Перейти к содержанию

Таблица лидеров


Популярный контент

Показан контент с высокой репутацией за 01.03.2020 в Сообщения

  1. 1 балл
    Я тут поигрываю в Ведьмака (да-да, наконец-то добрался), и тут вчера играл в гвинт, увидел карту, которая меня поломала:
  2. 1 балл
    Bogun

    Мемы ЛотрРола и юмор

    Лотррол...
  3. 1 балл
    Bogun

    Резервный персонаж

    Здрасте еще раз) У нас в Мглистых несколько городов: Гора Грэм, Мория, Гундабад, Город Гоблинов. Все под властью Гундабада, кроме Горы Грэм. А она очень далеко от Лотлориэна, так что вы не можете быть правителем одного из этих королевств. Либо надо подправить био как вы попали в Гору Грэм, либо отыграть завоевание власти уже в игре) И да, ваш отец либо был воином, (орки все воины, плохие, хорошие, но воины) либо у него было увечье. Но и его зарабаьывают в бою) Так что тут тоже неувязочка)
  4. 1 балл
    Айнур

    Основной сюжет

    Эпоха Тьмы Итак, Война Кольца началась и закончилась. Свободные Народы поставили на карту, все, что могли, отправляя отряд смельчаков с Единым в Мордор. Саурон начал большую войну в Средиземье, а Черные Врата исторгали одну армию за другой. А вели темные легионы назгулы, вестники смерти и ужаса. На севере, армии различных восточных племен, орков и темных нуменорцев разбили северян в Дейльской Битве, заняли Эсгарот и осадили Эрэбор. Войска орков Мории, Гулдура, Гундабада и Мордора во главе с Балрогом осадили и сожгли Лориен, хотя эльфам удалось отвести значильную часть своих сил, а оркам дорого заплатить за каждую пядь земли. Оставшиеся группки перврожденных начали партизанскую войну. В Рохан вторглись с двух сторон: Саруман атаковал со стороны Изенгарда, а Саурон бросил от Андуина войска орков, истерлингов и варьягов. Умбарская армада, посадив на свои корабли орду орков, заняла Серые Гавани, оставленные эльфами, перекрыв путь на Запад. Гондор потерял почти все крепости на Андуине и до Минас-Тирита уже было недалеко, и военачальники Саурона уже считали дни до победного пира в Белой Башне. Однако до победы темным силам было очень далеко. Гендальф и Арагорн привели в Гондор Армию Мертвых, которая разбила орды орков и поселяла ужас в сердцах людских союзников Саурона, отчего войска харадрим так и не решились выступить в поход, оставшись стоять у реки Порос. Орки же откатились в сторону Эфел-Дуат. Посланное Сауроном войско на запад, попало в засаду эльфов на перевале Мглистого Хребта и было полностью истреблено. Осада Эрэбора длилась месяцами, отнимая жизни воинов и ресурсы, но упорные гномы и люди не желали сдаваться. Окончилось все Второй Битвой при Дейле, когда войска эльфов Чернолесья, гномов Эрэбора и Железных Холмов, а также людей Озера, Дейла и речников сокрушили изможденную осадную армию. Орков и восточан полегло несметное количество, мало кому удалось бежать на юг после той великой битвы. Изенгард пал под натиском энтов, его армия уничтожена, а Саурман пропал, что даже Око не способно его отыскать. Кирдан ухитрился собрать силу рек и притоков, а также вод и ледников Синих Гор, при помощи гномов и затопить Митлонд вместе с армией орков, пиратов и всей Армадой. Лишь нескольким кораблям удалось уйти от ярости Ульмо. В жесткой битве под Эдорасом сошлись в бою войска Рохана, Гондора, дунадайн, Ривендела с одной стороны и войска Мордора и его союзников из Руна и Кханда. Силы светлых были сломлены, король Теоден пал и они отступили в город, но и войска темной стороны понесли такие потери, что о победе не могло быть и речи. В добавок ко всему, царь Кханда из-за бессмысленной бойни, где полегло столько его людей взбунтовался и объявил, что покидает союз и войну. Темный лагерь распался, начались стычки. В конечном итоге войска Саурона стали отступать на восток, и вскоре их начали преследовать и беспощадно истреблять всадники Рохана. На восточный берег бежали горстки. Однако одержав столько побед, Свободные Народы потеряли главное... Несмотря на все неудачи своих военачальников, Саурон обрел то, ради чего и начиналась эта война. Кольцо Всевластия снова было на его руке и теперь уже ничто не помешает владыке Мордора захватить Средиземье раз и навсегда. Нужно лишь время. Время, чтобы восстановить силы и уладить сумятицу в подконтрольных землях. Харад так и не присоединился к войне, терзаемый внутренними смутами и борьбой за власть внутри этих земель. Войско на границе пожирает ресурсы, что вызывает недовольство у тех кто их кормит, а дальше не двигается, потому что нему им руководить. А те кто есть, закрывают глаза на внутренние распри, которые завершаются поножовщиной среди разных племен, собранных под одним флагом. После смерти принца Белера страна погрузилась в хаос, где сражаются не только две религии: культ Солнца и культ Мелькора, но и каждое княжество уже не так предано нынешней власти, потому что никто не готов признать власти женщины и несовершеннолетнего мальца. Кханд оказался перед лицом схожего политического кризиса - армия, ушедшая на славную войну вернулась не с чем, точнее ее остатки, побитые и утомленные долгими днями пути. Царь пропал где-то в роханских степях. Принцесса Сархри так же пропала, а визирь был отравлен. И когда каждый вождь был не прочь примерить корону на себя, появился из ниоткуда бастард Дрейвен, и принял на себя правление. После его кровавой коронации, все кто выжил и не был отправлен на рудники в цепях, хотят избавиться от выскочки, в то время, как он тщетно пытается успокоить взбудораженные племена и города. Вполне возможно без вмешательства Саурона, дела у вассала Мордора могут пойти совсем скверно. Земли Руна потеряли очень много своих сынов и отцов, посылая воинов на войны Саурона в разные уголки Средиземья. Мало кто вернулся обратно, в родные степи и леса. Еще не скоро эти земли оправятся от понесенных потерь и как-то либо смогут повлиять на исход будущих событий. Орков полегло еще больше. В лесах Лориена теперь промышляют только пауки и орки, остатки партизан ушли, решив переместиться в дружественное Лихолесье, но и там уже нет бывшего спокойствия. Саурон туда переместил паучиху Шелоб, что бы ещё больше наводнить здешние земли тьмой. Орки Мглистых объединены под знаменами Гундабада, и почти полностью перекрыли путь из одной части Средиземья в другую. И после посещения Саурона, Гундабад вступил с ним в союз. Леса Лотлориена теперь под их свободным пользованием, в замен они снабжают камнем здешних новых жителей. Так же вождь Богун отправился в Фородвейт для заключения новых союзов с тамошними орками и снежными тварями. Саурону прежде всего предстояло разобраться с смутами на юге, покарать всех мятежников и выработать новую стратегию войны. Теперь, когда Харад, Кханд и Рун по большей части были выведены из игры, нужно было подготовить собственные силы, все что остались, а также вспомнить о тех, кому следовало напомнить о том, кто здесь Хозяин. После общения с западным Средиземьем, взор Саурона обратится к далекому Зарунью. О наступлении по всем фронтам можно было забыть, как и с огромным превосходством в силах. Саурон не мог позволить Свободным Народам окончательно объединится под одним знаменем. Темный Властелин насылает на земли своих врагов снег и стужу, снова призвав Долгую Зиму, что скует реки льдом и завалит перевалы в горах снегом. Свободным Народам предстоит выживать в суровых изменившихся условиях климата, и еще труднее будет поддерживать связь друг с другом. А тем временем, Саурон сможет строить свои планы и медленно, но верно раскручивать колесо новой войны. Итак, Война Конца окончена, но Война за Средиземье еще только начинается. Составление и редакция: Богун и Горт аки Ерму.
  5. 1 балл
    Ульдаг

    Дол-Гулдур

    Под пологом черного леса по старой дороге, ставшей после осенних дождей раскисшей колеей, не хуже местных болот, двигалась темная вереница волчьих всадников, пеших солдат и обозов. Пелена тумана отлично скрывала их от возможных любопытных глаз, но и немало мешала собственному передвижению. Унгур шел во главе колонны, выслав вперед небольшой разъезд. Командир презрел опасность из желания поскорее оказаться под крышей крепости, вдали от этого сырого тумана, болотных испарений и поганого дождя, чье постукивание каплями воды по капюшону уже порядком действовало уруку на нервы. От этих мыслей его отвлекло возвращение командира разведчиков - Гашиша. У орков собственного языка как такого нет. Когда-то Сам пытался привить им, изобретенное Темное Наречие, да не прижилось. Большая часть орков говорила на режущем слух говоре - смеси Всеобщего и Темного, порой обраставшей топонимами и речевыми оборотами, взятыми и исковерканными из других языков. Случай с Гашишом не исключение - его имя на хандском обозначало местную огонь-траву или угрюм-траву, которую варьяги жевали, курили и кормили ею коней. В определенной дозе могла вызывать видения, что было в ходу у хандских шаманов. Гашиш, мелкий орк на спине тощего и облезлого варга, напоминал то ли ребенка с луком, то ли какого-то северного дикаря в капюшоне с башлыком. Тем не менее это был отличный специалист, ветеран пограничных войн, прекрасно ориентирующийся на местности. - Командир, путь до ворот Гулдора свободен. Кивнув, военачальник Мордора ударил пятками по бокам Копченного, матерого варга, которому один раз подпалили шерсть, отчего тот и получил свою кличку. Биться задом о седло уруку уже осточертело. Да и Копченный будет рад избавиться от поклажи. Нападения гулуг Унгур не опасался, слишком далеко на юг, да и местность здесь не самая для них благоприятная. В болотах водилось и множество других тварей, помимо орков. А к северу от Гулдура в лесу, располагались паучьи угодья. Сама крепость располагалась на холме, окруженная трухлявыми деревьями и смердящим болотом. Когда-то это было убежище Властелина, ныне ставшее еще одной крепостью орков. Постепенно сквозь морок тумана стали прорисовываться очертания башен и бастионов. На парапете сверху мелькали огоньки факелов. Вынырнув из под сени гниющих деревьев первые всадники вместе с командиром оказались перед воротами. Сверху упало копье, пущенное видимо будущим кормом Копченому. Гашиш разразился отборной руганью, грозя засунуть это копье незадачливому метателю куда следует. На верху видимо сообразили промах и поспешили отпереть ворота. Створки медленно разъелись перед головой колонны, которая черной змеей стала втягиваться в крепость. Оглядываясь, Унгур подметил, что общее состояние крепости оставляло желать лучшего. Явные признаки не одного прошедшего штурма мозолили глаза, где-то камень заменяли не хитрые деревянные надстройки, некоторые башни прилично осели, другие маячили указывающими полуразрушенными перстами в хмурое небо. Каменные переходы и мосты кое-где были заменены навесными из дерева и веревок, раскачивающимися на ветру вместе с ковылявшими по ним снагами. Один такой неудачник только что шлепнулся сверху, чей труп тут же был обобран местной шушерой. Да, "гарнизон" тоже являл собой зрелище жалкое и унылое. Местные аборигены в прогнившей экипировке, наспех собранной из все что под руку могло подвернутся, чей облик больше походил на чумных больных из каких-нибудь джунглей Южного Харада. Зобы, наросты, бельма, раздутые на манер лягушек носы, отсутствие некоторых пальцем и другие мутации. Последствия обитания на болоте и употребления тухлой пищи, а возможно и какой-то колдовской дряни. Были тут и всяческие "недобитки" - остатки давно разбитых отрядов, стянувшихся сюда и ошивавшиеся тут без дела. Даже какие-то дикари с Мглистого ошивались, возможно осевшие тут с еще с достопамятной битвы у какой-то гномьей сопке на севере. "Перебор" кажется называлось. Минуя, внутренний двор, бойцы Унгура, куда лучше экипированные и куда большей местной немощи, сгоняли местных с насиженных мест пинками и зуботычинами, выгоняя несчастных из-под навесов. Гулдор был той еще дырой и работы предстояло много, но пока Унгур больше всего хотел отогреться и пожрать чего-нибудь получше походной стряпни Лаваша. Спешившись, мордорский воевода вошел в замок, сразу требуя себе еды и капитанов.
  6. 1 балл
    Мегард

    Гундабадский Рынок

    Несмотря на матерные призывы слезать с такой удобной позиции от Шныра и Капа, Мегатр посидел еще немного наверху. Отсюда открывался прекрасный вид (и чуть менее отвратительный запах) на весь Рынок. Когда смотришь на него с высоты, это место можно было даже посчитать красивым. Просто поэзия полутьмы, руин и метущихся теней. Жизнь протекает своим чередом, не обращая внимания на личные проблемы какого-то там орка или гоблина, и готова сместить его в сторону чтобы дать дорогу тем, кто знает к чему стремиться... От философских размышлений полукровку отвлек хозяин лавки. Зверского вида орк каким-то образом все-таки зацепил багром Мегатра за сапог и дернул вниз. Точнее, попытался бы дернуть вниз, если бы длинноволосый, ощутив давление чуть ниже щиколотки, не дернул соответственно ногой вверх, успешно вырывая орудие из лап хозяина лавки. Багор полетел куда-то в соседние торговые ряды. Основная проблема этого маневра заключалась в том, что инерцию рывка Мегатр как обычно решил погасить кувырком. Кувырком назад. Прямо на наладом дышащую крышу. И нет ничего удивительного в том, что с громогласным треском и грохотом в крыше появилась новая дыра. Хозяин лавки завопил неорочьим голосом - скорее это было похоже на визг девственной эльфийки, застигнутой ордой троллей во время купания - и рванул внутрь проламливать череп рухнувшему вниз гостю, заодно оценивать масштаб разрушений. "Гость" тем временем с невозмутимым видом вскарабкался обратно на свой насест. Отряхнулся от древесной щепы. Посмотрел вниз на наличие опасностей. Из опасностей был только гневный Шныр, что даже в плохой день было так себе угрозой. Мегатр соскользнул вниз, только дважды замедлив свое падение захватом за карнизы окон. После мягкого приземления на ноги полукровка воровато огляделся, слегка пригнулся и быстро-быстро начал сваливать в сторону лавки Капа, пока хозяин пострадавшего дома не понял что нарушитель не свалился вниз и сейчас отнюдь не валяется среди обломков досок. - Мы идем в гости. - поставили перед фактом Шныра, прежде чем Мегатр ввинтился в толпу, едва-едва преодолев внутреннюю брезгливость и чувство самосохранения. Разумеется никто ничего гоблину не объяснил. Потому что как обычно не услышали. Лавка Капа пребывала в намного лучшем состоянии чем предыдущий дом. Хотя бы потому, что хозяин использовал и второй этаж - в качестве жилых помещений для себя любимого. Помогали сохранить целостность архитектурного наследия гномов и два мордоворота: один стоял у входа охранником, а второй нескончаемо бродил вокруг как сторож. В данный момент оба этих орка поразевали рты на невиданное зрелище: Кап самолично открывал окна своей крепости и выпускал наружу такой кумар, которому позавидуют курительные дома квартала Красных Фонарей. Мегатр под шарфом осатанело морщился, наблюдая за этим. Дым он очень и очень не любил, будь он от костра, от трубки, от кузни - не важно. - Ну ты заходи, не стесняйся! - уютно чувствовал себя в "гномьих" размеров домике Кап, выглядывая из окна. - Только говно это от себя отцепи, а то тащится за тобой как кобель за текущей сукой, уж прости мне такое сравнение. - последняя реплика явно была в адрес Шныра. - Эй, Ругах, пропусти его! Мордоворот у входа в магазин, услышав свое имя, нехотя пожал плечами и отстранился от дверей. И пока Кап снова не скрылся в доме, Мегатр шагнул вперед, к окну, дабы прояснить один неудобный момент: - Это МОЙ провожатый. Ты знаешь что я не люблю когда МОЁ задевают. - Вот так вот, да! - возмущенно хрипнул Кап из выдуваемых клубов дыма. - Ни тебе здрасти, ни про здоровье моё ни разу не спросил, ни про дела, а первые слова что я от тебя услышал за почти полгода как не виделись пошли в защиту какой-то швали подзаборной! Ты официально задел тончайшую настройку струн моей души! Я тебя не узнаю, Великий Змей! С каких пор ты записался в защитники всякой шелупони? И в каком смысле "твой"? Мегатр непоколебимой статуей стоял, презрительно щурясь и сложив руки на груди, в ожидании когда до кузнеца наконец дойдут прописные истины. - А. Аааа. АААаааа! В этом смысле твой. Ну тогда ладно. Я ж понял, не идиот распоследний, кумекалка работает. - КПСС с глухим звуком постучал себе по лысине. - Ругах, и гоблина тоже пропусти, чтоб ему жилось хорошо и долго, но не на моих глазах! Мегатр удовлетворенно кивнул в спину ускакавшего закрывать окна Капа. Кузнец, будучи знакомым с полукровкой почти восемь лет, прекрасно знал что северянину нравится высказывание "мне чужого не надо, но своё я заберу чьё бы оно ни было". Очень трепетно Мегатр относился ко всему, что ему каким-то образом принадлежит. Будь то нож, волосы или вот как сейчас - какой-то снага. Откуда только выкопать подобное сумел, на севере вроде бы не было распространено рабство. Удостоверившись что хозяин дома с одной лишней дырой в крыше всё еще занят разгребанием завала, полукровка неспешно направился внутрь лавки "Черепа и Кости", разумеется предполагая что Шныр пойдет за ним. \-------------l-------------/ Сразу как протискиваешься в низкую в дверь лавки Капа, попадаешь в короткий узкий коридор, который закрывается решеткой если мастер изволит отдыхать. Если же пришедшему повезло пройти дальше этой решетки, он попадал в просторную комнату, ради которой пришлось объединить первый и второй этаж, а также зал, гостевую и столовую комнаты. Только вот балки перекрытия стен и потолка остались, и о них периодически бились головой все рослые орки, а массивные вообще всем чем придется. Убранство комнаты напоминало что-то среднее между побоищем, магазином и логовом дракона. От побоища и логова дракона тут была куча разного оружия. То что висело на крючках или стойках было отменного качества, явно работы здешнего мастера. Доспехи тоже имелись, все фасонов, начиная от блестящих полных лат с оторочкой из белого меха, так и кричащих о пафосе владельца, и заканчивая неприметной черненой кольчугой с кожаной броней для убийц из тени. Другие оружие и доспехи валялись неприглядными кучами на полу и в углах как лом. Это и был лом, отданный в счет долга на переплавку во что-нибудь нормальное. Ну и заодно выгодно оттеняло работы хозяина. Еще на побоище намекало огромное количество черепов. Человеческие, орочьи, гномьи, варжьи, просто звериные, несколько тролльих и даже эльфийских. Они располагались везде: на стенах, свисали с потолка на гирляндах из костей, на столах, на полках, некоторые глумливо ухмылялись с пола. Но самым главным экземпляром был, несомненно, череп дракона. Или кого-то, похожего на дракона. Длиной почти в два метра, высотой со среднестатистического гнома, череп был вдвинут в магазинную стойку, из-за чего та оказалась немного шире чем прилично. Этот череп был даже подсвечен масляным фонарем в пасти, чтобы выгодно продемонстрировать длинные, загнутые внутрь, зубы, с ладонь каждый. Но лучше бы этот фонарь повесили на стену, а то не поймешь в полумраке куда смотреть - освещение тут хромало. Всего-то пара лампадок на стенах над стратегическими сундуками между окон, ну и за стойкой иллюминация чтоб мастер мог нормально работать. Перед магазинным столом располагалось три разномастных стула. Один - просто крепко сколоченный высокий деревянный табурет со спинкой. Второй - какой-то пень с кучей полированных остроконечных корней вместо ножек и череповидной выемной под задницу, судя по размерам, гоблина. Третий - просто ящик, набитый мягкими мешками с обрезками шкур. Хотя какие дела могли вестись на этих стульях, когда весь стол был завален чертежами, заготовками, инструментами и огарками свечей оставалось загадкой. Еще больше загадкой оставалось и то, куда вели другие коридоры из этой комнаты и лестница на второй этаж. Хотя скорее всего ничего интересного дальше в доме не находилось, кроме кузни, складов, кухни, туалета, спальни хозяина, продуктовой кладовой, тайной комнаты с ценностями и мастерской.
  7. 1 балл
    Имир Талехронд

    Великие Врата

    Балаган. Они снова превратили заседание Сейма в балрогов балаган. Да как можно, будучи почтенным честью даже ПРИСУТСТВОВАТЬ в этом месте, устраивать драки и пересуды, воплями добиваться какого-либо внимания к своим словам, доказывать кулаком правильность поступков? И это - великий народ Дьюрина, мать их дери. Позор предков. Бедный племяш даже не понимает, как можно с ними справиться. Честно говоря - Имир и сам этого не осознавал, хотя и был гораздо опытнее, чем молодой Телхар. Он пытался поддерживать хоть какое-то подобие порядка, но, балрога им в печень, среди такой своры тупых баранов просто невозможно добиться чего-нибудь вменяемого. Даже просто подобие порядка царило лишь в одном участке Чертогов - месте заседания как его самого, так и друзей, да приближенных генералов наиболее высокого ранга. Но ведь их, в общей сумме, и двух десятков не наберется. Всё какие-то важные чинуши, да прочие бездари, даже не слышавшие о таком понятии, как дисциплина. Благо, что явление короля хоть как-то исправило ситуацию, направив её в куда более адекватное и полезное русло. Оказывать поддержку эльфам? Если такова королевская воля - они так и поступят. Все они. Ни сам Талехронд, ни его подчиненные не выразили никакого неудовольствия предложением Камнешлема, пусть оно местами и не соответствовало их предпочтениям, пожеланиям, даже мировоззрению. Возможно, в конце концов, это и подвергло монарха выбрать из всех присутствующих на заседании маршалов именно его. Как наиболее надёжного и верного слугу короны, почитающего его волю превыше своих амбиций или пожеланий. В конце - уже после решения сейма, когда им, общими усилиями, всё же удалось убедить даже самых отсаженных идиотов в том, что необходимость поддержки эльфийского народа в данный момент является нашей первостепенной задачей. В чём, несомненно, свою значительную роль сыграли и Его Величество Торин Камнешлем, и Дьюрин Седьмой, и Телхар Дромангорг, который, несмотря на молодость, оказался достаточно неплохим канцлером. Если бы не молодость и отсутствие авторитета - вообще идеальный кандидат. Но за него авторитетом давил сам Имир, отнюдь не бывший хреном с горы и имеющим влияние среди военных депутатов сейма. Благо хоть, поддерживать действительно было что. Но вот, решение принято. Сейм завершен. И начинаются новые проблемы. Целая куча проблем, каждая из которых, впрочем, имеет свое решение. В его распоряжении - два хирда. Но укомплектовать и собрать их - уже его право и привилегия. И, собственно, проблема. Невозможно определить, где и какой вид войск будет наиболее предпочтителен, сколько брать войск от каждого определенного подразделения, чтобы не подорвать его собственную боеспособность, но и не превратить свои собственные войска в совершеннейший нескоординированный сброд. -... не стоит. Говорю же, там и так напряженная ситуация с орками. Если ослабим гарнизон - могут преспокойнейше напасть. Мало того, что навредят, так ещё и шишки по нам пойдут. - Да что с ними станется? Орки - бред. Сколько их там? Абсолютное большинство - куда южнее. Сам погляди отчёты, увидишь. - Нет. Следующие кто? - Следопыты, господин маршал. "Холодные Сердца". Пятая северная. Ситуация схожа с Четвертой. - Пропускаем. Кто, кроме пограничников ещё остался? - "Дети камня". Две пикейных роты, пять тяжелых, пять лёгких. Войска запаса. - Забираем. Посылай гонца. Дальше. Считай, что войска укомплектованы. Нужны инжинеры, фортификаторы, осадные мастера. Кто на примете? - Пятая, шестая, четырнадцатая, шестнадцатая, девятнадцатая, двадцать четвертая, двадцать восьмая, тридцать четвертая бригады. Все свободны. - Сколько, то бишь? - В общем числе... Две осадных, четыре фортификационные бригады, а они будут покрупнее пехотных на пару сотен. Так что... - Всех берем. Работать нужно быстро и эффективно. В два хирда уже укомплектовались? - Несколько вышли за рамки. - Не беда. Бригадой больше, бригадой меньше... Как-то уже собрались. - А не будет ли это нарушением приказа, господин маршал? Ведь на время похода с Вас слагают полномочия исполняющего обязанности главнокомандующего. - После того, как армия выступит в поход, генерал. Только после этого. Обоз? - Подсчитываем. Нужно время... Приятно работать. За годы и десятилетия у него собрался вполне достойный уважения штаб. Как и восхищения. Вряд ли хоть у кого-то из прочих командующих армий имеется хоть подобие дисциплины, а тут - порядок и спокойствие. Практически абсолютная работоспособность - каждый знает, что ему делать, не ожидая приказов и помыканий от начальства, все проявляют инициативу, самостоятельно отсеивая ненужное. И почти все стали офицерами именно благодаря ему, да умению увидеть разумных и перспективных гномов. А уж попали в генералы все они далеко не за красивые глаза... -... И здесь, дабы перекрыть врагу возможность проводить атаку с северо-западного направления, то бишь от гор. - Я бы предложил расположить крепость немного восточнее, уже среди лесов. В данном случае враг потеряет преимущество свободного обзора из-за леса. В то же время как мы, в свою очередь, будем иметь определенные плюсы от положения, тем более что в таком месте можно подготовить множество ловушек. - Я тоже так считаю. Здесь. - Как скажете, господин маршал... Планы, планы, снова планы. Разработка стратегии, проработка действий в тех, или иных случаях. Общие и конкретные предложения. Всё это - чрезвычайно необходимо и неизбежно. И может быть незаменимым в случае потери координации между командирами различных армий. Ибо если каждый знает что делать, он может свободно идти к цели, не переживая о поддержке товарищей и возможных накладках, связанных с их решениями. Общая стратегия - она и есть общая стратегия. А уже ее конкретное приложение ложится на плечи генералов. Но как же всё таки утомительно... Столько дней спать вполглаза, за работой, сидя над картами и прочими бумажками. Мысли уплывают, уходят от усталого разума... - Маршал... господин Имир! - Повтори. - Приказ о выдвижении. Войска готовы. - Сегодня. Господа офицеры... Сколько до рассвета? - Пять часов, господин маршал. - Вот и постарайтесь отдохнуть. Армия должна начать движение через два часа после отбытия. Отправьте ворона... Теперь можно и отдохнуть. А потом - в путь. Переход в локацию Окрестности одинокой горы. P.S. Дромангорги не спешат! Дромангорги не опаздывают. И не отписывают слишком рано. Их пост появляется именно тогда, когда нужно.
  8. 1 балл
    Гортхаур

    Лотлориен

    Убедившись что опасность более не грозит, и разговор их никто не прервет, Гортхаур выпустил Элронда, позволив ему отступить. - Но их нет, Элронд, - тихо и горько усмехнулся Саурон. - Никому не под силу объединить народы вновь. Никому не под силу собрать и оснастить армию, которая сможет меня остановить. Сколько вас осталось, квенди? Это лишь жалкая тень. Даже более. Лишь тень тени былого величия. В тебе нет огня, Элронд. Они за тобой не пойдут. Гортхаур замолчал на короткое мгновение вспоминая Эрегион и того Элронда, которого знал там. Презираемого всеми полукровку, который был больше смешным недоразумением, чем потомком великих героев. О, как же эльдар всегда умели быть слепыми в своем величии. Считая Элронда насмешкой судьбы, даже не задумывались, насколько кровь Элронда выше и старше их кровей. Гортхаур опустился на сильно выпирающей из земли корень. Элронд, смешавший в себе кровь всех детей Эру. Его брату потребовалось пятьсот лет, чтобы дать жизнь величайшему начинанию. Элронду потребовалось больше шести тысяч, чтобы признать безысходность собственного пути и сделать, наконец, шаг. Они действительно за ним не пойдут. Слишком слепы. Даже Олорин слишком слеп. Мудрость - это то проклятие, что приходит с годами и сомненьями разъедает твою плоть. К сожалению, Гортхаур Жестокий давно уже был достаточно мудр и прозорлив, чтобы понимать куда больше, чем надо было бы для счастья. Так же как сейчас, глядя на потомка единственной, что превзошла его, Саурон понимал, что отпустит Элронда на все четыре стороны. Проклятья и чары, все это сплеталось так близко и так тесно. Слова и узы, вечность и смерть... Гортхаур словно был в чертогах Эру и слышал песнь творения. И слыша ее, точно знал, что он крови потомка Лютиэнь не прольет. Пусть горькую чашу берут на себя другие. - А мои армии бесчисленны, Элронд. И время - мой союзник. Как давно в последний раз стены твоего дома слышали крик младенца? - Гортхаур хмыкнул. - Вы перестали размножатся, Элронд. А это значит, что вы вымираете. Что само время этого мира отвергает вас. Мне ли спорить с ним? Ваш путь давно лежит на Запад, хотя не всем из вас дано уплыть. Сколькие из тех, кто нашел приют в твоем доме, носят в себе тень проклятия Намо? Вдумайся, Элронд, на что Мандос их всех обрек? На предательство, на забвение... Валар отреклись от смертных земель в тот день и час, когда Финголфин и его народ не повернули. Феанор был проклят своим мастерством и жаждой мести. А Финголфин и каждый что пошел с ним были прокляты куда страшнее. Они были прокляты Гордыней. Нет, Элронд, мне нечего боятся ни по эту сторону гор, ни по ту. У вас не осталось силы. Никакой. Гортхаур вновь откинулся к стволу дерева, словно приглашая своего врага к беседе. - Спрашиваешь, что ведет меня? - снова фыркнул немного гневно и недовольно. - Не твоего разумения это, Элронд Полуэльф. Но я тебе отвечу. Меня ведут звезды, те что соткала Варда при творении. Звезды, Элронд, они одни для всех. Но каждый читает их по своему. Саурон поднял глаза к небу, точно находя ту точку небосклона, где под утро зажигалась Валакирка. Но если эльфы искали спасения и надежды в семерке аратаров, то для последнего Властелина Тьмы на небе светила лишь одна звезда.
×

·