Перейти к содержанию
  • Кто в онлайне   0 пользователей, 0 анонимных, 24 гостей (Посмотреть всех)

    Зарегистрированных пользователей в онлайне нет

Рекомендуемые сообщения

Эсгарот ======> 

Дейл =====>

Эребор ======>

Руменост ======>

 

  Разношёрстная колонна из людей и гномов, постепенно по мере своего продвижения, слилась в единую колонну. Армия двигалась к месту, которое было в достаточной мере просторным, для того чтобы встать там лагерем перед тем, как выдвинуться дальше, уже непосредственно к Дол Гулдуру. Идти туда нужно было осторожно, отыскивая пути между болотами. И вопрос об этом дальнейшем походе, встал центральным вопросом на общем, объединённом военном совете. Также на совете подняли вопрос о небольших конных отрядах истерлингов, которых видели разведчики северян в степях на востоке. Тут же, когда военный совет почти завершился, прибыли разведчики объединённой армии, сообщившие тревожную весть. С востока на них шла армия, под знамёнами с Багровым Оком. Не было сомнений, то была армия врага и направлялась она целенаправленно к этому месту, вопрос что то были за истерлинги отпал сам собой. Стало ясно, что то были разведчики вот этой мордорской армии.

   Для ведущего своё воинство, днём и ночью Короля-Чародея, стала очевидной необходимость дать войску передохнуть перед битвой. И вот, на дистанции в пол дня пути, обе армии встали в молчаливом противостоянии, лишь местами между ними, небольшие отряды лазутчиков, сталкивались между собой, рассматривая передвижения врагов. Перед зарёй, когда обе армии отдохнули и приготовились, Хэллкар провёл колдовской обряд, вроде того который в битве у Гизара делал один из его учеников. Естественно у него набежавшие тучи, вставали в небе на более долгий срок, но случались и просветы солнца. Так что погода не давала преимущества никому. Воинство Мордора выступило, и через несколько часов оказалось пред лицом воинства северян. Хэллкар строил тысячи воинов своих длинной фалангой, в шесть тысяч, ещё по три тысячи орков, выставил второй линией справа и слева. Правый фланг он укрепил дикарями из тех, которых Фимболг собрал при Руменосте с гор, а на левом фланге встало конное воинство Тангрыбая. Напротив него прижавшись тылом у лесу, построились силы севера. По центру выстроился хирд Эребора, на правом фланге построились дружины танов Севера и купеческое ополчение Эсгарота, а на левом фланге построилось королевское воинство суверена Барда и его наследника принца Бейна.

 Трубы указывали разворачивать строй, барабаны били со стороны орков. И вот, два воинства после не слишком длительно прелюдии, в виде бранных криков и боевых кличей, начали сходиться. На фланге рванули с места кочевники степи Тангрыбая, и наткнулись на стройные залпы полков лучников Дейла, во главе с их королём Бардом Лучником. Дейловцы били с дальней дистанции, и степнякам пришлось подойти ближе начав свои карусели стреляя луками, но тут в дело вступил второй полк, принца Бейна и плотность обстрела вынудила кахана отдать приказ атаковать врага. Тут дейловцы изготовили пики, и в сшибке встречали врага не прекращая обстрелы из луков, по всему флангу, у том числе прикрывая и хирд Короля Под Горой. 

 А в это же время, на другом фланге, с взаимного разбега друг в друга ворвались горцы-истерлинги в танских ушкуйников-северян, кричащих что-то о славности сей битвы. Тут "драчунам" пришлось столкнуться с воинами, который довольно скоро им и отступить не дали, перебив всю эту "смазку для мечей", и столкнувшись уже с настоящими воинами Удуна, чёрными уруками Мордора. Тем временем между ними и центром, эсгаротская купеческая дружина, рубилась строем с простыми орками налётчиками, сдерживая едва общий натиск. А в это время гномий хирд, вытворял чудеса, прорвав разом несколько строёв и первую линию противника, однако слабость эсгаротских позиций, позволила оркам ударить хирду в их левый фланг, что вынудило гномов остановиться, и уже сдерживать контрнаступление врага. Тем временем, на фланге Дейла, оставшиеся в живых вастаки несколько десятков рванули прочь, убегая подальше. Прогнавшая их фаланга тяжёлой пехоты Дейла, сошлась уже в тяжёлом бою, с огромными силами орков. На этом участке действовали и имеющиеся у Хэллкара тролли, которые начали проминать ополчение Дейла, прежде чем великолепные лучники сего вольного города-королевства не перебили их до одного. 

   Постепенно, воинство Короля-Чародея окружало сборное войско Северян, а сам он ворвался на коне в ряды пехотинцев короля Барда там, где был и сам государь Дейла. Отбив несколько раз, удар меча назгула, Бард получил удар шестопёра в голову своего скакуна, и повалившись получил крепкий удар головой о землю. Тут его сын, со своим полком лучников истыкали противника их короля стрелами, впрочем Хэллкар надёжно укрылся от этого закрыв лицо, а его доспех отбивал большую часть стрел. Но вот его конь, такого не выдержал и тоже рухнул. Впрочем в отличии от короля Барда Лучника, Король-Чародей как наездник более опытный ловко спрыгнул со скакуна в этот самый момент. Барда унесли с боля боя в тыл, и его сын принял командование. Битва продолжалась, эсгаротская шелупонь, где-то среди которых были Ворон, Рунвар и Нож, смогли прорвать строй врагов и позволить гномам выровнять строй хирда, а вот купеческое ополчение, начало постепенное отступление, которое вскоре кончилось обыкновенным бегством. 

   Но позиции северных танов, продвинулись вновь смыкая общий строй, и невольно позволив тем эсгаротцам, что бежали бежать без опасности погони. Окружать врагов не выходило, лучники орков с одной стороны и северян с другой, постепенно оставались без стрел, и вклинивались в общую бойню. Местами соперники вынуждены были расходиться, уступая место более свежим воинам, для передышки. Кровь окрасила уже всё вокруг, потому что бойня выходила поистине не шуточная, хотя её пыл постепенно сходил на нет из-за усталости с обеих сторон. Слабые и трусливые в основном погибали, с обеих сторон, измотанные но ещё живые воины отходили на отдых, из-за чего линия боя стала уже совсем не ровная. Повсюду валялись тела, честь из которых ещё двигалась и стонала. Тут и там, по полю появлялся неутомимый Хэллкар, старавшийся поддержать своих орков всюду, но он видел что побеждать ни как не получалось, равно как и о проигрыше говорить было рано. Обе стороны сражались с завидным остервенением. Придя в себя, в бой вошёл и Бард Лучник снова, но напрасно он сделал это будучи ослабевшим, за что и получил наказание в виде копья, что вонзилось ему во внешнюю сторону бедра. И раненого короля снова увели назад в тыл. 

   Один за другим погибали тысячники орков, что было плохим сигналом для Короля-Чародея, однако в тоже время он видел, как наконец-то получилось пробить фланг ополчения Дейла, и обратить в бегство членов королевского совета, убив большинство их вельмож, почти весь совет. И снова дерзкий принц, со своим отрядом, выправлял положение, перерубая орков и получив уже пять лёгких ранений, одно из которых шрамом "сияло" у него на щеке. А Хэллкар, собственным ударом, направил весь свой гнев на северных ушкуйников, убив как они любят "со славой" сразу нескольких танов, одного за другим. Это была масштабная атака, в которой таны со своими дружинами, стали будто утёсы пред волнами орков, потому что в атаке сей Хэллкар повел оставшийся резерв. Ни смотря на то, что гномий хирд, уменьшившийся на половину, и несущий потери пробил центр вражеского войска, и ударил в тыл, этому резерву. Таны уже не могли сдерживать натиск, и те кто мог из ушкуйников бежали, держа в памяти важное, кто из танов как славно погиб. 

 Но видя, что тылы обрезаны и почти уничтожены, Хэллкар в надежде сохранить хотя бы часть отряда отдал приказ отступать в Руменост, сочтя приказ повелителя исполненным ибо здесь он перебил такое количество людей-северян и гномов, что угрожать Дол Гулдуру они уже точно не смогут. Со своей стороны, северяне подтвердили славу Северного Мужества, однако сполна выплатили свой долг перед союзом с Трандуилом своей кровью. Когда оставшиеся остатки орочьих отрядов отступили, они уныло осматривая поле битвы осознали, что большая часть войска, погибла здесь, а ещё было огромное множество раненых. Мрачное настроение легло на лагерь. Отловив дезертиров, воины короля Дейла, гномы и небольшой отряд Эсгарота, заставили их помогать с массовыми захоронениями павших, пока сами они собрали раненых, включая Барда Лучника. С этой грустной поклажей, армия выдвинулась в обратный путь, послав ворона Эребора к Трандуилу с повествованием о страшной армии, шедшей с востока и о том как северяне дорогой ценой не впустили сию армию в Лес, также сообщили о ранении короля Барда, гибели вельмож совета. 

 Несколько иное настроение царило в душе Хэллкара, который словно бы взбодрился и ощутил вновь давно минувшие деньки. Покрытый кровью с головы до пят, он с ветеранами орками, отправил крэбэйна Саурону, и отправился в Мордор, довольный прошедшей бойней. 

 

=====> Мордор

=====> Эсгарот

=====> Дейл

=====> Эребор

Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

Сложный был поход славной армии Северных Королевств в разгар зимы. Снег хрустел под ногами воинов, и казалось, что только гномы, словно сделанные из железа, легко переносят тяготы пути. Подгорный народ бодро маршировал в ногу и распевал песни про славные и никому кроме них неизвестные битвы прошлого. Войско Дейла пело песнь о подвигах славных времен Битвы за Гору, ушкуйники ревели свои разухабистые частушки, а прочие из эсгаротского ополчения плелись в конце, пытаясь из-за всех сил протрезветь. Рунвар конечно же продекламировал свое знаменитое:

Вспомним братцы, как стояли
Мы под Эрэбором, в облаках.
Орки нас атаковали,
И остались в дураках! 

Больговы гвардейцы
Крепко в Гору били лбом.
А мы били их без меры,
И мечом и топором!

Сорок таборов свалили
Навалили груду тел
Поздно орки отступили
Больг их всех поддел!

Плохо было в одну пору
Дрались орки жестОко
И как черти лезли в Гору
Да взошли невысоко!

Вот была тогда потеха
Наши грянули УРА!
Мигом орки побежали
И досталась нам Гора!*

Встали лагерем, и Нож заставил Рунвара упражнятся с луком, так со слов степного налетчика, скальд может и имел дело с разбойниками или молодыми орками, но здесь им лучше предоставить дело опытным воякам. Нож сам о себе был невысокого мнения, разбойничать на степных перекатах не тоже самое, что из года в год нести тяготы воинской стези и сражаться в бесконечных битвах. А купцы сражению предпочитали откуп, чем банда Ножа и пользовалась. В свалке битвы им бы лучше не оказаться, а издалека будет сподручнее врагов поражать. Рунвар имевший кое-какие навыки обращения с охотничьим луком нехотя согласился. Вдвоем, они под руководством Ворона стали стрелять по мишеням. Предварительно эльф успел удивить Ножа продемонстрировав поразительные навыки в степной борьбе, победив человека во всех схватках. Скальд мог разве что похвастаться не самыми честными приемами фехтования на мече-бастарде, да и то это была странная смесь солдатского фехтования с трактирной дракой и пьяного стиля старожилов эсгаротских питейных заведений. 

Сеча началась поутру, когда и без того хмурое небо стало как будто еще темнее. Вскоре и показались темные шеренги воинств врага. Тан Медведь взревел, как стая голодных моржей:

- Держиииииись ребята! А ну! 

Орки и какие-то неведомые на севере племена дикарей с визгом и ором бросились в атаку, видимо в надежде сломить фланг эсгаротских полков. Хотя Нож попросту называл их строй толпой. Ушкуйники, подержанные ополченцами яростно встретили атаку, устроив оркам и вастакам кровавую баню. Рунвар, Нож и Ворон вместе с лучниками били по врагам, а слишком старые или молодые ополченцы подносили новые колчаны. Ворон раздавал цели, хотя врагов было столько, что промахнуться не мог даже Рунвар. А доспехи врагов были не особо хорошего качества, либо их не было вовсе. Но тяжелее всего пришлось, когда строй Эсгарота ужался до крепко сбитых, но окровавленных дружин речных танов. И тут ударили тяжелые мордорские орки, ревущие словно демоны преисподней. Сражался, как безумный тан Медведь со своей секирой, но израненный копьями был вытащен из боя, и нельзя было сказать жив он или мертв. Его дружина чуть ли не всем составом устремилась в жестокую рубку, желая отомстить за вождя. И много соратников погибло, уходя в чертоги павших. 

Против черноуруков стрелы слабо помогали, да и мальчишка разносчик принеся последний колчан пожал плечами, достал небольшой топор и побежал в самую гущу схватки. Рунвар и  Нож орали, как безумные, но парнишка не слушал. Ворон еще сыпал стрелами, и от каждой враги падали на стылую землю, где снег превратился в кровавую жижу. Рунвар был в простой кольчуге, а Нож в легком пластинчатом доспехе, оба носили простые северные шлемы (норманки), а Ворон был в своем великолепном осеннем  легком доспехе. И вот эльф тоже опустил лук. Посмотрел на новую волну врагов, приближающихся к сражавшимся ушкуйникам. Ополченцы или погибли или уже разбежались. Ворон взял в руки копье:

- Здесь мы ничего кроме вечного позора не дождемся.

И бросился вперед. Нож выругался, достал свой кривой скимитар и заорал:

За мной, ублюдки! Если кто-то побежит я убью его и изнасилую труп! Порвем этих черных шлюхиных детей! 

Рунвар достал свой меч и всей толпой лучники побежали в атаку. Они ненадолго задержали противника, который уже прорвал их строй и бился с отрядами гномов Даина, чей крик нависал над полем схватки. Рунвар рубил, как остервенелый, пытаясь пробить вражескую броню. Бой превратился в свалку. Рядом что-то кричал на каком-то из восточных диалектов Нож, перемножая это с матюгами на Всеобщем. Орки перли, как безумные. Рунвар успел подхватить чей-то щит и теперь больше защищался, удары сыпались со всех сторон, щит быстро превращался в труху. Один звонкий удар в шлем чуть было не оглушил скальда, но тот устоял и даже ткнул куда-то наугад, попав в сочленение доспеха между панцирем и наплечником урука. Стоящий рядом ушкуйник вспорол пах еще одному врагу, но сам тут же пал с разбитой палицей головой. Рядом свалился Нож, лицо было в крови, а одной рукой он зажимал еще одну рану на боку. Рунвар прыгнул вперед и зарубил ближайшего врага, потеряв шлем. Он кое-как оттащил Ножа из свалки за спины, дерущихся ушкуйников и приподняв, стал помогать подельнику ковылять в сторону лагеря. Скальд честно говоря был уже готов дать деру, только пятки бы засверкали. Еще немного и он рехнется от рек крови и убийств. Сам Рунвар пока отделался легкими царапинами. И тут за спиной раздался окрик долговязого тана Осрика:

- Речная Дружина! Отступаем! Назад! Всем назад, братцы! 

Немногочисленные метатели сулиц пытались прикрыть отступление, а точнее говоря просто повальное бегство оставшихся в живых полубезумных и хохочущих ушкуйников. Они были готовы расстаться с жизнью и последний бой собирались дать вместе со всеми. Рунвар и стонущий Нож, как могли ковыляли, пытаясь не отстать вместе с другими ранеными, и не всем из них везло. Кто-то упал, сраженный дротиком, а кто-то просто лишился последних сил. Но и враги внезапно кончились. Потеряв огромное число своих, орочьи отряды отхлынули, оставив большую часть на земле. Не битва, а мясорубка. Вороны уже собирались на деревьях, чуя поживу. 

Рунвар оставил Ножа на попечение лагерных лекарей, небольшое количество которых пришло вместе с королем Бардом. Жив ли он? Впрочем скальд еле стоял на ногах, чтобы думать о чем-то еще кроме того, что он выжил. Потом его вырвало. Он был готов уже упасть на соломенную подстилку, чувствуя, как все мышцы ноют во всем теле, а живот громко урчит. Ватная голова не могла воспроизводить ничего кроме алых всполохов и постоянных криков, роем ос, засевших в голове. Лишь одна мысль не дала скальду отрубиться здесь и сейчас, даже не стерев с себя застывшую корку грязи, крови и снега. Ворон! 

Скальд искал Ворона, пока остатки армии людей и гномов возвращались назад. Больше всего полегло людей. Гномов, благодаря хорошей подземной броне, выучке и опыту полегло много меньше. И все же достаточно. Ворона нигде не было. Скальд долго бродил по полю боя, с факелом среди тех, кто искал раненых и вытаскивал тела своих, чтобы вернуть их домой и предать погребению по собственному обряду. Среди груды тел мертвых уруков нашел Рунвар эльфа. Единственного эльфа, бившегося за людей и гномов в этой битве. Рядом валялось сломанное копье, в руке Ворона был зажат меч эльфийской работы. Шлем был расколот и бледное лицо залито кровью, а доспех был пробит в дюжине мест. И все же эльф дорого продал свою бессмертную жизнь, явно уйдя не смиренным, но яростным и не сломленным духом. 
Постояв в замешательстве, Рунвар подозвал других. Вместе они уложили тело эльфа на телегу, а скальд собрал разбитые орочьи шлемы, оружие и щиты в качестве трофея. Зазубренный меч, сломанное копье и лук скальд взял с собой. Надлежало вернуть это, как и тело лесного эльфа обратно в его заветные родные чащи. Рунвар стоял под дуновением ветра и чувствуя, как мороз кусает его за лицо. Он был готов сломаться. Но взглянув на вещи Ворона в своих руках преисполнился какой-то далекой внутренней силой, спавшей в каждом человеке и поплелся вслед за скорбной телегой. Они смогли, они выстояли и орки не прошли. Это все, что Рунвар сейчас мог осознавать. И то, что Ворон, его друг, был мертв. 

 

 

*переделка песни о Шипке.

Изменено пользователем Рунвар (смотреть историю редактирования)
Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Знаки отличия

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

×
×
  • Создать...