Перейти к содержанию
  • Объявления

    • Аксель

      Новые акции (упрощеный приём)   27.09.2018

      Дамы и господа, мы будем очень рады видеть игроков светлого ("Гондор и Рохан" ,"Эльфийские Владыки") и тёмного блока ("Во славу Темного Владыки!"), с акциями можно ознакомиться, кликнув по ссылке объявления или перейдя в соответствующий форум "Вступление в Средиземье". Помните, что мы очень любим тех игроков, которые попадаются в наши рекламные сети, и готовы отблагодарить их Печеньками! Ждём вас  

Ihoss en Gurth

Свет
  • Публикаций

    131
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    2

Ihoss en Gurth стал победителем дня 21 июня 2016

Ihoss en Gurth имел наиболее популярный контент!

Информация о Ihoss en Gurth

  • Звание
    СПРАВЕДЛИВОСТИ НЕТ. ЕСТЬ ТОЛЬКО Я.
  • День рождения 11.04.2002

Информация

  • Пол
    Не определился

Контакты

  • Skype
    greydir

Персонаж

  • Анкета (адрес к теме):
    http://lotrrol.ru/index.php/topic/4381-ikhoss/?view=getlastpost
  1. Примечание: поскольку прошло некоторое количество времени, то вполне логично, что убежище уже было построено. Ну, как убежище - скорее даже поселение. Так что у эльфов уже должен иметься в наличии новый укрепленный пункт, независимый от руин сгоревшего дворца. Соответственно, гномы уже здесь. Однако, опять же, поскольку всяческих переговоров еще не было, то примем за условную основу нейтральные отношения и малое присутствие взаимодействия. Гномы не трогают эльфов, эльфы не трогают гномов. И снова промедление. Снова задержка. Все это действует на меня угнетающе. Разве спокойствие не лучше? И чем же оно отличается от смерти? Можно забирать жизни. Или не делать этого. Так, или же иначе. Можно. Но в чем тогда смысл? В жизни. Чьей? Тех, кому я помогаю. В их жизни. Ведь не только я рискую погибнуть в каждом бою. И что? Их жертва не напрасна. Если кровь пролита во благое дело, то почему бы и нет? Я не хочу видеть, как умирают невиновные. Все умирают. Я. Не. Хочу. Видеть. Почему? Они будут жить. И могут жить. Все умирают. Не сейчас. - Ихосс? - Я прислушиваюсь. - Гномы обещали прслать свою делегацию через два часа. - Я не забыл. - Следует передать информацию капитану. - Пожалуй. - Это не вызовет у тебя затруднений? Я хочу проверить защитный периметр. - Я сообщу. Небольшой отряд эльфийских дозорных подводил свой обход к завершению. В целом, результаты были более чем двойственные, поскольку, хотя врагов в опасной близости к крепости и не было, но возникали иные причины для беспокойства: множество уложенных булыжником трактов, появившихся в некогда заповедном и нетронутом лесе, гномские крепости и укрепления в различных точках леса. Они, окруженные на сотню метров вырубками, представляли собой опухоль цивилизации на теле дикой природы. Мерзость. Но, с другой стороны, с гномами воевать было просто невозможно, хотя бы по трем очевидным причинам: сейчас лихолесские воители были в явственном меньшинстве, враг - силен, а гномы даже если удастся их одолеть, в кратчайшие сроки способны привести новую армию, с которой справиться уже не удастся. С другой стороны, если подумать, гномы действительно выполняли заявляемые обязательства: охраняли эльфийские территории от врага, оказывали помощь в строительстве крепости-убежища, помогали различными ресурсами, от материалов до вооружения и провизии. Вот так и создается двойственное впечатление о данной ситуации, с которым необходимо было справляться. Поэтому, возможно, стоило наконец провести переговоры, и без того откладывающиеся непотребственно долго. Гномы с этим согласились, и даже обещали появиться со всевозможной скоростью, дав, тем не менее, стороне союзников время на подготовку их делегации. Что и требовалось, в целом, теперь сообщить. И Талион, легким поклоном попрощавшись с остальными членами отряда, направился напрямую к капитану. Через некоторое время ему открылся обзор на обиталище эльфов Эрин Ласгалена. За прошедшее время кое-как сооруженный из веток и того, что удалось вынести из пожара, лагерь превратился в значительное укрепление, лишь отчасти напоминающее старый дворец. Отчасти - потому, что больше данная постройка напоминала именно гномскую крепость. Цитадель. Руководствуясь при строительстве необходимостью защиты от врага и непогоды, они создавали максимально укрепленное и защищенное убежище, оставляя эстетические предпочтения на второй, если не на третий план. К тому же участие мастеров народа Дьюрина в строительстве накладывало свой отпечаток на завершенное творение. В итоге и получалось то, что сейчас находилось перед взором Ихосса. Архитектура, подобной которой среди собственного народа он не видел уже много лет. С той поры, когда их обиталища были единственным шансом выжить перед лицом превосходящего силой врага. Сила и мощь. Величественность. Труд всего их народа. Цитадель. Охрана пропустила нолдэ внутрь, загодя раскрыв перед ним двери, ибо не узнать его было просто невозможно. Он, можно сказать, отличался некоторой уникальностью, хоть и не привлекавшей к нему сородичей, но выделявшей его из толпы. Сложней было с тем, чтобы найти деятельного капитана, устремившуюся решать внутренние проблемы крепости. Впрочем, это уже было достаточно неплохо, поскольку все могло оказаться и хуже, а носиться за ней по всему лесу - малоприятное удовольствие. А здесь, по крайней мере, шансы повышались. Вот здесь она была полчаса назад. Здесь - всего двадцать минут назад. Там - вот совсем недавно ушла. А в следующем месте - ушла буквально несколько секунд назад. Вверх и вниз по лестницам, туда и обратно по этажам. И вот, в определенный момент мимо него попытался проскользнуть неуловимый рыжеволосый призрак. Которого, впрочем, он успел перехватить. - Они согласились, Тауриэль. Прибудут через час.
  2. Нет. Можешь расслабиться и наслаждаться жизнью.
  3. Гиблые Равнины

    Переход из локации Северное Лихолесье. Свет? Сумрак ночи исчезал, растворялся в свете, видневшемся там, вдали. Столь долго ли длился их путь, что небеса успели окраситься в серый цвет, искажавший плотным слоем облаков солнце, царившее там, в вышине. Свет, сменивший столь долго царивший вокруг сумрак, укрывавший их ветвями деревьев, шелестевших на разные тона многочисленными охапками листьев. Но темнота ушла, принеся с собой холодный воздух предгорий, не ощущавшийся за стеной деревьев. Или же просто бывший настолько слабым, что ранее не воспринимался. И Талион был крайне равнодушен к нему, практически не обращая внимания на изменения температуры. Почти не замечал ветра, дующего в лицо и развевавшие его волосы, более не скрытые капюшоном. Его плащ, обычно укрывающий Ихосса почти до пят, теперь скрывал под собой деву, волочась за ней по покрытым инеем камням, собирая на себя мелкие веточки и травинки, но защищая от низкой температуры. Пусть это и была не слишком надёжная защита, но разве так будет не лучше? А сам он - вполне способен перетерпеть. И идти дальше. Куда? Куда они идут? Разве это так важно? Разве в этом есть суть? Она по-прежнему рядом. Остальное не важно.
  4. [spoiler=Почему-то навеяло одну штуку...]Данфорт говорит: Знаешь, я всегда недоумевал, почему они называют себя орками. Данфорт говорит: Видишь ли, это грязное слово. Это слово я бы использовал для обозначения процесса дефекации. Например: Данфорт говорит: После того обеда на Пиршестве странников я отложил большого вонючего орка. А потом я скурил большого ароматного урука...
  5. Северное Лихолесье

    Почему? Что происходит? Растерянность. Чувство малознакомое, практически неизведанное. Обычно он всегда понимал, что делает и зачем, но сейчас... Спйчас в нем не было уверенности. Впервые за долгие сотни лет он поставлен в ситуацию, которую осознать до конца совершенно не может. И даже представить. Все кажется достаточно простым на первый взгляд: он помог ей. Начал общение. И?.. Что же происходит сейчас? Не было сказано практически ничего, но одновременно - многое. Не словами - ощущениями, жестами, движениями. Мимолетные взгляды, малейшее изменение выражения ее лица - все это позволяло почувствовать столь многое. Но не понять. Не известна причина, вызвавшая в нем подобную расслабленность, сосредоточенность только на ней. Но не в ожидании подвоха, он даже не задумывался о том, что она может нанести удар. Несмотря на то, что подобные мысли всегда возникали в нем в иных случаях. Но он не чувствовал в ней опасности, не был насторожен. Не воспринимал ее как потенциального противника. А ведь раньше подобного не случалось. Когда все успело измениться? Ведь совсем недавно все было совсем иначе - привычно и... мерзко. Чудовищно и уродливо. Ибо сам он смотрел на все глазами зверя. Все эти долгие годы. Но сейчас что-то изменилось. Он это увидел. Увидел, словно то, что мешало разглядеть, ушло прочь. Исчезло. Но в чем причина? Ведь она не пыталась помочь ему. Не делала... В голове эльфа вновь прозвучал тихий шепот голоса, звучавшего столь нежно и неуловимо-прекрасно. Голос, нотки которого дрожат, показывая неуверенность и колебания. Слабость девы, но не воина. Слабость, которая в один миг может смениться стальной броней отчуждения. Но этого не происходит. Она приоткрывает душу. Для него, неизвестного ей странника, незнакомца. Но делает это по зову сердца, а не разума. Ибо в ней нет холода. Фаирель Алатаиэль... Фаирель... Она доверилась ему. И сумела найти путь к медленно умирающей душе. Она... Такая теплая ладонь... Мягкая и нежная, неуловимо-изящная. Она расслаблена, хотя порой слегка подрагивает. Но она не убирает ее. Больше в ней нет страха. Но остается тревожность. Опасение, смешивающееся с трепетной надеждой, видневшейся в глубине ее прекрасных глаз, притягивающих к себе его взгляд, затягивающих в глубокий омут серебристого света, таящегося в ее взгляде. Но он не хочет, чтобы опасения оправдались. Не позволит этому свершиться. Почему он скорее готов погибнуть, чем обмануть ее доверие? Не важно, он просто знает об этом, не обращая внимания на прочие частности. Они идут прочь. Идут не торопясь, чтобы не заставлять ее переходить на бег. Чтобы случайно не сжать ее легкую ладонь, столь бережно им придерживаемую. Чтобы не потревожить ее. Куда они идут? Кажется, путь выбирает он. Но не знает куда, лишь бы не в места, где ей может угрожать опасность. Но он хорошо знает лес, не допустит подобного. Говорит ли он что-то? Кажется да. Тихо, не слишком осмысленно, лишь отчасти улавливая смысл того, что именно он говорит. Ибо он чувствовал ее. Слышал сквозь тишину. В звуках была ли необходимость? Наверное, он сейчас выглядит смешно, или же нелепо, но важность этого чересчур мизерна, чтобы обращать на это внимание. Ведь... Ведь... Он сам был открыт ей. Полностью, до глубины души.
  6. Некроманты - милейшие люди!
  7. Ох, это действительно весьма скорбное явление. А вот я поживаю достаточно неплохо.
  8. Добрый, однако. Как ваше здоровьеце?
  9. Северное Лихолесье

    Он не ответил. Хотя выражение лица мужчины приобрело достаточно странное выражение. Достаточно мрачное, возможно даже в некоторой мере напряженное. Оно словно бы говорило о том, что были в его жизни подобные воспоминания. Сражение с теми, кого убивать совершенно не хотелось. Только потому, что так велел лидер, их король. Воспоминания, о которых Талион хотел бы забыть, но просто не сумел. Абсолютная память - не всегда благо. Его ладони медленно разжались, выпуская ладонь девушки. В этом не было необходимости - то, что он собирался показать этим жестом, он уже продемонстрировал. Но медлил, сам не понимая, в чём причина этого явления. Не понимая, почему он всё ещё находится здесь, в её обществе, хотя обычно предпочитал одиночество, в котором он никому не сможет навредить. Почему? Быть может причина в том, что она не видит в нём чудовище? Или то же чудовище, но с ореолом героя? Сложно ответить. Очень тяжело. Но он перестал пытаться. Любые догадки - пусты.
  10. Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон. (Ин.11:41-43)
  11. Среагирует он через год. А узнает сразу, ты чо. То, что он Дромангорги не спешат, ещё не значит, что они не получают информации!
  12. В этот момент мне припомнился сорокашестилетний товарищ, абсолютно шикарнейше играющий орков.
  13. Ностальгия - она такая, да.
×

·