость. Орк едва сдерживался от того, чтоб выразить свой немой вопрос, почему — почему командующий отпустил этого розовокожего гондорца, когда по всем известным Доброгу нормам он должен был жестоко расправиться с ним, с живого содрать шкуру. Но молчаливый всадник будто бы погружённый в себя, не давал никакого ответа, и вдруг. Откуда-то с севера прогремел рог, ему вторили из города, орки переглянулись и только Блордох заулыбался. 

Похоже люди бегут, господин — сказал он и Туварс ответил.

Именно так, Блордох. Доброг, давай флажок передавай "победа". 

После этих слов, чёрного моргульского урук-хай, словно осенило. Так это было или нет, но в его картине мира всё сошлось на отлично. Командующий освободил капитана, чтобы тот видя несметное войско Мордора, подал своим знак, о тщетности сопротивления. Вера в командира, снова укрепилась в его сердце, пусть он был не лучшим воином, но был отменным и хитрым стратегом, как некоторые тысячники. Так помыслил про себя Доброг, поднимая условный флажок, вскоре такой же и был поднят над башней Тол Кирьярани. 

 Завидев условный флажок, Феррас широко улыбнулся. Оглядев палубу, он скомандовал.

Всем судам, полный вперёд! — Зигзагами, против течения, начали дефилировать корабли Умбара к Пеларгиру. В это время отчалили войска Ублурга, и Туварс повернулся к другому военно-начальнику. 

Струппа. Под твоё командование перевожу всех девятнадцать Олог-хай, а также под твою ответственность переходят оставшиеся осадные орудия. Приказываю основать здесь лагерь, наладить с этого берега всё необходимое для проведения паромной переправы. И почините подъёмные механизмы цепей. Последнее потребует много времени, но оно у вас есть. Если же вдруг, нам понадобятся эти цепи, а механизм не будет готов, то их с этого берега поднимут олог-хай. Задача ясна?

Не очень был доволен Струппа, что ему не позволено теперь перебраться на другой берег Андуина, однако всё скрасило передача под его командование троллей и осадных машин, которые переправлять, генерал явно не планировал. 

Да командующий, как прикажешь! — Молодцевато ответил Струппа, после чего принялся раздавать указания о рве с кольями и частоколе по периметру, бревенчатых воротах на восток и башенках на каждой лиге, к северу. Впрочем Туварс и сам предпочитал иметь разведку в отличном состоянии с чем т был сопряжён следующий его приказ к нурнен-дюрским всадникам.

Разведчики, пять ваших отрядов пусть патрулируют окрестность здесь. Пять переправятся на другой берег, разведывать окрестность Пеларгира. В скором времени могут прибыть гости, нужно знать об их приближении заранее. Херумор, — Туварс Супилли перенёс своё внимание к капитану обоза. — Оставляешь сотню своих воинов здесь, а вторую сотню через берег. Провизию раздели на три четверти. Две четверти оставить здесь, оставшееся переправишь на другой берег. 

А сам я? — Спросил морэдайн рыцарь.

Поступай как знаешь, но если решишь командовать из города, оставь здесь надёжного заместителя. 

Наконец, взор чародея пал на девушку, что стояла рядом. Бережно взяв из её рук своё древковое оружие, он закрепил протазан у седла, параллельно земле, как научился ещё в Мордоре у всадников Руна. После чего, взяв её за ручку и талию, со словами, 

не бойся – поднял её и усадил перед собой в седло, по женски. Крепко удерживая красавицу и поводья руками, он коснулся лбом её волос, но вскоре выпрямился и сказал.

Вот и лодки возвращаются. Доброг, как только соорудим переправу, направляй моих служанок со скрабом, и сам с отрядом туда. —  Лодки причалили, и Туварс приказал.

Капитан Хандис, на вас фуражировка в Южном Итилиене, лучше договоритесь с селянами и рыбаками, лучше брать меньше, но регулярно, чем разом всё и больше нечего. Аршун ты со мной.

Да повелитель — склонился кхандиец и харадец, и если уроженец Гизара спокойно относится к своему положению, и к командующему, в сердце Аршуна кипело примерно тоже, что и у Доброга, только без особой ненависти к гондорцу. Он смотрел чуть глубже орка, и по началу думал, что не ослабел ли страшный чародей духом, но после огласки труб, пришёл к тому же выводу что и Доброг. Мало того, его преданность Туварсу после лицезрения ритуалов и работающей магии, того к чему кхандийцы были непривычны, в отличит от орков — у Аршуна и его людей, ставших под Гизаром участниками кровавого ритуала, носила уже суеверно-религиозный характер. Что впрочем свойственно некоторым истерлингам. Вместе с людьми Аршуна, прямо на коне Туварс игриво улыбаясь взошёл на шлюпку. Кин-наи было страшно, но она не знала силу покорности моргульских коней. 

 Это был эпичный проход, когда к гавани подошли корабли, и гордый Феррас держась за канат отсалютовал проплывающему на лодках со своей гвардией Туварсу, а тот кивком ответил брату. Уже на другом берегу, проехав по каменной пристани и поднявшись на улицу, Туварс вдруг узнал от Ублурга о судьбе бургомистра по имени Талабранд. Этот оказался заложником из-за собственной жадности. Уже много лет он понемногу обкрадывал казну города, но благодаря хорошей торговой позиции, и текущих доходов, это оказалось незаметно. Но тут пришла война, и он долго метался разрываясь в страхе между своей жизнью и своим тайником. С тремя верными лакеями он решился на риск, чтобы спасти хоть часть из наворованных сокровищ, но его рейд пришёлся аккурат к отступлению коменданта Ровандиса, и орки Ублурга взяли его, вместе с его сундуками. Таким образом, ни смотря на то, что часть казны гондорцы конечно успели вывезти, кое что перешло и в казну Южной армии Мордора. Умбарцы же, неспешно высадившиеся в городе и взявшиеся для своего же удобства, расчищать дно пирсов переламывая опасно для кораблей торчащие мачты и снасти, довольствовались грабежом опустевших домов, которые горожане вынуждены были покидать в спешке. В момент, когда Туварс поручил выжившим тысячникам занять стены города и выстроить паромную станцию, на западном берегу. Благо древесины от обломков пристаней и кораблей тут ещё было в достатке. Сам же Туварс с госпожой Кин-наи начал осматривать комнаты самой центральной башни города — резиденции бургомистра, в отделении и на страже её встала кхандийская гвардия вариангов Аршуна. 

 Впрочем не мешкая сильно с осмотром, найдя скрипторий в резиденции, Туварс немедля начал писать послание повелителю, как и прежде дублируя рукой своей наложницы текст. Для неё это была практика письма, для него запасная копия. 

 

«Владыка Мордора и подвластных земель, Король Людей, мой повелитель Тар-Майарон. Град Пеларгир взят. Флотилия гондорцев сожжена. Покорены земли Южного Итилиена, и теперь они избраны для снабжения Южной армии. После боёв в Итилиене, и штурма Пеларгира сохранено приблизительно две трети от вверенной твоей властью мне армии. Тысячники Грозрак и Зормок пали в боях. Особенно отмечаю тысячников Блордоха, Зурдакха, Дёртока и Струппу. 

 В соответствии с диспозицией, предвижу возможные атаки гондорских рейнджеров между Минас Моргулом и нашим Южным Итилиеном. А также сбор армии объединённых земель Гондора, для отбития Пеларгира, в виду его особого стратегического положения. Также по причине длинны круговых стен Пеларгира, наличествующие силы, нуждаются в подкреплении. Перед началом штурма, противник испортил деревянные пристани и затопил часть своих кораблей, мною наняты умбарские моряки для расчистки гавани и налаживания паромной переправы. В виду этой стратегической диспозиции, прошу высочайшего соизволения совершить рейд в Барад Харн. Этот портовый город-государство управляется харадской династии, которая нам выражает по моему мнению, ложную лояльность. Именем твоим низложив эту династию, я обеспечу морское прикрытие устью Андуина и постоянную морскую связь с гарнизоном Пеларгира, что позволит прикрывать Пеларгир от морских операций противника с его южных портов. Оставляя Южную армию удерживать Пеларгир и Южный Итилиен, в рейд намереваюсь взять только умбарцев, и личный отряд гвардии кхандийцев. Население Барад Харна преимущественно состоит из смешанных потомков Нуменора, поэтому воспримут низложение как освобождение. Это также упрочит позиции Багрового Ока в Харондоре, и усилит влияние на Умбар. Командующим Южной армией, предлагаю назначить тысячника Доброга, командира моргульских чёрных урук-хай, при нём командующим стражей цитадели Пеларгира Херумора, командира двух сотен морэдайн Мордора, и комендантом обоза армии капитана Хандиса командира харадских лучников из Гизара. 

Твой слуга, сиридар Твоего Величества в Пеларгире, командующий Южной армией Мордора Туварс Супилли рода Папратар. " 

Письмо было отправлено повелителю с Эфель-Дуатским кребайном. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

 Первая ночь после захвата города, конечно же была праздником, для всех кроме часовых, но праздником однако ж не долгим. Враг был повсюду в землях Гондора, и расслабляться было нельзя. В соответствии с распределением, которое предоставил Туварс Супилли, тысячники орки получили каждый, свой участок стены, кроме Струппы, который командовал как и прежде лагерем за рекой, на восточном берегу. Тем временем в резиденции бургомистра, служанки Рурва, Челга, Санда и Кхона нашли то чего им страшно не хватало все последние недели. Они нашли косметику из-за чего устроили целый праздник, хотя уже через минуту жаловались, что косметика у местных женщин скудная и просто никуда не годится. Глядя на всю эту картину, госпожа Кин-наи подняла руки и призвала служанок к спокойствию, после чего поклонилась Туварсу и объяснила эту сцену.

Простите господин. Они уже давно не видели ничего подобного, а дома у нас этого добра в достатке. Но они правы — она выпрямилась, и покосила взгляд в сторону, чуть присев отчего Туварс просто млел, а девица продолжала — если вы позволите господин, мы бы поискали здесь лавку травника, или лекаря. У них должно быть множество порошков и трав. Они бы очень приголились расширить запас косметики. 

Все лекари бежали из города, — отрезал Туварс, — боюсь что и медикаменты они унесли с собой.

Господин — Кин-наи снова поклонилась — они убегали в спешке, и во время боя. Если они что-то и забрали с собой, то только то что нужно для обработки ранений полученных в бою. 

Тут морэдайн едва сдержался, чтоб не раскрыть от удивления рот, он дивился тому уму который проявляла девушка. Из того, что он знал о ней, так это то что она из аристократического рода своей страны, обучена боевому ремеслу, умеет читать и писать, и быстро учится, но вот что она ещё и не дурной аналитик. Эта наложница была чрезвычайно красива, но и как выяснялось умна. А ещё, Туварс к ней стал неравнодушен, что вскрылось во время его поединка с гондорским капитаном. Но этого чувства, он боялся и избегал, как и таких светлых людей, вроде того капитана, и конечно эльфов, которых морэдайн никогда не видел, но боялся их света заочно. 

Хорошо, — заключил сиридар Пеларгира, после чего позвал стражу — Аршун, мои женщины хотят поискать в этом городе брошенные лавки травников и целителей, возьми кхандийцев и сопровождай их. 

А как же вы, сиридар?

Я не собираюсь покидать эту цитадель у меня много бумажной работы, на охране цитадели достаточно Херумора и его латников.

Повинуюсь господин — ответил кхандиец и перешёл в ведение госпожи Кин-наи. Выбор Туварса охраны, не был случайным. После Гизара, в его армии ни кто так не был верен ему как кхандийцы, в этом уступал даже Доброг, с которым Туварс прошел много лиг. Но Доброг был орк, и кому угодно он может служить только по воле повелителя Саурона, не будь такой воли, и он отвернётся от Туварса не задумываясь. Морэдайн же, то и дело бросали неприятные Туварсу взгляды на его женщин. А охрана им была конечно нужна, как ни крути в городе орки, а эти могут дров наломать, а потом разбираться. Решив это небольшое и забавное дело, Туварс взялся за расчёты финансов Южной армии, и конечно же личных доходов. Если владыка Тар-Майарон изволит отпустить его на Барад Харн, то казну ему придется оставить армии и пока не поздно, стоило озаботиться собственной прибылью. В том же Харне она может пригодиться для подкупа. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

День поиска косметики для девушек наложниц сиридара Пеларгира закончился очень продуктивно, девицы набрали несколько сумок разного рода ингредиентов, а когда принялись за работу создавая превеликое множество средств украшения, и ухода за собой, кожей, волосами — всё это уменьшилось до одной сумки. Побочным эффектом их приключения стал сбор трав, которые местные лекари собирали для отваров, но девушки с далёкого востока знали им иное применение. Туварс узнал об этом когда, расписывал приказы по гарнизону. Ощутив приятный, обворожительный запах трав, он отложил дела и выглянул в окно. Солнце ушло к закату, и теперь залы резиденции бургомистра, а ныне мордорского сиридара освещались факелами и свечами. А вот стены города полностью погрузились во мрак, ибо оркам так было куда проще следить за городом. Где-то там за стенами кочевали по округе нурне-дюрские разведчики, которые должны были заранее оповестить Южную армию в случае приближения войск Гондора. Поэтому с лёгким сердцем и спокойствием Туварс выглянул через окно, и понял что запах доносился не отсюда. 

 Развернувшись он прошагал к двери, и тут запах усилился. Сиридар вышел в коридор, и стражи варианги подтянулись. Пройдя по запаху, он вышел на лестницу, ведущую в спальную. Поднявшись туда, Туварс вошёл в опочевлаьню и изумился. Когда он был здесь в последний раз, обстановка была довольно скудная, но его красавицы развесили в красных цветах, всю комнату украшая её шторами, балдахинами и коврами, хоть и из простых тканей, но выглядело это прекрасно. В углах комнаты, стояли курильницы из которых и доносились до его обаняния дивные запахи. Девушки стояли в один ряд, одетые в весьма откровенные одежды, которые они создали сами, путём простого отрезания лишнего от платьев, которые были найдены тут же. Но госпожа Кин-наи была одета полностью. Туварс не очень понял, что происходит но начало ему очень понравилось. Сделав несколько шагов вперёд, он увидел как красавицы начали напевать песню, на своём языке, пританцовывая весьма и весьма соблазнительными движениями. Через полупрозрачные тканевые маски на их лицах, он видел что они улыбаются, об этом же говорили и красивые глаза, украшенные столь прекрасно, что Туварс поистине охмелел от этой красоты. Он никогда прежде и подумать не мог, что женщина может так видоизмениться в его глазах, за счёт казалось бы каких-то простых вещей. Челга поднесла к устам его чудный литой кубок, с узорами в виде листьев, наполненный вином из погребов бургомистра.

 Сиридар выпил вина, и пока одна наложница забрала кубок две другие, подхватили его за руки, и повели к постели, тут госпожа Кин-наи склонилась и открыла своё лицо, сняв маску и фату красного цвета. Она не поднимая глаз произнесла.

Господин победил в битве, мы поздравляем его. — От ослепительной красоты лика этой девушки, Туварс замер со слегка открытым ртом. Она подошла ближе, а чародей словно заворожённый стоял и любовался Кин-наи. Она расстегнула тугой пояс, и одежда Туварса с лёгкостью начала сходить с него, руками четырёх помощниц. Морэдайн уже не раз бывал с женщинами, со своими рабынями, в основном они сопротивлялись и страдали, но бывали и те, которые проявляли ложную покорность, желая через это достичь любезного отношения хозяина. Однако, ничего подобного происходящему сейчас не было, и разница была в том, что к позывам тела мужчины, добавилась какая-то внутренняя духовная составляющая. Очень мощное чувство влекло его к этой красавице, подняв руки он распустил свои волосы. В этот момент, девушки служанки закончили своё дело, и отступили закрывая в постели балдахинами Туварса с Кин-наи. Как их госпожа, она имела первое и приоритетное право, на любовную ночь с господином. Даже в условиях рабства, люди Ши следовали своим строгим иерархическим традициям. Туварс не знал, но они ещё и украсили всё красным, коий являлся свадебным цветом, в их Традиции. 

 Вопреки своему обычаю обращения с наложницами, Туварс подступал к красавице Кин-наи с трепетом и нежностью, которую он не проявлял никогда и ни к кому. Изливая на неё всю пылкость своей страстной натуры, постепенно и сдерживаясь. Любя её он желал видеть её довольной, и столь же наслаждающейся танцем сладострастия, который увлёк двух людей посреди покинутого города. То была первая ночь для них двоих, прекрасная ночь любви. Снаружи девушки развлекли себя, очень небольшим количеством вина, и азартной игрой тихонько, чтобы не мешать господину и госпоже. Когда же на заре, Туварс сполна насладился прелестью ласок, и сладким танцем любви и вожделения со своей возлюбленной, он приоткрыл балдахин. Девушки служанки уже спали. Заснула через некоторое время и Кин-наи, в приятном томлении. Чародей же, был преисполнен благотворной энергии, он тихо оделся, и накинув мантию из шкур вышел на самый высокий зал башни. Тут было довольно прохладно, и Туварс чуть поёжившись укутался в накидку. Вдруг с севера показалась точка, она приближалась и приближалась, пока сиридар не осознал, что это был кребайн. Он летел с того направления, по которому морэдайн сразу понял от кого сей огромный ворон. 

 Ознакомившись с посланием государя, Туварс озадачился, это было не совсем то — чего он ожидал. Прикидывая как поступить, чародей спустился в свой кабинет, где быстро составил инструкции, перенося мысли на бумагу в форме приказов, которые после передал зачитать командирам, с посланцами. В своих приказах для орков, Туварс сделал перестановку, теперь у Струппы была взята его тысяча, с лагерем на восточном берегу и передана Доброгу. Чёрному урук-хай Моргула также Туварс поручал встретить посланцев Багрового Ока, которые начнут строительство Зигурзайана для владыки тьмы. На Струппу полностью легло командование Южной армией, в Пеларгире и оборона города. В его подчинение переходили тысячники: Дёрток, Ублург, Блордох, Зурдакх. Люди харадцы и чёрные нуменорцы, имели свои задачи по защите цитадели и построенной паромной переправы. К этому времени тролли и орки починили механизм цепей. 

 Наконец, Туварс послал человека из своей гвардии к брату. Умбарцы разместились в домах у пристани, они уже подчистили там дно, от опасных балок, и пришвартовали свои корабли. По зову сиридара, Феррас прибыл к Туварсу. Они принялись составлять план налёта на Барад Харн. Тут Туварс планировал взять город-порт исключительно хитростью, и без лишней крови. Вскоре пришлось подтянуть на совещание капитанов кораблей и сотников умбарской пехоты. Тут же присутствовал Аршун сын Утнапиша, который со своим отрядом никуда без Туварса. 

Изменено пользователем Туварс Супилли (смотреть историю редактирования)
Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

 Когда Струппа, по приказанию командующего, принял руководство над орочьими соединениями, на западном берегу, на стенах Пеларгира, он пришёл к довольно экстравагантному выводу. Своя земля на востоке, враги за стенами значит надо замуровать все ворота города, используя камни домов по соседству. Так облегчить можно ведение обороны. Одни же, западные ворота приказано было сохранить, для разведчиков из Нурна. В остальных секторах стен, шла работа по закладке врат, и накоплении лишних осколков камней на стенах, для того чтобы можно было их обрушивать на головы, штурмующих. Тут же ставили стальные треноги для огня, дабы можно было поджигать стрелы. Собственно стрелы в том числе, готовили орки-лучники в достатке, для себя. В это время Доброг, принявший командование группой на восточном берегу, и вместе со своими чёрными уруками начал избиение тех снаг, что строили оборонительные заграждения, после чего их снова бросали работать, копать ров с метра до двух глубиной, строгать стрелы и метательные дроты. По распоряжению командующего, он ожидал прибытия строителей из Мордора.

  Тем временем капитан Хандис занимался своей работой, харадрим смог наладить торговлю по Поросу, сбыв ряд простого хлама из Пеларгира, а на вырученные деньги (за оставлением личного процента конечно же) он закупал провизию у крестьян и доставлял её в восточный лагерь, откуда большая половина паромом отправлялась в Пеларгир на западный берег, где распределялась по секторам стен, и в цитадель. На своём же посту, капитан отряда чёрных нуменорцев контролировал караульную службу своих воинов, охраняя цитадель города. В это время Туварс Супилли закончил совещание с Феррасом, Аршуном и капитанами умбарских корсаров, склонив последних к рейду перспективой богатой службой и властью. Ими был составлен план, постепенного внедрения, отчего загружая корабли всяким хламом награбленным из домов города умбарцы отплывали по одному, кораблю в Барад Харн, чтобы торговать и тратить деньги сближаться с местными стражами, в общем всячески чтобы бросить в глаза пылью, в виде возвращавшихся с удачного рейда корсаров. И тем усыпить бдительность местных, частенько принимавших подобные ватаги. Но три корабля, на которые погрузятся сам Туварс с его вещами, наложницами, личной казной и гвардией останутся и уплывут последними. 

 Вернувшись к обязанностям сиридара, Туварс просмотрел обновлённые списки Южной армии Мордора, после пересчёта выживших, и перераспределения командования. Получилась следующая картина:

 

Рейд-группа Туварса

Командор Феррас Папратар 

12 кораблей.

720 экипажей лёгкая пехота 

900 тяжёлых пехотинцев умбарцев

Капитан Аршун сын Утнапиша Сильнорукого гвардия Туварса

37 тяжёлых пехотинцев вариангов. 

Отряд Доброга восточный берег, 

115 чёрно-уруки

19 олог-хай

отряд инженерии, 5 катапульт, 10 телег, 1 баллисты

Отряд Здорга 134 варг-рейдеров

153 лучников

431 лёгкой пехоты

75 нурнен-дюрских конных разведчиков

Капитан Хандис

200 конных лучников Гизара фуражировка и снабжение 50 телег.

Отряд защиты цитадели 

Комендант Херумор сын Фуинура

200 тяжелой пехоты морнуменорцев

300 челкарских мечников с дротами харадрим.

Отряд Струппы стены Пеларгира

75 нурнен-дюрских конных разведчиков 

тысяча Дёртока северный сектор стены

130 орков мечников

100 лучников

440 пехотинцев

тысяча Ублурга северо-западный сектор стены

383 чёрно-уруков

840 пехотинцев

215 лучников 

тысяча Блордоха юго-западный сектор стены

131 лучник

111 копейщиков

157 мечников

тысяча Зурдакха южный сектор стены

300 пехотинцев 

140 лучников

95 копейщиков.

Составив копии списка, он передал эти данные Струппе, которому в последствии вероятно и придётся оборонять Пеларгир, в случае если сам Туварс Супилли задержится в Барад Харне. А с причалов, после опускания южной цепи, пошли в путь первые корабли умбарцев на юг.

Изменено пользователем Туварс Супилли (смотреть историю редактирования)
Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

 С главной башни цитадели Пеларгира, открывался просто великолепный вид. В преисполненном позитивом настроении, морэдайн-чародей выходил в смотровой зал башни, коий отличался просторными, панорамными окнами. Здесь были даже специальные жёрдочки для птиц, которые использовали чёрные кребайны. Прежде, тут обитали почтовые голуби Гондора, однако они улетели, в большинстве своём, несколько же стало пищей для налетевших кребайнов, этого искажённого рода воронов. Из зала сего Туварс Супилли, сиридар владыки Тар-Майарона, смотрел как отбывают корабли умбарских капитанов, нагрузившись всяким хламом, который они нашли в домах гондорцев Пеларгира. Орки облюбовали кузницы города, для наладки своей брони и видоизменения, которое скорее бы назвали искажением, той брони и шлемов, которые они набрали в качестве трофеев, в ходе кампании в Южном Итилиене и в боях за Пеларгир. Теперь эти доспехи становились неузнаваемы, они приобретали угловатый вид, и по ним и не скажешь уже, что когда-то это были кирасы и шлемы павших героев. 

 Поработали в одной из кузниц, той что была на территории острова, где была резиденция сиридара, два кузнеца из числа морэдайн, что служили под началом Херумора. Они, прознав о подготовке отбытия Туварса подумали, что командующий не просто так, решил их покинуть. Им представлялось, что уход командующего, это такой хитрый способ избежать мести гондорцев. Они решили внести корректировки в свою судьбу, и взяв по паре друзей (которые в кузнечном ремесле не смыслили) в качестве "подай принеси", что в кузнице весьма полезно решили обратиться к командующему. Но с пустыми руками не пойдёшь, и они используя богатые гондорские формы отлива и немного исказив их небольшими изменениями взялись выковать для Туварса новый комплект латной брони. И пока один занимался непосредственно сталью, второй занялся так сказать подготовкой художественного оформления. Ибо мало было просто создать комплект брони, нужно было сделать его таким, чтобы полководцу это понравилось и дальше, можно было его о чем-то просить. 

 Сам Туварс начал периодически выезжать верхом, вместе с леди Кин-наи, проехаться по улицам города. Пустым но явно оставленным не так давно. Для возлюбленной полководца это была просто прогулка, а для Туварса Супилли это была в том числе инспекция приготовлений к обороне. И тут Туварс остался недоволен отсутствием работы над осадными машинами. В каждом из четырёх секторе стен, было по пять больших башен, и на них стояли гондорские требушеты. По приказу Туварса через Струппу, последний приказал четырём тысячникам начать почин этих машин, и массовую подготовку камней размером с ребенка, по несколько десятков камней, на заряд чтоб отстреливаться россыпью по вражеской пехоте, придавая требушетом десяткам снарядов скорость и энергию движения достаточные, чтоб разможжить человека в броне, на площади в пятьдесять—семдемят метров. Отдельно начали готовить и снаряды с паклей, против осадных машин противника, все ресурсы брали из домов в городе. Благодаря этим инспекциям, Туварс нашёл довольно практичными эти прогулки. 

Изменено пользователем Туварс Супилли (смотреть историю редактирования)
Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

В этот день, после очередной прогулки с Кин-наи верхом, Туварс корпел над картами, и списками Южной армии. Хотя приятное ощущение после прогулки, всё ещё оставалось до поры. Ему нравилось ехать вплотную прижимаясь телом к красавице с далёкого востока, ощущать кожей шелковистость её волос, чувствовать её дыхание. Это в каком-то смысле вселяло в него вдохновение для работы, и уже это само по себе, аналитический ум Туварса нашёл весьма полезным для себя. Сейчас, он рисовал простые схемы, которые передаст орку Струппе, как тогда когда в Итилиене он послал Струппу устроить засаду на гондорцев. Теперь же, эти "комиксы" рисовал он на случай, если вдруг гондорцы придут когда сам Туварс Супилли будет отсутствовать в Барад Харне. Конечно, он понимал что орк Струппа очень хитрый и матёрый орк, но и ему морэдайн мог преподать небольшой урок по тактике, в виде не сложных схем. Вдруг, он ощутил какое-то неприятное, склизское чувство на уровне эфирного плана, отойдя от стола к окну он расрыл его и попытался вдохнуть полной грудью. 

 Лицо чародея исказилось злостью. Что-то гадкое случилось, — подумал он не зная, что он оказался волею судьбы в пределах обетованной земли, и как внутреннее создание тьмы, коим он стал приняв инициатические магические ритуалы чёрного мага в Минас Моргуле, он почувствовал это. Хотя орки, которые тоже могли ощутить нечто, с лёгкостью от этого чувства отмахнутся, имея эту невообразимо сильную способность, скомкать чувства и сунуть их под балрогов хвост. Выпрямившись, чародей понял что он может бесконечно теряться в догадках, но вскоре он полагал что всё узнает. А пока — пока надо было сосредоточиться на подготовке к операции, по низложению харадской династии Барад Харна, и последующих морских операциях. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

 Отчего-то находиться в городе, становилось всё неприятнее для Туварса Супилли, и даже нежные улыбки милых служанок и распрекрасной Кин-наи, не сильно скрашивали пребывание. В довесок к тому, что произошло что-то неприятное, со стороны пугающего запада, как ни крути нарастала тревожность предвкушения ответного удара Гондора. Часто к себе, сиридар вызывал Струппу и тысячников, для отчёта. Через параллельные отчёты, у него получалось вскрыть наиболее верное, реальное положение дел, по его приказам, и что на данный момент почин требушетов был завершён на 75%. Но тут все осложнялось тем, что орков надо было научить с ним работать, это и стало следующим поручением. Также, хоть Тар-Майарон и требовал отстаивать город до последнего, Туварс считал, что в текущих экономических условиях Мордора, не дурно было бы сохранить армию, если противник как-то сумеет их перехитрить. Он направил Доброгу на восточный берег срочный приказ, отправить одну сотню, для разведки пути пригодного для армии на юг, на восточном берегу, и какую-нибудь дополнительную переправу Пороса, в его нижнем течении, ближе к морю. И Доброг послал Здорга.

 

Отряд Здорга   ======> Южный Итилиен

 

Вторым приказом, Туварс приказал собрать утроенное количество лодок, плотов, всего что можно было для быстрой индивидуальной или коллективной (малыми группами) переправы, в случае необходимости. Тут чародей поймал себя на мысли, что раньше и не задумался бы о жизнях орков, но эти орки Южной армии, как-то стали ему ближе, он стал испытывать к этим отрядам некое сентиментальное чувство привязанности. И бросать их на гибель очень не хотелось, к тому же объективно, это ныне были, закалённые войной, опытные бойцы, не чита тем кочевым драчунам и беспредельщикам, каковыми были они кочуя племенами по Горгороту. Собирая армию, Туварс не трогал дисциплинированных орков Барад Дура, или Удуна, а набрал кочующее Горгоротское отребье, которое теперь едва ли уступало вышеупомянутым отрядам Ока. 

 В общем, приказы были разосланы, а после Туварс приказал разведчикам конникам, выкрасить белым пеплом камни, и небольшими столбиками по пять камней, поставить их на каждую сотню шагов от крепости. Оркам же, было приказано начать пристреливаться по этим ориентирам на дальность, дабы те орки которым поручено было стать башенными расчётами требушетов, знали как натягивать заряжание и бить более менее точно, используя преимущество высоты, которое у них будет перед врагом. В это время люди в районе цитадели пообжились, и этот район даже походил на живой, в сравнении с остальными пустынными улочками. В гавань зашло три первых торговых судна, то были харадские и умбарские торговцы, которые в Барад Харне встретили первые возвращающиеся отсюда корабли умбарских корсаров. Начался мен товарами. Пока правда не сильно крупный по объёмам, мягко говоря, можно сказать единичные незначительные эпизоды. 

Изменено пользователем Туварс Супилли
Переходы (смотреть историю редактирования)
Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Жизнь в городе Пеларгир, ставшем в большей степени большой крепостью Южной армии, нежели городом, продолжалась. Однако ощущение тревожности всё ещё серьёзно беспокоило Туварса Супилли, как человека чувствительного к иным планам реальности. Это его состояние, замечали и его девицы, и в какой-то момент, когда Туварс пришёл вечером спать, Кин-наи подошла к нему.

— В последнее время, ты стал более мрачен, чем обычно.

— А ты ничего не чувствуешь — догадываясь, что это так, Туварс решил всё ж таки уточнить, для себя.

Нет, все хорошо — не понимающе ответила Кин-наи, хлопая глазками.

Понятно, это место воздействует на тех, кто не чужд магии. И возможно чародействам Тьмы Изначальной. Это чувство сложно описать словами, Кин-наи. Как будто это место меня выталкивает. К счастью скоро это прекратиться. Скоро мы отправимся в путь, в город порт Барад Харн. Там будет по-теплее чем здесь, и думаю тебе понравится. Сам я бывал там в юности, когда ходил с караваном отца. 

Твой отец был торговцем? — Из любопытства поинтересовалась девушка.

Нет, — ухмыльнулся Туварс — он переправлял по поручению владык Минас Моргула, товары на мен, и собирал дань с подданных. Сам он никогда не утруждал себя тем, чтоб торговаться с купцами. Но купцы знали, что попытки обдурить моего отца, означали нажить себе врагов в Моргуле. А это значит смерть, это самое милосердное, что их настигнет. Ты ещё не видела Призрачной крепости, только насмотрелась Мордора.

Мне там не понравилась, — девица скорчила рожицу — пахнет серой, и вокруг эти орки. Мне не привычно было жить в паланкине, это было тяжело.

Кивнув с пониманием, Туварс заметил.

Наверное в такой обстановке надо вырасти, чтобы она воспринималась спокойно. Но не тревожься, пока я не планирую ничего такого, чтоб тебе пришлось снова жить в кибитке, ни тебе, ни кому из моих наложниц. Но вы покинете и эти холодные стены. В Харн мы отправимся на корабле, с моим братом.

    После этого короткого вечернего разговора, Туварс отправился спать, отказавшись от чае пития. С каждым днём, желание покинуть Пеларгир в нём возрастало. Здесь всё было совсем не так, как он мечтал. А в это время, начали происходить события пренеприятные. С западных равнин, налетели сильные ветры, на столько, что несколько орков тысячника Ублурга просто были сдуты со стены насмерть. Это спровоцировало Струппу отдать команду оркам, держаться в башнях, и патрулировать когда этого шквального ветра не было. Днями ещё ненавистный оркам дневной светильник бил почти постоянно, а желанные тучи волю над Пеларгиром получали лишь по ночам. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Южный Итилиен ====>

 

 Орки мчались во весь опор, чтобы скорее преодолеть большие расстояния равнин южного Итилиена, их рёв, топот лап и периодический вой, который варги издавали сразу группами, распугивали местных жителей, в их деревнях которые боялись жестоких набегов, и жили под пятой страха. Но Здоргу сейчас было не до развлечений, он выполнил приказ командующего, и теперь спешил вернуться с положительным результатом. Они очень скоро вышли с пересечённой местности, на тракт уходящий на север к Пеларгиру, и на юг в Харондор, и дальнейший свой путь, орки проделывали по этому тракту, двигаясь ночью. Именно в глубокой ночи, они и завершили своё путешествие, приблизившись к стене лагеря на восточном берегу, у башен Пеларгира. Ещё в отдалении Доброг услышал многочисленные звуки, которыми сопровождались эти бешеные скачки, и выйдя из своей юрты, он широкими шагами направился к площадке перед восточными воротами лагеря. Тут он и встретил запущенных внутрь орков наездников на варгах. 

Варгов к ямам, и корма им. Остальные по казарменным шатрам! — Рявкнул чёрный урук, после чего его взгляд пересёкся с взглядом Здорга.

Что скажешь варг-рейдер? — Спросил он.

Скажу есть, что доложить сиридару. Брод на юге есть, я пометил его на картах. Там может пройти армия. 

Сегодня двойную порцию, тебе и парням! — Расщедрился Доброг, и Здорг был удовлетворён наградой, а Доброг знал, что не дай он награды, были бы проблемы с этим предводителем удунских рейдеров. Получив от Здорга карту, Доброг понёс её лично. Он переправился на другой берег паромом, едва не опрокинувшись в воду. Уже ступив на пристань Пеларгира, Доброг чувствовал что-то не доброе. Но добравшись до цитадели сиридара, с ним ничего дурного так и не произошло. И хотя это чувство так и не отпускало чёрного урука, он не обращал на него внимания. Он просто дошёл до цитадели, и передал карту найденного брода через Порос сиридару Туварсу. 

 Тот же не спал, потому что во снах своих всё чаще видел он Телериона, который вопреки произошедшему, то перерезает чародею глотку, то отрубает ему голову. И другие сны, отчего-то перестали здесь сниться. Даром, что не его одного мучали кошмары о собственной смерти. Это казалось и всех воинов капитана Херумора. Из-за чего мораль в его отряде, была не на высоком уровне. Самое удивительное было для Туварса, что хорошо высыпались харадрим, нурнен-дюрские разведчики, и наложницы Туварса. Из чего морэдайн сделал вывод о честности служения Тёмному Лорду со стороны разных истерлингов, по сравнению с морэдайн. Также Туварс опробовал защитный круг, магический круг с пентаграммой, внутри которого у него даже хорошо получилось уснуть, но проснулся он вновь от кошмаров, а когда огляделся круг начерченный углём был стёрт ветром ворвавшимся в комнату. Приняв карту, он расписал Струппе инструкцию, по эвакуации Южной армии по необходимости. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

 Не имея возможности толком отоспаться, Туварс Супилли взялся проводить на себя обряды очищения от проклятья. Размышляя логически, он пришёл к выводу, что это вполне может быть что-то такое, быть может неупокоенные умертвии, и проклятия погибших воинов Гондора, во время штурма Пеларгира. Для своей практики, он избрал центральную башню, и там раскалённой до красна в камине кочергой, выжег нужные геометрические формы на деревянном полу. В дальнейшем, своим ритуальным ножом, он вырезал надписи на чёрном наречьи по кругу основного периметра, и сев посреди него взялся за практику. Погружаясь в изменённое состояние сознания, он чуть раскачивался вгоняя в особый ритм, собственное дыхание. Спустя некоторое время, на определённом уровне он начал шептать, внутрь себя но никаких следов чужеродных проклятий им не ощущались, по крайней мере на тонком плане. Разведя руки в стороны он совсем уже было отчаялся, и воззвал к Тьме Изначальной, но вместо обычных волн эманаций Тьмы, которые он ощущал в таких случаях как силу обволакивающую, морэдайн-чародей вдруг увидел, в своём видении взор ярки, светящихся глаз, которые словно кинжал были устремлены прямо в его душу, и страх неописуемый объял сиридара. Силы искажения Мелькора, которые использовал чародей школы Моргула, передали ему и древний страх, появившийся ещё до времени Арды, от пронзительного взора Элентари. 

 Разорвав связь открыв глаза, весь в холодном поту Туварс Супилли отполз из ритуального круга, на столько быстро, на сколько это вообще было возможно. Прижавшись к стене, чародей восстанавливал дыхание. Теперь нужно было осознать всё, что он видел, потому что пока разум смертного чародея не мог собрать мысли в кучку и освежить свои, чисто академические познания. Зато этот ритуал позволил ему урвать пару часов сна, от физического истощения. Проснувшись, он спустился с башни, и увидел Аршуна.

Господин, к вам посетители. Это морэдайн из солдат Херумора. 

И что им надо? — Нахмурившись спросил сиридар.

Они с дарами мой господин. — Расплылся в улыбке кхандец. И тут Туварсу стало любопытно, сделав жест рукой, он прошёл по своему залу, свернул карту и сел в деревянное кресло. Вскоре внутрь вошли Аршун, пара стражей кхандийцев и семь морэдайн. Поклонившись, один из них заговорил.

Владыка сиридар, мы желаем преподнести вам дар, плод наших трудов в местных кузницах. — Он указал жестом и подмастерья показали по отдельности разные элементы чёрного доспеха, один держал посох, а второй шлем. На доспехе сиридара Туварса , были символы где смешались элементы его личного штандарта с Оком владыки Тар-Майарона. 

Великолепная работа, — признал Туварс, встав и осмотрев толщину лат — вы что желаете? 

Он хитро покосился на говорящего.

Господин, мы просим взять нас на службу. Отправиться с вами в вашем походе на Барад Харн.

И тут Туварс рассмеялся, поняв для чего эти кузнецы морэдайн пытались задобрить сиридара дарами. 

Так и быть, Аршун их имена списком подай капитану Херумору, они переходят под твоё командование. Кузнецы мне будут вскоре очень полезны. 

 Покончив с этим делом, Туварс приказал брату готовить корабли к началу переброски в Харн. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

НПС: Феррас Три Шрама Папратар и Туварс Супилли Папратар

 

Весь день и ночь подготовки, Туварс Супилли провёл в делах, первое время практически не покидая пристани. Вместе с братом, он смотрел как грузится корабль «Песня Удачи». Феррас Три Шрама выделил немного места для вещей Туварса, и свою каюту для его гарема, но больше всего Туварс заботился о размещении кхандийцев своей гвардии, по сему, им были зафрахтованы три купеческих судна, из средств с награбленного, для перевозки умбарских пехотинцев, тогда как на флагманский борт Ферраса начали погрузку гвардейцы Туварса. По началу этот плане не сильно понравился корсару, однако спорить с сиридаром Мордора он не стал. Вообще Феррас за жизнь свою пиратскую научился чувствовать силу и жестокость в людях очень хорошо, и потому в присутствии среднего брата, не имел уверенности, что в случае поножовщины между ними рука брата остановится от братоубийства. Туварс совсем не был похож ни на отца, ни на мягкого Мурсили. Быть может — полагал он — что вот именно из таких жестоких людей, Тёмный Лорд и набирает себе командиров над орочьими войсками. Любой другой человек просто не справится с управлением отрядами Ночного Народа. Сам же Феррас имел кучу слабостей. Сама романтика морских путешествий привела его к корсарам, а ещё он был чрезвычайно падок на женщин, ещё и любил крутить романы с замужними в портах, благо флёр загадочности и приятная внешность, которую шрамы лишь украшали, такому его хобби всячески способствовали. 

  Корабли продолжали снаряжаться и к закату, когда Туварс наконец отбыл их порта. Он вернулся в цитадель и помогал собрать вещи, беря самое важное из своих записей и карт. Сюда же прибыл Струппа, как заместитель командующего здесь, на западном берегу Андуина и комендант укреплений Пеларгира. По приказу Туварса Струппа, после всех сборов сопровождал процессию сиридара, с его паланкином, кхандийской гвардией и личными сбережениями Туварса, к кораблям. Когда же они дошли и грузились, сиридар стоял рядом со Струппой и рассказывал ему, как действовать в той или иной ситуации. Но вот, занялась заря и настало время отчаливать, о чём не двусмысленно заявил Феррас брату, после чего пошёл к штурвалу, выставив впереди-смотрящего, обязательный пост в экипаже, при проходе по пресноводным водоёмам, и в частности рекам.

 Возложив длань свою на латный плечевой доспех Струппы, морэдайн чародей сказал ему.

Стойте здесь крепко, против гондорцев. Этот город отличная крепость, однако — он наклонился чуть ближе и проговорил тише — ты знаешь что делать, если обстановка слишком накалится. Значение Южной армии Мордора более велико, чем значение одной портовой крепости. В случае чего, прикрывайся отрядами Блордоха, этот тысячник первый кто метит на твоё место. Ему претит, что он взял приграничный Тир Этрейд, а ты лишь делал засаду на тракте, и теперь ты командуешь. Держи с ним ухо востро

Орк многозначительно кивнул о чуть оскалился, Туварс же узнал в этом жесте, редкую для орочьего народа благодарность, которую не знающий орков человек, счёл бы за обычный злобный оскал.

Из Барад Харна, я вскорости постараюсь прислать ещё корабли, важнее всего для нас контролировать устье Андуина. Поставлю там наблюдательный пост. Далее же будем действовать по ситуации. 

Прощался сиридар Мордора без лишних слов, он просто взошёл на борт корабля брата, и вот шесть кораблей, три корсарских из Ферраса и три купеческих, отчалили в путь. Туварс перешёл в каюту, к своим дамам, и когда корабли покинули западные берега Андуина, он смог наконец уснуть крепким и восстанавливающим силы сном.

 

 ======> Барад Харн

 

НПС: Доброг Чёрный Урук-хай Моргула. 

К восточному лагерю Южной армии Мордора, с этого дня, начали подходить телеги запряжённые бронтами, и нагруженные камнями. С ними шли рабы и орки, их подгоняющие. Их командующий отрядом восточного берега, размещал в лагере. 

Изменено пользователем Туварс Супилли (смотреть историю редактирования)
Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  • 2 недели спустя...

НПС: Южная армия Мордора

 После отбытия сиридара-командующего Южной армией, вместе с флотилией пиратского командующего из Умбара, в крепости Пеларгира изменения происходили не слишком уж сильные. Струппа по-прежнему занимался тем, чтобы улучшить обороноспособность города, по крайней мере в меру своих сил. Для этого, он лично регулярно наведывался на разные участки стены Пеларгира, к тысячникам. И вместе с этими тысячниками, командующий на западном берегу, Струппа просматривал как ютятся в башнях с требушетами орки-бойцы. Как и приказывал ранее сиридар, расчёты требушетов более-менее пристрелялись, по дистанциям и наполнили внутренние помещения башен двумя видами снарядов, огненными снарядами с паклей, чтобы выводить из строя вражеские осадные машины, а также рассеивающиеся снаряды из десятков камней против пехоты противника. Также, сотники-орки продолжали учить своих бойцов, по простым "комиксы", рисункам которые ранее рисовал для них Туварс Супилли, простых и понятных о том, как двигаться вместе, чтобы не попасть в засаду врага в условиях конкретно Пеларгира. Ничему общему обучать орочьих бойцов Туварс в своё время не стремился, они воевать умели итак, тут достаточно было лишь указать им как действовать в данной конкретной местности. 
  Запасались и стрелами, орочьи лучники, во всех четырёх секторах стены, а помимо стрел треножниками с углями, для стрел с той же паклей, для горящего эффекта. У трёх ворот, приготовили большие чаны, для создания кипятка, который будет завариваться во время штурма противником. Но вот патрулировать на стенах, до сих пор было сложновато, так как сильный порывистый ветер с западного направления по-прежнему не прекращался. Наблюдение со стен, в основном велось через башни, где можно было от ветра укрыться. Ну и конечно же, гарнизон не был слеп благодаря хитроумным нурне-дюрским конным разъездам разведчиков в окрестностях города. Эти лихие всадники не брезговали набрать еды, и устраивать пикники с костром, вглядываясь то и дело в направления откуда можно было ждать подхода разъездов  разведки противника, а то и сразу Гондорской армии. 
  Внутри города, к пристаням продолжали с юга подходить корабли вольных торговцев, которые вели дела в основном с людьми Херумора, командующего цитадели, разместившего своих людей в казармах на двух северных островах. Эта торговля, и соответствующая пошлина, которую силами тёмных людей, взымал командир гарнизона орк Струппа, позволяли держать баланс казны армии, и оплачивать работу разведчиков, харадрим, морэдайн и орков закупая провизию с восточного берега. На восточном берегу, командир лагеря Доброг, по прежнему занимался обустройством лагеря. Тут конечно ему было проще, и размер периметра лагеря соответствовал тому количеству войск, которое могло хорошо этот лагерь оборонять, не в пример западному берегу Андуина, где в большом городе Струппа вынужден был контролировать четырёх тысячников, в их секторах. Здесь же, на восточном берегу капитан Хандис со своими харадрим из Гизора, продолжал закупать провизию с теми из крестьян и рыбаков Южного Итилиена, с которыми он смог договориться, отчасти через силу, а отчасти посулив выгоды сугубо экономического плана. Само собой, таковых оказалось не много, но эти ушлые люди обогащались за счёт Южной армии, тогда как многие их соседи из-за этой оккупации мигрировали на запад и на север, в земли подконтрольные Гондору. Также Доброг завершил накопление присланных строительных материалов, которые он смог складировать отдельным обозом, в своём бревенчатом лагере.
    К Херумору, Струппе и Доброгу, пришли письма из Барад Харна, где сиридар, дополнил свои титулы - также титулом тирана этого портового города-государства Ближнего Харада. Новость была приятная, потому что все три командующих, ощущали некоторое напряжение между собой, и слова верховного командующего, сиридара Южной Армии, хоть немного поднимали боевой дух. Стоять армии, находящейся в ожидании удара противника - само по себе влияет на боевой дух не лучшим образом, а когда ещё и словно бы сама природа ополчается против тебя, это совсем дурно влияет на всё. Особенно не легко было Херумору и его морэдайн, которым пришлось купить лишь несколько, не самых приятных видом рабынь у морских торговцев из Харада, для подъёма боевого духа. Одно хорошо, запасы провизии и крепких напитков в городе были оставлены не маленькие, поэтому служба была в целом приятная. Природа же депрессии, была ими мало объяснима и тут кто на что сам мог жаловаться у себя в голове. Кому-то не нравилось ожидание, других особенно орков, банально злила погода и мерзкое чувство необъяснимого характера. Многих одолевали тревоги, плавно перерастающие в страх. Но всё же, это позволяло вырабатывать и людям и оркам Южной армии стойкость, перед таким психическим воздействием окружающей среды. 

Карта расположения войск Южной армии Мордора, на западном берегу реки Андуин, в г. Пеларгир. 

*круги бардового цвета, башни с требуше.

Спойлер

uj6rRAp.jpg

 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

   Пришпоренный заклинанием морэдайн-чародея, сиридара Мордора кребэйн довольно таки быстро долетел вдоль морского берега, а позже и вдоль берега реки Андуин вверх по течению, к лагерю Южной армии Мордора на восточном берегу реки, от Пеларгира. Здесь стояла кормушка, на одной из бревенчатых, дозорных башен куда слетались подобные ему создания. Прилетев и приземлившись, на уже изрезанное птичьими когтями бревно, он насал тут же клевать пищу, и опустил голову в рог с водой, привязанный тут же. При этом он совершенно игнорировал то что, стоящий на дозорной башне орк отвязал у него от лапы письмо, и спустился с ним пробежавшись до командного шатра. Доброг принял письмо, и вскрыв его начал читать, медленно но верно. Повелитель приказывал, перенаправить все строительные ресурсы, что встречал и размещал Доброг в лагере, на юг. 

   В городке Бар Морвегиль, строители из Мордора, архитекторы морэдайн и снаги — все должны были построить там, то что было должно построить. Однако, ни смотря на оккупацию Южного Итилиена, в нём всё ещё было не безопасно, и для Здорга вновь нашлась работёнка, сопровождать строителей. В загонах варгов началось оживление, орки-рейдеры приготовили своих ездовых тварей довольно быстро, а вот строители уже успевшие расположиться в лагере, вынуждены были наскоро подстёгивать своих бронтов, для перевозки крупных телег. Доброг подошёл Здоргу и сказал. 

Помни, сиридар сказал что это повеление самого Тёмного Повелителя. Внимательнее там. 

Рейдер осклабился.

Не переживай, здоровяк. Этих снаг и стреда не коснётся. — Он ухмыльнулся, но Доброг был невозмутим, ни смотря на явные ироничные нотки со стороны наездника. Оглядев выстраивающуюся колонну, огненным взором чёрный урук-хай махнул рукой сотнику, что был ответственен за врата лагеря. По готовности каравана, в голову колонны выехал Здорг и врата открылись. Караван выдвинулся в путь.

 

=====> Бар Морвегиль

 

[NICK]Доброг[/NICK] 

[AVA]https://i.imgur.com/WWC14lk.jpeg[/AVA]

[STA]Чёрный-урук Минас Моргула[/STA]

[SGN]Комендант Южной армии Мордора Восточного берега[/SGN]

Изменено пользователем Туварс Супилли
Переходы (смотреть историю редактирования)
Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  • 1 месяц спустя...

Морвегиль ========>

 

   Марш отряда людей, ещё на середине пути пересёкся с разъездом капитана Хандиса. Тот завидев знамя сиридара, а после и самого повелителя облачённого в чёрное, харадрим приказал всем своим солдатам спешится, и спешился сам, после чего все склонились в поясном поклоне.

Приветствую Хандис — сказал Туварс Супилли подъезжая к нему на своём скакуне — какие вести, что скажешь о сборах фуража?

Владыка, в этих землях становится всё меньше людей, те кто может уходят ночами из своих селений на север и на запад. Остаются в основном лишь никчёмные старики. 

Кивая с пониманием, Туварс ответил.

Это ничего, спустя зиму мы переселим сюда плантаторов Нурна, перегоним рабов, и заселим эти земли. Теперь есть новый брод, западнее Тир Этрейда и городка Морвегиль, используй его там за Поросом начинаются мои земли Эмин Аннуна где ты можешь встретить стражей на трактах, они помогут перевезти припасы. Это новая линия снабжения с юга. Ты понял?

Да господин, повинуюсь. — Ответил харадрим. После этой встречи отряды разошлись, и через два дня группировка во главе с Туварсом Супилли достигла наконец-то Восточного Лагеря Южной Армии Мордора. Безобразный рог огласил приветствие деревянной крепости, по отношению к прибывающему начальнику. Здесь уже стояли у пристаней те четыре корабля, которые высадили его воинство в устье Пороса. Повелителя встречал Доброг, а также Херумор сын Фуинура, выглядящий ужасно. Бледная кожа, впавшие глаза. И когда Туварс прибыл и отдал приказ на размещение его людей в лагере, ему расставили чёрную юрту куда и были командующие. Оказалось, дела шли не очень здорово. Люди из числа морэдайн и нурнедюрских разведчиков, вынуждены были два через два дня, перебираться на восточный берег паромом, чтобы отоспаться потому что на западном берегу, возможности выспаться у них попросту не имелось. 

   Всё дело в том, что на том берегу людей во снах терзали кошмары, требующие от них дезертирства. И Туварс Супилли отдал приказ, в день своего прибытия к армии: на отдалении в десять миль поставить небольшие башенки в полтора человеческого роста, с соломой и маслом. В ночь при них ставить в дозор орков, лучше видящих в это время суток, а днями переправлять и отправлять скаутов Нурна, объезжать земли вокруг Пеларгира. В случае обнаружения вражеской армии, поджигать башни и отступать в город. Также Туварс разрешил и морэдайнам перенести армейскую казну в Восточный лагерь. Благо он был не дурно укреплён Доброгом. Но каждый день, две третьих морэдайн обязаны переправляться в город, для патрулирования улиц. 

    К счастью Туварса, орки не демонстрировали подобной нетерпеливости, но тысячники стен, всё же доложили об общей тревожности, и хотя они претерпевали все тяготы службы, даже оркам было не легко на западном берегу реки Андуин. Но выделить скаутов для дежурства у сигнальных башенок, они смогли без особых трудностей. В чародее же проявился научный интерес к этому феномену, и он пока вспомогательное войско его с юга размещалось в лагере, отправился паромом в Пеларгир на несколько часов, объехать город, и понаблюдать за собственными ощущениями. Уже на реке он начал ощущать нарастающее чувство тревоги, что старательно фиксировал на бумаге, окружённый слугами из вариагов. Потом в городе, сиридар Мордора продолжал записывать свои ощущения. Впрочем сильно на долго, здесь он оставаться не собирался и когда солнце постепенно начало клониться к закату, он поспешил на паром, и в Восточный лагерь, отсыпаться в своей старой юрте. Но как только он вернулся на восточный берег, упадок сил прошёл, поэтому Туварс Супилли ещё и поужинал и даже потренировался с глефой. После тренировки, умывшись и помыв шею, ноги руки он отправился спать. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  Проводя эти дни на восточном берегу Андуина, Туварс Супилли выходил из своей юрты не часто, по причине "бумажной" занятости. Он пристально рассматривал карту Пеларгира, и его раздражало то, что Пеларгир столь огромен для его обороны, с той армией, которая была в наличии у сил Мордора здесь. Однако приказ Тар-Майрона был таков, что город надо держать, хотя бы попытаться. И Туварс понимал, для чего это было нужно стратегически. Пока орки Мордора сидят в стенах Пеларгира, Гондору покоя это давать не будет. А следовательно, Гондор не присоединиться к тем силам врагов Мордора, которые могут оказать сопротивление Тёмному Лорду там, на севере. Именно понимание того, что Южная армия в данной стратегеме лишь отвлекающий фактор, позволяло Туварсу Супилли заниматься подготовкой к возможному отступлению армии с западного берега, если противник окажется слишком силён и прорвёт оборону. 

   Составляя приказы, он отдал приказ Доброгу и его снагам подготовить ещё четыре парома, в добавление к уже работающему пятому. В частности подготовить крепкие пристани, с двух сторон; сами плоты, с перилами для переброски не менее пяти десятков воинов за раз, на каждом; двойные (второй для подстраховки) тросы, из местных морских канатов. Благо для всего этого материала для оснастки кораблей было в достатке. Часть своих работяг, Доброг должен был по приказу сиридара армии бросить на сборку новых телег, четырёхколёсных и с укреплёнными бортами. Для укрепления, он позволил использовать всё что осталось от вражеских доспехов, или же металлические пластины с домов, в общем всё что можно найти ещё в городе. Эту мысль Туварсу Супилли подсказала память о событиях, о которых он читал в хрониках войны с Гондором, в богатой библиотеке Минас Моргула. И что бы там в перспективе не осталось от Мордорской армии Юга, Туварс мысля на перспективу планировал сделать её мобильной, в довесок к тому, что благодаря его походам эта армия уже была опытной, сбитой и закалённой боями. Мобильность пригодится ему как здесь, в противоборстве за Южный Итилиэн, так и на юге, при покорении ещё не покорённых харадрим. И пока был доступ к местным плодородным землям и лесам, в особенности лесам, Туварс спешил сим пользоваться. 

   Также, тысячникам на стенах Пеларгира, он разработал маршруты маневрирования, разделив сам Пеларгир на три контура обороны, к которым будут отступать основные силы, ступенчато, в случае вражеского прорыва. Но думал и о возможных действиях противника на восточном берегу, благо тут у него в распоряжении был свободный кулак Доброга, который Туварс Супилли намеревался использовать в качестве мобильной силы, способной наносить удары как вдоль берега, так и в тылу. Для этого и Херумор по приказу сиридара знакомился с командирами-сотниками нардуазгаров.

    Это были дисциплинированные вояки, хорошо обученные и с разным опытом насилия. При них были высокие полукруглые и малые круглые щиты, с прорезями под копья, на харадский манер, чешуйчатые доспехи для торса, плеч, ног, рук, бронзовые и стальные шлемы, конической и "ракушечной" форм (последняя имела традиции от древних нуменорских моряков, чем-то может напомнить фригийские шапки). Из оружия, у них были копья, по три четыре метательных дрота, у некоторых кто владел были пращи, а также короткие мечи и одноручные восточные топоры (это у кого мечей не было) и конечно кинжалы. В общем добротная, восточная, тяжёлая пехота. Пехота, которую теперь ещё сиридар приказал сделать мобильной, вместе с лёгкими застрельщиками-харадрим и латными пехотинцами морэдайн Херумора из Минас Моргула. Таким образом, Туварс Супилли благодаря захвату Барад Харна, дополнил Южную Армию тысячей людей. (В его армии и до этого примерно тысяча людей имелась, но то в основном были умбарские наёмники, ныне же Южная армия Мордора имела постоянные части из людей Барад Харна, Гизара и Мордора).

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  Разрешив за последние несколько дней проблемы человеческой составляющей армии, проблемы связанные с феноменальным воздействием на сны воинов на западном берегу Андуина, их высыпаемость и соответственно бодрость и способность свежо мыслить, Туварс Супилли оставался здесь. Оставался он, в ожидании завершения работ рад расширением паромной флотилии, чтобы самому своими глазами убедиться в том, что паромная система из пяти крупных паромных плотов на канатной дороге, работает исправно. И вот этот день наконец настал, а чтобы испытать паромы, дождавшись полудня Туварс Супилли отдал приказ, в соответствии с которым группа из пятидесяти пехотинцев морэдайн, из отряда Херумора переплывали с одного берега, на другой туда-сюда используя все пять новеньких паромов, один за другим. Пару раз крутящий момент застревал, поэтому смотрителям паромов приходилось отладить этот момент, пока наконец вся паромная система не стала работать как часы. Потом, проверили возможность прохода кораблей, для чего паромы прибивались к берегу, а канаты опускались в воду, по той же схеме что и цепи с башен. И теперь, можно было констатировать, что дело сделано. 

   В тот день, сиридар Мордора начал сборы, повторив ещё раз все ценные указания командирам Херумору, Доброгу и тысячникам подразделений на стенах Пеларгира. А после, следил как моряки собрали его юрту и перенесли на корабли его вещи. Также на борт взошли гвардейцы вариаги, ввели коня чародей, и наконец взошёл он сам. Новые воины, которыми он подкрепил армию уже освоились за эти дни в лагере на восточном берегу, и Херумор задействовал их, в качестве разведывательно-патрульных отрядов, выпускаемых по оговорённым маршрутам в окрестностях лагеря. Работёнка не сложная, и группы по 50 человек из числа нардуазгаров с ней вполне справлялись. Оказавшись на борту судна, Туварс распрощался с провожавшими его командирами, когда лоцманы выводили четыре судна Барад Харна из города. Они весело пошли по течению, набрав хорошую скорость, обходя места мелководья, коих в нижнем Андуине совсем не много. 

 

=====> Барад Харн

Изменено пользователем Туварс Супилли
переходы (смотреть историю редактирования)
Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  • 2 месяца спустя...

Тол Арсиль =====>

 

   Переход целой армии, в не самый приятный, хотя и не столь суровый как на Севере, зимний период, делом являлся не шуточным и серьёзным. Благо в деле сейчас были заняты люди, умелые и готовые бросать вызов испытаниям. И по итогу, армия ополчения Лебеннина, во главе с лордом Гимрадилем, усиленная добровольцами пришедшими из разных земель Гондора, и даже загадочным Арнорским отрядом волонтёров, вышла в зону окрестностей Пеларгира. 

  Конные скауты дунэдайн капитана Торонгиля, вместе с ним во главе, первыми наткнулись на разъезд нурнедюрских разведчиков. Налёт рейнджеров застиг этих матёрых ловцов и следопытов, с лёгкостью возвращающих беглых рабов на плантации Нурна, врасплох. Больше половины их воинов, погибло под стрелами и клинками, и они не успели поджечь сигнальную башню, но несколько воинов успело сбежать на своих лихих скакунах, что давало ясно понять. Скоро противник будет в курсе прибытия воинства гондорцев. 

   Арагорн осмотрел подготовленную заранее сигнальную башенку, и понял что противник им попался отнюдь не глупый. Если бы на месте рейнджеров Арнора были бы простые воины ополчения, сейчас бы уже весь Пеларгир гудел по сигналу тревоги. Но пока, они выиграли немного времени для того чтобы подтянуть силы войска и встать в наиболее выгодной позиции, осадным лагерем. Собственно сим разведчики нашли подходящее место, сокрытое от стен Пеларгира цепью трёх холмов, где можно будет развернуть основную часть лагеря. Уже на рассвете, сюда прибывали повозки и люди. Помимо непосредственно простых солдат ополчения, и воинов рыцарей, здесь также были и крестьяне на которых были наложены обязательства в виде повинности сопровождать войско, рыть ров вокруг лагеря на случай вражеской вылазки, ставить шатры, покуда воины приготовлялись к боям. В общем масса работы в помощь тем, кто пойдёт сражаться с врагом лицом к лицу. Само собой разумеется, для самозащиты и при этих слугах имелись какие никакие топоры и вилы с ножами, которые являлись их своего рода оружием. 

  И хотя ни кто не ждал от них готовности к сражению, все эти сельские мужи с упорством взялись за работу, строгать, колоть дрова и собирать многочисленные древесные приспособления, обустраивая оборону военного лагеря. В это же время, Торонгиль провёл часть своих конных воинов манёвром на юг, а Хальбарад с сотней двинулся на восток. Пока армия продолжала подходить с северо-запада. Пройдясь по окружности Пеларгира здесь, на западном берегу Великой Реки, конники Арнора видели как спешно отступили к городу их противники, конные разведчики из Нурна. В тоже время, пара отрядов, среди которых был отряд лорда Беонвира, встали упреждающим отрядом на холмах, на время пока ополчение подтягивалось и собиралось в точке сбора, в строящемся осадном лагере. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  Приход вражеской армии и начало осады Пеларгира со стороны запада, само собой не осталось незамеченным, и вернувшиеся в город разведчики Нурна, теперь переправились на восточный берег Андуина, где они были полезнее, как дополнение к конному разъезду гизарских воинов капитана Хандиса. Здесь эти всадники отныне были бесполезны, однако тысячник Херумор, под руководством которого ныне были морэдайн Минас Моргула, челкарские сотни и нардуазгары Барад Харна, переправил людей на западный берег вместе с провизией и оружием. Лично он надеялся, что гондорцы не станут избыточно медлить ведь долгая осада, в данной ситуации не имела ни малейшего смысла, потому как ополчение Гондора, что собралось под Пеларгиром, полностью перекрывало подходы к городу лишь на западном берегу, а с оной стороны гарнизон мордорской армии и не снабжался. Таким образом истощить запасы гарнизона было просто невозможно, и единственное на что могли рассчитывать враги — это штурм, и тот загадочный магический фактор, который вот уже несколько месяцев воздействовал на мордорцев на западном берегу Андуина.

  Тысячники орков, во всех четырёх сегментах стены подбадривали своих воинов, и надо отметить орки и впрямь несколько приободрились, при виде отрядов вражеской армии, следуя своей тёмной природе, предчувствуя кровь и сражение. В обязательном порядке, как было обусловлено ранее командующим сиридаром, чёрный урук Доброг, послал чёрную же птицу командующему в Харн с известием, враг у ворот, готовится сражение. Сам Доброг у себя, на восточном берегу перепроверил свои силы, а также технические средства своих войск, и катапульты он вывел на южную оконечность лагеря, ожидая что враг может привести свой флот, чтобы способствовать штурму стен. Тут Доброг готовился обстреливать корабли, буде таковые появятся. Ещё одного направления опасался чёрный урук, это проявления гондорских сил с севера, со стороны Северного Итилиена, контролируемого противником. 

[NICK]Доброг[/NICK] 

[AVA]https://i.imgur.com/WWC14lk.jpeg[/AVA]

[STA]Чёрный-урук Минас Моргула[/STA]

[SGN]Комендант Южной армии Мордора Восточного берега[/SGN]

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  • 2 недели спустя...

  Множественные приготовления врагов, отражать наступления с разных направлений были тщетны, по причине того что армия ополчения Гондора, не была столь многочисленна, чтобы позволить себе одновременно провести ряд манёвров, и форсируя реку Андуин в других местах, устраивать фланговые охваты противника, ударяя по его восточно-бережным позициям. Вообще-то говоря, во многом воины шли на энтузиазме, ощущая необычное (а для большинства впервые в жизни испытываемое) чувство вдохновения, на грани с одержимостью. Воины западных провинций, Арнорские воители Лебеннина, все чувствовали как их будто бы "ведёт" непререкаемая воля к победе. Вместе с тем, боевой дух поддерживали песни которыми, словно снегопадом в жару, окатили всю армию воины Севера, всадники прибывшие из королевства Арнор. Хоровое пение этих мужчин было наполнено силой,  твёрдостью духа, уверенностью, а когда умолкало оно голос владычицы Ильмарэ сотрясал дух в её пении и возвышал его к самим небесам. Поэтому можно себе представить, в какие выси поднялся боевой дух у каждого, к моменту когда люди узрели стены Пеларгира. 
  Ветер поднимался, дул с запада становясь всё сильнее и сильнее с каждой минутой. Отряды пехотинцев ополчения, строились на холмах с западной и северо-западной стороны от города. Со своим отрядом Торонгиль, занял расположение на правом фланге. Он сам по обычаю натянул тетиву своего лука, проверив несколько раз его. Рядом с ним, на коне сидел Хальбарад, доспехи коего были укрыты поверх белым плащом. Сурово взирал мощный Хальбарад на Пеларгир, и силу источал его профиль. Молодой же государь вселял в своих людей веру, веру такой силы, что могла сломить она самые неприступные твердыни. 
 Впрочем, было тут множество других воителей и к ним решил обратить своё слово Торонгиль. Подняв руку в которой сжимал он свой лук, предводитель воинов Арнора на своём коне проскакал перед воинами Гондора, и замерев на месте заговорил. 
Славные деяниями предков, и собственными подвигами на ратном пути, люди Гондора! Взгляните пред собой, мы уже у порога нашего города, города людей, порта ведущего воды рек к великому морю. Сейчас, там на стенах толпятся ничтожные орки, слабые наши враги. Пусть руки сильны их, пусть сталь их испытана, но слабы они всё же, ибо не ведома им сила духа! Ни когда не испытать им того чувства, что ведёт нас, позволяет нам не чувствовать ран и боли, в пучине сражения. И даже люди, кои пресмыкаются с ними вместе, перёд чёрным их лордом, страшащиеся магии зла и отчаяния. Всё это вместе, делает их слабее, а нас сильнее! Идите же к сражению мудро, помните  братья и досточтимые лорды, что наша победа — изгнание врага, очищение города от его тьмы и мерзости. Герои Пеларгира спасли душу Пеларгира, когда спасли его жителей, теперь настало время вернуть горожанам и их дома!
  В коротких паузах слышал муж сталебронный торжествующие и одобряющие слова его, крики ратников. 
Начнём же сражение, изгоним врага! — С этими словами под крики воинов, помчал своего коня Торонгиль под взорами воинов. Простые пехотинцы преисполнились духом войны, а лорды смотрели на командира отряда северян, с благими подозрениями. Сам лорд Гимрадиль, решил для себя после боя, спросить Торонгиля напрямую и развеять свои подозрения о природе личности северянина. Пока же, пустились всадники Арнора по дуговой линии, дабы на скаку и бесстрашно, латами брони своей, да конской встречая чёрные стрелы врага, осыпать стрелами своими точными стены врага, подавляя их лучников и позволяя своей пехоте выдвинуться к стенам с мантелетами и галереей, под укрытием которой несли укреплённый металлическим навершием таран. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  • 2 недели спустя...

  Основной удар пришедших и приступивших у штурму сил Гондора, пришёлся на стены где стояли воины тысячника Ублурга. Здесь, в линии у него имелось две с небольшим сотни лучников, и потому противник численно в залпах сильно превосходил орков. Укрываясь за зубцами стены, лучники посылали стрелу за стрелой, но и противник где укрывался за мантелетами, а где как конные лучники устраивали рассредоточенные "карусели", чем осложняли эффективное поражение противника стрелами. К тому же здесь, конники были ещё и здорово бронированы, являясь по сути тяжёлыми конными лучниками, что практически полностью нивелировало попытки нанести противнику поражение. Орки разожгли жаровни, однако небо огласилось трубным звуком, по всему горизонту с запада, и пока на внешний периметр всё ещё падал солнечный свет, над стенами и самим городом, понаехали сильным западным ветром тучи, которые вскорости разразились градом и ливнем, затапливая жаровни, и порывами ветра скидывая орков со стен. Но боевой дух тёмного воинства был силён, ведь это были орки Мордора, а не какая-нибудь банда дикарей. 

  В это время, видя что противник сосредоточил все свои силы, на одном лишь направлении, Доброг направил приказ тысячнику Зурдакху перевести свои подразделения орков, с южных врат города, к зоне Ублурга, а тысячнику Блордоху растянуть свои позиции по стене. Всё ещё оставались подозрения о том, что это всё была какая-то уловка, и противник готовил удар с юго-запада. Тем временем на северо-западном сегменте стены Пеларгира, преодолевая все трудности орки Ублурга бегом навалились на требушеты, становясь в расчёты этих боевых механизмов. Пошли первые выстрелы и снаряды с камнями, полетели в противника срываясь с метательных чашечек. С улиц слышались рыкающие команды орочьих командиров гонящих топающие отряды к стенам. К северным же вратам города, продвигался отряд Херумора, с намерением не отдать противнику этот стратегический пункт, дабы недопустить заход в город тяжелой кавалерии противника, которая могла стать проблемой на широких улицах Пеларгира. 

[NICK]Доброг[/NICK] 

[AVA]https://i.imgur.com/WWC14lk.jpeg[/AVA]

[STA]Чёрный-урук Минас Моргула[/STA]

[SGN]Комендант Южной армии Мордора Восточного берега[/SGN]

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  • 2 недели спустя...

  Противник начал огрызаться посылая стрелы и даже камни, метая последние со стен, при помощи восстановленных машин войны, которые здесь были. Правда как-то вяло, и мало того ветер сбивал залпы стрел противника, а град с дождём, по проведению осыпавшийся на стены и город, но не проходивший по полю откуда наступали люди Гондора, засыпал жаровни не позволяя врагам возжечь свои стрелы. После пары проходов, Арагорн вывел свою конницу бронированных лучников обратно к лагерю, видя что пехота уже хорошо продвинулась под стены, после чего отдал приказ.

Хальбарад, выведи гвардию в конной готовности перед вратами севернее, и ждите сигнала. Арафор, и пятьдесят воинов, пойдёте со мной на штурм. — С этими словами, вместе с пятью десятками воинов своих, Торонгиль разделил отряд на латных, конных лучников и группу тяжёлой пехоты, коих сам лично и повёл под стены, дабы присоединиться к основным штурмующим силам. Арафор был знаменосцем короля, и следовал за государем не отрываясь от него, с готовностью отдать жизнь за короля. 

  Тем временем в небе разворачивалось нечто невообразимое. Облака над Пеларгиром сгустились, сообразуясь с велением небесного их пастуха, велящего ветрам. А с запада, облака сошлись в форме огромного орла. В миг сей, ветры уже не только всяких снаг сносить начали со стен, но и сами боевые машины начали валиться на бок, в другие же ударили молнии. Множество орков начало разбегаться на безопасное от стен расстояние, в шуме погоды слышались едва хлысты десятников, требующих от своих бойцов возвращаться на стены. Их ворчание и разрывные крики слышал Арагорн поднимавшийся по лестнице на стены, в числе первых. Позади оставлены были мантелеты, с укрытыми за ними лучниками, да ранеными которых перевязывали боевые товарищи, кого ранила стрела, кому осколок камней метавшихся ранее "шрапнелью", перебило кость, кого-то убило насмерть, но воины Гондора и их Арнорские союзники отделались малой кровью подступив к стенам, чем это бывает обычно в таких ситуациях, а всё из-за странного поведения погоды, стихийных сил, которые демонстрировали нечто мифологическое, эпическое, что пугало и вдохновляло одновременно. 

  Где-то на подсознании, слышали воины королевств Запада тихую песнь, женским голосом доносившуюся из их осадного лагеря, она внушала отвагу в сердца, которая в купе с лидерством Торонгиля на острие атаки, и помощью стихии настраивала воинов на верный духовный лад, сделав из вчерашних охотников, дровосеков, кузнецов — яростных и беспощадных солдат, пробуждая в них память предков текущую в их жилах, что отражалось в особом сиянии глаз. Не хватало лишь одного элемента. На верхних ступенях лестницы, Арагорн вдруг увидел как из за стены появилась тёмная фигура орка и направила копейный удар ему навстречу. Молодое тело отреагировало молниеносно, уклоняясь от удара. После чего, схватив копьё врага Эстель дёрнул что есть сил, и вывалил орка полетевшего со стены. Завершив своё восхождение, он выхватил меч из ножен. Засиял пресветлый Нарсиль, и лучи солнца прорезав облака упали на него и рассеялись словно от кристалла. Громогласно прокричал Торонгиль. 

Убивайте врага, воины Гондора! — Ветер потоком разнёс слова сии по рядам карабкающихся на стены витязей и откликом стал жестокий вопль ярости, и жажды битвы людей, в бешенстве обрушившихся на тех врагов, что попадались им на пути. 

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  • 2 недели спустя...

    Такого натиска со стороны погоды, воинство орочье не ждало. Тёмные создания остро начали ощущать светлый дух, мощного светлого майа, где-то неподалёку, и лютые природные катаклизмы, что на них обрушивались, но гондорских "псов" не трогали — те что по умнее, сотники да тысячники, скидывали на воздействие сего существа. У тысячника Ублурга в этой зоне был хороший резерв, почти из четырёх сотен чёрных уроков Мордора, которых он незамедлительно бросил в бой на стены, и сам вместе с лучниками, отступавшими со стен сдерживал бегство сотен обычных орков с Горгоротского плато. Те болтали что-то бессвязное про горящие глаза врагов, они были здорово напуганы, видя как гибнут их соратники, в больших количествах. Но полторы сотни лучников, рык тысячника, и по нескольку убитых беглецов, переубеждали орков, заставляя их с яростью бросаться обратно, в гневе топя свои страхи и отчаяние. Тем временем воины лорда Херумора, занимали второй эшелон обороны, перекрывая улицы северо-западного сектора стены, который брали сейчас приступом гондорцы. 

  Доброг приказал тысячнику Дёртоку, видя что враг не бьёт на севере, переместиться на северо-западный сектор и поддержать обескровленное войско Ублурга. Самое сложное для Доброга было собрать точные вести от весовых с Нурна, о том что происходит на северо-западе города Пеларгир. Ему не очень был понятен военный замысел врага. Потому как по мышлению войны, это больше походило на какую-то суицидальную атаку, если бы не одно но — силы природы, что буквально восстали против воинства Мордора в Пеларгире. Осклабившись, из высокой башни на берегу великого Андуина, Доброг со злобой взглянул на облака, сформировавшие гигантского орла на западе. Погода над городом всё ухудшалась, и при этом по ярким лучам просветов между облаками, даже с этой позиции Доброг мог точно сказать, где расположены силы светлых. Отчего то ни на юге, ни со стороны Итилиенского берега, он не видел того чего ожидал, основных сил врага, полагая атаковавших северо-запад лишь отвлекающим отрядом.

 

[NICK]Доброг[/NICK] 

[AVA]https://i.imgur.com/WWC14lk.jpeg[/AVA]

[STA]Чёрный-урук Минас Моргула[/STA]

[SGN]Комендант Южной армии Мордора Восточного берега[/SGN]

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×
×
  • Создать...